Goalkiper

Адмирал Колчак

Колчак Александр Васильевич (1871-1920) - российский военный деятель, ученый, писатель. Участник полярных экспедиций 1900-1903 и 1908-1911 гг. Во время русско-японской войны командовал эсминцем и батареей в Порт-Артуре. Участник первой мировой войны. Как командующий Черноморским флотом (с июля 1916 г.) готовил флот для захвата Константинополя весной 1917 г. После Октябрьской революции один из лидеров "Белого движения": установил в Сибири военную диктатуру и принял титул "Верховного правителя Всероссийского правительства" в Омске (ноябрь 1918 г. - декабрь 1919 г.). Зимой 1918 г.- летом 1919 г. организовал наступление для захвата Москвы и низложения Советского правительства, но потерпел поражение. Бежал из Омска в Иркутск. Расстрелян по приговору Иркутского Ревкома, санкционированному большевистским центром.


Советский взгляд:

КОЛЧАК Александр Васильевич [4(16). 11.1874, Петербург, —7.2.1920, Иркутск], один из руководителей российской контрреволюции, реакционер и монархист (по поводу якобы монархизма Колчака см. ниже), ставленник Антанты в Гражд. войне в Сов. России, адмирал (1917). Окончил Мор. кадет, корпус (1894). В рус.-япон. войну 1904—05 командовал эсминцем, затем береговой батареей в Порт-Артуре. В 1906—09 и 1911 — 14 служил в Мор. Генштабе. Придерживался консервативных взглядов на развитие флота. В 1-го мировую войну нач-к операт. отдела Балт. флота, затем ком-р минной дивизии. С июля 1916 команд. Черномор, флотом. После Февр. революции 1917 занял резко контрреволюц. позицию, под давлением матросских масс был отозван Врем, пр-вом в Петроград и вскоре направлен в командировку в Великобританию и США. В окт. 1918 с англ. ген. А. Ноксом прибыл в Омск и 4 нояб. назначен воен. и мор. мин. белогвард. «Сибирского правительства». 18 нояб. 1918 при поддержке кадетов, белогвард. офицеров и интервентов совершил переворот, ликвидировал эсеро-меньшевистское пр-во, установил воен. диктатуру, принял титул «верховного правителя рос. гос-ва» и провозгласил себя верх, главнокомандующим всеми сухопут. и мор. вооруж. силами России. После разгрома Сов. Армией колчаковских войск бежал из Омска в Иркутск, где 27 дек. 1919 был взят под охрану чехословац. войсками. 15 янв, 1920 выдан эсеро-меньшевистскому полит- центру, а затем по требованию восставших рабочих передан Иркутскому большевистскому ревкому. После следствия по приговору ревкома расстрелян.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 4.

Колчак Александр Васильевич (1874, с. Александровское Петербург, у. - 1920, Иркутск) - военный деятель. Род. в семье морского артиллерийского офицера. Хорошее домашнее образование, классическая гимназия и Морской кадетский корпус, к-рый Колчак окончил в числе первых в 1894, дали ему прекрасное знание трех европейских языков, истории флота и привили интерес к точным наукам. С 1895 Колчак - на флоте. В 1896 - 1899 служил на крейсере, ходил в Тихий океан: "Главная задача была чисто строевая на корабле, но, кроме того, я специально работал по океанографии и гидрологии. С этого времени я начал заниматься научными работами". Произведенный в лейтенанты, Колчак в 1900 - 1902 участвовала полярной экспедиции Э.В. Толля и за "выдающийся и сопряженный с трудом и опасностью географический подвиг" был представлен Рус. географическим обществом к большой Константиновской золотой медали и избран действительным членом Общества. Один из островов Карского моря был назван именем Колчака. Во время рус.-японской войны командовал эсминцем; успешно занимался постановкой минного заграждения; командовал береговой артиллерийской батареей до падения Порт-Артура. Раненый и больной ревматизмом Колчак в 1905 был отпущен из японского плена и вернулся в Петербург, где был награжден орденами и золотой саблей "За храбрость". В 1906 Колчак был назначен начальником Управления морского Генштаба. Предвидя неизбежность войны с Германией, пытался добиться ассигнований для исполнения судостроительной программы, для чего в качестве эксперта по военно-морским вопросам участвовала работе III Гос. думы, но потерпел неудачу и вернулся к научной работе. Колчак принимал участие в проектировании специальных ледокольных судов. В 1909 вышла в свет самая крупная работа Колчака "Лед Карского и Сибирского морей". В 1909 - 1910 Колчак участвовал в экспедиции в Берингов пролив, в 1910 был отозван в Петербург для продолжения работы по судостроительной программе. Колчак доказывал необходимость реорганизации морского Генштаба и требовал ликвидации параллельных, не подчиненных друг другу учреждений, что укрепляло единовластие командующего. В 1912 перешел на Балтийский флот. С началом первой мировой войны Колчак практически руководил боевыми действиями флота на Балтике, успешно блокировав действия германского флота: осуществлял разработанную им тактику морского десанта, нападал на караваны германских торговых судов. В 1916 был назначен командующим Черноморским флотом и произведен в вице-адмиралы. Узнав о Февральской рев., расценил ее как возможность довести войну до победного конца, считая это "самым главным и самым важным делом, стоящим выше всего, - и образа правления, и политических соображений". Столкнувшись с "новой дисциплиной", основанной на классовом сознании, Колчак определил ее как "распад и уничтожение русской вооруженной силы". В июле 1917,передав свои полномочия контр-адмиралу В.К. Лукину, Колчак приехал в Петроград к А. Ф. Керенскому и был командирован в качестве начальника морской военной миссии в США. Узнав в Сан-Франциско об Октябрьском перевороте, не счел его заслуживающим внимания. В ноябре 1917в Японии Колчак узнал о намерении Сов. правительства подписать с Германией мир и решил не возвращаться на родину: "Как адмирал русского флота я считал для себя сохраняющими всю силу наши союзные обязательства в отношении Германии". Колчак был принят на британскую службу и в 1918 приступил к формированию вооруженных сил для борьбы с "германо-большевиками". В ноябре 1918 приехал в Омск, где был назначен военным и морским министром правительства эсеровской Директории. В дек. 1918 Колчак совершил переворот, объявив себя "Верховным правителем России", и поставил себе цель "победу над большевизмом и установление законности и правопорядка". Обладая половиной золотого запаса России, получив военную поддержку Англии, Франции, Японии, США, повел успешную борьбу в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке. К весне 1919 в армии Колчак находилось до 400 тыс. человек. Его власть признали А. И. Деникин, Н. Н. Юденич, Е. К. Миллер. Восстанавливая частную собственность на предприятия и землю, Колчак предоставил право командующим военными округами закрывать органы печати, выносить смертные приговоры, что вызвало сопротивление в тылу Колчака. Финский генерал К. Маннергейм предложил Колчаку двинуть на Петроград 100-тыс. армию в обмен на независимость Финляндии, но Колчак, выступавший за "единую и неделимую" Россию, отказался. К лету 1919 главная группировка войск Колчака была разбита. Курс Колчака на реставрацию дореволюционных порядков привел к массовому партизанскому движению. Потерпев поражение, Колчак передал власть А.И.Деникину и атаману Г.М. Семенову, 15янв. 1920 Колчак был арестован чехословаками, которые передали его эсеро-меньшевистскому "Политическому центру". После перехода власти к большевистскому ВРК по тайному предложению В.И. Ленина иркутский ревком постановил расстрелять Колчака. Тело Колчака было спущено в прорубь.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


Временно осуществлял Верховную власть

КОЛЧАК Александр Васильевич (04.11.1874-07.02.1920) Капитан 1-го ранга (12.1913). Контр-адмирал (10.04.1916). Вице-адмирал (28.06.1916). Адмирал (18.11.1918; звание присвоено созванным в день переворота Советом министров). Окончил Морской корпус (1894). Участник русско-японской войны 1904—1905: с 03.1904 участвовал в обороне Порт-Атура; после его сдачи — в японском плену. 06.1905 через Японию и Канаду возвратился в Санкт-Петербург. Продолжил свои гидрографические работы по исследованию морей Арктики и Дальнего Востока. Участник Первой Мировой войны: помощник командующего флотом Балтийского моря адмирала Эссена Н.О. (умер 05.1915) и вице-адмирала Канина В.А. (с 05.1915) по оперативному планированию морских операций. С 09.1915 командующий минной дивизией и морскими силами в Рижском заливе. За успешные действия в районе Рижского залива получил награды и дважды повышался в звании. Командующий Черноморским флотом, 28.06.1916-06.06.1917. Сдал Черноморский флот контр-адмиралу Лукину. В распоряжении главкома Керенского в Петрограде (05 — 07.1917). Признал власть Временного правительства после Февральской революции. Проявляя гибкость, прилагал все силы, чтобы прочно удержать боеспособность Черноморского флота. В 04.1917 вызван в Петроград, где обсудил положение на фронтах, во флотах и в России в целом с Керенским (Военно-морской министр) и наиболее активным его соратником — Гучковым. 28.04.1917 вернулся в Севастополь, включился в борьбу с анархией и развалом Черноморского флота. Однако удерживать дисциплину и достаточную боеспособность флота становилось все труднее и труднее. Адмирал Колчак чувствовал приближение бури революции и свою беспомощность предотвратить эту катастрофу. 06.06.1917 адмирал Колчак приказал контр-адмиралу Лукину вступить в командование Черноморским флотом и отправил телеграмму в Петроград о своем уходе с поста командующего Черноморским флотом. 10.06.1917 прибыв в Петроград. После доклада правительству адмирал оставался не у дел, игнорируемый командованием и властями, 10.06 — 27.07.1917. Командирован в США и Англию за помощью для продолжения войны. 27.07.1917 убыл из Петрограда в США (через Дальний Восток); приступил к работе в США и Англии; 27.07.1917-04.1918. После революции в конце декабря 1917 поступил на военную службу Великобритании с назначением и отправкой на фронт в Месопотамии (Ближний Восток). 20.01.1918 прибыл через Японию в Шанхай (Китай); затем, в 11.03.1918 — в Сингапур, на пароходе «Динеги». Однако по распоряжению английского генерала Райденда первым же пароходом 16.03.1918 вернулся в Шанхай для дальнейшей работы в Маньчжурии и Сибири. Затем адмирал Колчак прибыл в Пекин и далее — 04.1918 в Харбин (Маньчжурию) для формирования на Дальнем Востоке русских вооруженных сил в зоне КВЖД. Принял командование над всеми русскими военными частями в Маньчжурии, 04 — 10.1918. В это время, 07.1918, генерал Хорват, представитель России в Маньчжурии по управлению, охране и работе КВЖД и россиян, связанных с КВЖД и живущих в Маньчжурии, провозгласил себя Верховным Правителем России. Летом 1918 адмирал Колчак побывал в Японии, где встречался с английским генералом Ноксом и своей (второй) женой А.В. Тимиревой. 09.1918 из Японии прибыл во Владивосток, где имел встречи с чешским генералом с Радолой Гайдой, командовавшим 2-й чехословацкой дивизией и членом Правительства Уфимской директории — Вологодским. Заручившись их согласием с планами адмирала по изгнанию большевиков из Сибири и установлении новой власти в России в целом, 27.09.1918 выехал из Владивостока в Омск, куда прибыл 13.10.1918. В Белом движении: прибыл 13.10.1918 вместе с английским генералом Ноксом в Омск. Военный министр в правительстве Уфимской директории, 04.11.1917 — 18.12.1918. При поддержке начальника гарнизона полковника Волкова и его войск, произвел 18.11.1918 государственный переворот. Собравшийся утром в этот день Совет министров на своем заседании принял ряд государственных актов, включая введение в России пост Верховного Правителя и присвоение вице-адмиралу Колчаку звания полного адмирала, а также передачу ему «временного осуществления Верховной власти ввиду тяжелого положения государства». Воспользовавшись этими актами, адмирал Колчак объявил себя Верховным правителем Российского государства и Главнокомандующим новой, создаваемой им Русской армии, 18.11.1918— 04.01.1920. После разгрома 27.12.1919 Русской армии советскими войсками 04.01.1920 передал власть генералу Деникину на Западе и генералу атаману Семенову — в Сибири и на Дальнем Востоке. Взят под охрану Чехословацким корпусом. Выдан чехами советским властям на станции Иннокентиевская близ Иркутска. Арестован 15.01.1920; расстрелян 07.02.1920 большевистским Иркутским Военревкомом (ВРК) на льду реки. (По другой версии, лично Ленин послал шифрованную телеграмму, копия которой адресована члену Реввоенсовета 5-й армии Восточного фронта И.Н. Смирнову с приказом немедленно расстрелять находящегося в тюрьме Иркутска адмирала Колчака. Выбрав момент подхода каппелевских войск к Иркутску, Ленин направил Иркутскому совдепу телеграмму: «Ввиду движения каппелевских отрядов на Иркутск настоящим приказываю вам: находящегося в заключении у вас адмирала Колчака, председателя Совета Министров Пепеляева с получением сего немедленно расстрелять. Исполнение доложить». Председатель Иркутского Ревкома А.А. Ширяков дал указание председателю следственной комиссии и одновременно председателю Губчека С.Г. Чудновскому: «Взять Колчака из тюрьмы и увезти его из города в более безопасное место», что было перевыполнено расстрелом с предварительным согласованием с упомянутым Смирновым И.Н. Дальнейшие комментарии — излишни.)

Использованы материалы кн.: Валерий Клавинг, Гражданская война в России: Белые армии. Военно-историческая библиотека. М., 2003. 


Маннергейм о власти Колчака

...Позиция западных государств в отношении России изменилась. Политика этих государств была близорукой и привела к тому, что антибольшевистское движение стало бессильным. Не делалось даже попыток добиться сближения с командованием русского белого движения и руководителями отсоединившихся от России государств, прежде всего Финляндии и Польши. Адмирала Колчака эффективно поддерживала Франция, а Великобритания и Соединенные Штаты считали его нежелательным деятелем.

Карл Густав Маннергейм. Мемуары.


"Монархизм" А.В. Колчака

"Моя точка зрения была просто точкой зрения служащего офицера, который этими вопросами не занимался. Я считаю, что при нашей присяге моя обязанность заключается в несении службы так, как эта присяга того требовала. Я относился к монархии как к существующему факту, не критикуя и не вдаваясь в вопросы по существу об изменениях строя. Я был занят тем, чем занимался. Как военный, я считал обязанностью выполнять только присягу, которую я принял, и этим исчерпывалось все мое отношение. И, сколько я припоминаю, в той среде офицеров, где я работал, никогда не возникали и не затрагивались эти вопросы".

А.В. Колчак.

Протокол заседания чрезвычайной следственной комиссии по делу Колчака. (Стенографический отчет). Заседание Чрезвычайной Следственной Комиссии 23 января 1920 г. Цит. по кн.: Окрест Колчака: документы и материалы. Составитель доктор исторических наук, профессор А.В. Квакин. М., 2007. Стр. 313.

+ + +

"Когда совершился переворот, я получил извещение о событиях в Петрограде и о переходе власти к Государственной Думе непосредственно от Родзянко, который телеграфировал мне об этом. Этот факт я приветствовал всецело. Для меня было ясно, как и раньше, что то Правительство, которое существовало предшествующие месяцы, — Протопопов и т.д., — не в состоянии справиться с задачей ведения войны, и я вначале приветствовал самый факт выступления Государственной Думы, как высшей правительственной власти.

Лично у меня с Думой были связи, я знал много членов Государственной Думы, знал как честных политических деятелей, совершенно доверял им и приветствовал их выступление, так как я лично относился к существующей перед революцией власти отрицательно, считая, что из всего состава Министров единственный человек, который работал, это был Морской Министр Григорович. Я приветствовал перемену Правительства, считая, что власть будет принадлежать людям, в политической честности которых я не сомневался, которых знал, и поэтому мог отнестись только сочувственно к тому, что они приступили к власти. Затем, когда последовал факт отречения Государя, ясно было, что уже монархия наша пала и возвращения назад не будет. Я об этом получил сообщение в Черном море, принял присягу вступившему тогда первому нашему Временному Правительству. Присягу я принял по совести, считая это Правительство как единственное Правительство, которое необходимо было при тех обстоятельствах признать, и первый эту присягу принял. Я считал себя совершенно свободным от всяких обязательств по отношению к монархии, и после совершившегося переворота стал на точку зрения, на которой я стоял всегда, — что я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу родине своей, которую ставлю выше всего, и считаю необходимым признать то Правительство, которое объявило себя тогда во главе российской власти.

Когда совершился переворот, я считал себя свободным от обязательств по отношению к прежней власти. Мое отношение к перевороту и к революции определилось следующим. Я видел — для меня было совершенно ясно уже ко времени этого переворота,— что положение на фронте у нас становится все более угрожающим и тяжелым и что война находится в положении весьма неопределенном в смысле исхода ее. Поэтому я приветствовал революцию как возможность рассчитывать на то, что она внесет энтузиазм — как это и было у меня в Черноморском Флоте вначале — в народные массы и даст возможность закончить победоносно эту войну, которую я считал самым главным и самым важным делом, стоящим выше всего, — и образа правления, и политических соображений".

А.В. Колчак.

Там же, стр. 316-317.

+ + +

"Вообще, раньше было трудно сказать, каких политических убеждений офицер, так как такого вопроса до войны просто не существовало. Если бы кто-нибудь из офицеров спросил тогда: «К какой партии Вы принадлежите?» — то, вероятно, он ответил бы: «Ни к какой партии не принадлежу и политикой не занимаюсь». Каждый из нас смотрел так, что Правительство может быть каким угодно, но что Россия может существовать при любой форме правления. У вас под монархистом понимается человек, который считает, что только эта форма правления может существовать. Как я думаю, у нас таких людей было мало, и скорее Альтфатер принадлежал к этому типу людей. Для меня лично не было даже такого вопроса — может ли Россия существовать при другом образе правления. Конечно, я считал, что она могла бы существовать".

27 января 1920 года.

А.В. Колчак.

Там же, стр. 377.


Д.В. Филатьево Колчаке и его правительстве

Надо, впрочем, по справедливости сказать, что и сам адмирал Колчак, мало эластичный и слишком твердо державшийся идеи великодержавности России, в сношениях с иностранцами шел неизменно по линии наибольшего сопротивления. В результате столь необходимое Сибирскому Правительству признание его всероссийскою властью не последовало, что лишило Россию возможности участвовать в заключение Версальского договора и не позволило заключить налаживавшийся американский заем. Но чтобы не обманываться иллюзиями, надо прямо признать, что ни то, ни другое, т.е. признание и заем, не изменили бы конечного результата Сибирской Белой борьбы. Не в иностранцах, а в нас самих лежали причины неуспеха. Так же точно можно лишь теоретически рассуждать о недостатках и даже иногда преступности в деятельности Министерства внутренних дел и финансов. Не от работы этих Министерств зависел конечный исход борьбы, даже если бы во главе их стояли такие великаны мысли и опыта, как Столыпин и Витте. Центр тяжести, несомненно, находился в области ведения военных операций. Победа на фронте, занятие Москвы и изгнание из Кремля красной нечисти разрешили бы сразу все вопросы и, естественно, аннулировали бы самое существование сибирских Министров, ибо в Москве им делать было бы нечего.

Д.В. Филатьев. Катастрофа Белого движения в Сибири: 1818-1922 гг. Впечатления очевидца. - Париж, 1985. 144 с. Здесь цитируется по кн.: Окрест Колчака: документы и материалы. Составитель доктор исторических наук, профессор А.В. Квакин. М., 2007. С. 202.

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ АЛЕКСАНДРА КОЛЧАКА

Великая трагедия гражданской войны в России складывалась из трагедий миллионов людей, погибших от пуль, голода, болезней — сыпного тифа, холеры, чумы, оспы. Среди этих миллионов был и Александр Колчак, известный путешественник, флотоводец, крупнейший специалист по минному делу, ученик адмирала Макарова и Фритьофа Нансена, возглавивший в конце 1918 года контрреволюцию Сибири и расстрелянный в начале 1920 года по решению Иркутского большевистского ревкома. 14 ноября 1919 года в Омск ворвались части Пятой армии. Столица Колчака пала. На башенке бывшего здания колчаковского Совета министров взвился красный флаг.

Победителям достались сотни вагонов со снаряжением и боеприпасами, десятки тысяч больных сыпным тифом и три тысячи незахороненных трупов, распространяющих смрад по всему городу...

После сдачи Омска столицей «всероссийского правительства» стал Иркутск. Сюда переехали Совет министров, центральные учреждения и иностранные миссии. Здесь же теперь находилось командование чехословацких войск, контролировавших Транссибирскую магистраль. Сам Колчак в Иркутск не поехал, но его поезд по мере отступления белогвардейских дивизий под напором красных медленно, но неуклонно приближался к Иркутску. Сюда, в этот поезд, стекались сведения с фронта и из новой столицы. И сведения эти были неутешительны: стабилизировать фронт генералу Каппелю никак не удавалось, а в Иркутске, похоже, готовилось восстание, возглавляемое Полит-центром — временным блоком эсеров, меньшевиков, земцев и Крестьянского союза. Политцентр намеревался создать в Сибири эсеро-меньшевистскую республику — демократическую и независимую. И этим планам сочувствовало чешское командование.

И вот восстание, в которое не верил не только Колчак, но и большевики, началось.
А вскоре адмиралу передали телеграмму из Иркутска:

«Нижнеудинск, поезд верховного правителя.
Создавшаяся в Иркутске политическая обстановка повелевает Совету Министров говорить с вами откровенно. Положение в Иркутске после упорных боев... заставляет нас в согласии с командованием решиться на отход на восток... Непременным условием вынужденных переговоров об отступлении является ваше отречение, так как дальнейшее существование в Сибири возглавляемой вами российской власти невозможно. Совмин единогласно постановил настаивать на том, чтобы вы отказались от прав верховного правителя, передав их генералу Деникину, и указ об этом передать через чехоштаб предсовмину для распубликования. Это даст возможность согласить идею единой всероссийской власти, охранить государственные ценности и предупредить эксцессы и кровопролитие, которые создадут анархию и ускорят торжество большевизма на всей территории. Настаиваем на издании вами этого акта, обеспечивающего от окончательной гибели русское дело...»

5 января 1920 года адмирал подписал указ об отречении, а в ночь с 12-го на 13-е, по требованию Политцентра, чехами были разоружены его конвой и охрана поезда с золотым запасом России. 15 января в Иркутске в 10 часов вечера состоялась передача чехами Колчака, председателя Совмина Пепеляева и их свиты Политцентру. С чешской стороны акт передачи подписали политический представитель Чехословацкой республики доктор Благож и начальник эшелона № 52 майор Кадлец, с русской — заместитель командующего войсками Политцентра Нестеров и члены комиссии. А еще несколько дней спустя бывший верховный правитель предстал перед сформированной Политцентром следственной комиссией.

Читая составленные по всем правилам юриспруденции протоколы, трудно себе представить, что, когда велся допрос, к западу от Иркутска шли последние кровавые бои и где-то там, в занесенной колючим снегом избушке, умирающий Каппель, командующий уже не существующим фронтом, прерывистым шепотом диктовал адъютанту обращение к сибирским крестьянам с мольбой поддержать погибающее белое движение: «За нами с запада подвигаются советские войска, которые несут с собой коммунизм, комитеты бедноты и гонения на веру Иисуса Христа. Где утвердится советская власть, там не будет трудовой крестьянской собственности, там в каждой деревне небольшая кучка бездельников, образовав комитеты бедноты, получит право отнимать у каждого все, что им захочется.

Большевики отвергают Бога, и, заменив Божью любовь ненавистью, вы будете беспощадно истреблять друг друга.

Большевики несут к вам заветы ненависти к Христу, новое красное Евангелие, изданное в Петрограде коммунистами в 1918 году...» Члены следственной комиссии не торопились. Они спрашивали адмирала о его отце, матери, юности, учебе в гимназии и Морском корпусе, участии в экспедициях. И Колчак, так же неторопливо, обстоятельно отвечал на задаваемые ему вопросы. Он мог быть доволен. Неожиданно для себя получил возможность высказаться. Нет, не перед комиссией. Люди, сидящие за столом, его не интересовали. Вождь белого движения говорил не для них. Показания предназначались для русской общественности, для оставшихся в живых членов императорской фамилии, для Франции, Англии, Японии, для президента Американских Соединенных Штатов Вильсона, гостем которого он был два с половиной года тому назад, — для истории. Но отчет адмирала перед историей остался неоконченным... Разгромленные Пятой армией части белых, отступая на восток, оказались под Иркутском. Их командованием был предъявлен ультиматум. Одним из пунктов этого ультиматума являлось освобождение Колчака и его председателя Совета министров Пепеляева. Удастся ли в случае отказа выполнить ультиматум, отстоять город от белых?

Члены Иркутского ревкома, которому вынужден был передать власть Политцентр, в этом не были до конца уверены. Итак?..

6 февраля 1920 года Иркутский военно-революционный комитет постановил:

бывшего верховного правителя адмирала Колчака и бывшего председателя Совета министров Пепеляева расстрелять.
Лучше казнить двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв.
Председатель Иркутского военно-революционного комитета А. Ширямов. Члены: А. Сноскарев, М. Левенсон. Управляющий делами Н. Оборин».

Вокруг расстрела Колчака возникло много романтических легенд и мифов. Действительность прозаична. Привожу свидетельства участников этого события — военного коменданта Иркутска И. Бурсака и председателя Иркутской чрезвычайной следственной комиссии С. Чудновского. И. БУРСАК. Вечером 6 февраля я был вызван в ревком, там уже находился предгубчека Чудновский. Ширямов вручил нам постановление о расстреле Колчака и Пепеляева. Мы вышли и договорились, что я подготовлю специальную команду из коммунистов. Коменданта тюрьмы я предупредил о предстоящем расстреле и приказал ему не отлучаться, а весь караул держать в боевой готовности. Во втором часу ночи я с командой прибыл в тюрьму. Через некоторое время туда подъехал и Чудновский. Мы вошли в камеру к Колчаку и застали его одетым — в шубе и шапке. Чудновский зачитал ему постановление ревкома.

Колчак воскликнул:
— Как! Без суда?

Чудновский ответил:
— Да, адмирал, так же как вы и ваши подручные расстреливали тысячи наших товарищей.

Поднявшись на второй этаж, мы вошли в камеру к Пепеляеву. Этот тоже был одет. Когда Чудновский зачитал ему постановление ревкома, Пепеляев упал на колени и, валяясь в ногах, умолял, чтобы его не расстреливали. Он уверял, что вместе со своим братом генералом Пепеляевым давно решил восстать против Колчака и перейти на сторону Красной Армии. Я приказал ему встать и сказал: — Умереть достойно не можете... К четырем часам утра мы прибыли на берег Ушаковки, притока Ангары.

С. ЧУДНОВСКИЙ. Мороз тридцать два — тридцать пять градусов. Ночь светлая. Тишина мертвая. Только изредка со стороны Иннокентьевской раздаются отзвуки отдельных орудийных и ружейных выстрелов. На небе полная луна, светло, как днем. Мы стоим у высокой горы, к подножию которой примостился небольшой холм. На этот холм поставлены Колчак и Пепеляев.

И. БУРСАК. На мое предложение завязать глаза" Колчак отвечает отказом. Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом говорит:

— Пора.

Я даю команду:

— Взвод, по врагам революции — пли!

Оба падают. Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь...

Возвращаемся в тюрьму. На обороте подлинника постановления ревкома о расстреле Колчака и Пепеляева пишу от руки чернилами: «Постановление Военно-революционного комитета от 6 февраля 1920 года за № 27 приведено в исполнение 7 февраля в 5 часов утра в присутствии председателя Чрезвычайной следственной комиссии, коменданта города Иркутска и коменданта иркутской губернской тюрьмы, что и свидетельствуется нижеподписавшимися: Председатель Чрезвычайной следственной комиссии С. Чудновский. Комендант города Иркутска И. Бурсак».

Так закончилась жизнь Александра Колчака.

Протоколы допросов Колчака, которые сейчас возникли из небытия, являются важнейшими документами гражданской войны. К ним еще не раз будут обращаться историки. Но значение протоколов не только в этом. Они своеобразный рассказ о человеке, сложном, противоречивом, одной из наиболее ярких фигур в белом движении России, человеке, значительно более крупном, чем Деникин, Врангель или Юденич.


Источник: http://tkachenko.in.ua/index.php?page=int_rus_kolchak



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 23

сорі, але що це ху...?

Ой, не это к Франкову!

Буду краток: нах?

Чтобы знать историю. А то фильм посмотрели и представили Колчака героем противостояния белых против красных

Ко мне это не относится. Если интересует, то я от этого фильма недельку так плевался.

З.Ы. Тема уже перестала быть актуальной.

Ооо. подивіться на аву))

Длиннее статьи здесь я ещё не видел.Не читал ибо не интересная тема,на ней часто спекулируют,а правду не говорят.

Кто-то обещал удалять все посты, связанные с политикой...

Молодец конечно что написал,но те кто не знал этого до выхода фильма,сей час тем более не станут этого читать...нах. оно кому надо!

Молодец конечно что написал,но те кто не знал этого до выхода фильма,сей час тем более не станут этого читать...нах. оно кому надо!ты потратил только своё драгоценное время зря...

Спасибо огромное!!! Мне читать было интересно!!! Фильм не смотрел. А прочитать выдержки от противоположных сторон (да и нейтральных тоже) мне было интересно. Спасибо. (может быть Вам также рассказать о каком-нибудь футбольном событии?)

Неплохая подборка, спасибо.

Наверное, статья Франкова вдохновила… :)

А теперь выложи такие же статьи о Деникине, Врангеле, Юдениче, Краснове, Шкуро, Мамонтове

А самому поискать слабо?!!

Меня эти личности не интересуют. Тебя же, как я вижу, это оччень заинтересовало. Вот и строчи.

Достаточно познавательно. Не футболом единым...

спс

скажу чесно!да ну нах стіки читати!))

Многа букафф? Не осилил?

ні,мало часу мав тому не осилив!

Спасибо за Вашу работу над статьей, было интересно почитать! Жаль только, что историю вспонинаем после просмотра фильмов, а не просто так - для развития! А вообще, если бы не большивики (быдло), то была бы сформирована качественная политическая элита (как например в Великобритании, Германии и др.) и жили бы мы как на западе - культурано. А тепель внуки и правнуки этих ревнаркомхеров нами управляют, вот и жуём гавно! СПС!

Не кажется ли уважаемому читателю "странным" совпадением, что семью Романовых расстрелял Янкель Юровский, а в организации расстрела адмирала Колчака принимали участие Янкель Шумятский, Лазарь Левинсон и Самуил Чудновский? Не слишком ли много в нашей жизни вот таких "странных" совпадений?

 



Просто часы

Мои фотоальбомы

Мои фотоальбомы



Метки

Календарь
Октябрь
ПнВтСрЧтПтСбВск
    
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Интересы

Антиинтересы
ОБОЗ.ua