Не трахайся со мной...

...или я трахну тебя вверх


Вопрос


Вопрос чувакам из ИТ. Вот есть такая программка для контроля удаленных уебков, чтобы понимать, сколько они точно потратили времени на выполнение твоей задачи - как она называется? Очень нужно. 


Открыть | Комментариев 10

Нужон совет


Тут уже кто-то спрашивал, но я ленивая свинья, поэтому еще раз: нужен ноутбук до 4000 грн (лучше 3500), чтобы просто тянул много вкладок в браузере и параллельно несколько программ типа текстовых редакторов и открытых файлов, ну и музыка тоже. Не для игр. Отвечать прошу ссылками на товары. Всем гран мерси. 


Открыть | Комментариев 11

Кратко о сущности государства


Во времена первого эпохального Майдана 2004 я был еще весьма несведущ не только в политике, но и вообще в окружавшей меня действительности, поэтому на тот момент я вряд ли имел какие-то осознанные переживания по этому поводу, которые смог бы сейчас пересказать. Нынешний вариант первого майдана, надо сказать, вполне достойный первенца, а в количественном показателе даже превосходящий его, меня порадовал только неподдельной искренностью народного порыва, о чем мне трудно судить применительно к Оранжевой Революции по понятным причинам: он там мог быть, а мог и не быть, а большинство свидетельств участников и очевидцев тоже вряд ли помогут в установлении истины. Но смею предположить, что нынешний порыв был качественно чище и лучше, намного более настоящий и действительно гражданский. Беда и тупик данного протеста только в том, что вышли люди с довольно оригинальным намерением: провести гражданский сбор, вече своеобразное, но без политиков, то есть без конкретных вождей, руководителей всей массы, которые бы ее организовывали на какие-то четкие действия. Невиданный доселе прецедент, потому что митинги, возникающие на почве недовольства, или даже ненависти, к политику или политикуму конкретной страны, всегда вовлекают в себя таких же политиков, только менее удачливых, для которых внезапно настает звездный час, судьба подводит за узду белого коня, а герою остается лишь оседлать его, и шашку вон из ножен...

Мы знаем примеры гражданских протестов без примеси политики, но некоторым из них вовсе не требовался лидер с политической волей, лицом и репутацией, в тех случаях людям важно было просто выйти и добиться какого-то своего, местечкового результата, или же просто продемонстрировать свою жизненную позицию, отношение к чему- или кому-либо.

Наши митингующие замахнулись на высокую планку: мирным протестом без участия политиков попытаться повлиять не только на какие-то решения действующей власти, но даже добиться импичмента президенту и отставки правительства, что вряд ли возможно мирным путем в условиях нашей вселенной. Но мне этих людей жалко отнюдь не потому, что их цель недостижима и задача невыполнима (скорее даже мечта), а по той причине, что суть государства от успеха или провала их протеста никогда не изменится. Государство – репрессивное социальное образование (не моя мысль, а чья – не скажу), и только поэтому оно в принципе существует. Репрессивное хотя бы по той причине, что взимает с нас определенную плату в общую казну, предъявляет нам какие-то долги в виде службы в вооруженных силах и пр., забирает у нас, частично или полностью, свободу личности, слова, передвижения и многого другого в обмен на поддержание своего существования. И не следует меньшинству заблуждаться насчет того, что его, меньшинства, взгляды разделяет и сможет когда-нибудь понять большинство. В наших реалиях оно таково, что государство, все-таки, выше человека, а не наоборот, те же люди, которые вышли две недели назад на Майдан, смотрят на эти отношения с другой перспективы и совсем не желают мириться с видением большинства.

У меня в уме уже давно сложилось представление о том, как это так все произошло, что люди начали переходить к таким социальным устройствам, как государства. Хотя, думаю, можно и племя приравнять к государству, только в условиях очень древних времен зари человечества. Это не достоверное изложение последовательности исторических фактов, а только моя гипотеза развития социальных образований среди людей. Скажем, человек некогда находился на стадии развития дикого животного, пытался выживать сам по диким лесам и джунглям, ел бананы, жевал кокосы, иногда червячков, потом вдруг понял, что вместе – оно ведь проще и веселее как-то жить. Начали потихоньку группироваться в небольшие стайки, устойчивые формирования. Пропускаем большой отрезок в развитии наших хомо сапиенсов и переходим к моменту, когда они начинают заниматься, или делают первые попытки научиться организованному труду для облегчения своей жизни и накопления пропитания на долгий срок. Так они постепенно приближаются к обретению идеи племени, но до нее, конечно, пока совсем еще рано. Вот так, значит, работают наши недочеловеки в поте покатого лба и мохнатой еще спины, живут спокойно, мирно даже, но вдруг среди них появляется особо смекалистый, у которого, я так полагаю, впервые прорезался интеллект среди человеческого рода: он вдруг осознал, что можно себя не утруждать этими тяготами общинного труда, а, используя природную силу и избыток напористости в решении деловых вопросов, сесть не голову своим товарищам по несчастью. И даже более того: сев к ним на шеи и запугав их расправой за неповиновение, он решает расширить свою сферу влияния и отправляется заниматься тем же к соседним формированиям-стаям – аппетит уже с тех самых времен приходил неизменно во время еды. Но соседнее формирование жило мирно и ни о чем таком не думало: все занимались своей работой, никто никого не гнобил, всем вроде бы было неплохо на этом свете. В какой-то момент до них доходит весть о том, что с делегацией из жестких гамадрилов на них надвигается теперь уже главарь соседнего формирования-стаи с целью подчинить их себе и заставить добывать ценности и продукты не для себя самих, а уже в пользу единого хозяина. Видя такое развитие событий, в соседнем формировании отделяется из общей массы потенциальный вожак (пока еще не вождь) и предлагает вынужденно организоваться под его началом, что, естественно, влечет за собой ограничение свободы каждого из членов данного формирования-стаи, отдачу какой-то части продуктов своего труда в пользу воинов, призванных защищать честных тружеников от нападения самоуверенных дикарей из соседнего формирования. Все думают, что это только временная мера безопасности и что нужно пойти на жертвы для сохранения себя, свободы и вообще всего формирования в целости. Но, к сожалению, с того момента, я так думаю, данное устройство закрепилось в социальных формированиях наших потомков, из чего мы и должны вывести, что государство – это всегда компромиссная репрессивная мера, в дикие времена для сохранения общности людей, в мирные – для достижения некоего всеобщего блага, суть которого никто, конечно, вместе с вождем не понимает, но, тем не менее, никто не сомневается в его существовании (коммунизм, социализм, национал-социализм, гуманизм, прочие –измы).

И в этой ситуации встает еще один важный бытийный вопрос для человечества: ценность людской жизни. Из него, собственно, и вытекают почти все конфликты между людьми, а споры о сущности государства непременно упираются также именно в него. Условно можно поделить всех таким образом: либералы – ставят жизнь человека на высшую ступень среди ценностей, государственники, консерваторы, или же славянофилы, грубо говоря, - не ставят ее ни во что, для них жизнь человеческая обретает единственный и полный смысл только на службе государству, способствованию его усилению и развитию мощи. Мировоззрение человека, в общем говоря, зависит от того, как он для себя решает данный вопрос. Если человек не стоит ничего и есть лишь гаечка в большой машине государства, тогда, например, Сталин был прав и гениально руководил страной; если же человек поставлен во главу всего как главная ценность со своим достоинством и интеллектом, то мировая история оказывается наполнена негодяями и изуверами на 95% из 100%. А истину здесь не найти, так как мы ее потеряли где-то там, в непролазных джунглях, когда один решил проявить способности интеллекта, чтобы жить за чужой счет и питать себя осознанием того, какой он альфа-самец. 


Открыть | Комментариев 69

Вопрос о бытии


Чем бы вы занимались, если бы не пришлось зарабатывать деньги, а все было бы в наличии (еда, услуги, одежда, вообще все, что требуется для обычной жизни)? Или можно иначе поставить вопрос: чем бы вы могли заниматься долго, усердно и с удовольствием не за деньги, а просто так, потому что нравится? Варианты типа "спортом", "бизнесом" не подходят - называйте конкретное занятие. 


Открыть | Комментариев 109

Не эпичность


Мало букв, не как обычно. Скажу только, что мне жаль тех чистых душою и помыслами людей, которые с мутной надеждой на что-то им самим непонятное идут на майдан и там отдуваются за детский лепет трех столпов оппозиции и менструационного периода Яныка и его окружения. Их опять поимеют, используют, прямо как в той песне про сладкие мечты. Остальное не имеет значения в этой свистопляске, просто жаль людей, которые хотят чего-то совершенно отличного от дихотомии "власть-оппозиция", но очевидно, что толпа, даже состоящая из благонамеренных, не способна родить новую политическую формацию (и о Кропоткине мы здесь не будем вести беседы). 


Открыть | Комментариев 50

Я вообще не пью


но, конечно, я один раз в жизни таки бухнул. Правда, это так звучит только – бухнул, дбд, например, в сутки выпивает столько же и не пьянеет. То случилось в 9 классе, за несколько дней до Нового года. Тогда наслоилось в той ситуации столько экстрима, что я до сих пор не смог превзойти тот рекорд: три малолетних долбоеба решили заправиться горючим прямо возле школы, но на заднем дворе, где обычно бывает такая лесенка, железная или из кирпичной кладки, ведущая в некую дверь – в любом здании есть такая дверь, которая просто стоит, и никто не знает, куда она ведет, и открывается ли она вообще. Естественно, сему предшествовал поход в местный ларек за горючим, и, как вы понимаете, у всех ВНЕЗАПНО именно в этом ларке почему-то работали только знакомые мам этих двух долбоебов – пришлось идти мне. Тогда все было суровей и анархия цвела махровым цветом, никто паспорта не спрашивал, а просто выдавал 9-градусную дозу счастья и понтов малолетним уебанам и делал кеш. Сейчас уже не торт. Ну значит затарился, все чинно, по маслу. Устроились на этих ступеньках, находимся в процессе, и ОП, – перевертос, - идет наш классный руководитель, метрах в 100-150 от нас. Лестница вела в подвал, поэтому мы типа шухернулись и спустились туда, наивно, по-долбоебски, полагая, что учитель за все годы работы ни хрена не научился зыркать глазами и подмечать мелких уебков. Тогда был первый вброс адреналина в кровь. Второй был на обратном пути домой: как вы можете догадаться, или не можете, по дороге, уже в метрах 100 от дома встречаю я маман – она зачем-то вышла в магазин. Для малолеток, родившихся и выросших в этих ваших мегаполисах, не отведавших жестких времен, поясняю, что в то смутное время улицы в принципе не освещались, и даже никто не возмущался, все ходили на ощупь, пытаясь угадать ногой, где вчера была яма, чтобы не вступить в нее опять. Ну вот я такой иду навеселе, темень такая, что я бы в ней и ТУ 134 не приметил, и замечаю маман ну прямо за метр до встречи – ОП, - еще один перевертос, - пытаюсь делать сурьезное лицо невинного школьника, который в такой темени просто кружит по микрорайону бесцельно, в поисках абсолютного духа по Гегелю. Шутка в том, что я и до сих пор думаю, будто она меня не «занюхала» (ох и речь у меня тогда была). Ну я так подвалил в штаны немножко, заваливаю домой, уже весь такой гимназист-юнкер из себя, тут паныч – ЕБАТЬ – все вылезают, будто специально, чтобы посмтреть, какой ты упоротый пришел, цирковое представление, варьете нахуй. Ну тут я тоже спиздел что-то серьезное в стиле «та ну шото давление, магнитные бюри, у мене ци дни, понос, срачка, укусила муха хуе-хуе, и т.д.». В общем, это был пик бунтарства и дерзости в моем бытии, недостижимый и поныне.

Но было бы глупо рассказывать такую тупую историю без веского на то основания. Я ведь пока только о себе поведал – это всегда скучно. Есть ведь еще два долбоеба, оба кончили в пучине быдлизма и безвозвратного провинциализма. Сия оргия происходила под окнами кабинета трудовика, ну ради интереса мы туда решили заглянуть, - и как предчувствовали, - трудовик, которому тогда было еще не за 40, активно, нагнув к токарному верстаку, пыжил музычку в дупель. Естественно, мы не могли споконо на это смотреть. Ну значит, когда один из наших долбоебов решил намешать три марки пива в одно рыло, допив первую стеклянную бутылку, он не придумал ничего лучше, как залупить ею в окно кабинета трудовика – спугнуть голубков, как он сказал. Ну спугнул блять, потом три очумевших и покрасневших рыла бежали по сугробам дальше, чем видели.

До сих пор задаюсь загадкой, успел ли мужик завершить процесс, или мы оборвали на самом пике. О моральной стороне сей алкогольной оргии из 4 бутылок обрыганя я поведаю в более философском тоне чуть позжее.    


Открыть | Комментариев 31

Вопрос по озон.ру


Кто-нибудь может просветить, доставляет ли и каким образом озон.ру в Украину, Киев? Кто заказывал вообще?


Открыть | Комментариев 14

Где браско?


Меня терзают тяжкие подозрения все эти дни: пару дней назад появился некий мистер (никак не могу запомнить его ник), который будет перелопачивать блоги под корню, только браски что-то нигде не видно. Может, тролинг придумал такой изощренный? Выглядит реалистично, но в какие-то моменты я чую, что мистер какой-то не совсем реальный. Ну, кому как, в общем, это я так, конспирологией занимаюсь.


Открыть | Комментариев 9

Опрос


Суть вопроса такова: вам удобней читать посты на каком-то общем сайте блогов (жж, эти блоги) и не отвлекаться на другие индивидуальные блоги в сети под своим адресом? То есть чтобы все блогеры были собраны в одном месте, так сказать. Если бы был блог под отдельным доменом/адресом, как бы вы за ним следили: е-меил рассылка или рсс, еще какой-нибудь способ? И следили ли бы вообще? Нужно понимать общественное мнение по этому вопросу, так как я вижу все отчетливее, что в наших краях западная практика индивидуальных блогов вообще не имеет успеха. Кто не понял сути вопросов, можете в комментариях задавать их дополнительно. 


Открыть | Комментариев 30

Днепр-Арсенал


Кто-то может объяснить, что с матчем Днепра против Арсенала? В таблицу, я вижу, очков не добавили, как за тех. поражение, и что будет, в таком случае? С таким Черноморцем нам век даже 3 места не видать же.


Открыть | Комментариев 8

Лень как метод познания


Довольно долгое время я был сторонником той мысли, согласно которой лени в природе не существует просто потому, что у человека есть два состояния сознания: мне это нужно и я это делаю, если я этого не делаю, значит, мне это либо не нужно вовсе, либо нужно, но не настолько достаточно, чтобы я это делал. Может сдаться, что второе состояние сознания сойдет за дефиницию лени, но отнюдь – это выражение отсутствия мотивации, nicht zureichende Grund, или же просто «не нужно». Перечитывая последнюю неделю «Обломова», я вдруг понимаю, что, скорее всего, нашел определение лени, как-то, внезапно для себя, нащупал его очертания. Автор в книге устами Штольца, лучшего друга главного героя, назвал это состояние обломовщиной, но, видимо, только оттого, чтобы не пользоваться слишком расхожим словом, которое есть лень. Вероятно даже, что Гончаров просто создал особый подвид лени, но я решил, что это не так – он как раз суть самой лени и подал читателю.

Путем уж очень дотошного описания быта, а скорее даже, его отсутствия, Обломова, его характера, и прочих черт удалось понять, что же есть лень. В случае с Обломовым и многими другими, кто умеет словами, а не вербальной диареей, выражать свои мысли, эта лень приобретает возвышенный флер, ибо получает резонное, достаточное обоснование в устах главного героя, а также других людей, подверженных сему недугу (относительно общественных понятий о хорошем и плохом, естественно, ибо универсальных определений моральных категорий нам не сподобился дать еще ни один большой ум человечества). Лень – это особое промежуточное состояние между боязнью самоубийства и пониманием бессмысленности бытия как такового. Человек может действительно чего-то хотеть, несмотря на приведенные во вступлении два вида сознания человека, и даже подготавливать в уме планы по обустройству объекта своего хотения/воления (какое-то дело, задача, работа, еще что-то), только в один момент приходит больной и ядовитый вопрос: «Зачем?», который может разъесть человеческую сущность и разложить его (морально и физически) до уровня осиновой колоды. Логичный вывод в данной ситуации, когда ответов на тот самый вопрос не обнаруживается, - завершить пребывание в этом мире. Но здесь включается один из основных инстинктов, который говорит нам, что это не выйдет, ибо он есть такая программка, специально призванная охранять и оберегать нас, насколько это будет возможно, от нанесения физического вреда своему телу, а то и смерти.

Побывав на обеих чашах весов, - осознание бессмыслия и боязнь самоубийства, - человек не может определиться, в чью сторону перевес. Он находится, таким образом, словно между буферами двух вагонов, которые находятся пока что на безопасном от него отдалении, но, тем не менее, движутся навстречу друг другу, чтобы в момент стыка получился фатальный «бац». В данной аллегории вагоны с буферами движутся именно потому, чтобы показать сущность лени, то есть состояния, в котором человек пребывает, находясь в опасном положении между ними. Он во всякую минуту волен встать и уйти, но на это требуется воля, которая парализована тем самым состоянием – ленью.

Но стоит также отметить, что в некоторых интересных случаях она может порождать, напротив, что-то полезное. Как, например, мой случай. Осознание того, что лень стала истоком всего в моем нынешнем бытии, происходило долго, но не длительный период времени, оно появилось не много лет назад, развиваясь в сознании до полной ясности в виде чистой идеи. В ходе этого процесса мне пришлось углубиться в тот возраст, который стоит на пересечении совсем еще детства, но еще никак не отрочества. Точные года, или промежуток лет, назвать трудно, так как все могло, на самом деле, начаться и намного раньше, чем я предполагаю. Но будем брать названный период роста за отправную точку. Пускай я и рос не в барских условиях, но до определенного возраста я был лишен практически любых обязанностей в семье, за исключением, наверное, быстрых отлучек в магазин за хлебом или еще каких-нибудь маловажных просьб. Нет нужды пояснять, каким ленивым боровом я был. И предикат ленивый здесь стоит не для красоты, а с умыслом: я уже тогда начал вырабатывать ту самую лень, плоды которой пожинаю поныне. Как и у Обломова, она сводилась к вечному вопросу «зачем?», только с той лишь разницей, что его идея настоящей лени посетила уже в совсем сознательном возрасте. Когда нужно было сделать в принципе что-нибудь, отклоняющееся от моего определения вечного отдыха и праздношатания, лень активизировала во мне мыслительные процессы столь высокой мощности, что я мог кому угодно обосновать бессмысленность многих вещей и занятий, избавив себя, таким образом, от необходимости их выполнять. Когда мозг, побуждаемый ленью, ищет не просто кратчайшие пути решения возложенной на него задачи, а варианты избежать ее выполнения в принципе, он задействует очень много своих ресурсов. В большинстве случаев природная лень человека часто помогала ему выдумывать изобретения, облегчающие его жизнь, в моем случае дала толчок мыслительной деятельности.

Когда ты слишком часто задаешься вопросом «зачем?», невольно возникает интерес к познанию. Он вырастает из первой и очевидной предпосылки: «А вдруг и есть некий смысл? Просто его нужно поискать, хорошенько над этим подумать». Далее ты берешь лопату эмпирического и логического методов познания, чтобы копать наличное бытие. Как можно догадаться, в ходе такого копания ты не упираешься лезвием инструмента в заветную крышку глубоко закопанного сундука, в котором находится искомое нечто (каждый человек может поставить сюда свой вариант), а только делаешь бесполезный сизифов труд, смысл которого – в самом себе. В этой ситуации лень помогла открыть глаза на многие вопросы, но не указала пути к их решению. Ты произвел огромный объем мыслительной работы, но только затем, чтобы уткнуться в das ewige Nichts. Трудно, поэтому, определить коэффициент полезности лени: если принять совершенствование ума за положительный выхлоп лени, то она пошла на пользу, если же признать данную отдачу отрицательной (ведь в итоге пришел в исходную точку, из которой отправлялся), то лень – это плохо.

Чтобы что-то сделать, человеку нужно достаточное основание, часто именуемое целью (пока что не всего бытия, а только отдельного периода во времени). Лень может поставить на путь к отысканию этого основания, но она не гарантирует того, что он когда-нибудь закончится. Находясь в положении между двумя буферами медленно приближающихся вагонов, - боязнью самоубийства и бессмысленностью бытия, - человек активизирует все свои ментальные способности на прекращение подобного status quo. Не найдя же никаких достойных аргументов «за» и вариантов разрешения бессмысленности собственного бытия, его неизбежно раздавливают упомянутые буферы. Но это уже крайний случай, ибо, мы знаем, состояние лени можно комбинировать с периодами активности различной продолжительности. Это, обычно, называют жизнью: немножко хорошего (лени), немножко плохого (не-лени). Разница между двумя индивидуумами, один из которых пребывает в состоянии лени, другой – не-лени, отнюдь не в том, что первый не преуспел, а второй был более удачен в отыскании смысла бытия. Оба знают и понимают, что, в универсальном смысле, его не существует, но первый не приучен врать самому себе и не имеет сил смотреть через розовые линзы, второй же обладает большим чувством боязни самоистребления, что влечет его к более бурному бытийствованию. Так заглушаются все мысли о «ничто», которое давит на мозг и сковывает человека в своем бытии как личности.

Если пытаться отыскать достаточные основания своим действиям, или действиям, которые должны быть выполнены, но не производятся по причине отсутствия того самого основания, можно сойти с ума и получить пожизненную прописку в желтом доме. Лень позволяет находиться в обоих состояниях почти одновременно: ты достаточно ясно осознаешь отсутствие смысла, но недостаточно еще сошел с ума, чтобы совершить самоубийство. Ergo, лень – обычное и нормальное состояние интеллектуально развитого индивидуума в современном мире. Подытоживая сказанное, можно заключить следующим: лень помогает быть, но не приближает, а равно и не удаляет от достаточного основания бытия.  


Открыть | Комментариев 54

Fremdsprache


Просто для справки: написано еще в прошлом декабре, сейчас решил запостить от скуки.

 

Не так давно, когда я после переезда в столицы пытался найти дополнительный заработок, так как своего мне все реже и реже хватало, разместил я объявления в интернете о своих услугах репетитора английского и немецкого языков. Разместил примерно в середине лета, а к моменту, когда получил первый звонок, уже наступила ранняя осень, и я успел совсем позабыть о них. Звонил какой-то программист, уже окончивший университет, которому нужно было подтянуть разговорные навыки английского перед собеседованием в какой-то иностранной компании (или в нашей, но там по какой-то причине требовали знание английского на уровне общения). Он позвонил, спросил, могу ли я это сделать за месяц, то есть «подтянуть» его к нормальному уровню. Я же, вместо того чтобы ухватиться за эту возможность и усиленно предлагать свои услуги, убеждая пациента в том, что все будет нормально и по первому разряду, стал нести какую-то чушь: «Та ну зачем вам репетитор, посмотрите фильмов и сериалов на языке оригинала и сами начнете говорить, я вам мало тут помогу, серьезно». Вот так я очень умело отрезал канал поступления дополнительных средств на свое житие. А все из-за того, что я действительно так считал и говорил ему то, что думаю. Я серьезно был уверен, что мои услуги здесь не нужны вообще, и он сам сможет все выучить, если захочет…

В конце разговора он вежливо послал меня, сказав, что перезвонит, но, что очевидно, никто никуда не перезванивал. Парень вообще не понял, как репетитор может такое говорить. Я-то должен был наоборот сказать, что да, вы идиот, давайте я из вас конфетку сделаю, а в конце, если не получится ничего, то всегда ведь можно свалить на недостаток прилежания со стороны ученика, убрав недобросовестность преподавателя. Что, собственно, и делают почти все репетиторы, когда, по многим понятным причинам, не могут вбить человеку знания, которых он не хочет на данный момент и к которым не имеет никакой тяги.

По крайней мере, здесь я был честен с клиентом. В конце концов, после этого я точно понял, что не могу учить людей тому, во что не верю. Ведь это так: чтобы научить и зажечь огонь знаний в душе ученика, нужно самому пылать, как енакиевские мартены, но у меня этого вообще нет. Все дело в моем особом отношении к иностранным языкам, которое отличается оригинальностью, учитывая тот факт, что я благодаря им все-таки имею свой неплохой кусок хлеба с маслом, ну и вообще возможность доступа к книгам не только на родном языке. В ранние годы своей учебы я, конечно, свято ценил свои способности в английском и вообще склонность к иностранным языкам, но со временем переменил свое отношение. Во-первых, я понял интересную особенность человека, и это касается не только изучения иностранных языков: он может буквально все (за исключением действий, противоречащих законам физики и проч.), но при одном условии – если ему это действительно нужно. Если человеку нужно кормить детей, он собирает манатки, едет на заработки в другую страну и там выучивает разговорный вариант местного языка (о литературном не буду здесь говорить – это отдельная история). И юмор этой ситуации в том, что, вопреки расхожему мнению, которым тешат себя многие гуманитарии, не способные ни на что, кроме изучения иностранных языков, о том, что для изучения языков нужны специальные способности (они говорят – наклонности), ими может овладеть любой желающий. Я же вижу на примерах многих самых заурядных и обычных людей, что нифига это не нужно – абсолютно. Я не знаток устройства мозга, но знаю много примеров того, как совершенно обычные, без каких-либо способностей люди, выучивали иностранный язык, переехав в какую-то страну на работу, чтобы скопить денег и опять вернуться. Мне сдается, что в нашем мозгу есть какие-то пассивные способности, которые раскрываются только в самых безысходных ситуациях. А нахождение в языковой среде, где тебя никто не поймет, даже вряд ли язык жестов, как раз относится к такому типу ситуаций. И мозг будто бы открывает свои скрытые возможности и начинает приспосабливаться к такому положению вещей.

Все эти выводы побуждают меня к мыслям о том, что иностранные языки – это не привилегия избранных, а способность ума, доступная каждому, но только при определенных условиях или сильном желании. Ведь что, по сути, делают те гуманитарии, которые изучают его в школе и далее в университете? – они создают максимально плотную языковую среду (английскую, немецкую и т.д.), то есть читают, слушают и пытаются говорить как можно чаще на изучаемом языке. И только поэтому у них что-то получается (честно говоря, очень слабо), но, как ни крути, даже самые продвинутые студенты, попав в среду носителей изучаемого им иностранного языка, садятся на пятую точку от бессилия их понять и общаться с ними, поэтому приходиться все равно, чуть ли не по новой, осваивать язык, на изучение которого ты положил лет 10.

В ходе таких размышлений пришел постепенно к выводу, что все наши ин-язы надо вообще закрыть за бессмысленностью, ибо, если каждый способен изучить, по мере надобности, иностранный язык, то нахрена из этого делать такую великую мистерию и тайну, ключ к которой имеют только избранные, нищие духом и способностями настолько, что все, что они могут хорошо знать – это всего лишь иностранный язык. Они (ин. язы.) – это просто батарейки для тщеславия обделенных реальными способностями людей.

Еще думал об этой фразе: «Так не говорят»- ее часто слышишь, корда, например, иностранец, считающий, что неплохо знает русский, пытается более-менее естественно на нем говорить, или же наоборот, когда наш человек думает, что знает английский, но на деле, когда слышишь, что и как он говорит, тебе хочется в ответ сказать только, что это тупой перевод мыслей, которые он в голове оформляет в рамки русских слов и выстраивает эти последние по лекалу русских правил. В такие моменты мы и говорим: «Так не говорят». Но если задуматься, что мы подразумеваем под этим?

Я думаю, что уместней здесь будет говорить о «так не чувствуют». Русский не может естественно выражаться на английском, потому что он не чувствует как англичанин. То же самое со всеми иностранными языками, до тех пор, пока ты их не используешь в естественной среде обитания, и даже в этом случае нет никаких гарантий, что твой иностранный будет вполне, хотя бы на 80%, натуральным. Очень остро ощущаешь свою никчемность, когда в разговоре с иностранцем пытаешься как можно четче передать свои мысли и иногда чувства. Для этого ты всю жизнь пользовался естественным для тебя языком, который передает их наилучшим образом: ну вот хочу я сейчас сказать безличное предложение или предложение без местоимения, чтобы подчеркнуть какой-то оттенок своего эмоционального состояния, или же я хочу построить предложение не в правильном порядке, а в произвольном, чтобы, опять же, выделить особый контекст своей фразы. А английский (в немецком с этим попроще) меня стискивает в свои жесткие рамки, и я чувствую себя сильно скованным. Я просто понимаю, насколько велика смысловая пропасть между тем, что я подумал (а подумал я неизбежно «по-русски», а не на английском), и тем, что я сказал: от моей мысли остался только бездыханный скелет, скучный и безынтересный. Я в итоге вообще не передал своей изначальной мысли. И это сильно гложет порой. Иногда думаешь, что, ради сохранения своей идентичности, лучше говорить с диким акцентом. Вот, например, хочется иногда сказать такое восклицание, как «ну», да еще протянуть его подольше, чтобы подчеркнуть акцент, выделить особый смысл, а в английском я не могу так. Сказав всего лишь аналог этого восклицания, я буду чувствовать себя по-идиотски. Или вот пришло сейчас в голову: Alas! – да никогда я свое русское «увы» не смогу сказать вот так, этим неуклюжим словом. Я им ничего не передам, никакой своей увышности, от нее и в помине ничего не останется. Я когда первый раз у Голсуорси встретил это восклицание, то без словаря вообще не мог догадаться, что оно выражает грусть и сожаление. Слово с таким количеством гласных «а» не может, по моему мироощущению, выражать грусть и сожаление – это невозможно.

В общем, иностранный язык хорошо знать только для того, чтобы иметь доступ к другим культурам. Самому же подстраиваться и сливаться с ними не стоит, ибо потеряешь себя. 


Открыть | Комментариев 32

Viscious Circle - NIggers everywhere


Долго думал над этим вопросом и все-таки решил, что он меня сильно волнует, если не напрягает. Как бы тут даже в расизм не скатиться. В последнюю пятилетку, наверное, реп-музыка, насколько я о ней могу судить и насколько это вообще музыка, сильно изменила свое звучание и статус в глазах не только ее всегдашних любителей, но и ранее безразличных к ней людей. То есть, моих тоже. Суть ее не изменилась, поменялись методы ее исполнения и сочинения. Возможно, о сочинении мне здесь судить глупо и неуместно, так как я в этот процесс, даже при сильном желании, никак заглянуть не смогу, поэтому на мой суд остается только исполнение. Здесь все стало намного разнообразнее, чем ранее. Теперь никто сильно не удивляется, слыша такие некогда невозможные для этого стиля инструменты, как саксофон или целый струнный квартет на записи какого-то репера, для меня же это такой же шок, как и, например, турецкий кебап с заварным кремом внутри. Никогда не пробовал, но, думаю, ощущение было бы очень мерзким.

Ни коим образом не хочу сказать, что это направление «музыки» приобрело больше интеллекта в моем представлении от добавления струнных, смычковых и прочих клавишных в запись, ибо тексты и манера их исполнения все-таки возвращают вас на землю, давая вам понять, что тупизну и неумение писать стихи современная и народная медицина все еще лечить не научились.  В любом случае, я бы никогда не подумал разбирать здесь их вербальные подергивания, они того не стоят совершенно. Девочкам-мальчикам нравится – менеджеры и лейблы имеют свою выгоду, всем хорошо. А я только со стороны интересуюсь развитием событий, как специальный корреспондент телеканала в каком-нибудь Ираке. Иными словами, жду, пока ебнет где-то поблизости, ищу приключений.

И данное событие не заставило себя ждать, и ебнуло так, что в ушах до сих пор потрескивание. Уж не помню, когда именно, совсем недавно, может быть, месяц прошел, я прочитал краткую заметку на сайте, кажется, Нового Музыкального Экспресса о том, что Павел Берегов – БАДАМ-ТСС – уже делает и скоро выпустит – БАДАМ-ТСС – МИКС-ТЕЙП, на котором будут звучать даже несколько людей известной расовой принадлежности. Наверно, после этого я сильно задумался о перспективах музыки вообще, а в частности о том, куда она скоро прикатиться. В голове просто не укладывалось это тождество (или как это еще назвать): Интерпол – Павел Берегов – микс-тейп. Либо мне пора уже присмотреться повнимательнее к цвету волос на мошонке (вдруг поседели?), либо кто-то где-то сошел с ума. Либо это неизбежный виток развития (или в кавычках?) всей музыки вообще (ну, кроме классической, разумеется).

Более того, оставив Павла Берегова в стороне, я стал замечать за своими знакомыми какую-то странную тягу к современным исполнителям этой недомузыки. Люди, которые известны своей переборчивостью в почтовом роке и панке, вдруг кидают тебе песни каких-то малолетних обезьян в квадратных кепках. Ты включаешь, ожидая услышать обычный свэг. Взамен звучат фанфары (иногда в прямом смысле слова), дудки, скрипки, пианины, духовые всякие штуки, правда, контрабаса еще не слышал – а это было бы довольно смешно, согласитесь. Такой себе cabaret-gangsta-rap with core influences. Сперва я негодовал предательству со стороны неплохо разбирающихся в музыке людей с хорошим вкусом, но потом, - не подумайте, я не решил вникнуть в эту новую музыку, ибо не во что, на самом деле, - просто проанализировал данный расклад.

И понял, что негодовать-то, по сути, не на что. Происходит довольно логичная вещь: черные доминируют, так как культура белых себя изжила и выдохлась, как старая цыбуля на балконе. Наивный любитель роцка часто вспоминает, что вот раньше-то, при Сталине, когда у него шишка стояла, были же нормальные группы, не эта гомосня по телевизору, играли же Темно-лиловые, Свинцовый Дирижабль, НЛО, Назарет, да Давид Бови в конце концов, епта. Но здесь его ждет большое разочарование от незнания полной истории данной музыки. А если бы он задумался, то понял бы, откуда растут ноги у всего этого сборища групп, объединенных в любой медиа-библиотеке под тегом «рок».

Первые упоминания о неграх-рабах, исполняющих незатейливые, но неизменно грустные и заунывные песни, сидя на крыльце хозяйской усадьбы или же у сарая с сеном, мы находим еще у Протагора. В принципе, обычная народная музыка, если ее облагородить, а негров одеть в форму офицера Российской Империи, то вышел бы из его уст средненький такой романсик. Такая музыка была везде и всюду, где народ имел доступ к испанскому бряцалу – гитаре. Но у последних большинство песен веселого и цыганского характера, а негрила, после тяжелого рабочего дня на плантации, пытался как-то расслабить булки, поплакав о судьбе своих братьев и своей собственной тоже. Конечно, не стоит забывать любовные мотивы для таких душевных излияний.

Обрисовав корень, вам уже не сложно продолжить всю картину развития музыки до официального блюза, исполняемого в потных и склизких клубах Чикаго, и вплоть до уже именно рок-музыки, которую, кажется, придумали на Британских островах, а одна группа так вообще умудрилась обратно импортировать моду на блюз туда, где он собственно и родился. Подсказка для тех, кто не понял: у вокалиста этой группы нынче растут две дочери-подростка, такие же уродины на вид, как и их папаша (или мамаша – я ведь ее не видел, может быть, мужик не виноват). Вспоминая свидетельства многих музыкантов, родившихся либо во время Второй Мировой, либо в течение нескольких лет спустя, их все можно подвести к одному тезису: мамапападядяморяк Папай привозили мне из-за океана пластинки крутых блюз-менов, которые я постоянно слушал на своей вертушке, а потом решил взять в руки гитару – и в итоге заново придумал блюз. А потом уже появились белые люди, которых черные считали лучшими исполнителями блюза, даже, наверно, среди черных.

Задача здесь стоит, конечно, не провести экскурс в историю поп-музыки (ибо все это жалкая попса, после всего), а понять причину, почему именно негрилы дали такой мощный толчок всему, что происходило с музыкой, скажем, с 20-ых до середины 2000-ых. Предложу свой вариант ответа, ибо вполне вероятно, что кто-то имеет по этому поводу оригинальное мнение: континент и его жители, многие тысячелетия остававшиеся для всего цивилизованного мира сущей загадкой, наконец в США обретают свой голос и инструменты (не в смысле музыкальные) для выражения своей национальной идентичности (или уместнее будет сказать расовой?). По сути, вся культура, которую до появления в США негрил, знал цивилизованный мир, имела европейскую подкладку и основу. В какой-то момент она пришла к очевидному концу, а на смену ей не замедлила появиться другая, более свежая и энергичная. Не будь этого влияния, даже трудно себе представить, что бы мы сегодня слушали.

Сегодня, как я понимаю, круг просто замыкается, и мы опять приходим к доминированию в музыке тех людей, предки которых дали толчок всему этому движению лет сто пятьдесят назад. Негодовать и удивляться бессмысленно и безрезультатно, ибо все это время мы слушали либо музыку в исполнении негров, либо зачатую и вдохновленную неграми музыку – разница только в словесных выражениях. Поэтому мой недавно покинутый любитель обычного рока остается с тяжким осознанием: рок – это такая же черная музыка, как и реп, и вообще все остальное в современной музыке. Я ни  в коем случае не пытаюсь огрублять, я прекрасно разбираюсь в особо агрессивных направлениях музыки, но я также понимаю, откуда идут ее корни.

Если отбрасывать в сторону ту форму, в которую эволюционировал реп, тогда нужно отказаться в принципе от всей музыки, порожденной черными людьми. А именно, вообще ото всей музыки, кроме классики. Но для классики мозги современного человека уже не приспособлены (кроме музыкантов и студентов консерваторий). В общем, остается нам, дабы быть последовательными в своем неприятии  черного влияния на культуру, отказаться от музыки в принципе.

Можно только вящее порадоваться, что в литературе такого никогда не случиться. 


Открыть | Комментариев 17

Вброс (хохлосрач)


 Все затихло в комнате.
   -- Где это Золотоноша? -- спросил вдруг один из мальчиков у Басистова.
   -- В Полтавской губернии, мой милейший, -- подхватил Пигасов, -- в самой Хохландии. (Он обрадовался случаю переменить разговор.) -- Вот мы толковали о литературе, -- продолжал он, -- если б у меня были лишние деньги, я бы сейчас сделался малороссийским поэтом.
   -- Это что еще? хорош поэт!-- возразила Дарья Михайловна, -- разве вы знаете по-малороссийски?
   -- Нимало; да оно и не нужно.
   -- Как не нужно?
   -- Да так же, не нужно. Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: "Дума"; потом начать так: "Гой, ты доля моя, доля!" или: "Седе казачино Наливайко на кургане!", а там: "По-пид горою, по-пид зеленою, грае, грае воропае, гоп! гоп!" или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай. Малоросс прочтет, подопрет рукою щеку и непременно заплачет, -- такая чувствительная душа!
   -- Помилуйте! -- воскликнул Басистов. -- Что вы это такое говорите? Это ни с чем не сообразно. Я жил в Малороссии, люблю ее и язык ее знаю... "грае, грае воропае" -- совершенная бессмыслица.
   -- Может быть, а хохол все-таки заплачет. Вы говорите: язык... Да разве существует малороссийский язык? Я попросил раз одного хохла перевести следующую, первую попавшуюся мне фразу: "Грамматика есть искусство правильно читать и писать". Знаете, как он это перевел: "Храматыка е выскусьтво правыльно чытаты ы пысаты... " Что ж, это язык, по-вашему? самостоятельный язык? Да скорей, чем с этим согласиться, я готов позволить лучшего своего друга истолочь в ступе...

Открыть | Комментариев 20

Мысли понаехавшего


Недавно прочитал на новостном сайте статью по следам какого-то сверх ужасного убийства журналистки в Москве, в которой собратья по профессии пытались защитить ее честное имя от осквернений и злых толков людей, ничего об этой журналистке не знавших. Ужасным я назвал это происшествие, ибо ее не просто убили, ударив ножом или бутылкой по голове в темном переулке после полуночи, когда он возвращалась домой, а, как показало следствие, ее зарезал и расчленил собственный муж, с которым они к тому моменту успели родить трех детей (если я правильно помню). Оба они принадлежали к довольно распространенному сегодня классу творческих людей, которые зарабатывают только за счет своих гуманитарных талантов, и даже, кажется, оба были журналистами, точно сказать уже не могу, довольно много времени прошло с момента, когда я прочитал статью. Им обоим было уже немного под сорок, они проживали в Москве более десяти лет на съемной квартире, где их надоумило, - черт знает каким местом, - заделать еще троих жителей для однокомнатной квартиры, в которой они вдвоем ютились.

В статье, кроме прочих фактов, утверждалось, что муж к тому же часто выпивал (нормально так), из-за чего в семье поддерживалась соответствующая атмосфера вечной ссоры и брани (возможно, драк). Почему он ее убил, да еще и таким сложным способом – никому до сих пор не ясно, думаю, здесь не обойтись без экспертизы психиатров. Собственно на само убийство, такое ощущение, люди обратили ничтожно мало внимания, будто это такое обычное и приевшееся событие, что никто ему более не удивляется. Сложив в уме все бытовые слагаемые этой ситуации, многие журналисты или просто писаки начали рассуждать об очень широком слое населения Москвы, у которых судьба очень схожа с этой несчастной семьей. Данная ситуация вдруг и неожиданно заставила всех обратить внимание на огромное количество людей «понаехавших», но не для уборки дворов или мытья полов в офисах, а с серьезными планами на хорошо заработать своим творческим талантом (не скажу гением). Большой пласт таких среднего возраста людей с нереализованными возможностями и нерешенным самым главным жизненным вопросом – вопросом собственного жилья, создает самую настоящую бомбу замедленного действия, основанную на озлобленности и нищете этих людей (потому что, по меркам этого города, понаехавший не может не считаться нищим, пока он живет на съемной, что грозит затянуться, как мы видим, не на один десяток лет). В итоге по всей Москве таких вот семей, думаю, накопилось уже десятки тысяч (не все, конечно, настолько блаженные, чтобы заводить не только детей, а целых три ребенка), а никакого просвета для них нет и не будет. А с другой стороны, им ведь, творческим людям, в провинции оставаться еще тяжелее, чем прозябать в столице. Тяжелее в моральном и духовном смысле, так как обстановка заедает, а скука и отсутствие достаточного количества равных по интеллектуальному развитию людей вокруг разлагает мозги.

Кто-то скажет, что такое изначальное положение приехавшего есть наилучший стимул для собственного финансового роста и развития, но мы ведь понимаем, что не всем дано (и далеко не все искренне стремятся) стать состоятельными людьми и заработать на квартиру в столице (даже в Киеве). Понаехавший сперва просто слабо осознает всю тупиковость своей ситуации, в которую он себя добровольно загоняет. Его первые несколько лет поддерживает энтузиазм и просто молодые годы, которые не позволяют тяжким думам завладевать его душой. Грубо говоря, здесь как и с пенсией: сперва ты думаешь, что можно перекантоваться как-нибудь без официального оформления по трудовой, а потом уже, когда перевалит за тридцатник, как-то неуютно становится от мысли, что десять или более лет ты официально был безработным, - а если еще и без прописки, - так еще и бомжем по отношению к жителям столицы. Говоря о тупиковости положения приехавшего работать в столицу молодого человека, я имею в виду людей без криминальных наклонностей, которые хотели бы более честным путем, чем каким-либо иным, заработать себе на достойную жизнь (в первую очередь на свою квартиру). Если мы говорим о борзых и дерзких пацанах из одной области, усеянной грустными треугольными сопками, то это совсем другая тема, которая мне здесь не интересна. Как такие люди «приходят к успеху», меня совершенно не волнует, ибо их путь, каким бы он ни был, меня не устраивает никоим образом и для меня это не вариант.

Я, без каких-либо оговорок, принадлежу к такому же классу людей, как и вышеописанные, только, конечно, с алкоголем у меня менее теплые отношения. Я пополнил ряды людей, которые живут годами без просвета и надежды на достойную жизнь в своем жилье, другими словами, «понаехал» совсем недавно, в первых числах прошлого лета. Сейчас не важны причины, которые заставили меня подорвать свои уютно посаженные в Днепре булки и отправиться за 500 км искать не пойми чего, поэтому сосредоточусь больше на своих наблюдениях за местной жизнью, которые я собирал, смотря на все глазом любопытным и незамутненным. Абсурдность и бессмысленность жизни в столице для понаехавшего я понимал и четко осознавал с самого момента, когда все-таки решился сюда переезжать. Я не Иван Ургант или кто-то еще, поэтому не смогу заработать себе на достойную жизнь в столице искрометной импровизационной иронией и обаятельной улыбкой. Также я не девушка с аппетитными формами (не подумайте, что я имею в виду толстые или жирные телеса), которые бы помогли мне достичь «успеха» самым популярным нынче путем. Более того, я к тому же довольно асоциален, а без полезных знакомств (не обязательно в среде посетителей «Арены» или еще какого-то клуба) ничего ты в этом мутном пруду особо не выловишь.

Читатель опять подумает: «Но все в твоих руках, валяй, иди к успеху, порви тут всех, поднимись до какой-то высокой должности с крутой зарплатой». Тут тоже смею вас расстроить, если кто еще до сих пор думает, что начальник в Киеве – это как директор шахты в Западном Донбассе, который получает 50-60 штук гривен и занимается только тем, что проводит совещания и ставит подписи, иногда, впрочем, бывая в самой шахте (думаю, не больше 4-5 раз в году). Я за короткий период работы понаблюдал за своим бывшим шефом, как он жил и работал. С виду это вполне состоятельный житель Киева, на неплохой иномарке (насколько я об этом могу судить, ибо я в них не особо разбираюсь), был директором строительной фирмы, которая делала частные резиденции таким людям, что мне ни один сотрудник в офисе до сих пор не поведал ни одной фамилии таких заказчиков. Сперва я, конечно, обманчиво подумал, что он живет в шоколаде, но, понаблюдав за ним вблизи 5 дней в неделю несколько месяцев, я понял, что сладостями тут и не пахло. Просто представьте человека без выходных, отпуска, а также нормированного рабочего дня. Если ты директор под чьим-то руководством (например, хозяин фирмы), то для тебя не существует фразы «not my job», которой ограничивают свои обязанности многие обычные офисные работники. Отныне любая job – твоя, и пока ты все не выполнишь, что нужно на данный момент и срочно, ты не сможешь даже спокойно лечь поспать, не говоря уже о такой роскоши, как воскресенье посвятить семье или, не дай бог, выйти в отпуск. Грубо говоря, тебя имеют 24/7/365 и ты не имеешь права жаловаться, ведь в таких случаях ответ простой – заявление и можешь ехать в оплачиваемый из собственного кармана отпуск на неопределенный срок куда душа пожелает. Ты рвешь жопу так, будто это твой собственный бизнес или дело всей твоей жизни, но уловка здесь состоит в том, что в любой момент тебя могут выкинуть, как использованный кондом, а причину вряд ли сообщат. Всегда ведь есть такая вероятность, а между тем, ты уже прилично так надорвал свою жопу. Как видите, вариант быть начальником в этом городе меня тоже не сильно пока возбуждает, ибо это значит поставить на себе самом и семье большой крест и служить только в роли какого-то исполнительного пажа у очередного хозяина на побегушках. А ведь, если словесной благодарности за такие старания нет, то она выражается для вас в денежном эквиваленте, но, сколько бы их ни было, нужно просто задуматься, что никакая зарплата не стоит некоторых важных вещей в вашей жизни, которые вы предали забвению в угоду другим интересам совершенно постороннего для вас человека.

Сейчас этот человек уже в фирме не работает, и мне просто интересно залезть к нему в мысли, увидеть, что он чувствует, после всего сделанного, а главное – считает ли он, что оно действительно того стоило? Он отнюдь не понаехавший, в имущественном плане у него, думаю, все в порядке, но на душе, наверно, как-то неприятно. Неприятно, что тратил жизнь, возможно, не на то, что действительно стоило его усилий и здоровья. Он, думаю, все-таки может считаться успешным человеком в обычном понимании этого слова, не имея в виду здесь миллионеров или депутатов, но в сухом остатке все это ушло в трубу: его здоровье, большая часть жизни и те вознаграждения, которые заставляли его думать, что оно того стоит.

Если у тебя нет собственного жилья, то жизнь не только в столице, а вообще где-либо не особо имеет смысл. Можно постоянно себя отвлекать чем-то, какой-то деятельностью, но эту назойливую мысль из головы не выветришь ничем. Ты можешь даже получать несколько штук иностранной валюты в месяц и даже в такой ситуации ты еще не можешь с уверенностью взять и приобрести квартиру, так как тебе, скорее всего, придется продать квартиру или две в провинции, а только потом, может быть, как-нибудь ты накопишь денег на однокомнатную где-то рядом с остановкой скоростного трамвая, который ходит по Борщаговке.

Плюс ко всему вышесказанному, твою голову первое время постоянно мучают эти глупые завистливые мыслишки о тех, кто заполучил квартиры от бабушек, дедушек, каких-то еще родственников, при этом ничего абсолютно для этого не сделав, что, кажется, позволяет тебе думать о такой квартире, как о незаслуженной. Это очень ущербный способ мышления, который делает из тебя какую-то подзаборную шавку с мелочным кругозором. Если не отгонять от себя яд зависти, то жизнь в столице превратиться только в одно большое мучение: всегда будет кто-то лучше или богаче тебя, поэтому твои страдания могут растянуться на всю жизнь. Иногда, чтобы как-то уйти мысленно от дневной суеты и в частности мыслей об этом гребаном жилищном вопросе, я вспоминаю мемуары (такая изящная тавтология получается) жены Достоевского, который никогда не имел собственного жилья. Они ничем особо не примечательны, если только вам не интересна бытовая изнанка жизни великого классика. Он всю жизнь имел проблемы финансового характера, так как не умел банально считать расход и приход, а иногда его просто обманывали, пользуясь его душевной простотой. Например, в один прекрасный день являлся некий господин, объявлял ему, что тот год назад задолжал ему, скажем, 300 рублей, после чего Достоевский наивно верил этому человеку и даже испытывал сильные угрызения, считая себя поистине виноватым перед этим человеком. При этом он даже не удосуживался в такие моменты попросить если уж не вексель, то хотя бы какую-то расписку или любую другую бумагу, которая бы удостоверяла его задолженность перед этим лицом. Но нет, он верил всем на слово, в итоге оставаясь ни с чем. Даже когда он получал деньги за свои самые известные романы, ему их все равно едва ли хватало на оплату всех своих потребностей. И надо сказать, так жили в то время почти все люди в столицах, у которых не было и не могло быть денег на собственную квартиру, что могли себе позволить, если я правильно себе это представляю, только какие-то высокие чины военного или гражданского ведомств.

Советское время нас, конечно разбаловало, предоставив возможность получить какое-никакое собственное жилье, даже если ты долбанный дворник или повариха в столовой, а если двор или столовая в большом городе, то и квартира, соответственно, там же будет. Сейчас мы уже возвращаемся к временам, когда собственное жилье опять становится привилегией немногих (имеется в виду купленное новое жилье, а не унаследованное или полученное в подарок). Я ни в коем случае не хотел бы устраивать ностальгию по тем временам, ибо это глупо и, к тому же, квартиры те меня не особо устраивают, и я их не могу считать за нормальное место жительства (особенно «хрущевки»).

 

Пока мне не понятно, зачем и для чего это все, но еще есть время побыть в подвешенном состоянии, может быть, куда-то вырулю к лучшему берегу. От бессмысленности нынешнего бытия спасает только периодическая писанина и книги, которые загружают мозг обильным объемом информации для переваривания. Но иногда как призадумаешься – хочется провалиться куда-нибудь поглубже. 


Открыть | Комментариев 21

Невидимая чума


Было время, когда я чуть ли не каждый день слишком много думал о таком маловажном предмете, как место продолжения моей учебы, то есть университет. Естественно, думал я не в одиночку, а с товарищами по парте (хотел написать: «сокамерниками по несчастью», что, в принципе, недалеко от истины). Тогда никто из нас еще толком не понимал разницы между факультетом, институтом и кафедрой, поэтому все говорили только названиями университетов, не больше того. Я ничего толком не знал, так как никуда толком и не собирался поступать, ибо специальности, выучившись на которую я бы смог зарабатывать большие деньги бездельем, тогда, да и сейчас, наверно, тоже, еще не придумали. Пошел я по той стезе, к которой у меня были самые развитые естественные способности.

Но в моем окружении  были люди более оригинального мышления и с более четкими целями на свою будущую жизнь. Один из таких целенаправленно хотел поступать на прокурора, не на какого-нибудь «следока», юриста или обычного мента (кажется, этому тоже учат), но именно на прокурора. Узнал я об этом совершенно случайно, заведя разговор на волновавшую всех тогда тему. В середине беседы у меня появился вполне нормальный вопрос: «А почему на прокурора?», ведь это настолько же оригинальный и необычный выбор, как пойти учиться на геолога или на любую другую очень непопулярную и неприбыльную специальность (конечно, к прокурорам последнее не относится). К тому же следует учитывать тот факт, что попасть туда не так-то просто, не абсолютно невозможно, как в случае с судьями, но примерно где-то рядом с ними. Работа эта, возможно, не отличается кастовостью или преемственностью, но отбор жесткий и «кто-нибудь» туда не попадет.

В тот момент мне очень интересно было услышать причину, мотив, которым он руководствовался при выборе будущей профессии, ибо мой мозг никогда бы не смог посмотреть в сторону «правоохранительных» органов, где я бы мог делать карьеру. Он же без особого стеснения выложил всю незатейливую подоплеку своего выбора: «А что, круто, у прокуроров сейчас вся власть, можно сказать. Они в подведомственных районах все решают, они даже выше местных авторитетов». Я ему тогда задал резонный вопрос насчет коррупции, на что получил такой же самоуверенный ответ, впрочем, вполне очевидный: «Ну и что, я тоже буду брать, я для того туда и иду. А ты, хочешь сказать, не брал бы, попади тебе в руки такая власть?!». Как видите, аргументация классическая для такого типа людей. Правда, уже хорошо, что он сразу же начал неким образом оправдываться, пытаясь доказать мне, что я, попав в растлевающую среду, стал бы таким же, поэтому его, мол, судить не стоит и с укоризной присвистывать тоже не нужно, но сути дела это не меняет.

Не хочу сказать, что теперь такое мышление типично для молодых людей, которые желают жить состоятельно в этой стране, но я подозреваю, что таких малодушных особей здесь вполне достаточно. И ведь что сильней всего пугает: он это все высказывал с такой уверенностью, будто он хочет выучиться на какое-то истинно благородное дело, стать космонавтом или врачом-кардиологом, спасать людей, в его голосе и глазах было абсолютно четкое осознание своей цели, при этом полное отсутствие каких-либо ноток сомнения в ее правильности. Возможно, среда способствует появлению такого мировоззрения в головах некоторых людей: вместо того чтобы как-то воспитывать в себе человека, достойную личность, не поддаваться дешевым соблазнам (сексуальным, материальным и т.д.), человек просто решает не сопротивляться, а войти в эту игру и действовать по ее правилам. И можете не сомневаться, из его уст не прозвучало ни одной наивной сентенции о том, что он идет туда сознательно с целью изменить все и восстановить справедливость, верша правый суд и обвиняя только истинно достойных осуждения. Ни в одном глазу. Взамен этим аспирациям, я видел в них другое: «Да, я такой, сознательно иду туда, где грязно, коррупция, воровство – ведь ты такой же, чего гримасничать и мину строить». Последний аргумент, кстати, я бы назвал самым мощным из всех возможных при выборе такой профессии, ведь, если допустить, что, как ни странно, не «все такие» и далеко не у каждого человека уровень его желаний лежит так низко, то станет действительно как-то не по себе и обидно даже, почувствуешь себя изгоем, маргиналом, да врагом народа, в конце концов, паразитом каким. А тут все просто: «вы такие же, а значит и мне можно».

Если, прежде чем порицать, хорошенько задуматься, то мы обнаружим, что этот вечный Хам живет внутри почти каждого человека, а более привычное, известное нам имя для этого чувства – либо малодушие, либо бесхарактерность. Этим недугом страдают люди, которым в жизни очень сложно идти по линии самого тяжкого сопротивления, поэтому они выбирают другой стиль, да так, чтобы еще и от своего выбора для себя поиметь каких-то выгод. Двойная удача ведь: никому особо не мешаешь и сам в шоколаде. Психология «а ты сам не блаблабла, если бы попал туда-то» определяет все наше бытие уж не знаю сколько веков подряд (сперва думалось написать только нескольких десятилетий после развала совка, но ведь очевидно, что такой стиль жизни уходит своими корнями в неохватную для нас глубину веков). Все воруют, всем вокруг до жути стыдно, но ведь всегда греет мысль, что условный Пупкин из земельного кадастра намного хуже меня, да и вообще какие ко мне претензии, все воруют, а я так, со стороны чуть-чуть прихватываю крохи с барского стола, кому это вообще может навредить, - вот так каждый прихватит по доске и корабль в один день внезапно и с большим треском развалится.

Смешней всего мне бывает, когда именно от таких вот людей я слышу (или читаю) рассуждения об «этой стране» (так называют нынче не только Россию). Я меньше слышу стонов о том, как хреново тут жить и вообще надо валить подальше, от обычных людей, которые живут честной и ординарной жизнью, никогда не давая взяток и не нарушая законы, но вот, почему-то, те, кто являются причиной этой огромной опухоли на теле общества, постоянно ноют, что им плохо, а именно поэтому они и крадут – ну действительно, он-то ни в чем не виноват, виноваты условные депутаты-шахраи в парламенте или ворюги-бизнесмены, а он просто пытается «заработать» на достойную жизнь. Мне в такие моменты даже сказать нечего, ибо что-то говорить просто бесполезно – это какое-то фатальное извращение сознания, если ты живешь в состоянии постоянных крысиных бегов в ежедневной погоне за условными материальными ценностями и мелкими чувственными наслаждениями (последнее невозможно без первого, и так по кругу). Каждый из нас, становясь участником таких разговоров, только многозначительно кивает головой, будто молча соглашаясь с говорящим: мол, да, все так и есть, тяжело тут жить, ты прав. Я тоже киваю иногда, просто не люблю выражать людям свою открытую неприязнь. А в таких ситуациях и поделать-то нечего больше: что толку ему доказывать ошибочность его логики, по которой народ – это быдло и его нужно только стричь, как овец, а высшее начальство – это источник плюшек, количество которых зависит от угла вашего прогиба под нее, и т.д. Он ведь давно нашел для себя удобное оправдание, которое всякий раз греет ему душу, если в нее начинают проницать лучи совести: «Ну чо уж там, все такие, а я так, с краешку». Ты никогда не сможешь убедить по своей сути малодушного человека в том, что его жизнь немножко бессовестна и не по чести проживается как-то, что неплохо бы в ней что-то поменять, хотя бы на лапу что ли для начала меньше брать. Вот как многие худеют: сперва просто уменьшают порции привычной еды, пускай даже очень вредной, и постепенно приходят к отказу от нее и начинают есть уже другую, более полезную, чем очищают организм и облегчают муки сердца, печени и прочих органов. Но, как и в случае с вредной нездоровой едой, у апологетов такого питания, как и у сторонников жизни не по совести, на удивление один и тот же аргумент: «все такие, я, что ли, хуже, всем нормально, почему мне-то плохо будет?». Все, после этого у нормального человека аргументы заканчиваются, но зато появляется стойкое желание куда-то уйти от такого положения вещей, желательно в другую страну. Кому в силу каких-то причине не удается первый вариант, он приходит ко второму: закрыть глаза и ничего не видеть вокруг. Это уже безразличие, которым страдают умные люди от бессилия что-либо изменить. А такое безразличие, в свою очередь, приводит к появлению всем знакомых веселых парней типа Хитлера или Муссолини. Ортега-и-Гассет, в своем эссе про фашизм, называет такое бездействие прогрессивных людей главной причиной его победы в Италии (он его писал за несколько лет до прихода к власти Хитлера).

Эта болезнь проникает многие души, кто-то пытается ей противостоять силами каких-то принципов, которым их, к счастью, смогли обучить родители или другие какие воспитатели; кто-то вообще никогда не подпадает под такие соблазны и живет спокойно без каких-либо сомнений и душевных терзаний, иными словами, все время пребывая в состоянии условной блаженности; кто-то же живет с этой болезнью всю жизнь, даже не считая ее таковой, ведь он нашел идеальную панацею на случай серьезного обострения другой болезни, совести.

Я помню, что, услышав ответ своего одноклассника, внешне никак не отреагировал, а внутри стало немного страшно, но вот только не сразу, а уже когда пришел домой и задумался: «ведь он же сейчас на хорошие балы идет специально, чтобы туда поступить, и ведь поступит, и выучится на самый краснейший дипломище, какой только есть в этой стране, с бархатной обложкой, и пойдет он работать в гос. структуру, и…». И будет очень весело потом смотреть все эти передачи по телевизору, где недоумевающий телеведущий жгучего аналитического ток-шоу будет просто слезно вопрошать у собравшихся депутатов и политиков, почему в этой стране коррупция пустила такие корни, что никому житья нет, а вечный хам будет смотреть на это все тысячами глаз и про себя приговаривать: «ну а чо, все такие, кто тут святой, епты». 


Открыть | Комментариев 62

Фото или текст?


Недавно подумлось: есть ли сегодня смысл писать в Интернете? Под писать я понимаю то, что я обычно выкладываю тут на 4-5 вордовских страниц. Я просто как-то задумался над нет, что сеть уже стала полноценным телевизором, только более целевым и все еще бесплатным. Само за себя говорить развитие всех этих пинтерестов, инстаграмов, фотобукетов и поливоров - текст уже давно не нужен. Пользователь сети, видимо, уже не желает заходить сюда, чтобы читать огромные умные тексты, напрягая мозг. Лучше и проще, когда тупо сморишь тонны фотографий, из чего выходит такое странное подобие телевизора, но не всегда со звуком. 

Да и по себе часто стал замечать, что интересную статью на автомате вообще закрываешь, хотя типа хотел ее вдумчиво почитать, а потом заходишь в твиттер и два часа смотришь прикольчики от дбд или скиннера. Интернет, сука, развращает, отучает от мыслительной работы. Хотя, возможно, я зря поднимаю хай и все заебись, все всё читают и на фотографии дрочат тоже не все.

На эти мысли также навело долгое блуждание по разным блог-сервисам: везде блять тот, кто постит качественные фото, собирает 9000 овер комментариев и прочей поеботы, а стоит запостить текст, даже не в моем напыщенном стиле, так всем сразу похуй. Так вот я думаю: нахуя вообще постить в Интернет, если каждый просто пролистывает ленту, если видит текст вместо фото или прикольчика? 

Вот здесь до определенного момента было достаточно людей читающих, но, видя статистику активности на блогах, остается только погрустить - куда все съебались? Или все мигом повзрослели и читать-писать в блоги уже не торт? 

Я за время, пока не появлялся на блогах, настрочил в общей сумме страниц 60 в ворде, но никуда не выкладывал, ибо читать всем лень, даже мне в том числе. Ну или пока единственный вариант: писать о свежих новостях, типа отказ Депардье от французского гражданства - тогда понабегут и насрут с три короба. Но это тоже скучновато - хочется ведь об эпичности, о высоком, о бытии в конце концов. Нахуй те миллионы Депардье, он найдет возможность их пристроить без убытков для себя. 

Короче, Интернет пользователь скурвился, я так думаю. Вон даже ебаный редакто почему-то не проверяет мою орфографию - падеж культуры.


Открыть | Комментариев 10

Интересное интервью


Гордон


Открыть | Комментариев 5

По ком звонит колокол


Просто вспомнил об этой песне. Весь концерт вообще - самый великий метал гиг, какой себе можно только представить. Большего градуса сумасшествия в публике я не видел ни до, ни после, даже на всех этих мегазлобных и хардкорных концертах с мошами и прочим. Там все эти толкания надуманы и как бы загодя предусмотрены, здесь же люди реально на психов похожи, такое очень редко бывает. 


Открыть | Комментариев 5

Об интимных вещах


Каким бы беспардонным я сам себя ни считал, у меня все-таки есть пара-тройка интимных вещей, заскоков, от которых в свое время пришлось, да и сейчас иногда тоже, помучить свое здоровье. Для кого-то неприлично произносить матерные слова, ковыряться в носу пальцем (но мизинцем, почему-то, все ковыряются, и с таким видом, будто это верх приличия), испускать газы внутрикишечного происхождения при людях и т.д. Всю жизнь меня подобные акты антисоциального и девиантного поведения нисколько не напрягали. Я мог все это делать либо по отдельности, либо одновременно, но всегда с обычным невозмутимым лицом, будто я не вижу вокруг себя людей, а сижу дома на клозете или развалился на диване. Но вот с, казалось бы, обычным делом – принятием пищи в общественных местах – у меня всегда была большая проблема, даже фобия (я не сильно хорошо ориентируюсь в терминах психологии, но, думаю, после моего детального описания, всем и так станет понятно это чувство). Мне просто натурально тяжело есть, когда вокруг толпы незнакомых и тоже жрущих людей. Их может быть всего лишь не больше пяти-шести, например, в небольшом кафе, но и этого достаточно для того, чтобы создать во мне ощущение полного дискомфорта. Как только я приступаю к самому процессу, уже все разрезал по кусочкам и готов загружать в ротовую полость, гадкие мысли начинают лезть в голову. Такое ощущение внутри, будто вот сейчас все едят, а как только я начну, то каждый бросит свою трапезу и начнет смотреть на меня, очень пытливо и не отрывая глаз, как психи в желтом доме. И они вот так будут смотреть, я якобы буду стараться не обращать внимание, а еще хуже, если мне начинает казаться, будто кроме просто пристального наблюдения они начнут еще переговариваться. Вот тут я уже буду мнить, что они обсуждают мою невоспитанность, отсутствие великосветских манер и проч. И странное дело: когда люди просто ведут свои пустые разговорчики, тихо сидя за своими столиками, в голове начинает развиваться страх, что они обсуждают именно тебя.

Тут уже есть никак невозможно. Это началось еще в школе, когда за общим обедом дети сидят слишком близко друг к другу и, естественно, не могут нормально есть, а начинают в тарелку кому-то подкладывать какие-то объедки и позволяют себе прочие шалости. Я эти пошлые заседания почтил визитом всего пару раз за время учебы в школе, а потом, до самого ее окончания, с раннего утра и до трех часов дня трепел без еды, но не ел и никаких булок не покупал, лишь бы эти малоразвитые люди, во-первых, не приставали со своими «поточим» (но это отдельная тема по психологии наших странных людей), во-вторых, не смотрели на то, как я отправляю столь интимный для меня процесс. Вообще, здесь интима намного больше, чем в какой-либо другой деятельности человека. Я открываю рот, внутренности которого, при определенных обстоятельствах, может осмотреть большое количество людей, а мне это нисколько не нравится. Мне не проблема поссать у парадного входа подъезда или школы, или навалить «запашного» калача на чье-то лестничной площадке, но есть в присутствии посторонних и вообще людей – это невыносимая борьба здравого смысла и дурацких фобий в голове.

Правда, следует признаться, что сам я очень люблю наблюдать за тем, как люди едят. Занимаюсь этим каждый день в обеденное время. Обычно, все они мало друг от друга в этом смысле отличаются. Бывают, конечно, извращенцы от перевоспитанных людей, которые режут ножом буквально любое блюдо (даже торты и пироги), но в основном все едят обыкновенно, как везде принято. Видел, правда, одного мужика, которому я еще долго спустя удивлялся: все дело в том, что он ел борщ, но интересной всего, что ложку он держал, как маленькие дети в садике, которых еще не смогли приучить к этикету. Многие наверно и так догадаются, но держал он ее, обхватив ручку всем кулаком, вот как если взять молоток или любой инструмент с такой же рукоятью и попытаться есть им первое блюдо – выглядеть будет также нелепо. Во-первых, даже со стороны мне очевидно, что это очень неудобно, во всех смыслах. Во-вторых, как можно лет в сорок-сорок пять ТАК держать ложку. Есть, конечно, непобедимая сила привычки, но дети отучиваются так делать еще до похода в школу. В-третьих, когда таким образом ест взрослый, это напоминает трапезу какого-то дикого аборигена или орангутана, которому дали в руки столовый прибор, и он орудует им в своем диком животном стиле.

Другая странно интимная вещь, которой, подозреваю, нет у большинства людей: я тупо ненавижу, когда в метро люди начинают спрашивать: «На следующей выходите?». Тут нужно поставить решительную точку: вот эта показная излишняя вежливость переходит все границы. Как вспомню Днепр еще каких-то 4-5 лет назад, так никто этой хренью не заморачивался, а тупо пёр от самого конца (из глубины глубин) маршрутки до самого выхода на поверхность, но почему-то люди без слов понимали, что, если человек направляется к выходу, то нужно просто подвинуться чуть-чуть, а собирающийся выходить никогда бы не подумал при этом ставить дебильные в своей сути вопросы. Вежливость в общественных местах, конечно, хорошая штука, но лучше бы мы, раз уж на то пошло, чаще уступали место старикам, а не лицемерно задавали эти гаденькие вопросики «Вы выходите?».

И главное – почему такая постановка? Почему не так: «Можно я пройду?» И все, нет проблем, вали куда хочешь, я даже отвечать тебе не обязан, ответом будет мое телодвижение. Но все почему-то вбили в голову первый вариант вопроса, будто бы он более приличен. Нихрена – он своим смыслом и посылом пошл и грязен, когда его задают, такое ощущение, будто пьяный шатающийся мужик хочет вытереть об тебя козявку. Этот вопрос такой же липкий и мерзкий, задавая его, вы тупо лезете в душу человеку. Какая вам, блять, разница, выхожу я или нет, тебе надо – ты и выходи, меня зачем спрашивать о моих планах насчет того, на какой остановке я выхожу. Это вообще не твое дело в принципе.

В такие моменты я, конечно же, молча подвигаюсь, но внутри у меня желание скорчить гримасу, которая бы объединяла в себе следующее: руки должны быть сложены как у Пиппо Индзаги, когда он пытается выяснить у судьи, почему тот свистнул офсайд, когда его там в помине не было, а лицо должно быть от профессора Преображенского с интеллигентным выражением и резонным вопросом: «Ну каково хуя тебе надо, милейший? Куда ты лезешь, ебать тебя в ушко?» То есть, жесты рук от итальянского экспрессивного мужика и выражение лица от лучших представителей русского дворянства, с немым укором в глазах. Также очень важный атрибут такого выражения – некая умственная усталость от тупости людей, которую нет сил терпеть.

Но не подумайте, но эти люди ограничиваются только словесным проявлением тупости, они идут дальше. Пример из собственной жизни: до моей станции остается пара остановок, вагон уже пустоват, вокруг меня пространства ровно на столько, чтобы по обеим сторонам от меня поставить еще двух пассажиров. За мной, как обычно - я их спиной уже чувствую – стоит этот фанат дебильных вопросиков посторонним людям, я уже предвкушаю, что будет дальше. И, чтобы вы не сомневались, он даже в такой ситуации, когда вокруг меня свободного пространства хватит даже толстому кабану, чтобы пройти к выходу, задает этот мой любимый вопрос: «НА СЛЕДУЮЩЕЙ ВЫХОДИТЕ» И так невинно, даже с долей смиренной кротости спрашивает, будто если я скажу да, то он так прямо даже обидеться. Но мне некогда заниматься мелкими пакостями, а пока он покидает вагон, я просто пытаюсь понять, есть ли в голове хоть какое-то понятие о логике или его ум совсем не умеет анализировать нахождение тела в пространстве, или он работает на полном автопилоте и, если вспоминает, что следующая – это его остановка, он автоматом задает любому пассажиру в любой ситуации этот вопрос.

Иногда я люблю мелочно мстить таким людям за их невежество, особенно в вышеописанных ситуациях, когда он может обойти меня, не задавая своего конеченого вопроса. Меня спрашивают, выхожу ли я на следующей, со спокойной невозмутимостью я отвечаю, как бы спиной, что да, выхожу, а когда подъезжает поезд на станцию и пора выходит – я стою на месте, а он пусть теперь задумается еще раз, прежде чем задавать свои вопросики. Надо было выйти – мог обойти и не трогать человека, а так не обессудь, уж больно вы с этим своим обычаем достаете каждый день. 


Открыть | Комментариев 37

Об антиалкогольной агитации


Решил запостить, так как для многих тема интересная и злободневная. Пост "сырой", ибо писал на эмоциях.

 

В последние несколько недель очень часто приходится смотреть в метро на социальную рекламу. Она появилась сравнительно недавно, и на этот раз под прицел попали – как ни удивительно – опять пьющие люди. Естественно, как то и положено такого рода пропаганде, все продумано очень творчески с использованием лозунгов, которые заставляют «задуматься» над своим не только бытием, а, я бы сказал, поведением. Будто все люди – это маленькие шкодники, а радеющая об их здоровье мачеха везде развесила упреждающие плакаты, чтобы они не «шалили».

На одной из таких простыней изображены ноги сидящего на земле, спиной к стене, надо полагать, алкоголика. Его умышленно сняли только от уровня груди – ведь лицо нет нужды показывать, и так понятно, что на нем далеко не монокль свешивается, а на шее уж точно не висит Анна третьей степени. Другой плакат также представляет нашему вниманию душераздирающую картину: некий бомж, по совместительству алкоголик, сидит также на полу, с протянутой рукой, выпрашивая милостыню (сейчас это слово это как-то слишком церемонно звучит, ибо мне всегда кажется, что вряд ли обычное попрошайничество нужно называть таким красивым словом; милостыню мог просить холоп у царя в 16 веке, или там живота или смерти, а здесь просто попрошайничество, как вот у цыган). И далее нужно просто залезть в голову создателям этих агиток, чтобы попытаться понять их цепочку рассуждений: вот, мол, щас мы вывесим везде эти плакаты, призывающие к здоровому образу жизни, а заблудшие по жизни молодые люди будут проезжать с бутылкой пива в руке и с пачкой сигарет в кармане, посмотрят на творение этих гениев, и их ТУТ ЖЕ, ВНЕЗАПНО поразит боль раскаяния, муки совести станут грузить их бедную голову, они в конце концов станут биться в истерике, заламывая руки, о балюстраду эскалатора, причитая, как на похоронах старухи, «грешник есмь, о джизес». Все это действо будет длиться до тех пор, пока наш бедный молодей человек (молодая человек) не доедут до выхода из метро. Потом, следуя коварному, хитро продуманному плану создателей этой антиалкогольной кампании, выходя из станции метро, человек с вящим презрением бросит все сигареты и бутылку пива в урну и даже подпалит их, сигареты, а пиво выльет из бутылки, чтобы бомжи не набежали, а в конце даже поссыт (данный глагол всегда с двойной с, так в нем больше жизни, ведь когда мы ссым, это всегда получается несколько так протяжно, под стать ручейку, который льется мерной струйкой, а двойная с как раз даст этому слову нужный эффект протяженности мочеиспускания и естественности в описании данного процесса на бумаге), опять же, чтобы сигаретами тоже никто не смог воспользоваться. Ведь все это такой грех и падёж нравов, ведь надо как можно скорее спасаться, надеть на голову шапку-ушанку, ватник, обуть валенки, переехать в село, рубить дрова в 5 утра, есть щи постные и молиться у красного угла в избе, а потом можно заточить себя в землянку и ждать второго пришествия Христа – тот-то будет житуха, заебись просто.

А теперь пошалили и перейдем к нашим серьезным баранам во фраках, с жабо на шее и накрахмаленными воротничками, как у офицеров дореволюционной России. Итак, главная ошибка инспираторов данной кампании, да и вообще любой другой, которая велась до и будет после нынешней: никто никогда – запомните – не терпит, если другой, посторонний и не имеющий никакого значения человек пытается учить всех остальных жизни *тут большая и протяженная, наполненная пафоса пауза*. Людей это банально бесит, и доставая их таким образом, вы не получите желаемого от ваших плакатов результата, никто не обратиться из плохого гая в хорошего боя только потому, что вам не нравятся их вредные привычки. И даже более: вспомните, как дети раззадориваются, если на их шалости обращать внимание и постоянно злиться и орать, и наоборот – как им надоедает веселиться таким образом, если никто не замечает и не придает значения этой непоседливой егозе. Тут тот же эффект, то есть обратный желаемому: вместо внедрения сознательности в обществе, вы своими нотациями только достаете всех окончательно и они начинают пыхтеть и заливаться уже вот таким агитаторам на зло.

А этим людям, поборникам пуританской жизни, следовало бы просто задуматься над причиной этих явлений, а не над следствиями. Что понуждает человека пить чаще, чем по праздникам, которых у нас, правда, настолько много, что, в принципе, любой пьющий «только по праздникам» вполне может сойти за почти алкоголика по сравнению с гражданами других стран? Или что заставляет многих людей курить? Предположим, с курением все проще: многие действительно хотели бы бросить, но, в самом деле, сила привычки здесь как нигде сильна. Но инициаторы кампании в большей степени делают акцент пагубную привычку, которая имеет разрушительное действие посильнее сигарет. И вот тут уже у меня логичный вопрос этим агитаторам: вы что, в самом деле думаете, что люди пьют из удовольствия, потому что им нравится вкус водки и пива? Мы отбросим здесь всех, кто делает это в умеренных количествах и к которому данная реклама мало относится. Они нам здесь не интересны. Возьмем лучше людей, которые неведомо почему вдруг начинаю прикладываться к бутылке. Я разделяю сильно пьющих людей на два вида: умные и быдло. Быдло это делает просто из скуки, а также движимое сильно устоявшейся в обществе традицией ужирания в говнецо по любому поводу и без оного. Умные делают это, чаще всего, из возвышенных побуждений: бытие сует свою суету в одно место настолько сильно и создает столько боли, что тут как-то грех не заглушить ее чем-нибудь покрепче кефира. И вот с этими людьми разговор особый. Именно как раз они, увидев подобную рекламу, станут на зло пить еще больше, а быдло просто проедет мимо, ведь для него алкоголь – это просто часть жизни, такая же, как унылая работа и грязные конвульсивные подергивания в постели, которые они ошибочно именуют сексом. Такие никогда не поймут всей горечи от осознания бессмысленности бытия, поэтому их возлияния всегда почти окрашены радостью и неподдельным весельем. У умных людей радость во время опьянения несколько иного рода: мол, хоть в таком состоянии мне уже немного лучше, но завтра опять пиздец и сатана с утра.

Я сам непьющий и никому не советую, но в то же время никогда бы не подумал заниматься такими дебильными поучениями перед знакомыми или любыми другими людьми, мол, плохо это, имярек, губишь себя, рубишь под корень. Человек если в жопе, то должен сам себя – как ни невероятно это звучит – вытянуть за волосы, наподобие барона Мюнхгаузена. Ваши ценные советы, которые каждый из пьющих желает видеть в вашем же заднем проходе, не имеют никакого смысла и стреляют в холостую. Поэтому оставьте их в покое и займитесь своими делами. Человек настолько мощное существо, что, буде он решит бросить, то он бросит и больше не притронется к бутылке. Но если же он не бросил, то это точно не ваше дело. 


Открыть | Комментариев 52

Новый Бонд


В последние несколько лет в американском кино наметилась тенденция, которая, в принципе, не расходится с общественной, в чем и есть его ценность. Тенденция к вечным ценностям, их возрождение в людях и, похоже, после кризисов и различных природных бедствий, потребность в них. Следовательно, кинематограф, как индустрия, напрямую зависящая от настроений аудитории, не может не подчиниться такой смене настроений в обществе.

Мне трудно провести здесь четкие и фактически верные параллели, поскольку любителем кино себя не считаю, то есть смотрю очень редко и по особым рекомендациям близких людей, но попытаюсь предположить, что данная тенденция берет свое начало с фильма «Мне бы в небо» (Up in the sky) с Джорджем Клуни и какой-то еще миловидной бабой в главных ролях. Помню, посмотрев его в кинотеатре, еще тогда про себя, в уме отметил нарождение какого-то нового настроения в их фильмах: там по-прежнему есть секс, да все ж не совсем такой, как раньше, по-прежнему используются старые-добрые приемы, на которые безотказно реагирует аудитория, но все же окрас этих приемов несколько изменился. Но, проследив за другими популярными фильмами последних лет, отчетливо понимаешь, что данная тема – потребность вечных ценностей, граничащих в некотором роде с христианскими – пролезла уже и в те фильмы, которые еще каких-то лет пять назад с полным правом назвали бы боевиками в чистом виде. Нынче уже и появление Брюса Уиллиса на экране никак не гарантирует жесткого действия и карколомных (потому что трюки могут быть только такими) трюков. Я здесь намекаю на «Петлю времени» (Looper), который, по мнению многих, являет настолько головокружительную по всем признакам завязку, что становится вровень с классикой всех фильмов этого жанра, но потом, по мере развития сюжета, а именно в развязке зритель понимает, что, если он наделся лицезреть боевичок, то авторы его нагло обманули и подсунули ему морализаторскую историю о смысле жизни и значении любви в мире. Казалось бы, если хочешь снимать о таком, иди закройся себе в павильон или ангар, возьми сколько-то там миллиметровую камеру и снимай в одном помещении без декораций свой дом искусства, а святое не тронь. Но нет же: режиссеры и продюсеры очень четко чувствуют потребности аудитории, поэтому очень изящно под личиной классического футуристического боевика преподносят им очень правильные вещи, видимо, нынче имеющие большой спрос в душах людей.

И уж на что классическая серия фильмов, которая есть четкий выразитель идеологии западных людей (то есть того, что им больше всего нравится) – Бондиана – и ту не прошла стороной данная волна под знаменем «моралите». Теперь извольте-с откушать-с нового Бонда под совсем другим соусом. Но вы не подумайте, что он изменился кардинально, суть этой эпопеи осталась той же, даже сюжет в своей основе не поменялся: есть задание, он его проваливает, так как противник очень крутой, но потом начинает все сызнова, дает пинка противнику, в антрактах бегает по роскошным апартаментам и пердолит изящных и одиноких баб, иногда может попасть в руки главному злодею, но, конечно же, в итоге он от него убежит, чтобы вернуться и наконец-таки взять его живым или мертвым. Все это сопровождается тем же набором технических и боевых приемов, шарма и лоска в фильмах также много, как собачьих испражнений после таяния снегов в городских парках. Сущность Бонда не меняется, поменялся его оттенок, его точка зрения на мир. Все-таки он не задумывается перед выстрелом, он по-прежнему надежная машина на службе Ее Величества и Ми 6. Разгадка последнего героя Дэниэла Крейга в изрядной дозе лиричности. Да к тому же не следует забывать, насколько авторы новой части нивелировали достоинство 007, опустив его ниже плинтуса, что, надо сказать, как раз и стало причиной всех этих душевных терзаний и благородных порывов, которые, в свою очередь, повлекли за собой появление следа лиричности и драмы в главном герое.

Конечно, режиссер, Сэм Мендес, явно не прогадал с Крейгом: для того чтобы сыграть безотказную машину и крутого агента спецслужб, которому есенинская «синь сосет глаза» и больно на душе, он подходит лучше других кандидатов. И даже убрав актерскую игру, остается какая-то черта в его лице, больше во взгляде, что-то, на что бы никогда не сподобился Пирс Броснан или Шон Коннери. Крейг очень хорошо балансирует на грани между пошлым юморком и в целом серьезным посылом всего фильма, потому он, фильм, в итоге завладевает зрительскими сердцами – такой герой всем как раз и нужен.
В принципе, правильность смещения акцентов в Бонде еще потому уместна, что нынче в зрителях чувствуется сильная усталость от классических мачо-героев из боевиков, альфа-самцов с 80-ым уровнем пассионарности между ног. Зритель переел этого добра в 80-ых и 90-ых, теперь ему было бы интересно посмотреть тот же боевик с теми же драками и пистолетами, но в другой тональности, больше лирической.

Нет также нужды объяснять, почему Хавьер Бардем настолько идеально справился с ролью главного негодяя: после «Старикам здесь не место» он и не мог сыграть своего героя в Бонде иначе, кроме как без задоринок. Правда, выскажу здесь свое видение, в «Старикам…» его злодей – это все-таки отдельная личность и действительно сумасшедший, ненормальный и полный ненависти человек, тогда как злодей в Бонде действует из чувства мести, без которого он не стал бы таким. На мести, надо сказать, держится, как на опорной свае, весь фильм, она дает ему живительный импульс и движет действием. Тут напрашиваются аналогии с принцем Датским и его бытийной трагедией, ведь и там тоже без чувства, которое откуда-то de profundis говорить Гамлету, что нужно воздать кровной местью обидчикам, убившим его отца и забравшим власть в королевстве в свои руки, не было бы никакой трагедии. Только конфликт между его животным, языческим позывом к мести око за око и высокая образованность (или тупо лень) создают такую ядерную драму. Наш Бонд тоже в некотором смысле Гамлет, только бегает по крышам едущих поездов и выполняет разные нереальные задачи своего руководства в далеких восточных странах. Смотришь, например, сцену, где по логике всей Бондианы, должен быть показан жаркий секас со всеми вытекающими слюнками по этому поводу у зрителей, но в новом Бонде данная тема отставлена несколько в сторону, хоть без баб совсем обойтись и не вышло – это уж, извините, неотъемлемый атрибут, без которого Бонд потеряет весь свой шарм и неповторимость. И в любых других классических сценах, где мы предполагали увидеть обычного и знакомого всем Бонда, перед нами предстает несколько иное создание, которое, лично мне, а возможно и многим другим, импонирует больше (видимо, я тоже поддался этой всеохватывающей тенденции и требую побольше моралите даже в боевиках).

  

Фильм решает удивительную задачу: бешеные поклонники Бонда его и так посмотрят, даже если решат, что создатели в этот раз сильно погрешили против канонов, и, в то же время, новый фильм посмотрит большее количество людей, так как такой герой, со слабостями и уязвимыми местами более реален, а потому и больше нравится публике. Сидя в кинотеатре, я пытался понять, довольна аудитория или нет новым обликом Бонда, или они чувствуют себя обманутыми, мол, это не совсем то, за чем они пришли. В итоге, решил, что каждый получил свое: кто пришел за погонями, драками и шуточками про анал – сполна получили свое, кто же пришел узнать, какие перемены произошли в старом герое 007 – тоже извлек свое удовольствие, пропуская мимо ушей туповатые диалоги, втиснутые в сценарий явно на потеху публике. Поэтому посмотреть стоит, так как больше мы такого Бонда не увидим – это была минутная слабость. Дальше будет все та же холеная самодовольная рожа на экране.  


Открыть | Комментариев 16

Выборы


Хожу по квартире в поисках вдохновения, чтобы написать о чем-то возвышенном и высокоинтеллектуальном, а между тем из всех щелей, даже при  том, что телевизора и радио у меня нет и живу я аж на 15 этаже, до меня просачивается эта гадкая жижица из словоблудного поноса бывших зэков и истеричных споров их почитателей и противников – выборы пришли. Словно Новый Год настал или примерно так.

Естественно, начинаются дешевые разговоры и «споры» (в контексте выборов данное слово всегда должно писаться только с употреблением кавычек, даже в устной речи нужно ставить «воздушные» ”quote marks”) с уже давно заезженным содержанием: ”бабушки решают наше будущее, голосуя за воровскую партию, которая им дает подачки в виде пачек гречки и бутылки постного масла; пока вы так сидите на жопе, ваши полоумные маразматические бабушки за вас решают ваше будущее, а вы и дальше считайте, что вас голос ничего не значит; если все соберутся и проголосуют против или за, то зэки не пройдут и воров не будет – вместе мы сила, жидам могила, у-у-у-у-у» - это словесная диарея одной стороны. Теперь повернем наше ухо к другой: «та вас тупо имеют с этими выборами; кидают вам, как собакам кость, подачку в виде возможности типа управлять страной и т.д., а на самом деле голосуй не голосуй, что голос, даже отданный за одних, все равно уйдет известно кому, так что можете хоть сто раз объединяться против произвола и продажности бабушек, но донецких не остановишь». Среди всего этого гама и апофеоза бессмысленности есть острая необходимость в гласе здравого рассудка, если таковой еще остался ныне.

Итак, буду излагать по порядку свое отношение к данному уникальному феномену человеческой истории. Я всегда считал выборы одним из величайших хитроумных фокусов на планете, поскольку периодичность исполнения и абсолютная вера большинства граждан в их истинность просто не оставляет равнодушным – это поистине невероятно, как люди могут верить одной и той же выходке с теми же заученными и давно знакомыми приемами, и все равно считать, что их не обманывают. Точнее, тут надо оговориться: скорее люди сами себя обманывают, думая, что выборы – это их рычаг власти, который, правда, работает только раз в 4 года, а все остальное время страной управляет кто-то другой, наверно, некий дальний родственник из внеземной цивилизации.

Не знаю, как и зачем проводят выборы в этих ваших типа демократических странах, но довольно очевидно, что у нас это делают по одной причине: чтобы не сильно падать лицом в навоз перед «мировой общественностью», а также чтобы окончательно не превратиться из якобы современного правового государства в прямого наследника Великой Орды, так как, убрав внешние атрибуты демократии, у нас как раз получится по всей сути Орда, только таймер нужно перевести лет на 800 вперед, ну и бобровые шапки не обязательно носить.

Суть выборов по моей версии: во-первых, сам смысл этого события для меня унизителен, мол, вот вам подачка от нас, мы притворимся, что ничего не было, вы там сделайте свое дело по-быстрому, а потом опять вернемся к тому, как было раньше. Мы, мол, позволяем вам такую, можно сказать, наглость, как что-то там проявлять, поднимать свой гражданский голос и тэдэ. И власть в принципе «имеет рацию» в данном случае, так как реальные рычаги управления все время до и после выборов (да и во время оных) находятся в их крепких вороватых татуированных руках. Открою небольшую, уж насколько для меня самоочевидную истину, что просто терпения не хватает, когда многие ее не понимают: если вы хотите претендовать на реальное управление страной и быть в курсе всех ее дел и проблем, то, лично мне очевидно, что это внимание к ее судьбе не может проявляться только один день в 4 года (прямо как День Рождения в високосный год), а делать это нужно каждый день, здесь и сейчас. В таком случае, между прочим, у вас с большим вероятием отпадет надобность в институтах управления государством, которым вы якобы передаете свои права и ответственность за управление им, но они – ПОЧЕМУ-ТО – как каждый новый тренер Динамо Киев, «не оправдывают доверия».

Представьте, что у вас есть дом, который вам из-за определенных обстоятельств нужно оставить на долгое время (3 года, например), но кто-то должен за ним смотреть. Вы мысленно перебираете в голове «кандидатов»на этот пост, долго так подбираете, а потом вдруг к вам приходит домой малознакомый мужик (кажется, вам сосед) и предлагает свои услуги. Вы не знаете ни его пришлого,вообще ничего о нем, и здесь, как и в случае с выборами, вам нужно каким-то образом довериться этому человеку, думая, что он вас не подведет. Я спрошу в таком случае: «Почему это он не подведет? У него перед вами что ли обязанности какие? Ты ему брат-сват, или братишка? Водку он с тобой не пил, так чего это он будет считать себя перед тобой в ответственности за что-то?» Он-то, возможно, и проследит за вашим домом в ваше отсутствие, но нет никаких гарантий, что, пока вас не будет, в вашем доме не побывают все куртизанки вашего города, или что он не сожрет все запасы солений из вашего погреба, включая и всякое варенье и прочие вкусности. По вашему возвращении он, конечно, предоставит целую смету с прилагающимися чеками о том, куда ушла вся провизия и запасы, которых хватило бы лет на десять, но вам-то что с того, легче все равно не станет. Вот это и есть вся суть подобного управления страной. Никто, кроме тебя, не может отвечать за твой дом, а, если ты надеешься, что кто-то это будет делать вместо тебя, то ответственность за такую самоуверенность лежит только на тебе. Раз в 4 года посещая выборный участок, ставя галочку напротив фамилия какого-то краснозадого бабуина из Козятина, я вас уверяю, вы настолько же далеко от исполнения того самого гражданского долга (та ты пойди хотя бы супружеский выполни, а то вишь чо – на гражданский замахнулся), насколько кочевой монгол в юрте далек от позитивистской философии Канта.

Вместо всех этих ёрнических выспренних словес я мог бы, в качестве выражения своего отношения к выборам, просто опубликовать подборку с выступлений Джорджа Карлина по данной теме, но мне проще поегозить в вербальной форме. Вся его позиция по данному вопросу сводится к следующему: в день выборов я никуда из дома вообще не выхожу, следовательно, участия в них я не принимал, и опять же ergo, жаловаться на власть имею право только я и меньшинство таких же, которые не участвовали в этом бардаке. Отчасти он прав: если ты не голосовал за президента или партию, с полным правом хаить их можешь только ты, а не те, кто за них сперва ставили галочки и потом жалуются 4 года, что все плохо и – ВНЕЗАПНО – они не выполнили предвыборных обещаний. С другой стороны, данная позиция выявляет истинно наплевательское отношение к себе как гражданину и вообще своим обязанностям как человека. Но в условиях правового нигилизма у здравомыслящего человека и не может быть другой позиции, кроме легкого анархизма, граничащего с полным безразличием ко всему, что лично его не касается.

Вы спросите, где же выход из такого тупика? Феномены независимых торговых республик анархического типа, например, Ганзейский союз или Венецианская республика говорят сами за себя, но это слишком недостижимый идеал, к тому же существование данных формирований продлилось, по историческим меркам, не очень долго. Ну а главный червь сидит в вашем же мозгу: вы слишком безответственные потребляды, которым на все насрать, но, конечно, не настолько насрать, что вам совсем неинтересна судьба своей страны, поэтому «кость» от власти вас в принципе вполне устраивает. Само существование власти как таковой (особенно нашей) обусловлено вашим гражданским безразличием и нигилизмом. Если бы общество справлялось само с вопросами и проблемами, которые стоят перед страной каждый день, никакой президент не понадобился бы. А если сваливать ответственность с себя на левого «Васю», то Вася все предельно ясно поймет и будет вести себя точно так, как тот малознакомый сосед из вышеописанного примера.

Итог: хотите реально управлять – управляйте, а раз в 4 года вы можете поучаствовать в выборах, легитимность которых равняется примерно выборам генсека в Советском Союзе, только вот в то время все было без лицемерия: один кандидат, один квадратик для галочки, тогда как сегодня уже бюллетень на два метра длиной с реальным одним возможным победителем. 


Открыть | Комментариев 19

Два матча Днепра и глорихантерство


Решил написать, пока есть свободное время и мысли еще свежи. А дело, как ни странно, в том, что, внезапно для самого себя, посмотрел я два подряд матча Днепра в рамках стартовавшего недавно чемпионата Украины. О первом матче мне напомнил отец своим звонком, очень меня удивив тем, что посреди июля будет уже первый тур УПЛ. Во мне как-то странным образом появился неотчетливый и необъяснимый интерес посмотреть все-таки матч Днепра, хотя бы исключительно из банальных мотивов: кто новый играет и «играет» ли команда вообще? Все ведь, включая меня, хоть я почти и не следил за ними в прошлом сезоне, прекрасно помнят, как они выступали и кому проигрывали по каким-то нелепым причинам. Держа все эти воспоминания в голове, первый для меня матч Днепра я начинал смотреть с незамаскированным пессимизмом, который можно назвать очень просто: «если пропустят первыми и буду играть по-старому – выключу»… Не выключил. Я уж не знаю, что там наколдовал этот невезучий и бесталанный испанец, но, выражаясь избитыми фразами, команда «заиграла». Насколько я могу сейчас судить, не смотрев предыдущий сезон слишком тщательно и активно, у них появилось сейчас главное, чего не было раньше уж не скажу сколько лет подряд: завершение в атаке. Если подытожить стиль и общий почерк их игры в прошлом чемпионате, то мне вырисовывается такая картина: не совсем уверенная оборона (впрочем, как и обычно), середина поля слегка хаотична, только Боатенг добавляет какой-то мысли этому звену полузащитников, вот только мысли без вектора, постоянно куда-то рвущейся, но бесплодно; и собственно то звено, которое в прошлом сезоне как бы несколько отсутствовало ввиду своей почти нулевой результативности и которое было причиной «незавершения» многих потенциально забивных атак. Казалось бы, в центре неплохо комбинируют, но нет того резкого, разрезающего паса, который быстро и метко решает весь момент в пользу Днепра.

Посмотрев два матча: с Таврией и Металлургом, я вижу если уж не прекрасное, то уж точно уверенное окончание атак, а также не только мысль в этих действиях, но и слаженность вкупе с уверенностью игроков, которые уже не бегают будто бы каждый сам по себе, а создают на поле быстрый комбинационный футбол, что не может не привлекать. И ведь игроки все те же, кроме Алиева, который вряд ли сделает за эти полгода погоду как в центре поля, так и в раздевалке. Хотя, в его случае, все будет зависеть сугубо от настроения: если вольется в коллектив, может стать хоть капитаном и вообще подписать долгосрочный контракт, если же начнет бузить, получит пинка назад к родным стенам.

После первого матча у меня была только одна мысль: надолго ли это, и чему это приписать, эмоциональному подъему, который всегда временен, или все-таки новой функциональной форме, если быть смелее, новому уровню вообще команды, во что хотелось бы верить, но мы просто слишком хорошо знаем эту команду, ее руководство и помним не такие далекие времена, когда они на протяжении целых сезонов показывали один и тот же унылейший футбол, точнее говоря, его суррогат.

Конечно, немного печально от осознания того факта, что данное состояние команды стало возможным только после появления бразильцев и других легионеров, которые, вместо признанных легенд клуба, теперь устраивают феерию на домашнем стадионе. Если я не путаю факты, Джулиано женился в Днепре на местной девушке, что, скорей всего, как-то поменяло его отношение к команде и городу в целом, откуда, я подозреваю, и растут ноги его сегодняшнего уровня выступлений. Хотя, опять же, это обстоятельство здесь может и не иметь никакого значения. В любом случае, такая игра радует взор и эстетическое чувство зрителя, но только мне уже более «все равно», как они играют и проиграют ли вообще. Здесь можно пояснить подробней. Однажды поняв всю бессмысленность, в условиях современного не просто футбола, а мира вообще, поскольку они являются в некотором роде взаимными отражателями по отношению друг к другу, не просто поддержки какой-либо одной команды, а вообще принадлежности и отнесения себя к чему-либо конкретному и единственному, очень глупо оставаться тем наивным болельщиком, не любителем, футбола, каким был раньше. Ведь жестокое и четкое осознание того, что футбол уже не будет, как раньше, что глупо пытаться вызвать у наемных работников чувство верности цветам, клубу или еще каким-то атрибутам, с которыми ты себя ассоциируешь, быстро дает понять, что иначе, как с глорихантерской точки зрения, я сегодняшний футбол воспринимать отказываюсь. Когда из чего-то, что некогда было не таким коммерциализированным и роскошным, сегодня делают некое подобие очень мутного и подковерного бизнеса (как минимум, в этой стране), в котором клубы выступают, скорей всего, какими-то учреждениями по отмыванию денег их хозяевами, становится все труднее убеждать себя в том, что «it’s alright». Ведь далеко не «олл» и не «райт». К зрителю если как-то и относятся, то только как к иногда приятому привеску и дополнению, внешнему антуражу, который для хозяев клубов выступает в такой же роли, как и для любителя футбольных симуляторов – искусственная и озвученная толпа на импровизированном виртуальном стадионе: приятно иногда послушать какие-то там песни или кричалки, но не более.

Подытоживая, можно сказать, что просто футбол сегодня не есть та сфера, в которую современный простой человек станет вкладывать свое сердце и душу, ведь в нее обязательно нагадят. Остается только наблюдать за этим действом скептическим, невзыскательным взглядом скучающего и наполовину заинтересованного любителя посмотреть иногда красивый футбол, а говоря проще и грубее – gloryhunter’а.  


Открыть | Комментариев 40

Hipsters so gonna hate


И только скажите, что это все ложь и клевета. Убрав обычные для имперских новостей клише и идеологический бред, данный социальный тип охарактеризован как нельзя лучше. Всем любви и счастья.


Открыть | Комментариев 43
Назад | Вперед



Календарь
Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВск
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

мой блог на инглише.

ололол
ОБОЗ.ua