Тут рулит Рууд Гулит. Пол Скоулз, пол скользк. Франк Рибери, франки забери.

 


Риторический вопрос.


Очередная ночь, бессоница добила, луна с лицом дебила, последний колпак догорает убило (С)

 

 Доброго аремени суток уважаемые читатели. Мы рады приветствовать вас в психоделическом апокалипсисе творящимся в эти дни. Не путать с психоделическим апокалипсисом точки G, танцую обнаженной под раних Prodigy. Есть теория, что все развивается по спирали, а кое кто даже осмеливается утверждать, что эта спираль составляет 100 земных лет. 1812, 1914, 2014 весомый аргумент, но пожалуй единственный.

  Отвлечемся от обыденности и давайте представим чисто гипотетическую ситуацию. Писать крупным шрифтом считается признаком дурного тона, но специально для дебилоидов повторюсь ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ. (толковый словарь в помощь)

Итак:

  Теплый вечер, ночь, огни, раньше времени не нагни) парень отправляет девочку на такси, с параллельными клятвами о вечной любви, переездом в Ниццу (Ницца - нельзя не соблазниЦЦА), замке на берегу Средиземного моря, усеянного пальмами, созерцания моря в лунном свете и не отдаст он ночи Генриетте.

 Посадил в/на такси, с чувством выполненного долга можно смело предаться друзьям, выпике и прочим телестным наслаждениям (круто, отправить девочку на такси, а после предаваться телестным наслаждениям)))))) как вдруг рингтон, у кого это звонит телефон, включен магнитофон, на заднем плане фон. Она. Наверное спокойной ночки хочет пожелать, в разгар феерии и феерверков, пари свете фар под звуки фанфар, читаем тиграм черный пи-ар)) Таки она, не не с пожеланиями спокойной ночки, а со следующей речью: Меня должны были привезти из пункта А в пукт В, но мы уже проехали мимо пункта В, и меня везут в пункт Х, таксист это аргументирует тем, что ему нужно заправиться, при чем очень срочно, а заправиться он может только в мифическом пункте Х. На этом связь обрывается...

  Опа здрасте! Ну почему нельзя просто спокойно выпить пива, чтоб никто не напрягал никакими головняками. Вырубленная связь абсолютно не повод для паники. Особенно если оператор Лайф, у которого существуют сотни точек с мертвой связью. Перезвон, интересно, какой у неё на меня рингтон, наверное сладкий, как детский сон. Оператор сообщает, что абонент скорее всего насинячился и спит, но в эфир глаголит, что абонент знаходиться поза зоною досяжності, и, ну никак не может принять ваш звонок,  и предлагает зателефонувати пізніше. Повторный звонок - аналогично. И последующий тоже...  Галимый расклад. Да какой галимый, просто хуевый, поздний час, свет огней погас, а нужно вызволять красавицу из лап злобных леприконов. 

 Ваши действия в сложившейся ситуации?

Если вы представительница сексуального пола, то ваши действия на месте девушки?

 


Открыть | Комментариев 13

Футбольный туризм в "европейской" столице (копипаст)


Мы бы рады поскорее опубликовать статью с позитивными отзывами иностранцев о Киеве, — пишет «Наш Киев» — но, поскольку они, в отличие от негативных, в дефиците, то подготовка такого материала заняла больше времени, чем мы рассчитывали. Поэтому пока что ознакомьтесь с впечатлениями о нашем городе фаната «Манчестер Сити» Джонатана, решившегося на такой рискованный шаг, как самостоятельное путешествие в Киев.

Наше знакомство могло не состояться, если бы автор этих строк не забыл на рабочем месте проездной метро. У кассы метрополитена мое внимание привлек прилично одетый мужчина средних лет, тщетно пытающийся выспросить у оператора соседней кассы, сколько нужно заплатить за «that blue thing». Понаблюдав за этой ситуацией, я попросил выдать мне «еще один» и «угостил» господина иностранца.

Как оказалось, англичанин Джонатан (филолог по образованию) пытался добраться до мифической станции Arsenal, где возле Monument of Glory должны были встретиться несколько десятков фанов City. Пообещав доставить Джонатана по месту назначения, попутно выслушал его историю:

«Holy crap, — начал свое повествование Джонатан, — у вас воистину сумасбродный город. У нас уже появились ваши буклеты к Евро-2012, обещающие чистые и озелененные улицы, европейские отели, а также дружелюбный персонал и терминалы с картами города едва ли не на каждом углу. На деле же — до Евро у вас остался всего год, а мне попался лишь один такой терминал близ станции метро Крещатик, но и он оказался в нерабочем состоянии. Поверьте, футбольный туризм для меня не в новинку — я ездил и в Лиссабон в 2004-м, и в Гамбург в 2006-м, и в Цюрих в 2008-м. Хуже всего из этих трех мне показался Лиссабон, но по сравнению с Киевом даже там сервис и персонал, можно сказать, были на высоте».

Неподготовленность государственных служащих и работников сферы обслуживания, по мнению Джонатана, является главной проблемой Киева:

«Это тихий ужас — спросить дорогу у вас просто невозможно. Когда подходишь с вопросом к кому-либо — даже к милиционеру! — он смотрит на тебя с открытым ртом и выпученными глазами и произносит лишь звук „Э”. С момента моего приезда в Киев этих звуков я наслышался вдоволь — даже в ненавистном мне „МакДональдсе” мне продали то, что я просил, лишь после того, как позвали администратора, говорящего на ломаном английском. В вашем аэропорту (имеется в виду Борисполь) мне еще сумели помочь с дорогой и такси до города (на вопрос о цене, Джонатан бодро ответил — 20 фунтов; я поперхнулся). В самом же городе я вообще едва не потерялся — ни указателей, ни номерных знаков на английском у вас нет.

Помогали лишь только молодые люди, но и к ним я подходил с опаской — у нас ходят не очень приятные истории о ваших хулиганах, а заварушка, случившаяся пару лет назад между фанами „Манчестер Юнайтед” и киевского „Динамо”, хорошо известна по всей Англии. Я не спорю, проблемы с хулиганами существуют везде, у нас бывало и похуже. Но тут мне впервые пришлось прятать атрибутику своей команды куда подальше и постоянно быть начеку, потому что знакомиться с вашей медициной хотелось бы меньше всего».

В вагоне, везущем нас к «Арсенальной», Джонатан поделился впечатлениями о киевском транспорте, общепите и отелях:

«В Британии на буклетах к Евро изображены комфортабельные автобусы. На деле же у вас нерегулярно курсируют лишь маленькие желтые машинки, в которые напихивается целая куча народу. С таким я столкнулся впервые — никогда не видел, чтобы люди набивались в транспорт наподобие тетриса и так ехали. Грустно и смешно.

А еще Киев — город, в котором можно зайти в заведение с определенным названием и обнаружить... полное ему несоответствие. Например, по приезду зашел в один из ирландских пабов и не нашел там ничего ирландского. Ни в меню, ни в алкогольной карте. Зачем тогда называться ирландским пабом? (Когда мы прибыли на место встречи фанатов, еще двое из них рассказали, что посетили ресторан с „английской кухней” в центре Киева, где ни одно из принесенных блюд и близко не пахло старушкой Англией).

Но самой неожиданностью для меня, в преддверии вашего Евро, оказалась дороговизна отелей — все они хотят содрать огромную цену, предоставляя минимум услуг. А платить 50 фунтов за старый клоповник — увольте. Частично у вас эту ситуацию спасают хостелы, но и про них ходят не совсем приятные истории: кого-то обворовали, где-то банально грязно и не кормят. А рисковать собой, да еще и за деньги — сомнительное удовольствие».

При такой жесткой критике Киева, Джонатан на удивление хорошо отозвался о... Львове.

«В прошлом году мне по работе довелось посетить Львов. Там было намного лучше — и указателей на улицах гораздо больше, и все тебе готовы помочь — если не словами, то хотя бы жестами. Даже дядюшка из местной бакалейной лавки, который мало что понимал по-английски, сумел начертить нам на салфетке указания, которыми мы успешно воспользовались и легко нашли нужное нам место. Откуда такая разница в людях — я не понимаю. Но если мне во второй раз предложат выбрать из этих городов, куда вернуться, то выбор для меня очевиден».

C приближением Чемпионата Европы по футболу, когда подобных «джонатанов» будут тысячи и тысячи, Киев может окончательно состояться в глазах европейцев как диковатая столица страны третьего мира. Очень хотелось бы верить, что все кардинально изменится за будущий год. Но, учитывая запущенность ситуации, особых надежд на это питать не приходится.


Открыть | Комментариев 16

Внутренняя сторона медали (МП-2 тема 7)


   16 июня 2006 года, ранее утро, около метро "Республиканский стадион" выстроилась колона автобусов, поджидающая не выспавшихся болельщиков "Динамо". Вскоре этот эшелон выдвинется в путь, из города каштанов на юг, все время на юг, до упора, до тех пор пока линия горизонта не будет разделять небо и море, в славный город-герой Одессу. Сегодня в 17.00 здесь пройдет матч за Супер кубок Украины, между непримиримыми соперниками "Динамо" и "Шахтером" .  Медленно, но верно, стягивается толпа, вот они уже небольшими стайками стоят у автобусов, курят, шутят, выпивают, дорога не из близких, и нужно как-то коротать время.

   Среди обычных болельщиков со все различными девайсами изображающие символику клуба проскакивают и другие, с грозными физиономиями, без шарфиков, без футболок команды, без значков на сумках, без бело-голубых дудок, им это ни к чему, вся символика изображена прямо на их телах, в виде эксклюзивных, изощренных, порою странных, порою сюреалистических татуировок. Но пока утро и прохладно, это не бросается в глаза, видны только тату на руках, это позже, когда солнышко будет приближаться к зениту, когда градусы будут постепенно брать контроль над телом, они поснимают майки оголив торс, вот тут-то и можно будет рассмотреть всю символику в полной красе. Например изображение на всю спину дракона в динамовской майке, побеждающего мифическое существо в спартаковской атрибутике. Или тонкая цветная работа с эмблемой "Динамо" окруженная миловидными ангелами с лицами игроков киевского клуба. Изображения звезд прошлого; Лобановского, Блохина, Заварова. Чаша кубка обладателей кубков, с буквой "Д" и датой 2.05.1986. А также бесчисленные буквы "Д" с эмблемы, которые размещены на всех свободных частях тела. Уж очень эти ребята смахивают на НИХ, но полной уверенности пока нет.

   За "погрузкой" (именно так, потому что некоторых желающих посмотреть матч в Одессе в прямом смысле грузили в автобус) фанатов в автобусы зорко следили представители правоохранительных органов, взгляд которых не сулил ничего доброго, как взгляд овчарок на короткой привязи, и так трудно сразу разобрать, кто из них больше друг человека. Убедившись, что ничего противозаконного ни у кого нет (ха-ха) людей начали допускать в автобусы. На этом этапе оставили двух представителей порядка на один автобус. 

   - Никакого спиртного, даже слабоалкогольного, в автобусе быть не должно! - заявил милиционер став в дверях. Тот, кто заходил в автобус вторым уже мог лицезреть за водительским сидением сего стража порядка, с разбитой физиономией и в недолгой отключке. Похоже, что все-таки это ОНИ, которых так нещадно осуждают, которых считают позором, которые якобы мешают празднику под названием футбол и которых называют "Ультрас". Второму милиционеру была предоставлена альтернатива: выпить залпом немалое, даже по славянским меркам, количество сорокоградусного напитка и не мешать пассажирам наслаждаться поездкой. В автобусах все занимались тем, чем обычно занимаются украинцы оказавшись прикованными к одному месту на длительное время - выпивали и ели. Смысл всех бесед сводился примерно к следующему: нету в мире скажем прямо, команды лучше чем "Динамо".

   Когда минуя три четверти пути резко стали заканчиваться продовольственные и "стратегические" запасы, тройка автобусов остановилась у придорожного магазина. С каждого вышло человек по двадцать и твердым, непоколебимым, уверенным строем зашли в магазин что бы запастись необходимым. Не многочисленный персонал сего заведения, включающий и женщин просто не мог, да и глупо было бы, дать отпор решительно настроенной толпе, будем надеяться, что страховая компания возместит убытки в связи с противоправными действиями третьих особ. 

   Уже перед самой Одессой, из каждого автобуса вышли энное количество людей (тех самых, в татуировках и без атрибутики) и отправились на место встречи с такими же, жаждущими битвы, бойко настроенными оппонентами, представителями, но не донецкого клуба, а одесского. Представители Киева и Одессы не упустят возможности оказать друг другу "теплый прием" в независимости от ситуации, времени года и времени суток.

   Да, действия этих болельщиков зачастую переступают нормы социального поведения, иногда их действия носят криминальный характер, но ведь все это происходит от любви, от любви к родной команде. А любовь - это не только гармония и цветы, не только приятные и интригующие моменты, это работа, постоянная и беспрерывная, которая требует определенных жертв от всех субьектов ввазянных в эти отношения. И именно эти, непослушные, озорные фанаты придумывают все различные кричалки и песенки, именно они, не жалея голосовых связок с первой минуты и до финального свистка поддерживают родную команду. Именно они находятся рядом с командой всегда, что бы разделить моменты радости и моменты печали, времена восторга и времена позора. Для них футбол это уже не просто развлечение и способ провести досуг, для них родной клуб это частичка ихнего сердца. И, как любой любящий, они радуются и страдают, смеются и плачут. Эта футбольная любовь существует вовсе не для того, чтобы делать нас счастливыми, она существует для того, чтобы показать нам, как сильны мы можем быть в страданиях и тяготах бытия. И таки да, это просто не может не выливаться в определенные конфузы. 

   И все это передается из поколения в поколение, они, истинные болельщики, были есть и будут, в независимости от результатов клуба. И в такие тяжелые времена как завершение первой декады нового века, когда стадион пустой, когда те, кто называет себя болельщиком "Динамо" с сарказмом и злобой осуждают любимый клуб, плюются и отворачиваются, фан-сектора забиты до отказа. Как и раньше, они скандируют и размахивают флагами, рисуют баннеры и придумывают новые песни, подгоняют свою команду, радуются успеху и переживают неудачи. К врагам же спортивная злоба, ненависть месть. 

   Как и действия влюбленного юноши бегающего как сумасшедший по улицам, непонятный и странный для окружающих точно так же и преданные фанаты остаются непонятными для всех остальных. И  как ухитряются они будто чудаки-отшельники уединится и оставаться свободными, как укрывают их от мира ихние фан-сектора, какой полнокровной жизнью живут они в своей ставшей их второй натурой аккуратной, противоречивой и любимой динамовщине, в какой замкнутости, сосредоточенности, закупоренности держит их год за годом, десятилетие за десятилетием волшебство их мечты, превращая их клуб в гранда, их стадион в храм, их игроков в звезд, а их самих в неотьемлимую часть структуры под названием "Динамо" Киев.

П.С. клавиша с твердым знаком на клавиатуре не работает, всесто него использовался "Ь" 

 


Открыть | Комментариев 18

Вечный и Берег (МП-2 4 тур)


 

   Великие сооружения, памятники культуры, воплощения инженерской мысли, поля боя, амфитеатры для футбольных спектаклей. Одни старые, другие молодые, третьи только что родившиеся, пришедшие на смену своим устаревшим предкам, красавцы, как и все молодое излучающее жизнь и энергию. Но согласитесь, что в старых стадионах присутствует определенная традиция, своеобразный дух времени, который как бы воплощает все происходившие на нем баталии в одно целое, в одну точку, которая существует не в прошлом и не в будущем, а именно сейчас. И это воплощение как раз и есть то самое, тот волшебный дух, который именуют атмосферой стадиона. И у каждой арены эта атмосфера своя, индивидуальная, неповторимя ни в каком другом месте, ни на другом стадионе. 

   Если в Англии в каждом, даже самом маленьком, населенном пункте существует футбольная команда, то в Бразилии, в каждом, даже самом маленьком, населенном пункте существует две команды. Естественно не каждая из этих команд может похвастать красивым, уютным и комфортным стадионом. Да и не к чему это, зачем маленькому городу иметь большой стадион, который лишь в редкостные моменты будет набит до отказа. Но есть мегаполисы, для которых иметь шикарный стадион,  является делом чести, и зависти соперников, особенно если это классико, или как более привычно звучит для наших краев дерби.

  Порту-Алегри (Порт Радости пор.) славится своим классико Гремио-Интернациональ, или как его называют сами бразильцы "Гре-Нал". Возможно, это самое непримиримое и мистическое противостояние в Бразилии: каждый матч сопровождается бурей эмоций с обеих сторон. "Гре-Нал" - очень сильное со спортивной точки зрения действо, а, подчас, оно становится и сильнейшим в Бразилии. "Гре-Нал" - это не просто игра - это борьба, битва, победа или поражение в которой очень эмоционально воспринимается по всей Южной Бразилии. В пределах города Порту-Алегри, да и всего штата Риу-Гранди-ду-Сул. Каждый четко "принадлежит" к одной из этих двух сторон, в соответствии с очень сложными семейными, культурными и социально-демографическими факторами.

   "Бейра-Рио"  - красавчик в Порту-Алегри, домашняя арена "Интера", расположен в штате Рио-Гранди-ду-Сул на берегу эстуария Гуаиба - общего для нескольких рек, впадающих в Атлантический океан в этом месте. Собственно говоря, "Бейра-Рио" и переводится как "Речной Берег". Неважно, что эстуарий - это вообще-то залив, в который впадает река. Ведь воспринимается он как продолжение этой самой реки. Но официальное название стадиона совсем другое, и не имеет отношения к речкам. "Стадион Жозе Пинейро Борба" - в честь португальского инженера, который на протяжении многих лет вынашивал идею создания в Порту-Алегри грандиозного стадиона, положив начало строительству такового. К сожалению, сеньор Пинейро Борба не дожил до того момента, чтобы лицезреть своё детище полностью завершённым. Примечательно то, что в строительстве стадиона помимо инженеров, топографов, строителей принимали участие и болельщики клуба. Каждый помогал чем мог: кто цементом, кто гвоздями, кто инструментами, а наиболее неимущие своей физической силой. Причем участие в этом проекте было делом невероятно престижным и благородным, ведь параллельно достраивали стадион наизлейшие враги из "Гремио".

  Через 5 лет Бейра-Рио" иронично называли "Бойя-Катива" (от слова "бойкот"), потому что казалось, что стадион никогда не будет окончательно достроен. Особенно учитывая то, что у клуба "Интернасьонал" тогда были не лучшие времена. Но все же спустя 13 лет упорных трудов, в 1969 "Бейра-Рио" предстал во всей красе на радость поклонникам "красных" и стал достойным украшением города. Сначала стадион был рассчитан на более чем 90.000 зрителей. Рекорд посещаемости был зафиксирован 17 июня 1972 года (106.554 зрителя) в матче звёзд штата Рио-Гранди-ду-Сул против сборной Бразилии, завершившимся вничью - 3:3. Теперь же вместимость приведённого к требованиям ФИФА "Бейра-Рио" составляет 56.000 зрителей.

   А тем временем в стане непримиримых врагов:

    "Estadio Olimpico Monumental". Монументал означает вечный, слабо верится, но чем не шутят черти в стране диких болельщиков и мастеров капоэйры. Большую роль в футболе всего штата Рио-Гранди-ду-Сул суждено было сыграть Тезоуринье, талантливому футболисту негритянского происхождения. Один из ключевых игроков бразильской сборной пятидесятых годов и признанный лидер клуба "Васко да Гама", он как раз и стал тем человеком, что помог хозяевам "Гремио" избавиться от довлетших до 1953 года над клубом расовых предубеждений.  Именно в этот год тогдашний президент "Гремио" Сатурнино Ванзелотти сумел убедить возглавляемый им директорат в необходимости подписания контракта с Тезоуриньей. И это было верное решение: с появлением этого футболиста несколько завялая игра команды вновь засверкала, заискрилась улыбкой лучистой, радостной, детской. И с этого момента в "Гремио" стали появляться игроки с черным цветом кожи. А с началом этой новой эпохи хозяева клуба приступают к строительству нового стадиона "Олимпико", который, по их замыслу, должен был стать "залогом гегемонии "Гремио" в футболе штата. Инаугурация "Олимпико" была проведена 19 сентября 1954 года. В этот день хозяева нового сооружения пригласили в качестве спарринг-партнера уругвайский клуб "Насьональ", который и обыграли со счетом 2:0, а сама арена вмещала 38 000 зрителей. 

   Противостояние "Гре-Нал" бурей эмоций перенеслось и на строительно-инжинерные нивы. Когда стадион "Бейра-Рио" был уже в принципе готов, и оставалось достроить каких-то полсотни метров стеклянного покрытия над трибунами, руководители "Гремио" вдруг публично заявили о расширении "Олимпико", дабы "получить возможность разместить побольше зрителей. И этого оказалось достаточно, чтобы завершение стеклянного козырька над "Бкйра-Рио" было приостановлено во имя расширения площади на трибунах для стоячих мест. Причем при планировке проекта по расширению трибун была заблаговременно предусмотрена возможность их дальнейшего расширения на тот случай, если вдруг "Гремио"...

   И только когда "Олимпико" полностью был закольцован капитальной стеной, то же сделали и хозяева "Интера", сумевшие все-таки перещеголять своих недругов.  Увеличение вмещаемости "Олимпико" было предпринято впервые в 1980 году. И сразу почти в 2,5 раза, то есть - до 85.000 зрителей. Однако, из-за мер безопасности, верхний ярус в 1990 году был демонтирован, после чего вместимость "Олимпико" составила 51.000 зрителей.

   "Гре" - "Нал" не прощает ошибок. Победители в этом матче - герои. На долю побежденных в лучшем случае (как бы там хорошо они ни играли!) остаются обвинения и упреки, часто очень тяжкие и позорные, порой достаточные для того, чтобы поставить точку на начинающейся карьере обещающего футболиста. Но зато игроки, которым выпадает удача блеснуть в парочке дуэлей "Гре" - "Нал", становятся идолами у экзальтированной торсиды штата.

 

 

 

 

 

 

 


Открыть | Комментариев 10

Странные игры (МП-2 3 тур)


 В десятках отчетов, репортажей, корреспонденций об игре Аргентины на ЧМ-90 смысл сводился к следующему: одна из самых тусклых команд чемпионата, которой невероятно везет. Что же, доля истины в этом есть, хотя без искусства Марадоны, чудовищной реакции Гойкоэчеа, целенаправленности Каниджы, трудолюбию и усердию Бурручаги, никакое везение и благосклонность богов не вывели бы Аргентину в финал. Команда играла как умела, и делала то, что позволяли ей соперники, за что же осуждать аргентинцев. Нет, осуждать нужно ихних соперников, которые вроде как и играли лучше, и демонстрировали более зрелищную игру, но постоянно расписывались в собственной слабости, и сходили с дистанции, а бело-голубые продолжали борьбу. Команда боролась в каждом матче с полной выкладкой, и выставляла из турнира команды более интересные. 

 Действительно, перед началом турнира, команда смотрелась удручающе, из всех козырей остался пожалуй только один, титул чемпионов мира. Первый матч, против Камеруна, под улюлюкание и хохот десятков тысяч болельщиков, африканцы доказали всем, что король то голый! Аргентинцы не просто проиграли, а оказались перед перспективой сдать полномочия уже после группового турнира. 

 Главный тренер аргентинцев Билардо изолировал команду на тренеровочной базе "Ромы", которая была отдана аргентинцам в аренду, и уединившись от внешнего мира, наедине с собой переживали позор. Кто был оптимистом, так это Марадона, правда его рассуждения сводились примерно к следующему: мы не вылетим рано из турнира, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! 

 У него были основания для такого заявления, и все это знали. За пару месяцев до начала ЧМ он прошел специальное медобследование, вердикт которого гласил: десятка "Наполи" и идеальном физическом состоянии, полностью готовая к предстоящим баталиям. О технических кондициях никто даже не задумывался, они у Марадоны всегда в порядке. 

 Но последовали травмы.

 И на поле миланского Сан-Сиро вышел не супер игрок от бога, а выбитый из формы, с болью в ноге человек, от которого все и всегда ждут чуда, но который сотворить его не может. 

 Сотворил он это чудо уже в следующем матче против сборной СССР, хоть право на авторство ему пришлось поделить с судьей. При счете 0:0 находясь у своих ворот, Диего рукой отбил летящий в ворота мяч, а судья Фредрикссон, находящийся рядом даже в ус не дунул.

 "Кража средь бела дня, вор как и 4 года назад - Марадона", "Марадона и Фредрикссон отсылают команду СССР домой", "Пиратство в отношении команды Лобановского" и прочие заголовки подобного содержания. Вновь "Рука Бога", как говорил классик: "Показывать Бога за каждой вещью - вот что такое искусство". Сам же Марадона отреагировал следующим образом: "Я играл рукой не умышленно, если арбитр не дал свистка, значит все в рамках правил. И точка!". 

 Сыграв вничью с румынами, аргентинцы со скрипом, с полухромым капитаном во главе выходят в одну восьмую, где взошли на эшафот. Там их уже поджидала смерть в желто-зеленом одеянии, имя которой Бразилия. Дело дошло до того, что аргентинцам заранее начали сочувствовать. Такое отношение наверное приемлемо к умирающему врагу, гад конечно же был, но сейчас вроде жалко. Что и говорить, бразильцы играли лучше, бил в штангу Дунга, мазал из выгоднейших положений Мюллер, посылал мяч в угол Карека, а путь ему в обезьяньем прыжке преграждал Гойкоэчеа. И когда прозвучал финальный свисток, когда 30 тыс бразильцев на туринском "Делле Альпи" заплакали и уронили флаги, когда погасла эмблема чемпионата, возник вопрос: "Как такое могло случится?"

 За бразильцев болели все, и очень бурно реагировали, когда мяч в очередной раз облетал словно заколдованные ворота Гойкоэчеа. Марадона особым расположением не пользовался, в ожидании когда бразильцы наконец то забьют, все стали считать сколько раз этот актер рухнет на газон, падал он много, и не всегда по своей воле. А один раз опять упал, но не сразу. Он получил мяч в районе центрального круга, на своей половине поля. Одним из своих умопомрачительных финтов, после которого соперник жалеет, что вышел на поле, обыграл защитника, затем рывком ушел от второго, устоял, несмотря на жесткий прессинг, обыграл третьего, и, уже падая, отправил мяч туда, где в бразильской обороне образовалась брешь, и куда, распустив кудри по ветру рванулся Каниджа. На то, чтоб отыграться бразильской сборной не хватило оставшихся 10 минут. 

 Популярности аргентинцам это не прибавило. Итальянская публика, которая до этого относилась плохо к Марадоне (не считая конечно же Неаполя) и так себе к его команде, после туринской победы стала относиться плохо к обоим. 

 И вот уже пройден югославский барьер; борьба была равной, хоть юги выглядели поинтереснее. И дошли аргентинцы до адской пропасти, до полуфинала, до Неаполя, до сборной Италии, где уже никакие чары, удача, и прочие мистические атрибуты помочь не смогли, потому что все жаждали победы Италии, не очень то и пытаясь оценить их соперника. А те пришли к полуфиналу тертыми калачами, как корабль потрепанный штормами, но сохранивший свою оснастку, прекрасно слушающийся руля, а главное с экипажем, которому еще одна буря после многих других не казалась кошмаром, тем более уже забрезжил рассвет и с ним очертания берега, заветной земли, на которой растут чудо деревья с медалями как минимум серебряного достоинства. 

 Антагонизм достиг наивысшего накала. Всеми нелюбимая команда, во главе с ненавистным всем капитаном, стала шлагбаумом преграждающим путь в рай. Следовательно эту преграду нужно разнести в щепки.

 Шесть лет играл Диего Армандо в Италии, и все эти годы полемики вокруг его имени горы. Правда в самом начале было больше любопытства, кто он такой? Тем более, что веселая команда за которую играл Марадона ни кому не доставляла хлопот, вечно скучающая в середине турнирной таблицы, ближе к её концу. В сознании многих итальянцев игра команды отождествлялась с духом города - бедного, отсталого, веселого, темпераментного, искреннего, дремучего, мафиозного. Италия началась с юга, и Неаполь  - это как плоть страны, её истоки, а еще никому не нужная, давно перезрелая пуповина когда-то питавшая плод. В Италии к этому городу относятся как к тому крестьянскому сыну, уехавшему учиться в город, ставшему специалистом, женившемуся на городской красавице, занявшему удобную квартиру. И настолько переродившемуся, что при встрече со своими старомодными родителями краснеет, испытуя за них стыд. Что-то подобное можно уловить в отношении Северной Италии к Югу, которого стыдятся, который считают обузой, тянущую красавицу Италию назад, а ведь ей идти на европейский бал. Росло отчуждение к Югу, постепенно перерастающее в расизм. Росли доходы да севере: Феррари, Армани, промышленность. Росли кассовые сборы на стадионе Сан-Паоло в Неаполе - Марадона делал свое дело, превратив команду в грозную силу. А посему росло пренебрежительно-неприязненное отношение и к команде и к её аргентинскому капитану. 

 Компанию начала пресса. Так уж нужно было подогревать и без того кипевший ажиотаж спросив хором а за кого будет болеть Неаполь: за соотечественников итальянцев, или за своего кумира, который будет их противником. Появились и дурно пахнущие утки, вроде того, что наиболее горячие болельщики "Наполи" придут болеть за Марадону, а значит и за Аргентину. Тут еще и дон Диего подсуетился со своим заявлением: " В Италии много пишут о предстоящей игре, призывая тиффози Неаполя изо всех сил поддержать свою команду. Я думаю город будет болеть за меня, поскольку я защищаю его честь каждую неделю, а страна вспомнила о том, что Неаполь часть Италии только сейчас, когда нужно обеспечить поддержку своей команде" 

 В принципе автор этих строк был недалек от истины, но как говорится не всякая правда приятна, а иная и обжигает как огонь, сыпя на рану соль. А что Марадона, свои бессознательные рейды он прославил эффективнее самого Фрейда. 

 Наверное все суть неаполитанской души выразил один плакат, взвившийся над трибунами как только прозвучал стартовый свисток, в котором было всего 2 рифмованные строчки:

Maradona-nei cuori,

 Italia-nel coro

(Марадона - в сердцах, Италия в песнях) 

 Этим блестящим по краткости и емкости лозунгом была передана душа самого быть может гуманного города Италии. Да, его жителям есть, был и будет дорог Марадона, но в этот вечер они скандировали "Форца Италия!", потому что они итальянцы, и, быть может, даже более итальянцы чем все остальные. Исключительная корректность и тонкость неаполитанцев не могли не тронуть нормального человека. И на следующий день это отметили все, кому дорога истина. Но были и другие, которые говорили, мол в Неаполе наша команда не имела должной поддержки, и играй команды в Риме, у аргентинцев не было бы шансов. Выйди итальянцы в финал таких строк никто бы не написал.

 Финал стал днем мщения.

 Весь Рим буквально разукрасился желто-красно-черными цветами. Болеть шли не столько за ФРГ, сколько против аргентинцев, а скорее даже не против Аргентины, а против Марадоны. Гимн был встречен огромным ураганом свиста, демонстративно сжигались и топтались аргентинские флаги, а когда на стадионном экране крупным планом выделили лицо Диего, весь стадион буквально зашипел так, что едва не рухнули навесы от дождя. Исполнение гимна продолжалось. Каменные лица Бурручаги, Сенсини, Гойкоэчеа, и вот на экранах лицо Марадоны. В глазах ярость. Губы вышептывают несколько слов, которые никто никогда не услышит, но смысл который понятен всем без исключения.

 В этой игре у аргентинцев было мало страсти, Марадона был не столь активен, трибуны весть матч продолжали освистывать, проклинать и насмехаться над аргентинской командой. Аргентина проиграла 0:1, король снимал корону...

 А что же происходило в это время в Аргентине? Они конечно же не остались в долгу. Им, конечно же не доставляли удовольствия минуты, когда забитые битком трибуны освистывали их гимн и игроков, топтали их флаги, и измывались другими способами. Вскоре после окончания матча, улицы Буэнос-Айреса и других городов стали заполняться тысячами людей, в основном не столько грустившими по поводу поражения, сколько радовавшихся второму месту. И вот, посреди карнавала кто-то подпрыгнул раз другой выкрикнув пару слов, за ним второй, третий, и уже целые улицы пошли вверх-вниз в странной игре, в которой было 5 слов: "Кто не прыгает - тот итальянец!" И затрясся весь Байрес в вулкотрясной пляске под многочисленный хор. 

 


Открыть | Комментариев 15

Бандитский садик (Мастера пера. 2 тур)


 

В 1086 г население сей  саксонской, по другому и не скажешь, деревушки, насчитывало 200 человек. Спустя три столетия, Лидс превратился в крупнейший в Англии центр по производству шерсти. Каждые выходные устраивались пышные ярмарки, уличные музыканты, певцы, скоморохи, театралы устраивали свои неподражаемые представления около торговых лавок, куда стекались покупатели со всей Британии. Спустя тысячелетие главный город Западного Йоркшира славится на всю округу своей текстильной продукцией, как говорится: кого в какой капусте нашли, тот такой и торгует.

На стыке второго и третьего тысячелетия, «Лидс Юнайтед» несамобытно и красочно, словно взмах волшебной палочки, буквально ворвался в реальность английского футбола. Но сказочное волшебство, как известно, бывает только в детских книгах, а магом, который очень грамотно и тонко запустил метаморфоз, оказался уроженец Лондона, ирландец Дэвид ОЛири. (ОЛири действительно родился в Лондоне, но когда Дэвиду исполнилось 3 года, семья переехала в Дублин, на родину отца)

Во второй половине 90-х, стало очевидно, что век импровизаторов прошел, наступила эпоха скорости и мышц, борьбы характеров, тактических построений, которые проповедовали дисциплину, прагматичность, игру на результат. Супер клубы Англии скупали супер звезд,  дабы дать бой доминирующему в то время «МЮ». ОЛири же, в отнюдь не бедном «Лидсе» пошел другим путем.  Все гениальное просто. Новоиспеченный наставник сделал ставку на молодежь, причем не на технарей, и прочих виртуозов, а на скоростных, физически мощных, заряженных на борьбу молодых ребят. Харт, Келли, Кьюэлл, Вудгейт, Миллс, Бойер, Смит, Дюббери, Баке, Бриджес, Хаккерби – вот кто составлял костяк команды, были её стержнем, главной артерией, не один-два игрока на которых строилась игра, а вся команда.  Высокие скорости и самоотдача, заряд на игру, командное желание достигнуть результата потрясли Премьер-лигу своей незамысловатостью.  Первый этап формирования команды ОЛири заключался в том, чтоб привить игрокам свое видение игры. На этом этапе Дэвид прощается с главной звездой клуба, лучшим бомбардиром чемпионата Англии 1999 г, суринамцем от рождения Джимми Флойд Хассельбайнкам (ОЛири родился в Англии по национальности ирландец, Хассельбайнк в Суринаме, голландец - родину не выбирают)  Не взирая на результативность, голландец не вписывался в концепцию игры ОЛири, тянул одеяло на себя, сбивал скорость атаки, да еще и потребовал увеличения зарплаты. Ирландец строил команду, что говорится с нуля, команду, которая в полном смысле этого слова стала бы его детищем.  И действительно, игра «Лидса» сразу же привлекла к себе внимание болельщиков и специалистов, и получила по детски наивное, но очень точное прозвище «Детский сад Дэвида ОЛири». Используя, в общем-то, примитивные технико-тактические элементы, играя в банальные 4-4-2, не обладая мастерами завершающего паса, не используя хитроумных комбинаций, но играя на высочайших скоростях и с огромной самоотдачей, «йоркширцы» под руководством ирландского наставника сразу же начали добиваться результатов.

«Павлины» выходили на каждую игру как на решающий бой, с уважением к сопернику, со спортивной наглостью, с непоколебимой уверенностью в своих силах. Потеряв мяч представители «детского сада» мгновенно вступали в борьбу, с пугающим блеском в глазах, надмерными лицами не зная жалости к противнику, не давая поблажек себе. Редко уступали силовую борьбу центральные защитники, были хозяевами флангов Харт и Келли, надежно стоял в воротах Найджел Мартин, как заведенный носился в центре поля Ли Бойер, успевающий в одном эпизоде нарушить правила, наступить на грудь сопернику, извиниться, плюнуть, оскорбить, и наконец подать руку лежачему. Исправно играл впереди Алан Смит, все очевидней был прогресс в игре Бриджеса, Кьюэлла и Дарена Хаккерби, на тот момент самого быстрого игрока Премьер-лиги. 

Отобрав мяч, команда мгновенно начинала организовывать свою атаку, без долгих розыгрышей, перекатывания мяча между защитниками, без плавного продвижения-два паса вперед и один назад. Поэтому  процент владения мячом у йоркширцев всегда был невелик, ведь больший процент владением зачастую не у тех, кто лучше играет, а у тех, кто отсиживается в обороне, ведь в атаке много мячом не навладеть. Вперед и только вперед, именно там, у ворот соперника искал «Лидс» свою мечту, боролся за неё. Даже если не все получалось, даже если ничего не получалось, даже когда судьи, фортуна, и, чего уж там, футбольные боги презренно насмехались над «детским садом» команда не опускала рук, а продолжала делать то, что требовал тренер-бороться. Не унывая, не жалуясь, не прибегая к хитростям, с мужским достоинством продолжала гнуть свою линию скаля зубы.  И чем тяжелее оказывалась ситуация, чем меньше шансов на успех оставалось, тем собраннее и сплоченнее действовал коллектив, превращаясь в одно целое, словно экипаж судна попавшего в шторм. Рвутся паруса, мачты рушатся, сигналы глушатся, кругом все кружится, закипают волны будто лава, переворачивая все вверх дном, трюмы вместо рыбы воды полны, водные пучины раскрыли свои объятия, но нет, сдаваться мы не умеем, и пока не прозвучит финальный свисток команда всецело поглощена этой стихией.  С ненасытной пастью игроки продолжали бороться за результат, буквально выгрызая потом и кровью (имеется ввиду разбитые головы и прочие жизненно важные части тела) хоть одно очко, драгоценнейшее очко, и ради этого борьба, все остальное исключено. Еще сильнее бил врагов Бойер, еже жестче шел в борьбу Дани Миллс, еще ожесточеннее выдряпывал мячи Алан Смит,  из последних сил цеплялся за мяч Бриджес. И эта самоотдача, фанатическая жертвенность, трудолюбие, наивная усердность проявленные в футбольных баталиях, мгновенно снискали всеобщее признание и любовь болельщиков, капризной публики жаждущей зрелищ. Параллельно формируя и закаляя тот самый, пресловутый характер, который уже не одно поколение ассоциируется с непревзойденной немецкой машиной. Люди смотрели на это творение, этот воистину «детский садик», как на танец молодой и красивой команды, как на прекрасную весну жизни, как на далекий, потерянный рай, о котором только рассказывают детям по праздникам, в который уже почти не верят, но который кажется пределом желаний и снится ночами.

Птенцы подрастали вжившись в этот образ, остановиться уже было нельзя, как на гребне волны вылился этот запал и за футбольное поле, потрясая общественность одним скандалом за другим. Инциденты в Стамбуле, имевшие место накануне полуфинала с «Галатасараем» (тогда вызывающее поведение английских фанатов привело к агрессии болельщиков турецкого клуба, также никогда не отличавшихся толерантностью, и в результате драки погибло двое англичан) отвлекли внимание от самого матча, выигранного (2-0) турками. События в Стамбуле представили «Лидс» в весьма невыгодном свете: на фоне значительного сокращения беспорядков на матчах с участием английских команд, фаны «Лидса» выглядели крайне неуправляемыми и жестокими, да и ряд игроков команды, чью огромную энергию не мог полностью поглотить футбол, подавали неважный пример, постоянно привлекаясь по разным неблаговидным делам: от группового изнасилования, до избиения азиатского студента. Внимание довольно широкой публики привлекали около футбольные делишки игроков команды. И все увидели истинное лицо подопечных ОЛири, увидели обыкновенных людей, любящих достойно провести свободное время, предаться мирским утехам, поиграть на «плей стейшн» за «Лидс», где-то по проказничать, поискать приключений, пускай иногда даже перегибая палку. Нет, это уже был не «детский садик», острые языки нарекли команду не иначе как «бандиты», и визуально, сложилось впечатление, что количество поклонников клуба даже возросло в связи с этим. 

Чемпионат Англии 99-00 «павлины» закончили на третьем месте, которое давало право на участие в ЛЧ. Вот тут-то и подключил ОЛири внутренние резервы в виде финансово-материальных ценностей. Под главный клубный евро турнир были приобретены такие исполнители как Дакур, Видука, Роби Кин, Маттео и ставший самым дорогим защитником на тот момент Рио Фердинанд. В главном европейском турнире «Лидс», несмотря на разгромное поражение в первом туре от «Барселоны» (0-4), освоился довольно быстро, сумев обыграть дома «Милан» (1-0) и пройти первый групповой турнир, оставив позади саму «Барсу». Второй групповой турнир команде ОЛири, уже почувствовавшей «вкус крови», дался еще легче: «йоркширская скоростная машина» намотала на колеса еще одного фаворита - «Лацио» и вслед за мадридским «Реалом» шагнула в четвертьфинал, где по сумме двух встреч справилась с отнюдь не слабым «Депортиво» (3-0, 0-2). И хотя в полуфинале аргументов против объективно более классной «Валенсии» у подопечных ОЛири не нашлось (0-0, 0-3), дебют «Лидса» в Лиге Чемпионов получил очень высокую оценку, а сам ОЛири заслужил европейское тренерское признание.

ОЛири собрал действительно прекрасную, интересную команду, но в финансовом плане его действия были совершенно неразумны. За новых игроков клуб переплачивал, зарплаты игроков были одними из самых высоких в лиге. Председатель правления Петер Ридсдэйл взял крупные кредиты, имея в качестве "гарантии" повышенный интерес телевидения и большой объем спонсорских доходов, которые нужно заработать, но это же не проблема, ведь клуб продолжит побеждать, не так ли?

К сожалению для фанатов Лидса - нет. План не был реализован, а мечта руководства команды превратилась в кошмар. Лидс не прошел квалификацию Лиги Чемпионов на следующий сезон, ситуация была на грани, клуб почти потерпел финансовое бедствие. Герои из состава 2001 года были распроданы за крайне необходимые команде средства, новыми же игроками становились свободные агенты, чей уровень игры был намного ниже.

Не взирая на трагическое завершение вся футбольная Европа получила наглядный урок, как можно бороться с грандами. Как, казалось бы, просто, используя только скорость и с  такой одержимостью и агрессивностью можно выйти на поле и бить сильных мира сего. Там нет звезд, но эти злые, неизбалованные парни хотят прыгнуть выше головы, чтобы доказать, чего стоят. Конечно, не будь у них таланта, они не смогли бы так играть, но главное в футболе «Лидса» все-таки не мастерство, а именно самозабвение. Такая модель команды надолго впала в души многих любителей футбола, возможно много лет спустя, кому-то удастся воссоздать подобный образ, такую трогательную команду, вложив её защиту, полузащиту и нападение всю агрессию, восторг и страсть одержимого футбольной битвой.

 


Открыть | Комментариев 92

Любимцы публики (Мастера пера 2. Группа А)


 

Кто эти люди?

Любош Михел парламентер, Массимо Буззака менеджер, Франк Де Блекере рекламщик, а Равшан Изматов так вообще всеобщая «гордость Узбекистана», таким почетным званием окрестил его президент сей среднеазиатской страны И. Каримов после завершения ЧМ-2010. А еще целая армия арбитров: докторов, педагогов, коммивояжеров, бизнесменов, адвокатов, программистов и, должно быть они превосходно учат, лечат, конролируют, и безусловно являются замечательными отцами своих детей. По крайне мере хочется в это верить. 

Если на судейство смотреть с колокольни санкций предписанных ФИФА арбитрам,  а первоначально это искоренять грязную игру, пресекать грубости на поле, подавать пример, показать кто в доме хозяин (а ведь футбольный матч и есть благословенным теремом для арбитра) то какие могут претензии к судьям? Желтые и красные карточки раздаются в изобилии, со щедростью солнечного тепла в знойное лето, не зная жалости ни к восемнадцатилетним юным талантам, ни к звездам первой величины.

           Если на судейство смотреть с точки зрения простого обывателя, который ходит на стадионы, смотрит футбол по телевидению, читает СМИ – то судейство в целом отвратительное! Несправедливое! Продажное! Фальшивое!

Но давайте не спешить, ведь людей в черном надо понимать, да и ошибаются они гораздо реже, чем принимают правильные решения. В последние годы, а это эдак лет 20, постоянно дискутируют по поводу привлечения электронных технологий в помощь судейскому корпусу.  А может и впрямь, убрать боковых судей, поставить сверх мобильные, фиксирующие минимальное движение, изменяющие масштаб камеры, настроенные на цвет футболок, и индивидуально закрепленных к каждому игроку. И как только игрок в синем, окажется на 1,5 мм ближе к воротам чем защитник, срабатывает импульс, посылающий сигнал через динамики оповещающий: «Номер девять, вы в офсайде! Оставьте мяч и немедленно покиньте зону! Гол засчитан не будет! За неповиновение вы будете наказаны желтой карточкой!»

Уверен, многим не понравится такой футбол. Но этого не будет к счастью, потому что взгляд на события живого человека и оценка его взгляда электроникой не совместимы.  Очевидно, что чем дальше шагают цифровые технологии, тем лучше мы видим повторы: нам показывают с какого расстояния будет пробит штрафной, на какой дистанции находится стенка, какую дистанцию игрок отбегал за матч, от кого ушел мяч в аут. И оказывается, когда мы все это видим, судьи не такие уж безгрешные монахи, воспевающие в своих речах чистоту, неподкупность, справедливость. Но возможно это не только оттого, что арбитров стало лучше видно, это само собой, но не исключено, что постоянное нахождение под прицелами объективов и болельщиков, и естественное желание не допустить злоключений – приводят  к излишней нервозности, и в итоге к обратному результату. А еще часто, нам приходится быть свидетелями психологической дилеммы на футбольном поле. Судья ошибается, и понимает это. Тогда в качестве искупления своей оплошности арбитр ошибается еще раз, но уже в пользу экс-пострадавших. В отличии от науки именуемой «Физика», где минус на мину дают плюс, в футболе мы получаем два минуса.

Можно сколько угодно обвинять арбитров, сыпать проклятия и угрозы, но ведь все противоречия и спорные моменты заложены в самой сути игры, в её основах.

Никогда до конца не понимал правило «блокировки», потому что часто был свидетелем ситуации, когда игрок, не видящий продолжения атаки просто прокидывает мяч, и наглым образом врезается в защитника. И в результате зарабатывает штрафной для своей команды. В баскетболе аналогичная ситуация расценивается следующим образом: если защитник успел стать на две ноги, иными словами подставится – то фол нападающему. Если же, хоть одна нога не соприкасается с паркетом – то фол защитнику.  Но футбольное многим более по размеру чем баскетбольное, и уследить за такими моментами можно только эпизодически.

Или банальная провокация, когда один игрок лезет драться с кулаками, и ответь ему оппонент, обои получат красные карточки. Это еще пол беды, ведь насколько обидно игроку, который согласно христианской заповеди получив по левой щеке, подставляет правую и… тоже получает красную карточку.  Вот такие моменты всегда вызывают противоречия, негодования, злобу, порою ненависть – сметающую на своем пути остатки холоднокровия и здравого смысла. Для кого-то далекий, а для кого-то средневековый, ЧМ – 90 года в Италии. Милан. Матч одной восьмой финала ФРГ-Голландия. 2-1 немцы выиграли. Но я о другом, в официальном протоколе помимо счета, авторов голов (Клинсман (51) Бреме (85) – Куман (89п)), предупреждений (Маттеус – Ваутерс, Ван Бастен) значилась запись, гласившая: «Предупреждены, а на 22 минуте удалены за ободную грубость Райкаард и Феллер».  Телевидение - вещь безусловно притягательная, любопытная, порою даже несущая светлое, доброе, вечное, порою безжалостное и жестокое. Обратимся к его помощи и взглянем что же это за такая обоюдная грубость. Да и фрагмент то занимает минуту с лишним, но концентрация эмоций в этом отрезке высочайшая, извергающая искры, воспламеняющиеся от малейшего ветерка.

Итак, 21 минута матча, Феллер легко уходит от Ван Арле, прокинув мяч себе на ход, стремительно, как степной ястреб, набирает ход. Рядом Фрак Райкаард, без малейшего колебания, как косой, подсекает соперника. Немец рухнул на газон, а голландец, изобразивший такой невинно-ангельский вид, что это как раз и выдавало его неискренность, получает желтую карточку. Феллер направляется в штрафную площадку, куда должен быть направлен мяч после штрафного удара. Райкаард за ним, и, пробегая мимо, плюет. Попадание точное. Феллер оборачивается, бросает взгляд на убегающего голландца, затем на арбитра, который ничего не видел в суматохе, обычно предшествующей исполнению стандарта, затем снова оборачивается к голландцу, вытягивает в его сторону руку с вытянутым указательным пальцем, и что-то говорит, очевидно по немецки, поэтому будем считать это непереводимой игрой слов.

Партнеры, предвидя надвигающейся взрыв гнева, а возможно и рукоприкладства, стеной разъединяют двух враждующих. Тогда обиженный   Руди отправился искать правду к арбитру… но нашел желтую карточку. Бреме подает штрафной слева, Ван Брекелен в броске ловит мяч, при этом едва разминувшись с летящим навстречу Феллером. Оба, благополучно миновав друг друга падают, и тут, возле Феллера, как из-под земли возникает Райкаард. Дуэль продолжается. Неугомонный голландец демонстрирует воистину джентльменский набор ведения боя на футбольном поле. Пока запас слюны временно закончился, можно подразнить соперника другими способами: он ласково берет Феллера за ухо и выкручивает пару раз.  Немец решительно поднимается, но его вновь оттесняют от обидчика. Судья, так до конца и не разобравшийся в сути дела, но видящий, что нити игры выскальзывают из рук, решил, что с затянувшимся конфликтом нужно завязывать, и предъявил красные карточки обоим игрокам.  Финал выдался оригинальным, и отнюдь не благородным. Обиженный Феллер, а его понять можно, неторопливо направлялся к кромке поля, за ним вслед Райкаард, у которого к этому моменту видимо вновь накопился запас слюны. Он плюнул, и снова попал…

Так как же повысить качество судейства?

Никак. Все равно футболисты будут с пылким отчаянием и огнем в глазах атаковать арбитра не назначавшего пенальти, все равно газеты на утро напишут, что арбитр слеп, и нуждается в услугах окулиста, все равно крикливые трибуны будут свистеть, улюлюкать, орать, скандировать обидные и оскорбительные слова, а после игры жаждать расправы. Все это было и будет, и ошибки судей будут, потому что они люди. Или вы считаете, что в будущем человечество станет настолько культурным честным и воспитанным, что, к примеру, нападающий на мнимый офсайд скажет: «Прошу прощения достопочтимый судья, мне кажется, что ваше решение не совсем верно, но из уважения к вашему авторитету я  с удовольствием подчинюсь». А фанатский сектор, после того как арбитр даст пенальти в ворота их любимцев, пенальти спорный, пенальти сомнительный, а может даже и ошибочный, вывесит баннер: «Не ошибается тот, кто ничего не делает»

Нет? То то же. Поэтому нечего раздувать пустые разговоры, делать из мухи слона, заострять внимание, поливать грязью и жаловаться всевышнему на «несправедливые решения» людей в черном, ведь гораздо приятнее наслаждаться футболом таким, каков он есть, с его эстетикой, красотой, противоречиями, ошибками, пробуждающими эмоции, а значит интерес, накал, непредсказуемость. 

 

 

 

 

 


Открыть | Комментариев 18

Кого раздражают комментаторы


Кого раздражают комментаторы;

http://www.eurovisionsports.tv/

Хорошее качество, никакой рекламы, яркие повторы, интересные виды обозрения, а в перерыве и после матча режисеры играют играками в ФИФА)). Ну и никто вообще не коментирует, шум стадиона. Вот здесь обратная сторона медали, кого вувузелы сильно раздражают лучше вообще без звука смотреть. 

 


Открыть | Комментариев 20

Чистота, восторг, любовь.


 

   Vangelis - его называют Моцартом ХХ века, и не только потому, что он не знает нот. Музыкальные таланты юного Вангелиса стали очевидными уже в 4 года, а впервые его музыка прозвучала со сцены, когда ему было 6 лет. Однако, когда родители попытались дать мальчику профессиональное музыкальное образование, оказалось, что он совершенно не подчиняется формальному образованию, потому что упорно не желает следовать каким-либо указаниям.

   Композиция Ask the Mountains для тех, кто устал дышать городской пылью. Магические звуки переносят в волшебные, чистые, девственные места, куда еще не успела добраться человеческая алчность, глупость, насилие и разрушение. Не спеша, будто взбираясь на вершину очередного холма, с каждой минутой раскрывается магия данной песни.

     Обязательно дослушайте эту композицию до третьей минуты, и тогда вы услышите то волшебство, про которое здесь говорится.

    Для меня сказка была с самого начала, но особенно на 6 минуте, когда рояль стал ронять как росинки, свои горошинки-звуки....Я в восхищении.  (Неизвестная слушательница)

 Отличная мелодия, которая позволяет избавиться от оков, все понятно и без слов, покидая хоть на миг свою страну дураков.

  Некоторым эта композиция напомнит MOBY, но Вангелис написал эту мелодию задолго до MOBY.

Сей трек часто используется в рекламных роликах.

 

 

Ветер играет на скрипке сосны, солнечный вальс по мотивам весны, хочешь увидеть ожившие сны?

  

 Yiruma (кор. 이루마, 李閏珉 И Рума́, по традиционной системе транскрипции — Ли Ру Ма; родился 15 февраля 1978, Сеул) — южнокорейский композитор-пианист. Женат на мисс Корея — Son Hye-im (Свадьба состоялсь 27 мая 2007)

    Yiruma начал играть на фортепиано с 5 лет, в 11 он отправился в Англию, где учился в Purcell School of Music для музыкально одаренных. Yiruma поступил в Королевский Колледж, где учился у музыканта Харрисона Бертвистля. Во время его обучения в Королевском Колледже, его музыкальный талант был замечен, и вскоре увидел свет его первый альбом классической музыки под лейблом DECCA.

   В январе 2002 года Yiruma вошел в историю, как первый корейский музыкант, выступивший на известном музыкальном фестивале MIDEM в Каннах, Франция. С тех пор альбомы Yiruma продаются в Европе, Японии, Сингапуре и по всей Азии. Его произведения занимают высшие позиции в поп-чартах Кореи, а сам исполнитель считается одним из самых многообещающих музыкантов нашего времени.

   В 2004 Yiruma дебютировал на Японской сцене с музыкальным сопровождением, которое он написал для телевизионных минисериалов Fuji . Собрание сочинений «best of» было выпущенном при поддержке студии Universal Music Japan в Октябре, в сопровождение сольных выступлений в знаменитых Tokyo Orchard Hall и Kawaguchi Lilia Hall. Эти выступления продемонстрировали публике талант, сделавший его номером один среди Корейских «нью-эйдж» артистов, и предоставили композитору овации и хвалу по всей Японии. Любовь корейцев Yiruma заработал после сочинения и исполнения музыкальной темы к популярному драматическому сериалу «Зимняя соната». Он быстро приобрел популярность и стал рекламным лицом Korea Telecom’s KT icom G-cube и Yamaha Korea. Как «нью-эйдж» топ-артист, Yiruma в 2003 году представил публике новый альбом «From the yellow room» получивший 30.000 предзаказов, а в 2004 году альбом «Nocturnal lights…they scatter», который дебютировал первым номером в Корейских поп-чартах.

    Зимой 2004 года Yiruma успешно завершил год феноменальным 23-остановочным концертным туром по Корее (2004 Drama Concert). В апреле 2005 Yiruma записал альбом «Destiny of Love», в который вошли темы из  и новый фортепианные соло. Yiruma известен во всем мире, и его альбомы продаются в Соединенных Штатах, Европе и Азии. Его самые известные композиции — это «Kiss the Rain», «May Be» и «River Flows in You».

 

 

 

  Любовь, куда же без неё. Классическая мелодия написанная гениальным композитором Нино Рота, наиболее известного как автор музыки к трилогии "Крестный отец", для не менее классического произведения прошедшего сквозь века. Тем кто не смотрел, а особенно подростающему поколению, порекомендовал бы посмотреть фильм знаменитого итальянского режисера Франко Дзеффирелли "Ромео и Джульетта" (1967г). Режисерский гений и гениальная музыка вписали этот фильм в шедевры мирового киниматографа.


Открыть | Комментариев 11

О поцелуях ангелов, и о доблестном рыцаре, попавшим в преисподню по собственной воле (мастера пера (А))


 

 

- И что это сделает со мной?

- Растение уникальное и единственное в своем роде. Стимулирует центральную нервную систему, действует как непрямой агонист дофаминовых рецепторов. Оно вызывает высвобождение дофамина из везикулярного пула и ингибирует МАО. Кроме того, осуществляет блокаду обратного захвата, влияя на активность дофаминового транспортера. Параллельно с этим идет мощный выброс норадреналина который является медиатором как голубоватого пятна ствола мозга, так и окончаний симпатической нервной системы….

- Подожди, я ничего в этом не понимаю, объясни нормальным языком!

На мгновение задумавшись и окинув собеседника презрительным взглядом доктор продолжил:

- Ты не будешь чувствовать усталости, сможешь пробежать километр с такой скоростью, с которой бежишь стометровку, активируются мозговые клетки, ты будешь соображать, и принимать решения намного быстрее, так же будут происходить улучшения зрительных процессов, и вдобавок ко всему у тебя всегда будет отличное настроение и уверенность в собственных силах.

- Похоже на супер мега стимулятор, а последствия?

- Похоже? Нет, это в тысячи раз эффективнее. Последствия… Последствия тоже намного серьезнее, лет через 5 тебе придется расстаться с профессиональным футболом, более того, тебе будет противопоказана любая физическая активность. При здоровом образе жизни ты доживешь лет до 50 в лучшем случае.

- Заманчивая перспектива – ухмыльнулось юное дарование.

- Тебе сейчас 20 лет, за 5 лет ты сможешь достичь значительных успехов в футболе, заработать денег и спокойно наслаждаться жизнью до конца своих дней. Сам понимаешь, в нашей стране все, что тебе светит унылая карьера футболиста и далее низко оплачевыемые работы. Дом, работа, жена, работа, разбавленное пиво, беспорядочный секс, альтернативные источники удовольствия, хобби и шашлыки по выходным. С нашим уровнем экологии и модифицированной пищей не факт, что ты проживешь более 50 лет, да и социальная защита отсутствует полностью. Так ты согласен?

- А как с допинг тестами?

- Никаких сложностей, любой тест покажет то же, что и выпитый чай с ромашкой. Так как?

Игрок поднял «цветочек» на уровень глаз, всматриваясь в тонкий стебель,  насыщенный переливающийся бело-голубой цвет лепестков, напоминающие цветок любви - эдельвейс. 

- Ромашка блядь! – и отправил содержимое в рот.

 

 

- Это еще забавнее чем «одна баба сказала другой»

- А что ты ожидал? Там уже понаехало журналистов со всего мира.

- Лучше б я не делал заявления об уходе.

- Да не переживай, расскажи им то, что они хотят услышать, по больше жалости, драматизма.… Да и сделай грустное лицо!

 

Двери распахнулись, вспышки окрасили конференц-зал в ослепительное сияние. Находится с открытыми глазами было не реально. На секунду замерев, виновник сего сборища, этого шабаша журналистов двинулся далее, чтоб занять свое место.

5 лет фантастической карьеры подошли к концу. В 22 я уже был негласным национальным героем, победитель вампира, заготовка для кумира. Обыграв румынскую команду, мы впервые попали в групповой этап ЛЧ. Еще через 2 года мы проиграли финал ЛЧ. О, это была настоящая драма и урок. Немцы. Немцы всегда борются до конца, не зря их называют машиной, хоть и я сам ничем не хуже машины, а ля Электроник, облаченный в доспехи футбольного клуба. Сколько я забил за эти 5 лет? Сколько сыграл? Да, у меня не было ни одной травмы. Может поэтому и не выиграли ничего стоящего. Хотя, что все эти трофеи, на футбольном поле мы делали гораздо большее, дарили радость народу: улыбки, слезы радости, восторг, счастливые лица, светлые сердца, и этому не было видно конца. А потом проигранный финал: слезы на сей раз боли, горе, печаль, шок и недоумение, злоба на соперника, но это не надолго. Гордость! Мы, футбольные карлики, посягнулись на святое, на корону европейской империи, и были уверены, что никуда она от нас не денется. Каждый, мысленно, глубокой ночью, когда уже все спят, тихонько пробирался в тронный зал и примерял на свою голову этот шедевр неизвестного ювелира. Как же мы сами себя обманули, мечты, что были пеплом стали, волшебная магия несущая позитив развеялась как утренний туман, иллюзии растаяли, суровая правда – мы не самые сильные, не самые успешные, не лучшие, а всего лишь однодневные выскочки.

Хотя знал бы мир истину. Лучший игрок неизвестной команды, при помощи допинга перевоплотился в обладателя Золотого Мяча! Как нечестно. Пожалуй да. А с другой стороны честно, что одни страны имеют богатые футбольные клубы, а в других люди голодают, истину говорят, кому-то в наследство недвижимость, а кому-то лишь эпилепсию, вот так и живем, с ума сходим. И как же обидно не попали мы на ЧМ. Я 3 раза попал в штангу! Причем в одну и туже, левую, а еще эти ворота фартовыми называют. А под занавес вообще пропустили, со штрафного, и как всегда: Италия, Англия на мировом форуме, а мы, по мнению экспертов, показующие лучшую-неземную-фантастически-бразильскую игру будем сидеть у экранов пить чай с сухариками.

 

- Ты действительно хочешь это сделать?

- Да черт, я же уже сказал, что хочу!

- Ты дурак! Ты умрешь, и возможно прямо на поле, а нам потом разгребать весь этот скандал.

- Справитесь, вам не впервой. Да и не факт, что я умру на поле, что я вообще умру!

- Ах ты теперь у нас доктор, сам себе ставишь диагнозы. Даже бегая со скоростью пенсионера ипохондрика, ты потом пол вечера отлеживаешься на диване с криками как тебе тяжело! Вернувшись на поле, ты умрешь, и довольно таки быстро, не сомневайся!

Давайте делать паузы в словах.

- Значит, так тому и быть!

- Дурак, зачем тебе это?

- Затем, что я хочу хоть раз в жизни совершить что-нибудь полезное, выбраться из сонной бездны, сделать что-то толковое, умереть за Родину, в конце концов!

- Ну дурак, ну ты и дурак!

- Ты помнишь, как в те времена, когда мы играли в финале, что творилось в нашей стране! Ты помнишь эту сказку, в которую погрузился каждый, от стара до млада. Мы нищая страна, в наших жизнях не происходит ничего хорошего, увлекательного. Нас давят со всех сторон депрессивными новостями, лишают даже шанса получить пристойное образование, искореняют под ноль все благие начинания. Мы не можем переехать жить в другую страну, потому что мы изгои, варвары с востока – вандалы! Мы живем, чтоб горбатиться всю жизнь и умереть в нищете, показав средний палец судьбе, со слезой на щеке. Мы впервые попали на ЧМ, я смогу помочь команде, я втащу её как можно дальше, пока по венам кровь течет, пока в душе огонь живет, пусть порадуется народ…

- Гарринча – радость народа, Бразилия приветствует тебя!

- Что?

- Историю учи. Ты сейчас в аналогичной ситуации, и ты действительно можешь на каких-то пару тройку недель воодушевить и заставить смеяться всю нацию. Но ценою своей жизни!

- Да мне терять особо нечего, твой «цветочек» превратил меня в бездушное, равнодушное, ненужное создание. У меня нет эмоций, меня ничего не радует, впрочем, как и не огорчает. Моя душа темна, образ туманен, так пусть действительно парадным ложем для меня станет могильный камень. Да у меня есть деньги, но какой от них прок, когда заживо похоронены все эмоции и чувства. Это адская жизнь, и изменить все это не представляется возможным.

Да, доктор и сам прекрасно понимал, о чем ему толкуют, ведь прежде чем создавать супер - игрока, машину по вколачиванию голов, гения игры, чье имя спустя десятилетия обрастет легендами, кто-то должен был испробовать на себе чудо действие препарата.

- Максимум что тебе светит это 4 игры. У тебя есть примерно 360 минут, и смотри, не получи какой-то нелепой травмы. С возвращением в большой футбол!

- Будьте уверены, не получу!

 

 

- Футбол нынче не тот – говорил седовласый дедушка расположившимся радам детям и подросткам – вы играете как девочки, боитесь борьбы, плачете, когда вас роняют, вы медленные, и у вас очень низкая культура паса. А были времена, когда на поле выходили мужчины, выходили бороться, не жалея собственных ног и других частей тела. Игроки выходили сражаться, не зная страха и не признавая авторитетов, для каждого это была священная война. Когда-то и у нас были сильные войны, ведомые неутомимым предводителем. Один раз они даже попали на ЧМ.

- И выиграли его?- спросил худощавый мальчик с длинными черными  волосами и пирсингом в брови.

Дедушка ухмыльнулся. Воспоминания прошлого воскресили приятные эмоции, когда, будучи 15 летним подростком, он наблюдал игру великой сборной на мундиале. Это был первый, и пока последний чемпионат, с участием наших соотечественников. Да, команда пробилась туда, вымучила потом и славой вожделенную путевку, и попала в непроходную группу, где её была уготовлена роль статистов. Но как все перевернулось с нежданным возращением в 29 летнем возрасте некогда лучшего игрока мира. Один в поле не воин? Воин, и еще какой! Он выходил за победой не зная жалости ни к сопернику, ни к партнером. Он заводил своих коллег, уж неизвестно какими словами, он зажигал огонь в их глазах, и сам был наглядным примером того, как нужно бороться, защищаться, стоять стеной, умирать, но не сдаваться. И эти фантастические голы, с издевкой для соперника, как в детском дворовом футболе, когда, обыграв всех, ставишь мяч на линию ворот и легонько вкатываешь его пятой точкой. Да и кому, бразильцам, кудесникам мяча, гол который вывел нас из группы. Безумная радость, как болельщиков, так и игроков, в результате снятая майка, закинутая на трибуны и разорванная на малюсенькие лоскутики за 2 секунды. И… ФИФА… Карает за такое карточками и дисквалификациями. Этот поступок оценили в двух матчевую дисквалификацию. Убили детские мечты, как вы могли, как вы могли?! Сборная в упорной, но неравной борьбе уступила в 1/8 финала

- Нет сынок, на выиграли. Но выиграли в другом, что гораздо важнее любых побед на футбольном поле.

  

 

 

 


Открыть | Комментариев 16

В светлое будущее (Мастера пера. Группа А)


 

 

Извечный спор кто сильнее, Ван Дамм или Лев Дуров «Не бойся я с тобой», кто быстрее «Хонда» или «Феррари», кто точнее «Токарев» или «Макаров», кто лучше, Пеле или Марадона? А может Гарринча – болельщики со стажем утверждают, что когда-то он играл лучше Пеле, и это правда. Вот тут и начинается разбор полетов, дискуссии, аргументы, воспоминанья и приятные моменты, споры, драки, пьяные драки. Хороших игроков много, но некоторым удается выделиться, стать на ступень выше, оторваться от элиты, и стать легендами. Пеле, Марадона, Гарринча, Бекенбауер, Кройф, Зидан, Зико, Мур, Чарльтон, Меацца, Пушкаш, Яшин – их имена умрут только с футболом.

Как и все живое на этой планете, футбол не стоит на месте, он меняется, развивается, и вроде как двигается вперед. Поэтому несерьезно и глупо сравнивать игроков разных эпох. И если уж говорить о лучшем футболисте, то король может быть только один, и это место уже занято. Даже если появится игрок, который будет играть лучше Пеле, то в сознании людей все равно Пеле будет королем. Есть уровень мега звезд, мастерство которых казалось бы невозможно улучшить и превысить. Но это не так, и игроки такого ранга прогрессируют, двигаются вперед и из года в год поднимают свою планку на сантиметр выше. Есть уровень звезд, планка которых с каждым годом все стремительнее приближается к планке мега звезд. Есть хорошие талантливые игроки, которые используют свой шанс и становятся звездами, и уровень их игры все ближе подкрадывается к уровню звезд. Век импровизаторов прошел, наступило время скорости и мышц, психологической и физической гармонии, скорости принятия решения.

 Прагматичность, грамотность, защита, действующая как единый отлаженный механизм, непроходимая трясина, в которой утопают  все благие начинания атакующего футбола. Что бы удивить публику уже не достаточно быть просто хорошим футболистом, нужно чем-то выделиться, мыслить не стандартно, быть зрелищным и при этом эффективным. Современный футбол это рационализм, четкость и синхронность действий, швейцарский механизм в идеале. У игрока есть четко поставленные задачи, невыполнение которых стоит места в основном составе, а в последствии  и в команде. Каждый игрок знает свою работу на поле, кому надо подключиться к атаке, кому подстраховать, как сделать искусственный офсайд, и где умышленно нарушить правила, чтобы сорвать потенциальную угрозу. Команда – это одно целое, и выпадение каких-либо деталей ведет за собой сбой всей системы.

Как следствие всего этого, индивидуальности стираются. А болельщики и специалисты утверждают, что на данный момент просто нет высококлассных исполнителей, их раз два и обчелся, нужно что-то делать и реанимировать мировой футбол. Но на самом то деле высококлассных исполнителей стало больше, как следствие ошибок на поле меньше, а когда обе команды играют безошибочно, в итоге нас ждет 0-0. Футбол развивается уже более ста лет, в него вливаются новые приемы: новые финты, остроумные передачи, новые тактические схемы, замысловатые элементы дриблинга. Когда-то это происходит впервые, и вызывает удивление, восхищение, обожание и возведение героя в юниты экстра класса!

Кого сейчас удивишь ударом в падении через себя ножницами. Да, это эффектно и зрелищно, по-своему эстетично. Такие голы в 21 веке забиваются каждый сезон в каждом чемпионате (даже в китайском). А когда-то это произошло впервые:

 Америка, тридцатые годы, в руках Аль Капоне бизнес суровый, а в Латинской части той самой Америки, торсида, да и не только, сходят с ума от просто таки «цирковых»  трюков «Homen de boracha» - Резинового человека. Играя за «Фламенго» Леонидас прославился своими «бисиклетами» - ударом в падении через себя. Он был первым, кто продемонстрировал этот прием непосредственно на футбольном поле.

Однажды в Буэнос-Айресе в матче «Фламенго» против аргентинского «Индепендьенте» Леонидас таким приемом забил мяч с линии штрафной точно в угол аргентинских ворот. Вратарь «Индепендьенте» Белло бросился к нему, все еще лежавшему на земле, и начал восторженно обнимать виртуоза. К нему тут же присоединились другие аргентинцы, прибежавшие поздравить героя. Трибуны ревели и ликовали. Как сейчас ликуют зрители, завидев умопомрачительный фокус Копперфилда.

Остальные бразильцы, тоже потрясенные великолепным голом, расчувствовались, ощутили себя причастными к этому пиршеству всеобщей любви. Играть в обычный футбол после такого виртуозного гола было просто невозможно, чем и воспользовались аргентинцы. Пока игроки «Фламенго» продолжали обниматься и хлопать Леонидаса по плечам, судья уже свистнул к продолжению матча, аргентинцы быстренько организовались, перехватили мяч у ликующих гостей и забили ответный гол. А затем и еще один. И выиграли поединок.

Из той же Латинской Америки, переплыв на ласковых волнах Атлантический океан, в Европу проник такой футбольный элемент как «Folhaseca», хорошо известный советским болельщикам как «сухой лист».  Впервые сие  чудного, европейской публике продемонстрировал Валдир Перейра, в простонародье известный как Диди.

Благодаря этому человеку термин "сухой лист" стал неотъемлемой частью футбольного лексикона. В Бразилии, на родине самых изысканных виртуозов мяча, и раньше прекрасно знали, что это такое - folha seca. В Европе же с этим шедевром впервые познакомились на шведском чемпионате мира 1958 года. Это произошло в полуфинальном матче Бразилия - Франция. На 39-й минуте Диди не спеша продвигался с мячом вперед, его партнеры кинулись врассыпную, стремясь освободиться от французских защитников. Те - за ними, уверенные, что сейчас последует передача. На какое-то мгновение Диди остался в одиночестве. И тогда он, находясь против ворот метрах в 25, нанес удар. Удар, казалось бы, слишком прямой, чтобы он представил собой серьезную угрозу для вратаря Аббеса.

Аббес рванулся навстречу мячу, но тот вдруг, словно ударившись о невидимую преграду, изменил направление и, не долетев до изумленного кипера, направился точно в левый верхний угол. Наблюдатели тут же подметили, что Диди придал мячу вращение одновременно в двух плоскостях - горизонтальной и вертикальной, что и придало его полету схожесть с полетом листа, поднятого ветром.

С мира по крохе и футбол приобрел тот образ, который мы наблюдаем в начале 21 века. Более скучный? Не такой зрелищный, как скажем еще 20 лет назад? Возможно.  Правда для любителей романтики остался уголок зрелищности в виде Латинских чемпионатов и кубков. Но всем без исключения видно, что европейский футбол становится более сильным, мудрым и направленным на результат, южноамериканским командам все сложнее конкурировать с европейскими. Их игра более зрелищна, более бесшабашна, более рисковая, и в большей степени зависит от настроения исполнителей. Да и в плане физических кондиций европейские команды выглядят посолиднее.

Сейчас более половины футбольных новостей посвящены трансферам, сплетням, личной жизни футбольных персонажей, коммерции. О чем больше всего говорили после ЧМ-2002, о судействе. О чем говорили после ЧМ-2006, о инциденте Матерацци – Зидан. Защита победила. Катеначчо превосходит нападение. Но так ли это? Действительно ли игра стала такой скучной? Однозначно ответить сложно. И да и нет. В любом правиле есть исключения. А в некоторых системах есть сбой, который и выражается в игроках, которые действуют не так, как весь механизм, и эти сбои несут в себе зрелищность, восхищение, то, что притягивает к футбольным стадионам. Все мы дети индустриального общества, урбанизированных городов и асфальтовых джунглей, выросшие в условиях глобальной коммерциализации мира. И люди в футболе не исключение. В чем это выражается; баснословные суммы трансферов, зарплаты игроков зашкаливают, сами игроки становятся торговыми марками. Что далее?

Как известно, экономика саморегулируется и выражается это в обвалах и кризисах. То, что происходит сейчас, не может продолжаться долго. Начиная с 90-х, и по сей день – это уже  20 лет, не за горами конец, и каков будет следующий этап развития футбола. Как известно все движется по спирали, все новое это усовершенствованное забытое старое. И получается, что нас ждет возвращение к истокам, к романтизму, который обрастет всеми положительными чертами современной эпохи. Естественно он будет не такой как в 60-х – 80-х, и смею предположить, игра станет еще зрелищней, динамичней, более непредсказуемой, более захватывающей,  интригующей, и подарит безграничную россыпь игроков-бриллиантов,  которые будут нести позитивные моменты болельщикам во всем мире!

 


Открыть | Комментариев 19

Радость от ума (мастера пера. Группа А)


 

 

 

Стать на рельсы и кричать приближающемуся поезду: «Стой! Убью!» - это безрассудство. Преодоление своих страхов – это смелость. Не секрет, что футбольные звезды первой величины всегда находятся под давлением. Под давлением СМИ, болельщиков, своих страхов, конкурентов, а иногда и партнеров по команде. Звезда всегда должна быть в форме, всегда хорошо выглядеть, малейший прокол, и на первых полосах газет и интернет изданий человека могут обрисовать в самых мрачных тонах. А есть  такая страна как Италия, знаменитая своими папарацци, которые сутками дежурят у твоего дома, что бы написать какого цвета у тебя нижнее белье. Как говорил знаменитый скандалист-наркоман-гений футбола: «Папарацци – это люди, которых я никогда не впущу на порог своего дома».

Со всех сторон на известного игрока действует психологический пресс, прыгнул в Мерседес, к персоне не спортивный интерес, звездная болезнь, нужен ли прогресс, большинство справляются, слабеньких ждет стресс. Если ты великий игрок, как например Зидан или Роналдо, болельщики в каждом матче ждут от тебя чудо. А если по каким- либо причинам чуда игрок не сотворил, то у любителей футбола это вызывает разочарование. Если чудо не творится на протяжении нескольких матчей подряд, даже при условии, что отыграл игрок на пристойном уровне, шквал критики обрушивается на голову футболиста. А когда после такой «наглости», не сотворившего чуда видят в ресторане поедающего калорийную пищу, да еще и пьющего спиртные напитки – это вызывает недоумение и агрессию. И никого не интересует, что возможно у футбольного кумира болит голова, или заболел кто-то из родных, или он поссорился с близким человеком, или мучают старые травмы. Оправданий не существует! И это тоже есть нечто сродни природному отбору, если ты супер звезда, то ты сотворишь чудо, не взирая на своё психологическое или физическое состояние.  

Например, ЧМ – 90 Диего Марадона играл с травмой спины, но это не помешало ему в матче 1/8 против Бразилии, простоять весь матч на месте, в ключевой момент сделать рывок накрутив трех бразильцев и отправить мяч в свободную зону, куда развивая кудри ворвался  Клаудио  Каниджа. 1-0 Аргентина выиграла. А в составе бразильцев не нашлось ни кого, кто смог бы что-то противопоставить  больному, играющему на уколах, нелюбимого болельщиками, НО Марадоне.

Психологическая травма – потрясение, переживание. Наиболее сильно въедаются в мозг те психологические травмы, которые несут угрозу непосредственно жизни или здоровью. Грубый подкат сзади. Фол. Перелом. Боль. Карьера. Длительное лечение. Выздоровление. Реабилитация. Возвращение прежних кондиций. Вновь выход на поле. Но уже с глубоким пониманием, что все может случиться как в прошлый раз. Беречь себя, а тем более ноги нельзя ни в коем случае, ибо тогда ты будешь уязвим, и не так полезен команде. Преодоление этого барьера и есть истинная смелость и мужество!

 

 

Началось все с матча Кубка Бразилии 1968 года между «Коринтиансом» и «Крузейро».  Защитник клуба из Сан-Паулу Дитао, попадает мячом в голову «крестоносцу» Тостао. Вроде как смешной момент, если б все не обернулось так трагично. Мяч попал в глаз Тостао, диагноз убийственный  - отслоение сетчатки. Операция предстояла сложнейшая, развитая в косметологическом плане Бразилия таких не делает. Тостао был отправлен в Хьюстон, хирургическое вмешательство оказалось успешным. Менее чем через год форвард снова в строю.  И продолжает играть на прежнем уровне.

А уровень этот надо сказать был высочайшего класса! Тостао от рождения Эдуардо Гонсалвеш де Андраде Эдуардо играл на позиции форварда. Таких как он называют «интеллектуальный форвард». Нападающий, который в первую очередь играет мозгами, а не дриблингом, выбором позиции, убойным ударом, голевым чутьем. Умение мыслить и анализировать, пожалуй, включает в себя все ментальные достоинства преуспевающего форварда. А мысль Тостао была быстра как степной ветер!

С раннего детства Тостао выделялся среди своих сверстников на футбольном поле, поэтому ребята постарше брали играть его с собой. Белый, невысокого роста, щуплый – нелепо выглядел Эдуардо Гонсалвеш де Андраде Эдуардо на фоне высоких, статных, мускулистых, растатуированых мулатов, креолов и негров.

 

От двух до семи лет я принадлежал самому себе, или иначе — бегал от дома к полю. Эти первые годы жизни, по существу, и определили мою судьбу. Малышом я постоянно находился в компании более взрослых ребят. Отсюда родилась и кличка «Тостао» — бывшей в ту пору в обращении самой мелкой монеты (со временем вышла из оборота) Но, прежде чем в моих ногах оказался кожаный мяч, в них побывал и пластиковый, и тряпичный, и каучуковый — всех видов и размеров.

Тостао

 

Что бы быть лучшим нужно играть против лучших. Когда тебе 9 лет, а ты играешь против 12-летних, то и растешь ты быстрее в игровом плане. Интересно, понимал ли это Тостао в столь раннем возрасте. Глядя на его игру, на его умопомрачительные комбинации, на его передачи, возможно и понимал.

Много голов забил Эдуардо на добивании. Про таких форвардов говорят, что у них отличное голевое чутье. Но это не справедливо к Тостао. Не было у него ярко выраженного чутья голеадора,  но он, как шахматист, мог предвидеть ситуацию на несколько ходов вперед, и оказаться в нужном месте в нужное время. Удар. Кипер. Добивание. Гол! И Тостао герой! Тостао невероятно тонко чувствовал мяч, чувствовал настолько, что играл всегда с поднятой головой, что давало возможность более четко видеть положение партнеров. Вот как охарактеризовал Тостао журналист Жеральдо Магальяэс:

 

Он превращает футбол в искусство. Тот самый миллиметр пространства, который он выискивает и использует для того, что бы изменить полет мяча, или послать его между двумя противниками, тот самый миллиметр, которые другие просто-напросто не видят, свидетельствует о том, что для него футбольное поле разделено не на метры, а на эти квадратные миллиметры, подобно тому, как полотно художника, на котором каждая точка – чистая или покрытая краской, имеет свое специфическое значение и работает на весь ансамбль в целом.

 

Практически всю карьеру Тостао отыграл за «Крузейро» и является лучшим бомбардиром «крестоносцев» всех времен. Вы скажете, что хороший бомбардир мигом окажется из бразильской команды в Европе. Справедливо. Но и у Тостао карьера не была длинной, а совсем даже наоборот, но об этом ниже. 249 мячей в 378 матчах, а также уйма голевых моментов, которые Тостао создавал для партнеров. Всеобщее признание, любовные послания, под флаги сборной гордое призвание. Наверное, он был первым, кому дали прозвище «Белый Пеле».

Перенесемся в 1969 год. После успешной операции и почти годичного перерыва Тостао возвращается на футбольное поле. Да  и как возвращается! «Крузейро» пятый раз подряд становится чемпионами штата Минас-Жерайс, национальная сборная с успехом проходит отбор к мундиалю 1970, сам же Тостао забивает 10!!! голов в 6 отборочных матчах тогда еще би-кампеонов. Все соперники поставлены на колени, с пробитой защитой и вырванными сердцами.

И вот, над покорителям гор судьба занесла новый топор, старая травма вновь напомнила о себе, восстановленные клетки были вновь пораженные. Все те же проблемы с оком. За пол года до старта Мундиаля пришлось лечь на повторную операцию. Ценою невероятного усердия, силы и воли  Тостао восстанавливается незадолго до старта ЧМ-1970, с 6 килограммами лишнего веса и практически не видящий на один глаз…

И в данной ситуации на первый план выходят душевные метания тренера Марио Загало. Можно или нет брать Тостао на ЧМ? Справится ли он с психологической проблемой? Не будет ли уклонятся от верховой борьбы за мяч? А если снова даст знать о себе пресловутый глаз? А в какой форме Тостао после полугодичного простоя? Нет - жизни без риска и Тостао в списке. Даже более - Загало рискнул, и ввел Тостао в основной состав. Но уготовил ему несколько иные функции на поле. Теперь лидер атак «Крузейро» должен был играть без мяча, все время перемещаясь по фронту атаки  запутывая защитников. Вытягивать на себя игроков соперника и создавать плацдарм для Пеле и Жаира, а также атакующих во втором эшелоне Ривелино и Жерсона. Получая мяч, Тостао должен был обыгрываться с партнерами, выводя их на удар теми самыми «миллиметровыми» передачами. Справится ли  Эдуардо с новой ролью? Ха-ха! Тостао отыграл от звонка до звонка все 6 матчей Чемпионата Мира, забив 2 гола, по мнению многих футбольных обозревателей, был признан лучшим игроком турнира! (А ведь Чемпионат мира 1970 года в Мексике многие до сих пор оценивают как самый впечатляющий из всех прошедших и до и после него).

А если учесть тот факт, что один глаз у него практически не видел это сродни подвигу! Такой неординарный поступок нашел отражение и в творчестве В. Высоцкого, у которого в одной из песен были строки: «Если б глаз второй был у Тостао, вдвое больше б он забил голов…»

 

Когда форварда называют «интеллектуальным» – это предусматривает у последнего наличие ума, и отсутствие безрассудства. Тостао не стал рисковать здоровьем и сошел с рельс, когда поезд начал приближаться. Он окончил футбольную карьеру окончательно и бесповоротно в 1973, в возрасте всего лишь 26 лет. Поступил в университет и выучился на… окулиста! А в середине 90-х вернулся в большой футбол в качестве комментатора. А «интеллектуальная магия» белого бразильца навеки оставила след в мировом футболе. 

 

 

 

 


Открыть | Комментариев 35

Третья сила испанской Ла Лиги (Мастера пера) (Группа А)


 


Северо-запад Испании, там, где берег ласкают океанские волны. На самом севере Галисии расположен город Ла-Корунья – крупный торговый, пассажирский и рыболовный порт. Древнейшее поселение, основанное кельтами-иберами, имеющий прозвище «стеклянный город», из-за сплошь, и рядом застекленных балконов, которые придают городу своеобразную прозрачность. Также город известен самым древним маяком в Европе, который называется «Геркулес» и был построен еще древними римлянами.

Deportivo – спортивный (исп.). Спортивная Ла-Корунья дословно. Основанный в 1906 году клуб никогда не хватал звезд с неба, скитаясь по всем испанским дивизионам, вплоть до того момента, пока в 1988 году не пришел новый владелец Аугусто Сезар Лендойро, депутат парламента Ла-Коруньи. Амбициозный владелец, обладающий недюжинным даром убеждения, а также настроивший грандиозных планов, подкрепленных финансовыми влияниями, сразу же принялся за дело. Первое – он пообещал сделать из безызвестной команды супер клуб. Второе, что сделал сеньор Лендойро, это занялся поисками толкового тренера.  Таковым стал истинный галисиец Арсенио Иглесиас по прозвищу Маг из Артейхо (MagoDeArteixo), ранее уже имеющий опыт работы непосредственно с Депортиво.

 

 

Иглесиас завершил карьеру игрока в 1966 и, благодаря совету своего близкого друга Эриберто Эрреры сразу же записался на тренерские курсы. Год спустя он получил приглашение поработать с Фабрил, где стал тренировать молодежную команду. А 2 января 1971 года жизнь преподнесла ему еще один замечательный шанс: возглавить главную команду Галисии. В это время "Депортиво" прозябал в Сегунде.

Несмотря на то, что это был его первый серьезный опыт в новой роли, Арсенио проделал отличную работу, завоевав путевку в Примеру, и, как следствие, остался в клубе еще на один сезон. По истечении чемпионата "Депор" обновил свой ископаемый рекорд, заняв 14 место в таблице. Однако затем начались проблемы. Лидер "Депортиво" Манолете был продан, и его отсутствие не замедлило сказать на результатах клуба: 17 место и возвращение в Сегунду. В результате Иглесиас в первый и последний раз в своей тренерской карьере был уволен.

Иглесиас попрощался с "Депортиво" и возглавил небольшую команду из Аликанте "Эркулес". Середнячок Сегунды под руководством Иглесиаса неожиданно завоевал путевку в Примеру. Абсолютно все считали, что эта сказка завершится в следующем году, но к всеобщему удивлению "Эркулес" финишировал пятым (!), и лишь из-за худшей разницы забитых и пропущенных мячей не пробился в Кубок УЕФА. Еще год спустя "Эркулес" вновь поразил всех и стал шестым. К сожалению, в следующем сезоне возросшее давление со стороны болельщиков и прессы не пошло на пользу ни клубу, ни самому Арсенио, чрезвычайно уставшего от всего этого. Завершив сезон 1976/1977 годов на 12 месте, Иглесиас покинул Аликанте. С тех пор "Эркулес" попал в затяжное пике и никогда более не достигал даже тени тех успехов, что стали привычными при Иглесиасе.

В кампанию 1977/1978 годов Иглесиас вступил главным тренером "Сарагосы", на тот момент клуба Сегунды. И в очередной раз подопечные Арсенио завоевали путевку в элитный дивизион первенства Испании. По неизвестным причинам Иглесиас отказался продолжать работу с "Сарагосой", а подписал контракт с также выступающим в Примере "Реалом" из Бургоса, единственной целью которого было сохранение своей прописки. Арсенио успешно справился с этой задачей, финишировав на 13 месте. И вновь галисийский тренер решил сменить клуб по окончании сезона. Следующий чемпионат (1980/1981) Иглесиас начал на тренерском мостике "Альмерии", однако закончить сезон на том же месте ему не удалось. Впервые в своей карьере Иглесиас подал в отставку, причиной чего послужили внутренние конфликты в клубе. На следующий год он опять оказался в Сегунде, где возглавил "Эльче". На этот раз лишь несколько очков не хватило "Эльче" для выхода в Примеру.

Наконец, в начале сезона 1982/1983 годов Иглесиас вернулся в "Депортиво". Блестящий сезон завершился горьким разочарованием: в последнем туре "Депор", как год до него "Эльче", упустил путевку в Примеру в последнем туре. Домашнее поражение 1:2 от "Райо Вальекано" стало одной из самых больших неудач Иглесиаса.

 

Арсенио продолжил свою работу в "Депоре", однако дела пошли неважно, и через два года Иглесиас покинул клуб. Покинул, чтобы вернуться в 1987 году, когда для "Депортиво" наступили чёрные времена, однако опытный тренер сумел спасти галисийцев от вылета в Сегунду Б. В игре против "Расинга" "Депор" стоял на грани пропасти, но гол на последних минутах сохранил ему прописку во втором дивизионе. Эта игра стала для "Депортиво" поворотной точкой. В следующем сезоне в Ла- Корунью прибыл Аугусто Сесар Лендойро и ситуация стала налаживаться. Команда дошла до полуфинала Кубка Короля, и путевка в Примеру была как никогда близка. Ее судьба в очередной раз решилась в драматическом поединке против "Мурсии", когда под возникший на стадионе пожар "Депортиво" завоевал право на повышение в классе. Однако Арсенио был чрезвычайно утомлен, и во время конференции после матча заявил, что покидает клуб. Однако долго отдыхать Иглесиасу не дали. Неудовлетворительные результаты под началом Марко Антонио Бороната форсировали возвращение Иглесиаса в "Депортиво" через 10 месяцев после памятной игры против "Мурсии".

Год спустя родился легендарный "Супер Депор". Под началом Иглесиаса "Депортиво" неожиданно превратился из кандидата на вылет в Сегунду в одного из претендентов на титул чемпиона.

 

Так его прозвали Магом из Артейхо…

          Медленной, но уверенной поступью «Депор» стал добиваться своего. В первый же год под пристальным взглядом Лендойро, команда доходит до полуфинала Копа дел Рэй. Подбирая нужных исполнителей, путем проб и ошибок, сыгранности и психологического настроя, Депор шел к своей цели, выход в Примеру. 3 года понадобилось тендему Лендойро - Иглесиас чтоб зазвенели бокалы в честь этого события. Первой шаг на пути создания грозного европейского клуба сделан. Добывая путевку в высший дивизион, нельзя не отметить действия, тогда еще начинавшего свой путь Франсиско Хавьера Гонсалеса Переса, более известный как Фран. Почти что Fram – по норвежски значит вперёд. Именно на этом судне легендарный Рауль Амундсен покорил Южный полюс. Фран по праву стал легендой «Риасора», в семнадцатилетнем возрасте попав в резерв «Депора». Отдав 17 лет клубу 1988 - 2005 он был тем, кто выводил команду в Примеру, стоял у истоков перевоплощения скромной команды в «Супер Депор», завоевывал первый трофей, доходил до полуфинала Лиги Чемпионов, и, безусловно, очень тяжело переоценить его роль в завоевании золотых медалей в 2000 году.

В межсезонье команда усилилась, на сколько позволяли финансовые возможности Лендойро, и параллельно чуть не потеряла Иглесиаса, которому захотелось тишины и покоя, а возможно просто взбодрится, ни о чем не размышлять, все вдруг резко поменять, взять и резко загулять. Как бы там ни было, Маг сдался перед чарами президента клуба, и повел Депор в жгучие и бескомпромиссные бои испанской Ла Лиги. Откровенно говоря, неудачно. Команда чудом зацепилась за спасительное 17-е место и сохранила прописку в элите. Неудачное выступление в чемпионате слегка скрасил очередной полуфинал кубка Испании.

Неудачный опыт тоже есть опыт. Еще финансовых вливаний, плюс доходы от телетрансляций и рекламы дают возможность поработать на трансферном рынке. Возможность то есть, но не так то просто привлечь звездного исполнителя в скромный клуб. Но не взирая на статус клуба борющегося за выживание, Лендойро удается усилить команду в каждой линии.  В межсезонье были приобретены защитники Нандо и Лопес Рекарто, так же в клуб пришел лучший игрок Бразилии – 1991 опорный полузащитник Мауро Сильва (в последствии одна из улиц Ла-Коруньи будет названа его именем). Оправа есть, осталось вставить бриллиант, коим стал один из лучших футболистов мира того времени, неподражаемый и неудержимый бразилец Бебето, по прозвищу «Белое Золото»!

Имея в наличии Джукича, Клаудио, по спортивному дерзкого Франа, неплохого голкипера Лиано, да четверку прибывших новичков, Депор по составу уступал разве что Барселоне и мадридскому Реалу. Магические пассы Иглесиаса и к старту чемпионата «Депор» представляет собой сыгранный, боеспособный и неуступчивый коллектив. Показывая зрелищную и эффективную игру, после 23 тура «Депортиво» из Ла-Коруньи нежданно-негаданно устроились во главе турнирной таблицы, имея в своем активе победы и над «Реалом» и над «Барсой».  В итоге гранды взяли свое, оставив «Депортиво» на 3 месте. Но галисийцы не сильно опечалились, великолепная командная игра, путевка в кубок УЕФА и «пичичи» Бебето с 29 голами позволяли с оптимизмом смотреть в будущее. В добавок ко всему в «Депортиво» влюбилась половина Испании и изрядная часть европейских болельщиков, которые нарекли команду «Супер Депор».

В межсезонье у тандема Лендойро – Иглесиас возникает проблема: сохранить бронзовый состав. Хитрый лис и тонкий психолог Лендойро находит подход к ключевым игрокам, и лидеры остаются в Ла-Корунье. Даже Бебето, которого хотел видеть в своем составе любой тренер, вдохновленный энтузиазмом президента и тренера, остается в команде. Также летом был подписан защитник Донато и полузащитник Хавьер Манхарин, которого галисийцы увели из-под носа самой «Барселоны».

В первых десяти турах «Супер Депор» проигрывает лишь раз, и уверенно возглавляет турнирную таблицу. Хорошо организованная защита, Бебето и Клаудио исправно забивают, Фран и Манхарин отдают передачи, в центре поля царствует Мауро Сильва. В последнем матче первого круга «Депор» принимал «Валенсию» и выиграл со счетом 3-1, один из голов забил Мауро Сильва, и этот гол стал единственным за долгую и славную карьеру знаменитого бразильца.

За 13 туров до окончания чемпионата мало кто сомневался, что «Супер Депор» упустит чемпионское звание. Но проигрыш «Барселоне» и еще ряд неудач, свели ситуацию к тому, что перед последним туром «Депор» опережал идущую на втором месте «Барсочку» на одно очко. 

И вот 14 мая 1994 года одновременно начинаются решающие матчи последнего тура. Первые таймы обоих матчей приносят промежуточное чемпионство «Депору», который ушел на перерыв матча с «Валенсией» не забив, но и не пропустив голов. В Каталонии же к тому моменту дела «Барсы» были плохи - на гол Стоичкова севильцы ответили точными ударами Диего Сименоне и Давора Шукера. Но «Барселона», есть «Барселона», и уже к 74-й минуте усилиями Микаэля Лаудрупа она забивает три мяча подряд и по сути решает исход поединка. Забив на последних минутах еще раз «блау-грана» подводит итог - 5:2. На той же 74-й минуте, на которой забил датчанин на «Камп Ноу», в игре на «Риасоре» происходит событие, возможно ставшее в итоге решающим во всем чемпионате. Пытаясь усилить атаку, Иглесиас выпускает на поле резервиста «Депора» Альфредо. К несчастью, замененным становится Донато - штатный пенальтист команды… Шла 93-я минута матча, когда ожесточенный штурм валенсийских ворот закончился для «Ла-Коруньи» заработанным пенальти. Один точный удар - и команда впервые в истории станет чемпионом… Но кто будет бить!? Бебето? Фран?! Никто из лидеров не проявляет инициативы и к мячу подходит либеро сине-белых Мирослав Джукич. И не забивает… Игра заканчивается вничью 0-0, а "Барса" при равенстве очков по дополнительным показателям становится чемпионом...

 

В следующем году «Депортиво» выигрывает Копа дел Рэй, свой первый трофей за почти 90 – летнюю историю, и чуть позже прихватил Супер Кубок, обыграв столичный «Реал»

Далее амбициозный Лендойро понимает, что Иглесиас исчерпал себя в Ла-Корунье, и занимается поисками нового наставника. Иглесиас в свою очередь понимал, что добиться большего ему не удастся. Прощание было теплым. Выбор пал на Джона Тошака, и как оказалось абсолютно зря. Далее команду возглавил бразилец Карлос Альберто, который ничего существенного не добился на посту тренера «Депортиво», но хоть привлек в команду таких исполнителей как Флавио Консейсау, Ривалдо, Джалминья, Найбет.

Лендойро долго ломал голову кого же поставить во главе команды. Возможно, руководствуясь поговоркой, то, что рядом, порою неподвластно глазу, выбор пал на тренера самых ярых врагов и конкурентов, Хавьера Ирурету, возглавляющего галисийскую «Сельту». Президент полностью доверился баскскому специалисту, и даже пошел на несвойственный себе шаг – полностью отстранился от ведения кадровой политики клуба.

И Ирурета смог. Смог построить одну из сильнейших команд на стыке тысячелетий. Команду, о которой говорила вся Европа, которая была на виду, которая являлась претендентом на победу в любом турнире, в котором принимала участие.  «Депор» Ируреты является сугубо тренерской командой, в которой каждый, до автоматизма, знал свои задачи и функции. Швейцарские часики затикали. Не известные широкой публике футболисты, такие как: Макаай, Ромеро, Маноель Пабло, Витор, Скалони, Серхио, друг Изольды становятся звездами первой величины. Кстати о последнем, покинув Ла-Корунью в 2006, Диего Тристан из забивного форварда превратился в бледную тень низкокласного форварда. Забив 87 голов в 177 матчах за «Депор»  за последующие 3 сезона в «Мальорке», «Ливорно» и «Вест Хэме» Тристан отметился целых 4 раза!

Ирурета подобрал исполнителей под свою концепцию игры, которая проповедовала контратакующий футбол с акцентом через фланги. Все предельно просто: дисциплина, четкость действий, умение подержать мяч в нужные моменты, и атака разворачивалась как веер китайской императрицы. Команда умела дорожить мячом, и умела грамотно обороняться. Эту команду называли не иначе как «Второй Супер Депор».

Пожалуй, ключевым моментом на пути к становлению мощного европейского клуба,  стало подписание летом 2000 года Хуана Карлоса Валерона, по прозвищу «Худой». Один из самых гениальных плеймекеров в истории испанского футбола, а возможно и самый гениальный.  Такие игроки как Валерон, который, как известно всем не пьет одеколон, умеют создавать голы буквально из ничего. Могут простоять весь матч в тени, попивая водичку, или сберегая не до конца зажившую ногу, а потом, в одно мгновение, одним касанием, одной передачей сотворить чудо. Валерон в любой форме и в любых кондициях остается опасен для соперника. Валерон опасен, даже находясь на своей половине поля. Бесспорный любимец публики и легенда клуба, своим приходом заставил забыть об идоле болельщиков скандалисте Джалминьи.  Валерон сыграл более 200 матчей за «Депор», и забил в них 17 мячей, и отдал миллион голевых или просто опасных передач. Маэстро гениального паса, обладатель острого футбольного ума, технарь, видящий поле как радар приближающиеся объекты.

С приходом  Валерона, игра «Депортиво выходит на новый уровень, к дисциплине и грамотности добавляются тонна неразбавленного креатива. Также у команды появляется огромная армия болельщиков по всей Европе. Ну а как иначе могут реагировать поклонники футбола, глядя на зрелищный, комбинационный футбол в исполнении клуба который и близко не мог конкурировать в финансовом плане с грандами европейского футбола. Их называли «Бедняки». Поначалу, выходя на матчи против таких монстров как Юве, Милан, МЮ, им заранее сочувствовали и симпатизировали, ведь когда все равно за кого болеть, всегда поддерживают потенциально более слабую команду. А «Депор» выходил на игры с грандами, так же как и на рядовой матч испанской Примеры, они не подстраивались под стиль соперника, не меняли излюбленную тактику Ируреты 4-2-3-1, выходили и показывали свою игру, свое умение, свою мысль, при этом не боясь ни авторитетов, ни немецкую машину, ни красных дьяволов. Ну и конечно же комбинации, эти короткие  молниеносные перепасовки, а потом следовала передача туда, куда менее всего ожидал соперник.

Наивысшим достижением на евро арене для ла-корунцев является полуфинал Лиги Чемпионов 03/04, которому способствовал невероятный комбек  в игре ј финала с «Миланом». Вчистую проиграв первый матч на «Сан-Сиро» 4-1 уже никто не верил в дальнейший проход галисийцев. Все что нужно «Милану» - это не проиграть с разницей в 3 мяча. А «Депор» вышли и сыграли в свою игру, повергнув в шок Милан, начал все Луке, контрольный в голову Фран. «Депор» не показал ничего сверхъестественного, просто сыграл как обычно, надежно в защите, на контратаках, а «Милан» вышел отбыть номер. Про такую игру можно сказать, что это не «Депор» выиграл, это «Милан» проиграл. Но как бы там ни было 1-4 в гостях и 4-0 дома, дальше проходят галисийцы. А в полуфинале на пути к вожделенному трофею были остановлены «Порту» Жозе Моуриньйо! Да, выиграй Ирурета Лигу Чемпионов, в Ла-Коруньи появился б еще один Бог!

Ирурета возглавлял «Депортиво» 7 лет, с 1998 по 2005 За этот период клуб выиграл Примеру в 2000, и Кубок Испании в 2002, а также 2 Супер кубка в 2000 и 2002.

Выступление «Депортиво» при Х. Ирурете:

1998/99: Примера – 6 место (63 очка)

1999/00: Примера – 1 место (69), победа в Суперкубке.
2000/01: Примера – 2 м. (73), ЛЧ – 1/4.
2001/02: Примера – 2 м. (68), ЛЧ – 1/4. Победитель Кубка и Суперкубка Испании. Диего Тристан – «Трофео Пичичи».
2002/03: Примера – 3 м. (72), ЛЧ – второй групповой турнир (4 место). Рой Макай – «Трофео Пичичи».
2003/04: Примера – 3 м. (71), ЛЧ – 1/2.
2004/05: Примера – 8 м. (51), ЛЧ – групповой турнир (4 место).

Один сезон на раскачку, и 5 лет не покидал «Депор» первую тройку. 5 лет тренерский гений Ируреты держал команду на вершине Ла Лиги. При этом имея скромный бюджет и посредственную юношескую школу. Доморощенных игроков нет, а цены на хороших футболистов растут из года в год. Не надо иметь семь пядей во лбу, что бы понять – спад неизбежен. Что и случилось в сезоне 2004/05, провал на домашней арене, полный провал в Европе, отставка Ируреты, тучи с севера, ветер с запада, пыль в глаза и нет даже агонии «Второго Супер Депора»…

На этом светлая страничка истории «Супер Депора» пока оканчивается. Правда в нынешнем сезоне вновь зажегся свет в конце туннеля, ведь команда борется за Лигу Чемпионов, и поговаривают, что мы можем стать свидетелями зарождения «Третьего Супер Депора». Может на следующий сезон команда составит конкуренцию в борьбе за чемпионский титул. Что будет дальше? Да ничего не будет, в Испании есть только 2 гранда, 2 клуба, а все остальные попытки создать третью силу оборачиваются неудачей. Когда-то это был «Атлетико Мадрид», когда-то «Атлетик» из Бильбао, недавно «Депортиво». Какое-то время «Валенсия» являлась третей силой, сейчас на это звание претендует «Севилья». А еще попытки сделать из «Бетиса» чемпиона Испании, и амбиции «Сельты». «Сельта», когда-то они играли в Лиге Чемпионов.  Но все эти удачи и трофеи явление временное. Третья сила существует какой-то промежуток времени, а потом тает как снег под теплыми лучами весеннего солнышка. Сколько попыток, скольких клубов было предпринято, но в результате имеем все ту же картину, Извечный спор «Реала» и «Барселоны», в который временами вносят драматизм, сенсации и разнообразие такие коллективы как «Супер Депор».

 

 

 

 

 


Открыть | Комментариев 44

НеУГОмонный стервятник.


   Мексиканки-обезьянки-хулиганки-партизанки) Вполне логично, что и дети у них соответствующие) Мексиканские клубы, мексиканская сборная, бесспорный лидер северо-американской зоны КОНКАКАФ. Чем известны: вратарями-эксцентричными-клоунами, кипер не клоун собирает намного меньшие футбольные стадионы. Каутемок Бланко, вечный форвард, который есть и будет всегда, да и был всегда, и в 90-х был, и раньше был, и как только приплыл Кортес с конкистадорами, Каутемок уже был)) но речь не о нем, дораскажу потом.

     Обилие информации и IT технологии дают доступ и возможность проследить любую интерисующую информацию, что с успехом и делает прогресирующая молодежь (да и не только молодежь) Кумиры для них те, кто не сходит с экранов, кто на первых полосах электронных и печатных изданий, те, кого можновознести до небес, а через 5 минут смешать с грязью, а еще через 5 опять возносить и прославлять. Кумиры те, кого можно боготворить, а не те, кто стоял у истоков, знает кеми заложен фундамент, и кто автор инструкции, не те кто делал историю, поворачивая ход событий в абсолютно новое и неизведанное русло бурных течений и подводных камней и мягких волн, возводя на своих плечах грандиозные сооружения нынешних супер клубов.

     На самом деле Реал, который королевский, абсолютно несправедливо дали прозвище СТЕРВЯТНИК Эмилио Бутрагенио, просто созвучно "Бутра/Буитре". Настоящим стервятником есть другая легенда клуба, Неугомонный Уго Санчес, который и по сей день является рекордсменом по количеству забитых мячей в Примере. В сезоне 89/90 Стервятник Санчес забил 38 голов. Казалось бы, ну и что тут такого, в каждой лиге есть свой рекордсмен, да и рекорды со временем бьются.

   А примечательно то, что Уго не обладает ни большой скоростью, ни класным ударом, он довольно посредственно играет головой. Он не игрок линии оффсайда как Индзаги. Особого дриблинга и техники у него тоже нет. Видиния поля и расписывания умных комбинаций тоже не его конек. Он не высокий, и не габаритный, и не особо может потолкаться, даже задницей как Саленко. И что же остается? А остается голевое чутьё. Все. Пожалуй не все, второе качество Санчеса не совсем футбольное, но благодаря ему и голевому чутью он наводил ужас на всю Европу и отгружал голы тоннами не жалея ни грандов ни аутсайдеров. Просто потрясающая координация владения телом.

   Да голевое чутье и координация, этого оказалось достаточно, чтоб на века вписать свое имя в историю мирового футбола.

    Чуть ниже выложены все 38 мячей забитых Санчесом в Примере 89/90. Если не брать во внимание несколько штрафных и пенальти, то все остальные голы, забитые с игры, В ОДНО КАСАНИЕ!!!!!!!

 


Открыть | Комментариев 26

Офтоп, боян, но ржачно



Открыть | Комментариев 24

Вот и дождались!


Вот и завершился Бразилейро-2009. Спустя 17 лет, чемпионами стала самая популярная бразильская команда Фламенго. Глори глори ФЛА, глори глори МЕНГО )

Невероятный сезон выдался для 4 китов из Рио. Фла нежданно негаданно перед заключительным туром, воспользовавшись осечкой Сан-Пауло, вышли на первое место, имея двух очковый отрыв сразу от трех соперников,  и своего не упустили, обыграв в последнем туре Гремио 2:1. 85 000 зрителей наполнили чашу Мараканы в ожидании вожделенного мига. Игра выдалась напряженной и интригующей. Роберсон на 21 минуте выводит Гремио вперед, правда не надолго. На 29 минуте Давид сравнивает счет. Ничейный результат держался аж до 89 минуты, пока Роналдо Анжелим не затолкал вторую плюху в ворота Гремио. Сложно представить, что началось на трибунах… В общем за высказывания типа «дымовухи и питарды для быдла» можно быстро лишиться яиц!!

Васко уверенно и эффектно, после года пребывания во втором дивизионе, возвращается в элиту.

Флу и Ботафого чудом спасаются от понижения в классе в последнем туре.

Лучшим бомбардиром на пару с Диего Тардели стал Адриано, тот самый, по прозвищу «Император». У обоих по 19 забитых мячей.

Одним из основных источников успеха «Фламенго» в чемпионате Бразилии, благодарякоторому «рубро-негро» смогли в этом году завоевать чемпионский титуло, стала успешная игра в отборе мяча, после чего команда провела немало острых контратак. «Фламенго» стала самой успешной командой в чемпионате во многом благодаря тому, что игроки «рубро-негро» совершили 781 удачный отбор мяча у своих соперников, что на 128 больше, нежели у «Палмейраса», который имеет второй показатель в этой дисциплине. Тренер «Фламенго» Андраде похвалил за это своих игроков за прекрасную игру и, в особенности, за очень успешную борьбу за мяч на втором этаже.
«Наша команда довольно успешно играла в обороне, в связи с чем мы не часто нарушали правила в борьбе за мяч с противником. Особо отличились в этом компоненте игры Мальдонадо, Торо, Аиртон, Виллианс. Мы очень хорошо играли в обороне и успешно боролись за мяч», - сказал тренер «Фламенго».
Совершенно очевидно, что отбор мяча у соперника был прекрасным оружием не только для дальнейших контратак, но и являлся надёжным средством обороны своих ворот. Кроме «Фламенго» и «Палмейраса» в чемпионате Бразилии было всего три команды, которые смогли преодолеть барьер в 600 удачно совершённых отборов мяча: «Сан-Паулу» (633), «Ботафого» и «Флуминенсе» (по 608).
Среди игроков в этом компоненте игры бесспорным лидером является полузащитник «Фламенго» Виллианс, который совершил 149 удачных отборов и намного опережает идущего вторым в этой дисциплине аргентинца Гиньясу из «Интернасьонала», имеющего в своём активе 116 отборов мяча.
«Как я уже сказал, немаловажным фактором в игре является умение отобрать мяч у игрока команды-соперника, что в итоге позитивно сказывается на результате. Я очень эмоциональный человек, но я рад, что в нужный момент могу надёжно сыграть в обороне и это хорошо», - сказал Виллианс.
Среди других игроков, имеющих хорошие показатели в этом компоненте игры, присутствуют Родриго Соуто из «Сантоса» (102 удачных отбора мяча) и Леандро Геррейро из «Ботафого» (100 отборов).
Список футболистов, выигравших наибольшее количество единоборств в чемпионате Бразилии 2009 года:

Футболист КОМАНДА Количество отборов
Виллианс «Фламенго» 149
Гиньясу «Интернасьонал» 116
Родриго Соуто «Сантос» 102
Леандро Геррейро «Ботафого» 100
Миранда «Сан-Паулу» 94
Леандро Донизете «Коритиба» 82
Соуза «Палмейрас» 81
Жуниньо «Ботафого» 80
Адилсон «Гремио» 80
Пьер «Палмейрас» 75

 

 

Хороший персонаж этот Виллианс, помимо великолепной игры в отборе, обладает нестандартным мышлением, замечательным видением поля, и отменным пасом. Вобщем всеми теми качествами, которыми должен обладать высококлассный опорник. В общем Европа ждет его с распростертыми объятиями, но это уже летом. Парень попал в поле зрения Дунги, и имеет шанс, хоть и не большой, сыграть на ЧМ.

Имя: Виллианс
Полное имя: Willians Domingos Fernandes
Дата рождения: 29.01.1986
Родился: Педрегульо (SP)
Вес: 71 кг
Рост: 175 см
Контракт с Фла: до 31.12.2011
Во Фламенго: с 2009

 

 

Пожалуй только в Бразилии с таким ростом и весом можно стать лучшим в отборе!

Итого: в Кубок Либертадорес на прямую попали Фла, Интер, Сан-Пауло и Коринтианс(победитель кубка Бразилии), и в отборе сыграет Крузейро (который наврядли будет иметь проблемы с поподанием в основной турнир)

 

 


Открыть | Комментариев 8

Спасибо за игру


 Как и предпологалось, зимой закончилась лигочемпионовская осень:) Перерыв, для кого-то до весны, для кого то до следующего года, для кого-то на долгие годы. Те эмоции которые хотелось получить по большому счету были подарены. Все как и хотелось, в полном наборе, и радость, и восторг, и разочарование, и уныние, и обида, и досада, и надежда, и безысходность, вобщем было довольно интересно. Класная группа была у нас. Примечательно то, что из российских глубин, полумертвых руин, закрутил этот триллер Рубин. В нашей группе борьба велась до конца, и абсолютно все команды претендовали на выход до последнего. Не получилось. Не хватило мастерства, а местами озорства, (происки неведомого колдовства нас лишили торжества:) как сказали бы кроты) Но это было как минимум интересно, впринципе многие и любят футбол за широкий спектр эмоций, который переливается от удачной / не удачной игры любимой команды.

 Не то Динамо. Да, пока еще не то, и это вполне логично, после ухода Семки, мы вернулись к исходной точке: к построению команды. За довольно короткий период выстрилась интересная команда, у которой явно есть будущее, нешуточное) Можно и нужно достраивать боеспособный коллектив, который сможет удачно выступить в лиге, наделать шороху, что бы имя было в книге.

 А в целом что имеем? Итак в 1/8 вышли представители таких стран: 3 команды из ИСП, АНГ, ИТА, по 2 с ГЕР, ФРА и по одной имеют ПОР, РОС, ГРЕ, причем все АНГ и ИСП команды заняли первые места в своих группах. (+ Бордо и Фиалки тоже первые) По крайне мере класный матч будет в 1/8 благодаря Баварии, на кого б не попали немцы это пожалуй будет (по именам) найинтереснейшая пара. И класный матч подарила Бавария в заключительном туре группового турнира!!

 Интересно следующее. Те, кто по логике должны были быть в 1/8, но не попали туда; Юве, Ливерпуль, Атлетико (которые просто разочаровали, той команды которая добывала путевку в ЛЧ, в этом году не видно и близко), возможно Вольфсбург.

 А вот из тех кто есть в 1/8 несколько сенсационно выглядит только присутствие ЦСКА. (Оли с учетом группы сенсацией не назовешь). А это значит одно из двух; или команды второго эшелона подтянулись к ТОП-10, или уже нет никакого ТОП-10. В любом случае игра от этого становится только интереснее!


Открыть | Комментариев 24

Чудотворец


 Забить 1 000 голов в современном футболе, это не 1 000 голов 50 лет назад. Хм) с инфляцией все наоборот 1 000 баков 50 лет назад это были серьезнейшие деньги. Деньги обесцениваются, а голы даются все труднее и труднее. В былые времена за лям можно было купить нападающего, который бы забивал в каждом матче, сейчас за 30+ лямов можно купить нападающего, и будет очень здорово, если он будет забивать 0,5 голов за матч!

 1 000 голов забил великолепный и неподражаемый Пеле, еще штунцер наклепал Ромарио (которого сразу же переименовали в Reimario - дословно король Марио). Знаю, что мнения относительно тысячи голов Коротышки разделяются, но мы люди гуманные и щедрые, пускай пока у него в графе "забитые" покрасуется  1 000 ЗАБИТЫХ ГОЛОВ.

 А кто-нибудь знает еще игроков, которые хотя б пытались приблизиться к заветной тысячи? Да, порыться в инете уверен можно откопать много интересного на этот счет, может даже в чемпионате, ну например, Ирана, играет лучший бомбардир всех времен!!!  Так вот, таких в расчет не брать, пусть хотя бы половину голов игрок забъет на ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ уровне, и в более менее пристойном чемпионате.

 Вспомнился еще один бразильский форвард, который исправно клепал голы, всеми частями тела, всем соперникам. Опять бразилец! Символично? Нет, просто в Бразилии самих матчей играется больше чем в Европе (и голов поболее, чем гребут барыги в шопе)

 Героя зовут Тулио Умберто Перейра да Кошта. Проще - Тулио или "Тулио-чудотворец" ("Tulio-Maravilha"), как его окрестила проницательная торсида. Уважительное дополнение к имени нападающий "Ботафого" получил в сезоне-95, в котором он наколотил полсотни мячей в матчах на первенство штата Рио-де-Жанейро и Бразилии, впервые в истории приведя свой клуб к званию чемпиона страны.

 Как рассказывает милая девочка Wiki - ешь побольше земляники (а еще слово Й-О-Ш-Ь можно написать с 4 ошибками), так вот Wiki говорит, что у Тулио за карьеру, которая кстати еще не окончена, 744 гола!! И все на проффесиональном уровне. Только вот не очень верится Wiki, женщины любят лгать, а женщины которые ежесекундно на расхват так тем более!!! Здается мне не договаривает наша красавица Wiki! Ах ну конечно, у Тулио Чудотворца еще 16 голов в 15 матчах за сборную Бразилии, в которой он играл с середине 90-х.

Наиболее яркий период карьеры Тулио провел в Ботафого, где отыграл 3 сезона и забил 134 гола в 163 матчах, и получил такое светлое и обнадеживающее прозвище "ЧУДОТВОРЕЦ" (Maravilha)

В 1994 году Тулио удалось сделать редкий "дубль" - стать одновременно лучшим бомбардиром первенства штата Рио-де-Жанейро (14 мячей) и чемпионата Бразилии (19 голов).

Однако настоящее испытание ждало голеадора "Боты" год спустя, когда из-за неурядиц в "Барселоне" в Рио победоносно вернулся коронованный после чемпионата мира-94 король мирового футбола - Ромарио. Едва ступив на родную землю, он громогласно объявил себя еще и "королем Рио" и заверил торсиду, что вернет себе лавры самого меткого снайпера. У Тулио, правда, было свое мнение на этот счет, и он не побоялся бросить перчатку прославленному соотечественнику.

За дуэлью Тулио - Ромарио на чемпионате штата Рио-де-Жанейро, затаив дыхание, наблюдала вся Бразилия. Хотя с самого начала соревнования лидерство в споре бомбардиров захватил "артиллейро" из "Ботафого", его именитый оппонент в течение нескольких месяцев буквально наступал ему на пятки, не давая расслабиться.

Причем не менее интересной была и "пропагандистская работа", развернутая обоими нападающими друг против друга. Обычно все начиналось с того, что Ромарио на правах признанного корифея подзуживал, публично провоцировал своего конкурента-выскочку. Тот же, как оказалось, за словом в карман тоже не лезет. Дело дошло до того, что Тулио взял за правило перед каждым новым туром появляться на телевидении и анонсировать свои будущие голы.

"На каждый гол Ромарио я отвечу двумя", - утверждал форвард "Ботафого". И самое удивительное - нередко сдерживал свое слово. По большей части именно за это и еще за потрясающую способность забивать голы "на заказ" (то есть по призыву торсиды) новый бомбардир Бразилии и получил прозвище "Тулио-чудотворец".

Спор за титул лучшего голеадора штата закончился убедительной победой Тулио. Он записал на свой счет 27 мячей, преодолев прежние показатели того же Ромарио, Бебето, Гаушу, Балтазара, Чарльза и чуть-чуть не дотянув до рекорда результативности в сезоне (31 мяч), установленного в 1981 году легендарным Роберто Динамитом. Кроме того, под занавес прошлого футбольного года Тулио выдал фантастическую серию из 23 голов на чемпионате Бразилии, в котором участвуют сильнейшие команды самых крупных штатов этой страны.

Любопытная деталь: чем ближе Тулио подбирался к бомбардирскому Олимпу, тем больше он - своей самоуверенной риторикой и в определенной степени высокомерием - напоминал Ромарио времен покорения той же вершины. "Там, где есть Тулио, Ромарио не нужен!" - восклицал новый "король Рио" после своего очередного бенефиса. Или: "Я посланник Божий на футбольных полях, и Бог наш, Иисус Христос, осветил мне сегодня путь к победе..." В общем, как говаривали древние, кто дерзнет сказать, что солнце лживо?

 

 


Открыть | Комментариев 12

Бугага


 

Бразилы мочат)) Представляю такое в матче ЧУКРА, футбольному уик-энду на год вперед работы))

Открыть | Комментариев 14

Тактические схемы



Открыть | Комментариев 26

Радость народа (BIO 3.0 финал)


 

 

 

 

Извечный вопрос кто сильнее, кто быстрее, кто шустрее. Кто лучше Пеле или Марадона, Ван Дам или Лев Дуров «Не бойся я с тобой», Сони или Панасоник. Когда двое в драке всегда выигрывает третий.

Все настолько увлечены дебатами об игровых преимуществах и недостатках двух, бесспорно гениальных игроков Пеле и Марадоны, что позабыли (в который раз!!!) о завоевателе двух титулов Чемпионата Мира другого, тоже невероятно талантливого игрока, а может и талантливее всех вместе взятых. Гарринчи.

А было время когда… Когда футбол был чистой и бескомпромиссной игрой, когда существовали понятия о чести и совести, когда деньги не играли тотальную роль в мировом футболе, когда поцелуй эмблемы клуба означал что игрок душой и сердцем принадлежит этому клубу, и будет защищать цвета последнего, как солдат защищает свою родину. Когда футболисты бились за титулы с огоньком в глазах, не жалея сил и не уберегая ноги, когда присутствовал спортивный интерес, когда на поле выходили актеры, а не клоуны. А ведь все это было не так давно, буквально 25 лет назад все это можно было наблюдать практически на каждом матче любого чемпионата.

А было время когда его носили на руках, когда ему был посвящен целый фильм («Радость народа»), когда люди становились счастливы хотя бы издали узрев ЕГО, а те, которым посчастливилось пожать ему руку еще долго гордились и рассказывали всем друзьям и знакомым «Я пожал руку самому Гарринчи». Очутившись рядом с ним, на лицах людей расплывалась улыбка, а в глазах можно было увидеть неописуемый восторг, забывались все беды и напасти, и людей наполняло безмерное чувство радости. Его фотографии занимали первые полосы газет, его имя с трепетом произносилось во всем мире от Патагонии до Гренландии, от Лиссабона до Москвы, не говоря уже о Рио-де-Жанейро. Когда он выходя на поле делал приветственный жест трибунам, женщины сходили с ума и яростно доказывали, что именно её помахал ручкой великий Гарринча. Когда он заходил в кафе выпить чашку чаю, стул на котором он сидел, становился бесценным артефактом, и вешался где то на стенке, с обязательно прикрепленной табличкой «На этом стуле сидел сам великий, знаменитый, неподражаемый Гарринча». Такая же участь постигала и стакан, и блюдце и ложку, а заведение пользовалось невероятным успехом, все хотели находиться именно в том кафе, в которое когда то, в сорокаградусную жару зашел утолить жажду Гарринча.

Сегодня от былой славы осталось, пожалуй, только одно: мемориальная бронзовая доска в холле стадиона «Маракана», на которой среди имен прославленных героев чемпионата мира в Швеции значится и его имя: «Маноэл Франсиско дос Сантос». И в скобках: «Гарринча». Когда Бразилия вторично выиграла Кубок Жюля Риме, в грохоте потрясшего страну карнавала восторгов ему наобещали златые горы и реки, полные вина: автомашины и усадьбы, земельные участки и банковские счета с фантастическими суммами…

 А спустя несколько лет ему даже не послали приглашения на торжественный банкет по случаю десятилетнего юбилея победы в Швеции. Его забыли пригласить и на матч сборных Бразилии и ФИФА, организованный в связи с этим юбилеем.

          Всех пригласили– отставных генералов и эстрадных певцов, знаменитых жокеев и модных портных, тонконогих манекенщиц и крикливых куплетистов. А Маноэл Франсиско дос Сантос стоял в очереди за билетом вместе с десятками тысяч своих незнатных соотечественников.

В баскетболе все несколько проще, есть Майкл Джордан, Его Воздушество, бесспорный бог и идол этой игры, непобедимый, умеющий в одиночку вытянуть любую игру, и привести команду к победе. Когда то был задан очень интересный вопрос: «А стал бы Джордан Джорданом, если бы не было Скотти Пиппена?» А стал бы Пеле Пеле, если бы не было Гарринчи? Наивысшим признанием в футболе является завоевание титула чемпиона мира. У Пеле их 3, у Гарринчи два, 1958, 1962, два раза подряд, золотая сборная. В 1958 Пеле было 17 и он привел Бразилию к, тогда еще первому, чемпионскому званию. Но Пеле чувствовал поддержку партнеров, на него играли и команда помогла раскрыть, безусловно фантастический и уникальный, талант Эдсона Арантеса ду Несименту. Любопытный факт, когда в составе сборной Бразилии на поле одновременно выходили Пеле и Гарринча, бразильцы не проиграли ни одной игры!  Да и вообще творцом самого яркого, самого запомнившегося момента чемпионата 1958 года стал не Пеле.

         Первые два матча – против Австрии (3:0) и Англии (0:0) Маноэл просидел на скамье. Накануне игры против сборной СССР группа журналистов и игроков (Белини – капитан команды, Диди и Нилтон Сантос), встревоженная трудной ничьей с англичанами, потребовала от тренера Феолы включения Гарринчи в основной состав. Феола долго упрямился. Он не мог простить Маноэлу „безответственность”, проявленную им в товарищеском матче против „Фиорентины”, который бразильская сборная провела накануне приезда в Швецию. В тот день бразильцы выиграли со счетом 4:0, и Манэ был потрясающ. В один из моментов игры он самолично обвел всю защиту, затем вратаря и… замер с мячом на линии ворот, не добивая его в сетку. Весь стадион вскочил на ноги, недоумевая! Оказалось, Гарринча поджидал защитника, рвавшегося на помощь вратарю. Он дождался его, затем неожиданным финтом обыграл и спокойно вошел с мячом в сетку ворот. А незадачливый итальянец, попавшись на финт Манэ, потерял ориентировку и ударился головой о штангу ворот. Да так, что трибуны и даже сами игроки „Фиорентины” разразились гомерическим хохотом.

         

Да, Феола недолюбливал Гарринчу, равно как и врач‑психолог сеньор Карвальяэс и администратор команды Карлос Насименто. Однако под давлением „единодушного требования общественности” им пришлось уступить. Гарринча вышел на матч против сборной СССР. И этот день – 15 июня 1958 года – стал днем его блистательной премьеры в мировом футболе.

         Три первые минуты этого матча Габриэль Ано, известнейший французский футбольный специалист, назвал впоследствии „тремя самыми фантастическими минутами в истории мирового футбола”. И Гавриил Дмитриевич Качалин, тренер сборной СССР, до сих пор с восхищенным удивлением вспоминает начало этого матча. На 15‑й секунде Диди посылает мяч на правый фланг Гарринче, который дважды подряд обыгрывает нашего левого защитника Кузнецова, затем еще двоих – Войнова и Крижевского, бросившихся на помощь, и пушечным ударом попадает в штангу. Стадион разразился бурей оваций. Спустя несколько секунд Гарринча вновь проходит по краю, подает мяч в штрафную, и Пеле вторично поражает… штангу… И на 3‑й минуте этого неудержимого штурма в ворота Яшина влетает гол, забитый Вава с новой подачи Гарринчи…

     Так начался триумфальный путь Манэ, прозванного кем‑то „Чарли Чаплиным футбола”, по крупнейшим стадионам мира.

А началось все по классике бразильского сериала, бедная многодетная семья, увлечение футболом и пошло поехало. История Гарринчи, складывается впечатление, оказала большое влияние на Голливуд, т. к. было снято множество фильмов (не обязательно про футбол или спорт) которые развивались по такому же сценарию как и жизнь гениального бразильца.

       9 июля 1953 года. В этот день на стадионе «Ботафого» в Рио‑де‑Жанейро, волнуясь, переминаясь с ноги на ногу, 20‑летний Маноэл, или Манэ, как его называли друзья в Пау‑Гранде, крошечном городишке, затерянном где‑то в горах, окружающих Рио‑де‑Жанейро, держался за сетку, ограждавшую футбольное поле, и с замиранием сердца следил за тренировкой выдающихся «кобр» (так называют торседорес своих «идолов»), многие из которых неоднократно надевали желтые футболки сборной страны. Привел парня сюда некий Арати, бывший футболисть «Ботафого», который как‑то раз случайно попал на матч в Пау‑Гранде и, увидев там ослепительные каскады финтов Манэ, решил показать его в своем клубе.

     Тренировка подходила к концу, когда тренер Жентил Кардозо вспомнил о парне, привезенном откуда‑то из провинции.

– Давай его сюда! – крикнул он Арати.

И Манэ робко вышел на поле…

На трибунах послышался смех, сам Жентил отвернулся, пряча улыбку: этот увалень напоминал кого угодно, только не футболиста. Он ковылял вперевалку: одна нога у него на восемь сантиметров короче другой. (По разным сплетням и легендам эта цифра  увеличивается до 28 см!!! что безусловно является вымыслом) И поэтому, чтобы удержаться на ногах, чтобы ходить и бегать, Манэ приходилось выгибать более длинную ногу дугой. Чтобы раз и навсегда покончить с этим карнавалом, Жентил, нахмурившись, спросил парня:

– Ты где привык играть?

– Где угодно, только не в воротах. Но вообще‑то люблю на правом краю…

Тренер сощурился, подумал немного и потом сказал:

– Ну, иди туда, на правый край, в команду запасных. Посмотрим, что из тебя получится.

И когда Манэ поковылял на свое место, Жентил крикнул Нилтону Сантосу:

– Проверь‑ка его, Нилтон!

Слова Жентила означали смертный приговор. Манэ должен был «проверять» знаменитый левый защитник сборной страны, лучше которого никого в Бразилии в те годы на этой позиции не было.

Впрочем, Манэ это не волновало: он не знал в лицо Нилтона Сантоса, потому что сборная страны в Пау‑Гранде, по правде сказать, не заглядывала. Доковыляв до правого фланга атаки, Маноэл вздохнул, оглянулся и тут же увидел, что к нему летит мяч, а навстречу выбегает не торопясь тот, кого тренер назвал Нилтоном… О том, что случилось дальше, Нилтон Сантос запомнил навсегда. Во‑первых, потому что такое с ним случилось впервые в жизни. Во‑вторых, потому что впоследствии ему пришлось всю жизнь рассказывать об этом эпизоде сотням репортеров из разных стран мира. Вот как вспоминал о нем Нилтон Сантос:

«В те дни я как раз собирался жениться, и накануне той тренировки мы с друзьями почти всю ночь прощались с холостой жизнью… Я малость перепил, хотя терпеть не мог алкогольных напитков, но не хотелось огорчать друзей. Утром, придя на тренировку, чувствовал себя неважно, был зол, в теле ощущалась какая‑то слабость. Тренер испытывал каких‑то новичков и кивнул мне, чтобы я проверил какого‑то типа, появившегося на правом краю. Все втихую посмеивались над кривоногим субъектом. Я тоже… Потом я увидел, что ему дали пас, и спокойно отправился, чтобы отобрать у него мяч. Когда я приблизился к нему, он вдруг стремительно протолкнул мяч у меня между ногами и исчез. Я попытался броситься за ним, но потерял равновесие и рухнул, задрав ноги вверх. Все, кто был на стадионе, разразились хохотом.

Все, за исключением этого субъекта, который спокойно продолжал вытворять черт знает что с остальными защитниками…

Вслед за этим вся команда стала играть на новичка. И он, не обращая внимания на хохот и рев трибун (на тренировках крупных клубов в Бразилии всегда присутствуют болельщики), на изумление тренеров, на растерянность защитников, продолжать творить чудеса. Он несколько раз подряд обыграл Нилтона Сантоса, умудрялся обыгрывать защитников оптом и в розницу, а затем, после каскада финтов, забил неотразимый гол…

После тренировки в раздевалке все шутили и смеялись, вспоминая Нилтона Сантоса с задранными ногами. А массажист шепнул укоризненно Маноэлу:

– Да ты хоть знаешь, кого ты превратил в клоуна? Это же Нилтон! Ты понимаешь: Нил‑тон! Да если он на тебя обиделся, можешь спокойно идти домой: без его согласия в клуб не возьмут даже прачку. Не говоря уже об игроке…

Маноэл пожал плечами:

– Разве я знал? Там, в Пау‑Гранде, я всегда мотаю одного Жоана, и он никогда не обижается…

Но Нилтон Сантос не обиделся. Наоборот, он потребовал от президента клуба немедленно брать Манэ. И сегодня Нилтон гордится тем. что стал первым официальным „Жоаном” Гарринчи, как народ прозвал бесконечную плеяду несчастных левых защитников всех команд, стран, цветов кожи и расцветок футболок, встречавшихся на пути Маноэла.

Так началась спортивная биография этого парня – полуграмотного подмастерья на ткацкой фабрике, ставшего „радостью народа”, подлинным героем Бразилии.

Бесконечный спор, «кто же лучше» продолжился на следующем чемпионате мира 1962 года в Чили, где Гарринча был единодушно признан главным героем победы, поскольку Пеле получил на первых минутах второго матча чемпионата тяжелую травму и выбыл из строя. Ужасное происшествие, повергнувшее в шок всех бразильцев, и тех кто болел за Бразилию. Но у чемпионов был Гарринча. "Возможно, когда-то он играл лучше Пеле", - говорят болельщики футбола со стажем. И это правда. А юным болельщикам 21 века можно сказать следующее: Создайте в ФИФА игрока с максимальными показателями, вы получите машину, которая сможет сама обыграть любую защиту, которая будет самая быстрая, самая техничная, с самым метким ударом, которая будет выигрывать все верховые единоборства, и без промахов быть штрафные. Создайте такого игрока, и вы получите Гарринчу.

       Накануне матча с англичанами Жоан Салданья (он был тогда корреспондентом газеты „Ултимаора” и радио „Насионал”) сказал тренеру англичан Уинтерботтому:

– Мистер Уинтерботтом! Вы видите там, на разминке, этого кривоногого парня? Гарринчу? Я готов заключить с вами пари на любых условиях, что через пять минут после начала матча вы приставите к нему кроме левого защитника еще двух‑трех игроков. А если не приставите, так они сами пойдут держать его…

Пари было заключено. На бутылку шампанского. Рассказывают, что накануне этой игры один из бразильских журналистов сказал Маноэлу:

– Слушай! Там, у этих „грингос”, в команде есть защитник Флауэрс, который сказал, что он играет лучше тебя. И что ты его не пройдешь…

Манэ был простодушен и азартен. Он не заметил подвоха и поинтересовался:

– А откуда он меня знает? Ведь мы же с ними не играли!

– Да он видел тебя с трибун. И сказал, что против него тебе не сыграть.

Манэ задумался, покачал головой, а потом вдруг спросил:

– А какой он из себя?

– Высокий такой. Белобрысый…

– Да все они высокие и белобрысые!

Чуть погодя Маноэл подошел к Нилтону Сантосу: – Ты знаешь, я никогда ни на кого не сердился, но этот Флауэрс что‑то у меня из головы не выходит. Не нравится он мне, этот „гринго”!

– А ты расправься с ним, Манэ. Гарринча покачал головой:

– Да я‑то могу. Но, дьявол его побери, не знаю, кто он такой. Только знаю, что он – англичанин.

– А ты разделай их всех. Один из них наверняка будет Флауэрс…

Именно это и сделал Гарринча. Он расправился со всеми англичанами вместе и с каждым в отдельности. Он с упоением „уничтожал” этих „гринго”, потому что один из них был Флауэрс.

Таинственный Флауэрс, незнакомый нахал, позволивший себе слишком много…

Выдав пас для одного гола, Маноэл забил еще два. Один из них он забил головой, перепрыгнув долговязых британских беков. Говорят, что это был лучший матч в спортивной биографии Гарринчи. И после финального свистка, покончившего с участием. сборной Англии в чемпионате мира, Уинтерботтом вытер пот со лба, распорядился принести ящик шампанского для Салданьи и, вздохнув, заявил гудевшим как разворошенный улей журналистам:

– Четыре года я готовил своих парней к победам над футбольными командами. Увы, я не предполагал, что нам придется иметь дело с Гарринчей…

Немногословный Фрэнк Мак Ги, корреспондент „Дэйли Миррор”, похлопал Уинтерботтома по плечу и сказал:

– Гарринча – это первый игрок мира. Только что я послал восьми миллионам читателей моей газеты эту телеграмму: „Лучшим игроком мира отныне является не Пеле, а Гарринча”.

А коллега Мак Ги – корреспондент „Дэйли Экспресс” Раймонд Дэскт добавил:

– Я ухожу с поднятой головой. Мы проиграли Гарринче. Любой ему проиграл бы на нашем месте…

 

 

Забавное событие произошло в полуфинальном матче, между хозяевами чилийцами и бразильцами. В конце игры Гарринча получил красную карточку, и должен был пропустить финал. Премьер-министр Бразилии направил в Сантьяго телеграмму, в которой содержалась дипломатично завуалированная просьба не дисквалифицировать Гарринчу. (Переводим их куплет на наш менталитет. « Мы не хотим войны, мы очень бедные и очень голодные, и единственная радость бразильского народа – футбол. А самая большая радость в футболе – Гарринча. Если Гарринчи не будет в финале – за последствия не ручаюсь».)

 

 

     Гарринча явление уникальное как для спорта в целом, так и для футбола в частности. Он не только не идеал, но, во всяком случае, на первый взгляд противоположность идеалу. Если вы не знаете, кто этот человек, то, глядя на него, когда он выходит на поле, вы чувствуете недоумение. Потому что кривоногий, косолапый, неуклюжий, он похож на кого угодно, только не на футболиста. После этих слов читатель, вероятно, ждет продолжения в таком духе: „Но, получив мяч, Гарринча преображается!” Нет, как это ни парадоксально, получив мяч, он продолжает вызывать недоумение. Потому что не только его фигура, но и манера его игры, его поведение на поле находятся в вопиющем противоречии со всеми незыблемыми и святыми канонами современного футбола. Со всеми требованиями и правилами, которые усваиваются игроками от Австралии до Ирландии, от Японии до Парагвая. Эти каноны требуют примерно следующего: „Атака должна развиваться по возможности быстро. Получив мяч, нападающий должен либо сделать пас открывающемуся партнеру, либо самостоятельно продвигаться с мячом, стремясь обострить игровую ситуацию в пользу своей команды.”

       Ничего подобного вы от Гарринчи не дождетесь! Гарина играл в свой, «неправильный» как его впоследствии назвали, футбол. Получив мяч, он делает именно то, чего делать не следует: он останавливается и поджидает противника. Может быть, он мог бы уйти от него, сделав рывок! Может быть, он мог бы отдать мяч в одно касание! Нет, в девяти случаях из десяти Гарринча этого не делает. Он останавливается с мячом, дожидается своего опекуна (а противник в это время успевает организовать на подступах к своей штрафной площадке настоящую „линию Мажино”!) и, увидев, что несчастная жертва приготовилась к бою, пускает в дело свой финт.

Кстати, о финте. Он у Гарринчи, в общем‑то, один. Гарринча замирает с мячом под ногами, затем делает движение корпусом, имитируя рывок почти всегда влево, а на самом деле остается на месте. Потом неожиданно – все‑таки! – срывается с места и устремляется мимо (почти всегда вправо) опоздавшего (обязательно опоздавшего! Все в этих случаях опаздывают среагировать на его рывок!) противника. Этот финт он варьирует, проходя обычно справа, но иногда и слева от защитника.

     И очень любит при этом посылать мяч между ногами своего опекуна.

     Обойдя соперника, Гарринча частенько, словно спохватившись, останавливается, поджидает, пока тот не догонит его. А затем все повторяется сначала. Все левые защитники мира, все страхующие их против Гарринчи центральные защитники и левые полузащитники, игравшие против „Ботафого” или бразильской сборной, знали этот финт. Не просто знали, а затвердили его назубок. Изучили по кинограммам и видеозаписям, составляли кинематические таблицы, раскладывая этот финт на составные элементы, изобретали тысячи „противоядий”, но… продолжали „покупаться”! Все гениальное просто, один коронный финт, все знают, что сейчас будет, но никто не в силах этому противостоять

        

Гарринча в окуружении 8!!! соперников. Ему достаточно катнуть мяч, что бы вывести половину своей команды на свидание с кипером.

Трагедия соперников Гарринчи заключалась не только в его умении обыграть любого защитника – а если понадобится, то и двух‑трех, – но также и в его поразительно точном обращении с мячом: пасы и удары по воротам Гарринча выполнял безукоризненно. Он мог поражать по заказу любой угол ворот. Он выдавал пас в полном соответствии с индивидуальными запросами того или иного центрального нападающего, в точном соответствии с его ростом (если мяч шел навесной) или скоростью бега (если передача шла на выход, на рывок). Однажды, на тренировке, с линии штрафной площадки Маноэл указывал вратарю точку ворот, в которую будет направлен мяч, а затем вгонял его туда хлестким ударом. 

Да, Гарринча был ниспровергателем традиций и правил. Любой другой нападающий, попробуй он играть так, как Манэ, был бы заклеймен прессой, предан анафеме и изгнан из команды. Мало этого, манера игры Гарринчи в исполнении другого футболиста пришла бы в острейшее противоречие, в столкновение с тактикой команды, нарушила бы рисунок ее игры. А „неправильный” футбол Маноэла, наоборот, обогащал „Ботафого” и сборную.

Хоть Чемпионат мира и считается наивысшим достижением в футболе, хоть у Гарринчи и два этих самых наивысших достижения, но он всецело является игроком другого турнира, Чемпионата Рио (Чемпионат Бразилии в те годы еще не разыгрывался). Здесь он показывал свое мастерство каждую неделю, а не раз в 4 года как на ЧМ. Да и вообще, Гарринча является игроком любого турнира, в котором принимал участие. Перенесемся в Бразилию в конец 60-х и попробуем разобраться, что значила игра Манэ для поклонников его таланта, и почувствуем разницу, как его обожали в Рио, и как во всем мире.

Приговор был краток и суров: три месяца полного покоя и процедур. Иначе – конец футболу. И, может быть, конец ноге… Но в это время клуб "Ботафого" готовился к большому турне по Европе…

Очень заманчивое намечалось турне: шесть игр во Франции и Италии. По 15 тысяч долларов каждая. Да, да, по 15 тысяч, если в матче участвует Гарринча. А если он не выходит на поле, тогда – в два раза меньше: семь с половиной тысяч долларов. Вот так! А вы говорите: "нога! процедуры! три месяца!" Какие могут быть тут три месяца!… И когда Маноэл появился в кабинете президента "Ботафого" сеньора Сержио Дарси с просьбой не брать его в Европу, сеньор Сержио только рассмеялся. А потом сухо сказал, что об этом не может быть и речи, иначе он расторгнет контракт, возложив на виновника – Маноэла Франсиско дос Сантоса – покрытие убытков. Потом Маноэла долго уговаривали, хлопали по плечу: "Да брось ты! Подумаешь, нога! У кого из классных мастеров не болят ноги! У всех болят. Приедешь, мы тебя положим в клинику. Вызовем лучших специалистов…"

И он поехал.

Перед матчами доктор делал ему обезболивающие уколы. Чтобы Манэ забывал о том, что у него больная нога. И Манэ забывал и играл. Играл на совесть. Отрабатывал семь с половиной тысяч долларов. Манэ – честный парень. Он знал, что раз импресарио платит эти деньги клубу, значит, их надо отрабатывать. А потом, через два часа, действие наркоза кончалось, и колено начинала раздирать дикая боль. Бывало, его носили на руках от автобуса до постели в отеле. Или до кресла в самолете. Какая‑то сердобольная душа подобрала ему палочку, чтобы опираться. Он ждал матча со все возрастающим нетерпением, потому что накануне игры врач всаживал ему шприц со спасительной сывороткой. И боль исчезала, и он, распрямившись, вновь выбегал навстречу знакомой и привычной волне восторгов: "Гарринча! Га‑ррин‑ча! Га‑ррин‑ча!"

По возвращении из турне клуб предоставил ему отпуск. Кинул кость. Но было уже поздно. Нога совсем разболелась. Начались процедуры, лечение. Выяснилось вдруг, что главной проблемой был не артроз, а разрыв мениска. Знакомый врач Марио Тоуриньо сделал операцию. Заплатил за нее другой друг – банкир Магальяс…

В "Ботафого" начинали чувствовать, что Гарринча стал уже не тот, на нем все труднее и труднее становилось зарабатывать. Тем более ему перевалило за тридцать. Футбольный "идол", как и "звезда" кабарэ, хорош, пока молод… И нужно уметь вовремя избавиться от него. Но как это сделать? Ведь Манэ еще был "идолом" торсиды!

И картолы не спеша стали подготавливать почву. За недорогую плату в газетах было организовано несколько статей, авторы которых, воздавая, конечно, должное творческому наследию великого мастера, отмечали, тем не менее, что он, к сожалению, стареет и перестает отвечать возросшим требованиям современного футбола. "В карете прошлого далеко не уедешь, Манэ!" – сокрушенно качали головами репортеры. Манэ тренировался, но его перестали ставить на матчи. Изредка выпускали за пять минут до конца. А потом озабоченно говорили: "Что‑то ты, парень, не в форме…"

Он злился, перестал ходить на тренировки. Прибавил в весе, одним словом, это был уже не тот Гарринча. И накануне карнавала 1966 года его продали в Сан‑Пауло "Коринтиансу" за 200 миллионов крузейро. По тем временам это была громадная сумма. Во всяком случае, по бразильским понятиям: что‑то около 100 тысяч долларов.

В другом клубе, другом городе, другом штате Бразилии, где никому не было никакого дела до его ноги, до семи килограммов лишнего веса, до всяких там семейных проблем и передряг… "Коринтианс" знал одно: он купил "би‑кампеона", и за свои деньги "Коринтианс" требовал товар лицом.

Трибуны стали посвистывать в адрес Маноэла. Сначала робко, потом все сильней и сильней. И строгие картолы (о, эти люди одинаковы в каждом клубе!) недовольно ворчали. "Что‑то ты, Манэ, сегодня был не в ударе!" Манэ лез из кожи вон, а после игры видел озабоченную физиономию "супервайзора", который похлопывал его по плечу: "Парень, за тебя заплачены большие деньги. А ты их пока не окупаешь. Слышишь?"

Всему бывает конец. И в один прекрасный  день пришел конец и терпению Маноэла. Он хлопнул дверью и ушел. То есть уехал В Рио… Ему надоело выслушивать попреки, и он сказал, что ноги его больше не будет в "Коринтиансе".

По правде говоря, "Коринтианс" рад был бы сбыть как‑нибудь с рук Гарринчу. Но не таким же путем, черт возьми! Конечно, Гарринча – великий футболист, "би‑кампеон" и все такое прочее, но ведь существуют же священные принципы, которые никому не позволено нарушать! И во имя охраняемых законом норм, по которым футболист до окончания срока контракта является собственностью клуба, "Коринтианс" обратился в учреждение, которое внушает трепет одним своим названием: "Трибунал спортивной юстиции". И сей трибунал вынес, разумеется, то самое решение, которого от него и ждали: два года дисквалификации с запрещением участвовать в любых официальных матчах до истечения срока контракта.

Он вдруг увидел, что оказался без друзей, без помощи, без денег. Появились какие‑то инспекторы, требующие какие‑то налоги. Гарринча и не знал‑то о существовании этих налогов. А теперь их требовали с него! К тому же он оставил семью и сошелся с певицей Эльзой Соарес. Уж лучше бы он ограбил банк или перестрелял бы с полдюжины человек! В католической Бразилии, где и развода‑то не существует, нет греха более тяжкого, чем семейные неурядицы. Маноэл был предан анафеме, и на его голову обрушилась лавина презрения и ненависти.

О, чего только не натерпелся он в те дни!

Газеты вновь вспомнили о нем. Появлялись кричащие заголовки: "Прощай, Гарринча!", "Драма героя!", "Гарринча – печаль народа", "Горький конец!" Репортер журнала "Реалидаде" появился однажды в его доме, чтобы закончить репортаж, который в основном был уже написан в редакции. Был даже заготовлен чудовищный в своей жестокости заголовок: "Гарринча умер…" А потом о нем вообще перестали писать. Забыли, и все тут. А жить‑то было нужно.

И он начал паломничество по провинциальным клубам, нанимаясь на одну‑две игры. И его брали. Как берут в провинциальный цирк бородатую женщину или шпагоглотателя. Как‑никак, а имя на афише все еще давало сборы! "Би‑кампеон Гарринча!" Звучит, не правда ли? Маноэл играл. Сегодня в какой‑нибудь Куйабе, завтра где‑нибудь в Аракажу. Он держался подальше от крупных центров, появляясь в местах, где люди не особенно избалованы футбольными "звездами": ведь у него было двенадцать килограммов лишнего веса. Пропала скорость, исчезла точность движений. Но даже в провинции, где редко видели хороший футбол, ему частенько приходилось слышать свист и обидные крики с трибун.

Потом бродячий торговец футболом Гарринча попробовал наняться за рубеж. В соседние страны Латинской Америки. Не в Уругвай, не в Аргентину, где знают хороший футбол, а куда‑нибудь в провинциальные города Колумбии. Там, казалось бы, все получалось неплохо: ему обещали по 600 долларов за каждую игру, но удалось сыграть только один раз. За "Клуб Депортиво Жуниор" из Барранкильи. Получилось, мягко выражаясь, не совсем удачно: у него болела нога после недавнего ушиба, полученного во время благотворительной игры в одной из тюрем Рио. Гарринча дал три паса, ни один из них не был использован партнерами. Попытался повторить свой знаменитый финт и ошибся. Попробовал еще раз, и снова мяч отобрали. На трибунах начали свистеть…

Время шло, срок дисквалификации подходил к концу и Гарринча начал тренироваться всерьез. Рассказывали, что это были такие тренировки, которых в Бразилии, где футболисты не очень‑то любят утомляться, вроде бы вообще не видывали. Что он быстро теряет вес, обретает форму. Что у него появился врач, который установил специальный режим.

Маноэл тренировался с каким‑то ожесточением, с упорством, с восторгом, со злостью. Он бегал, работал с мячом, занимался гимнастикой, снова бегал. Потом плавал в бассейне… И все это при сорока градусах жары в тени. Так продолжалось три с лишним месяца. Три с лишним месяца, не пропуская ни одного дня, Гарринча тренировался дважды на стадионе и один раз дома, где на специально приспособленном станке подымал ногами сто килограммов двести раз! Он работал под руководством врача "Фламенго", который взялся за это дело из "спортивного интереса", из азарта. Просто этому человеку, доктору Франкалаче, было интересно, что получится. А получилось вот что: за три месяца Гарринча сбросил 12 – повторяю прописью: двенадцать – килограммов и восстановил свой идеальный вес. Он вновь обрел быстроту реакции, скорость, если не прежнюю, то, во всяком случае, очень уважительную… Он снова начал играть.

Потрясенный таким упорством и настойчивостью, восхищенный чудесным восстановлением былой формы Маноэла, тренер "Фламенго" решил рискнуть и пригласил Гарринчу сыграть пробный матч в основном составе своей команды против "Васко‑да‑Гама". Это известие поразило страну как самая неожиданная спортивная сенсация. В день матча "Фламенго" и "Васко‑да‑Гама" Рио‑де‑Жанейро вдруг охватила лихорадка. Произошло непредвиденное. Весь город двинулся на стадион. Весь город отправился смотреть Гарринчу, который не появлялся на "Маракане" уже три года.

В радиусе нескольких километров от "Мараканы" образовались чудовищные автомобильные пробки, которых не помнила история Рио‑де‑Жанейро, не хватило пригородных поездов, поскольку дирекция железной дороги не предполагала, что десятки тысяч пассажиров ринутся в эту жаркую субботу из пригородов в город…

Администрация "Мараканы", предполагая, что на матче, который в общем‑то не влиял на положение команд в турнирной таблице, будет что‑нибудь около полутора десятков тысяч болельщиков, отпечатала тридцать тысяч билетов и открыла всего несколько касс. Вокруг стадиона образовалось грандиозное людское море. Когда кончились билеты и закрылись кассы, десятки тысяч людей стали ломать ворота и штурмовать заборы "Мараканы", жалкие кордоны полиции были сметены мощной волной болельщиков, кричавших нечто вроде "Даешь Гарринчу!"

Директор стадиона, растерянный и озадаченный, принял единственное верное в сложившихся условиях решение: он открыл ворота, все ворота стадиона для всех желающих, для всех, кому не достались билеты… Людское море хлынуло на трибуны стадиона…

Старожилы "Мараканы" утверждают, что такого безумия, как в тот вечер – 30 ноября 1968 года, – этот крупнейший стадион мира не видел ни разу за все восемнадцать лет своей истории.

Когда диктор объявлял составы команд и торжественным баритоном произнес: "Номер седьмой – Гарринча!", трибуны исторгли нечто такое, что даже трудно назвать криком радости. А когда Маноэл появился из тоннеля в красно‑черной футболке "Фламенго", извержение восторга, казалось, достигло высшей точки. Взлетели ракеты, грохнули петарды, окутав ночные трибуны дымом. И жаркий весенний (в ноябре в Бразилии кончается весна!) ветер колыхнул громадное полотнище: "Гарринча – радость народа! Бразилия приветствует тебя!" Но это было еще не все…

Начался матч. И вскоре пришел великий момент, которого торсида ждала долгие годы. Мяч был послан на правый фланг. Гарринче! Когда он обработал его и замер в своей обычной позе, чуть согнувшись, лицом к лицу с левым защитником "Васко" Эбервалом, трибуны вдруг застыли в молчании, охваченные тревожным, томительным ожиданием. А через секунду, когда Гарринча своим изящным знакомым и все столь же неожиданным финтом стремительно обыграл Эбервала, случилось то, что невозможно описывать.  До сих пор не понятно, почему от этого вулканического, термоядерного рева стадион не рухнул, не провалился под землю, не рассыпался на куски.

Матч продолжался под этот аккомпанемент, который, вероятно, можно услышать только на "Маракане"! Никого не интересовал конечный результат встречи, никто не хотел видеть остальных двадцать одного игрока. Торсида с каким‑то ожесточенным упорством, с остервенением скандировала одно и то же имя: "Га‑ррин‑ча! Га‑ррин‑ча!"

А команда "Васко", выведенная из состояния равновесия одним лишь присутствием Маноэла, не хотела сдаваться! Гарринчу начали бить! Центральный защитник Фонтана, подстраховывающий несчастного Эбервала, снес Гарринчу. Затем Эбервал ударил Манэ по лицу! Трибуны ответили возмущенно‑пронзительным свистом, проклятиями и угрозами.

Так продолжалось до перерыва, когда тренер "Фламенго", увидев, что Гарринча хромает, решил сменить его. Узнав об этом, вся пресса бросилась вниз, под трибуну. Там, наверху, еще продолжался радостный рев и крики:

"Га‑ррин‑ча!", а здесь, в жаркой раздевалке "Фламенго", было сравнительно тихо. Маноэл стоял, стаскивая футболку, и плакал. Он плакал как дитя. Слезы счастья катились по его грязному лицу. Его обнимали, ему трясли руки, хлопали по плечу. Потом шел второй тайм, но игра уже никого не интересовала, тысячи людей столпились близ центрального холла "Мараканы", ожидая появления Гарринчи. Появились "батареи" – народные оркестры из ударных инструментов, исполняющие самбу. Они спустились из фавел, расположившихся на горах вокруг "Мараканы". Тысячи глоток под грохот тамбуринов, атабакес и сурдос скандировали: "Оле! Оле! Манэ Гарринча еще лучше, чем Пеле!…"

И когда появился ослабевший от матча, от переживаний, от счастья и слез Маноэл, его подхватили на руки. И под радостный, ликующий рев десятков тысяч мулатов, креолов, людей, для которых футбол является единственной радостью в этой жизни, полной невзгод и лишений, понесли вокруг стадиона. Автомашины салютовали герою сиренами. Колыхались флаги. Свирепые полицейские бежали следом как мальчишки, стремясь если не прикоснуться к нему, то хотя бы увидеть краешком глаза Гарринчу. И в этот момент, пожалуй, легче всего было понять, почему люди дали этому парню такое светлое прозвище: "Радость народа!"

 

 

 

Имя: Manoel Francisco dos Santos - Garrincha (GARRINCHA)

Дата рождения: 28 октября 1933 года

Место рождения: Пау-Гранди (штат Рио-де-Жанейро)

Умер: 20 января 1983 года (Рио-де-Жанейро)

Амплуа: Нападающий

Клубы:

"Пау-Гранди" (Бразилия, 1947-1953)

"Ботафого" (Бразилия, 1953-1965)

"Коринтианс" (Бразилия, 1967)

"Португеза-SP" (Бразилия, 1967)

"Атлетико Барранкилья" (Колумбия, 1968)

"Фламенго" (Бразилия, 1968-1969)

"Ред Стар" (Франция, 1971)

"Олария" (Бразилия, 1971-1972)

 

 

ДОСТИЖЕНИЯ СБОРНАЯ БРАЗИЛИИ 

Выступал за сборную: 1955-1966

Дебют: 18.09.1955 в матче со сборной Чили

Сыграно матчей: 50

Забито мячей: 12

Участник чемпионатов мира: 1958, 1962, 1966

Чемпион мира: 1958, 1962

 

 

    БОТАФОГО

Провел матчей: 608

Забил мячей: 245

 

 

    КЛУБНЫЕ

Чемпион штата Рио-де-Жанейро: 1957, 1961, 1962

Победитель турнира Рио - Сан-Паулу: 1962, 1964, 1966

 

 

    ДРУГИЕ ТУРНИРЫ

Обладатель O'Higgins Cup: 1955, 1959, 1961

Обладатель Кубка Освалдо Круза: 1958, 1961, 1962

Обладатель Кубка Рока: 1960

Mexico City's Tournament: 1962

Paris Tournament: 1963

 

 

    ЛИЧНЫЕ

Лучший бомбардир чемпионата мира: 1962

Лучший игрок чемпионата мира: 1962

По версии ИФФХС занимает 8-е место в десятке лучших футболистов ХХ века

 

П. С. Наиболее детальное видео можно посмотреть в записях бразильского блоггера Vermelho 

http://bolavermelho.blogspot.com/2006/04/video-garrincha.html

 

 

 

 

 

 

 

 


Открыть | Комментариев 52

Синдром последних минут.


 Какое обидное поражение. Просто нет слов. Подавленость. Но не надолго, так как ДК не впервое так учиняет. Прошлогодняя ЛЧ была слита на последних минутах в матчах с Арсеналом и Порту. Да и вообще сколько было таких матчей, когда нужный результат ускользал как рыба из рук. Проблемма тренера? игроков? Нет. Кто бы не тренировал, какие игроки бы не были - синдром последних минут повторяется из года в год. Проблемма конкретно ДК? Нет. Синдром последних минут проявляется у абсолютно любой славянской команды. Кони днем ранее учидили так же как и ДК, пропустили 2 гола под занавес. А значит проблемма в психологии. И псигологии не одного коллектива, а всей нации. Казалось бы, набрали легионеров, у которых абсолютно другая психология, и которые не должны останавливаться играть за 10 мин до конца матча. Но это не помогает. Потому что как не крути, а общественное мнение влияет на сознание любой личности, даже очень стойкой психологически.

 А общественное мнение гласит; вы слабаки, вы лузеры, вы ганаги, будет здорово если вы не опозоритесь! Накой настрой болельщиков, и одновременно, твердо веря в то, что команда полное гавно они ждут побед, ждут чуда, ждут, хоть раз в жизни, фарта, ждут что хоть раз и судья будет за нас, ждут что все эти ожидания сбудутся в одном матче, и по совокупности всего фарта, судей игра будет выиграна. Ждут, что все это будет повторятся от игры к игре! Ну а как же иначе, ведь команда галимая, команда слабая, только какое то озарение или проклятие соперника может помочь нам выиграть.

Первая игра с Интером в Милане. Передаю то, как я бы думал не смотри я игру, а пообщавшись с людьми и почитав блоги. В целом команда отыграла не плохо, были ошибки, это понятно, был ляп Богуша, была усталость в конце, банально не хватило физических сил, чтоб увезти победу. Это объективно, и адекватно. Поехали дальше, а дальше народное мнение гласило следующее;

Богуш - лох, козел, дурак и т. д Верните Сашо!!! (Хотя месяц назад о Сашо говорили тоже что и о Богуше). Алмейда - виновник всех бед, Хачариди!!!! (Хачариди, молодой талант который показывает великолепную игру в защите, который первый раз выступает на таком высоком уровне, который все же еще молодой игрок, который без проблем закрывает любого нападающего против которого играет) - Хачариди - зачем он нам нужен. Маграо - отправить дуда где взяли, причем пусть идет пешкок, Ермоленко - ни рыба ни мясо, играть за ДК не достоин. Нинкович - абсолютно бесполезная ВЕЩЬ в команде (Нинко и впрямь выглядит просто ужасно в ЛЧ, он не может отдать точной передачи вперед, а он вроде как плеймекер) Миля- фуууууууу!!! и бу!!!!!!!!!!!!!!!! Яременко - малолетний нахал, неадекват, лох, жлоб, бык и пидарас.

 Итого 8!!!! ВОСЕМЬ игроков по мнению обществености отыграли хуже некуда. Получается в первом матче, который команда отыграла очень достойно, и как кто-то сказал "Это был лутчий матч со времен Байера" всю игру сделали 3 игрока, Шева, Михалик и Вуко. В их адрес по крайне мере не было критики, хоть все единогласно признали, что Шева уже не тот, и какую дикую ошибку сделали вернув его в ДК.

 Каков привет таков ответ! Вот всм суки благодарность за вашу любовь к родному клубу! Навязывая игрокам повсемесно, что они плохие игроки, что они не умеют играть в футбол, что они лузеры вы хотите чтоб они выкладывались и грызли землю? не будет этого

 После поражения в Киеве игроков особо не трогали, разве что Богуша с Алмейдой (хоть убейте не пойму в чем вина Алмейды во втором голе, когда он держал Это самое О, и забил то не Этоо), а всю вину положили на Газзаева. Поражение очень обидное, но у нас команда то СТРОИТСЯ! Глупо ожидать комфорта в недостроеном доме.

 Но даже в процессе построения ДК вполне прилично выглядит на высшем уровне, виден потенциал, виден прогресс, видны и слабые стороны. Смена тренера опять вернет нас в изначальное место - построение новой команды. Пора уже кому то дать и достроить команду. И из всех тренеров за последнее время, построить что то путнее может именно Газ. Усталость игроков - да, присутствует. Почему Пес не дает им отдых? Хороший вопрос, может потому что он именно СТРОИТ команду, и приучает игроков играть 2 игры в неделю, чтоб через год, для них это было в порядке вещей, чтоб не было ситуаций как в этом, когда команда реально умирает физически.

 Что ж, группа у нас то что надо и это радует, и вызывает интерес. Во многом благодаря Рубину, который просто спутал все карты и все прогнозы. Реально самая интересная группа, и мы такие же учасники этого шоу. Вот это истиный футбол, это ворьба, это накал, это радость и разочарования. Это не барахло как группе с Порту и Атлетико, где все ясно после 4 тура.

 А нам еще бороться, нас еще ждет 2 интереснейшие игры и их нужно выигрывать. Так что вытерли сопли и готовится к битве, в очередной раз нас приперли к стенке, и отступать некуда.

З.Ы. Его вот нам не хватает, последний плеймекер в истории ДК.


Открыть | Комментариев 30

Симуляне)


В целом не имею ничего против симуляции, только когда это выглядит естественно и непринужденно. А когда начинается игра; "Девочки, кто сегодня громче заплачет??"  как то противно смотреть. Симуляция такой же метод достижения результата, как и "охота" на лидера противников.   Вот из игроков, которые умели красиво заработать штрафнойпенальти припоминается только Адриан Илие и Стоичков. А из плачущих девочек; Франческо Тотти дочка тети Моти, Пашка Недвед, Абсолютно любой турецкий футболист, Хрыся, Фигу, и многие многие другие.


Симулянты>


Школа симулянтов


Открыть | Комментариев 23

О судьях.


 

В Германии, в городе Фирнхайме проходил матч любительских команд. Встреча протекала спокойно, и вдруг на поле выскочил сердитый мужик. Прямым курсом он направился к арбитру и нанес несколько ударов кулаками. Рефери был госпитализирован, а его обидчик загремел в каталажку. Следствие выяснило, что в прошлом хулиган был футболистом и 10 лет назад (!) его удалил с поля этот самый судья. Естественно, что последний давно позабыл о рядовом эпизоде в своей практике. А вот у его оппонента обида долго терзала душу, пока, наконец, не вырвалась наружу.

 

Не только судьи убивают игры, но, случается, и судей убивают прямо на поле.

Если уж в спокойной Германии бурлят такие страсти, то стоит ли удивляться «подвигам» людей с горячим южным темпераментом? В Уругвае арбитра убили прямо на поле. Проходил матч между футбольными командами городка Лас- Пьедрас, недалеко от Монтевидео. Когда одного из игроков удалили с поля, разъяренные фанаты с боевыми воплями выскочили на газон. Судью ударили по затылку обломком железной арматуры. Смерть наступила мгновенно. А убийца смешался с толпой и скрылся с места преступления.

Впрочем, далеко не всегда судьи выступают в роли невинных и безобидных овечек, ждущих, когда на них прольется гнев торсиды. Чили. Чемпионат страны среди команд первого дивизиона «Аудакс Итальяно» - «Депортес Темуко». На 89-й минуте встречи главный арбитр матча Франсиско Кааманьо назначил пенальти в ворота «Аудакса». Тут же его окружили игроки проштрафившейся команды, и начали бурно выказывать свое недовольство. Красная карточка лишь накалила страсти. Видя, что удалениями футболистов не проймешь, Кааманьо внезапно потерял контроль над собой и ударил ближайшего к нему нападающего «Аудакса» коленом в область паха. Футболист упал, скорчившись от боли. А, поднявшись через несколько минут, получил в придачу красную карточку за симуляцию. После окончания матча судья сказал: «Это была всего лишь нормальная реакция обороняющегося человека. И, вообще, он первый мне на ногу наступил. А целился я не в пах ему, а в бедро». Соврал, шельмец. Видеопросмотр момента четко показал, что целил Кааманьо в самое больное для мужчин место, и не промахнулся… Наказанием для него стала дисквалификация на 50 матчей.

Гораздо более благородным джентльменом показал себя коллега Кааманьи из Англии Мелвин Сильвестр. Во время матча один из игроков постоянно подталкивал арбитра в спину, и, наконец, едва не сбил с ног. Разъяренный Сильвестр не сдержался и нанес три удара - все точно в челюсть, отправивших обидчика в глубокий нокаут. После этого он невозмутимо достал красную карточку, предъявил ее сам себе и под улюлюканье развеселившихся трибун добровольно убрался с поля.

Самый невообразимый случай произошел во время первенства ЮАР. Оказалось, что рефери, отправляясь судить футбольные матчи в этой африканской стране, вооружаются огнестрельным оружием! И неспроста. За несколько минут до конца одной из встреч чемпионата нападающий клуба «Валабиес» Айзек Мкхвета решил опротестовать гол, забитый соперниками из положения вне игры. Прихватив в качестве аргумента тесак, он бросился на арбитра Лебоганга Мокгети. Судья не стал дожидаться, когда ему выпустят кишки, выхватил пистолет и тремя прицельными выстрелами отправил буйного форварда в лучший мир.

 


Открыть | Комментариев 18

Маленький Дьявол или мастер капоэйры с мячом (конкурс BIO тур 3)


Северо-восток Бразилии. Штат Баия, рядом с экватором, столица Сальвадор, город-милионник, родина Жоржи Амаду и «Генералов песчаных карьеров». Край бедняков, древних обрядов и традиций, со своим своеобразным, и безгранично привлекающим карнавалом. Здесь все еще витает дух тех времен, когда город был столицей страны. Конечно, былого величия здесь уже нет, но атмосфера старой колониальной Бразилии чувствуется на каждой улочке, в каждом доме. Недаром Жоржи Амаду действия своих романов разворачивал на улицах этого города. Именно в районе Сальвадора, немного ниже по побережью, впервые высадился отважный Педро Алвес Кабрал (Pedro Alves Cabral) - человек, открывший Бразилию для португальцев. Сальвадор - родина бразильского боевого искусства капоэйра (capoeira). Этот вид спорта здесь даже популярнее футбола. Своя школа капоэйры есть в Сальвадоре на каждой улице. На площадях Пелоуриньо и возле Меркадо Модело каждый день можно увидеть выступления мастеров капоэйры. В окрестностях города интересны островa Итапарика (Itaparica) и Илья дe Маре (Ilha de Marй). Это очень красивые уголки природы с пышной растительностью и прекрасными пляжами. состоятельные жители Сальвадора обзаводятся здесь загородными домами. В 120 км от Сальвадора лежит маленький город Кашуэйра (Cachoeira) - средоточие барокко в Бразилии со множеством церквей. Сальвадор протянулся вдоль побережья океана на расстояние 40 км. Всего в Сальвадоре и окрестностях города более 20 пляжей. Самый популярный из них - пляж Итапоа (Itapuг), где есть несколько кафе со столиками, укрытыми от солнца зонтиками, сплетенными из соломы. Здесь подают кокосовое молоко, свежевыжатые соки и рыбные блюда. Океанские воды здесь спокойные.

Именно здесь в 17 сентября 1971 года родился Эдилсон (ударение на И) да Сильва Феррейра все по классике, темнокожий мальчик из бедной семьи, но чертовски талантливый футболист, со своеобразным стилем и пониманием игры как таковой. Вырос Эдилсон 168 см от горшка и 61 кг веса, как видим, изысканными блюдами его не баловали.  Эдилсон не попал ни в какую юношескую школу, ибо в футбол играл поскольку постольку, скорее для своего удовольствия, а занимался зарабатыванием денег с раннего возраста, работая на всеразличных неквалифицированных, низкооплачиваемых работах. В свободное от работы время играл в аматорских командах, и стоит заметить довольно таки успешно. В 1990 году представители команды Индустриал помогли определиться Эдилсону относительно будущего, предложив ему поиграть на полупроффесиональном уровне. И игра у парня пошла, да и по окончании сезона, другой полупроффесиональный клуб Танаби из самого Сан-Пауло предложил двадцатилетнему пареньку побегать под своими знаменами.  Танаби пробился в высшую лигу чемпионата штата Сан-Пауло, где его соперниками были такие гранды как Коринтианс, Палмейрас, Сантос, и прочие  представители сего футбольно-сильного штата. В скромной аматорской команде Эдилсон показывал зрелую и эффективную игру, и было понятно, что надолго он здесь не задержится, и, по окончанию сезона Гуарани (чемпион Бразилии 1978 года) призвали юное дарование под свои знамена. Хотя 21 год для бразильского игрока не такой уж и юный возраст.

Инициатором сделки стал возглавивший в ту пору Гуарани Вандерлей Лушембурго, который, можно сказать, и раскрыл талант Эдилсона для всей Бразилии.

Как сказал бы Галыгин: «Эдилсон сука опасен». И был бы прав. Так как получая мяч на чужой половине поля, Эдилсон представляет реальную угрозу. С реактивной стартовой скоростью, и очень неожиданным, я бы даже сказал резким, изменением движения. Как шайба, отскакивающая от бортика. Одна из версий почему его прозвали «Шайба». Вторая – он всем и всегда довольно мило улыбается. Эдилсон дополнял и оживлял тактические и стратегические концепции тренеров. Тех тренеров, которые сумели сообразить, что Эдилсон – гений. Что он единственное в своем роде, уникальное явление, не укладывающееся в прокрустово ложе ничьих представлений и идей. И что ему нужно позволить играть так, как ему хочется. Ничего ему не навязывая. Ничему его не уча. Что его вдохновение подскажет ему путь к воротам противника. И путь к победе. Так оно всегда и было. Эдилсон играл вдохновенно, азартно и весело. Он творил, он созидал. Для него футбол был радостью, а не работой, средством самовыражения и самоутверждения. И в манере его игры, в обращении с мячом, в поведении на поле, в самых неожиданных выходках и невероятных чудачествах изливалась эксцентричная душа этого большого ребенка. Весельчак и озорник, чьи шалости и шутки помогали командам не унывать в трудную минуту, плюс гениальная игра в ключевые моменты сделали из сальвадорского мальчика знаменитость.

В официальной информации он числится как нападающий. Но было б несправедливо причислять его к таковым, это игрок «позиции Ривалдо», вроде не нападающий, но и полузащитником его тоже не назовешь, где то между…

Есть игроки штрафной площадки, с отличным голевым чутьем. Есть игроки, которые обладают хорошей скоростью и играют на грани офсайда. Есть игроки, умеющие великолепно играть головой. Но все они зависят от партнеров, которые должны доставить им мяч. А есть игроки, которые создают голы, которые не зависят от партнеров, которых посещает прозрение, и через мнгновение они выдают что-то нестандартное, красивое, гениальное. Такие игроки как Зидан, Дель Пьеро, Дзола в одиночку, не имея толком и моментов, могут создать гол из ничего. Эдилсон игрок такого же плана – созидатель, чья миссия заключается в том, чтоб открыть партнерам путь к воротам соперника. Правда есть одно отличие. Эдилсон невероятно техничный, даже как для бразильца, и имеет потрясающую стартовую скорость, а маленькие габариты дают ему возможность просачиваться сквозь самые плотные оборонные построения. Если про техничных игроков говорят, что мячик будто привязан к ноге, то про Эдилсона можно сказать, что к нему мяч сам прилипает как железо к магниту.

 

Сезон 1993 года, Лушембурго приглашают возглавить именитый Палмейрас, в который вместе с тренером переходит и наш герой. В итоге подобрались непростые ребята, все светские львы, и светские львята, достаточно назвать такие фамилии как Роберто Карлос, Сезар Сампайо, Эдмундо. Играла команда на голову выше своих оппонентов, и вполне заслужено, Палмейрас выигрывает чемпионат штата. Травма в начале сезона на несколько месяцев оставила Эдилсона вне игры, так что он практически полностью пропустил чемпионат штата. В этот момент он плотно сдружился с лидером команды Эдмундо, и не один раз Зверь и вечно улыбающийся Шайба были замечены в самых злачных местах ночного Сан-Пауло. Дружба вне поля помогла игрокам и в игровом плане, эти двое, на футбольном поле, понимали друг друга без слов. Один выдавал филигранные передачи, второй их четко реализовывал. Когда Эдилсон получал мяч, Эдмундо уже знал куда нужно бежать. Получая мяч Эдилсон знал куда переместится Эдмундо. Первый стал лучшим бомбардиром команды, второй её лучшим ассистентом, в целом же в чемпионате Бразилии 1993 года Эдилсон провел 20 матчей и забил 8 голов. Главный трофей завоеван, можно и расслабиться. Чем в принципе и занимались оба лидера команды аж до самого карнавала. А с началом карнавала гулять стала вся страна, включая и основных форвардов «Пальм». Как не парадоксально, но в отличие от Эдмундо, Эдилсону всегда удавалось оставаться в тени всех скандалов, участниками коих они были. Возможно, черепашья улыбка Шайбы делала свое дело? В этом же году Шайба впервые примерял майку сборной Бразилии, дебютировав в игре с Парагваем, в которой отметился результативной передачей угадайте на кого? Правильно, Эдмундо. Бразилия же выиграла этот матч со счетом  3-1.

Начался сезон 1994 и стало понятно, что с приходом Ривалдо, Палмейрас стал еще сильнее. Мощная атака и бетонная (как для Бразилии) оборона вызывала ассоциации со сборной Германии, и журналисты окрестили Палмейрас «Зеленой Машиной», Два медведя в одной берлоге не живут, а Ривалдо и Эдилсон мало того что одноплановые игроки, так еще и играли на одной позиции!!! Весной был второй раз подряд завоеван чемпионат штата, и в летнее межсезонье, португальская Бенфика предлагает за Эдилсона ХХХ млн. Раздумий не было ни у игрока, ни у руководства, сезон 1994/1995 Эдилсон начинает в Европе, и к чемпионству Палмейрас приводит Ривалдо…

VEDETA!

Как и в случае с Гуарани и Палмейрасом инициатором трансфера Эдилсона в Бенфику стал новоиспеченный наставник последник, легендарный Артур Жорже. Хотя, если честно, Жорже хотел в команду Ривалдо, но не лучшее финансовое положение клуба, и сумма запрошенная за Ривалдо, не позволили этому произойти. И Жорже пришлось довольствоваться… Эдилсоном

Совсем немного времени понадобилось Эдилсону чтоб лиссабонские болельщики Бенфики окрестили его VEDETA (в переводе на наш язык можно перевести как ведущий актер театра, примадонна, главная скрипка). Да и сезон Шайба выдал потрясающий, не взирая на провал команды в чемпионате (3-е место). Техника маленького бразильца пришлась по вкусу местным тиффози, а уверенная игра сделала его лидером команды.

 

Vedeta, супер звезда, истинный бразилец; сыграв менее 10 матчей за Бенфику, Эдилсон стал любимчиком публики. Это было единственное светлое пятно команды в этом сезоне, откровенно неудачным. А Эдилсон же отличился 19 раз в 31 игре, и даже забил в лиге Чемпионов гол Андерлехту. Но, повторюсь, главная задача Эдилсона создавать голы, что он с успехом продолжал делать в Бенфике. Тяжелое финансовое положение клуба, а также 3-е место в чемпионате, привели к отставке Артура Жорже, и распродаже игроков, среди которых оказался и главный созидатель.

 Но, что самое удивительное, в Европе не нашлось покупателей на техничного, с филигранной техникой и отлично видящим поле, коротышку.  На помощь пришел футбольный отец, Лушембургу, который сезон 1995 года начал во Фламенго, где полностью провалил старт сезона, и был уволен спустя 3 месяца. Затем продолжил в Паране, и с лета в триумфально покинутом Палмейрасе. Парочка вновь воссоединяется под зелеными флагами Палмейраса (Лушембурго отсутствовал пол года, Эдилсон  год). «Зеленая Машина» из Мерседеса превращается в Роллс-ройс.

Роллс-ройсы по грязи не ездят. Хоть Палмейрас и демонстрировал уверенную игру, но в 1995 году так ничего и не выиграл, уступили в финале Кубка Либертадорес Гремио, уступил финал чемпионата штата Коринтиансу, а в бразилейро так и вовсе выступил провально.

Новый сезон, новая команда. На этот раз Эдилсоном заинтересовались японцы, которые в то время только строили свою проффесиональную Джей-лигу, и Эдилсон стал игроком Кашивы Рейсол, в которой провел 2 потрясающих сезона, вводя в переменный трепет и восторг местную публику. На матчи с участием Эдилсона, японцы ходили как в театр, Эдилсон забивал практически в каждом матче и в итоге наколотил 58 голов в 75 матчах, и еще отдал с пол сотни передач. Японцы, как говорится, души не чаяли в бразильском даровании, а ему становилось скучно. Хотелось большого футбола, ибо Азия – это лишь способ заработать денег, а амбиции не давали спокойно спать. Отработав двухлетний контракт, не взирая на все уговоры, Эдилсон покидает Японию.

1998 год, новый сезон, новая команда, на этот раз, принципиальный соперник Палмейраса, в котором Эдилсон завоевал все свои трофеи, Коринтианс. Как и в Японии, а еще ранее в Бенфике, Эдилсон стал любимцем местной торсиды, легендарной коринтианской торсиды «Fiel», которая окрестила его Маленьким Дьяволом. Провалив чемпионат штата (а провал это любое место кроме первого) возглавить команду предложили все тому же Лушембурго, который и повел Коринтианс к звезде навстречу. В этом году Коринтианс выигрывает чемпионат Бразилии, а Эдилсона признают лучшим игроком Бразилии 1998 года и вновь призывают под знамена сборной.

Весьма экстравагантно завершился чемпионат Сан-Паулу 20 июня 1999 года. Ответная встреча финала Коринтианс - Палмейрас была прервана на 76-й минуте вслед за начавшейся потасовкой игроков. Шокирующая сцена, за которую на Палмейрас должны были обрушиться потоки обвинений, произошла через пять дней после того, как команда Луиса Фелипе Сколари смогла осуществить так долго вынашиваемую мечту, выиграв Кубок Либертадорес.

 

 

    Битва началась с того, что бомбардир Коринтианса Эдилсон, чья команда к тому моменту выигрывала по сумме двух игр с преимуществом в три мяча, получил пас в центре поля и начал беспечно жонглировать мячом. Затем водрузил его себе на голову и аккуратно опустил на спину

   Это был изумительный образец владения мячом, но для соперников все это показалось абсолютной наглостью. Игроки Палмейраса пришли в ярость, расценив такое поведение как насмешку. Сначала левый защитник Жуниор врезался в Эдилсона, затем полузащитник Зиньо и форвард Пауло Нуньес, поохотившись за ним, стали лупить его по спине. Эдилсону удалось дать сдачи Пауло Нуньесу, прежде чем он смог укрыться в раздевалке. Защитник Палмейраса Роке Жуниор попытался догнать Эдилсона, но был перехвачен и завален на землю представителями Коринтианса таким первоклассным приемом, который мог бы составить честь любому спортсмену, если бы речь шла об американском футболе.

После этого рухнули последние преграды, и в потасовке приняли участие практически все полевые игроки. Далее к ним присоединились все, кто находился на скамейке запасных, включая официальных лиц. Вооруженные дубинками полицейские попытались разделить воюющие стороны, а также оттеснить толпы бесстрашных радио- и телерепортеров, которые пытались брать интервью у главных действующих лиц прямо во время драки.

    Все это продолжалось около десяти минут, после чего арбитр Пауло-Сезар Оливейра решил закончить матч в связи с "генеральной битвой". Счет 2:2 остался итоговым результатом, и с общим счетом 5:2 по сумме двух матчей победу отпраздновал Коринтианс. . (http://www.youtube.com/watch?v=ZstBmD3zuFA)

Впрочем, игроки Коринтианса упивались ожидаемой победой еще до начала скандального ответного матча. "Пауло Нуньес любит отмечать каждый свой гол, изображая идиотские маски, а мне стоило немножко пошутить, как он не смог уже этого вынести", - сказал Эдилсон.

Взаимное обливание грязью продолжилось позднее в эфире телевизионной программы "Супер Текнико". Главный тренер Палмейраса Луис Филиппе Сколари, или "Большой Фил" (как он предпочитает, чтобы к нему обращались) сказал, что никогда не хотел бы видеть Эдилсона в составе своего клуба. Эдилсон, находясь в укрытии своего дома, дозвонился до программы и уже без риска быть избитым, парировал: "Я бы никогда не стал играть в команде, которую тренирует "Большой Фил" (как оказалось позже оба были не до конца откровенны). Его идея использовать множество игроков мощного атлетического сложения мне совершенно не импонирует".

    На следующий день тренер сборной Бразилии Вандерлей Лушембургу исключил Эдилсона из состава национальной команды, готовящейся к турниру Сора America, назвав поведение футболиста безответственным. "Мне не нравится его отношение к делу", - сказал Лушембургу. Для Эдилсона эти слова были сродни «Я тебя породил, я тебя и убью». После этого инцидента отношение Эдилсона и Лушембурго прервались навсегда.

Бедный Эдилсон! За какую-то небольшую комическую сценку он выдержал все немыслимые обвинения, в то время как почти ни одного слова критики не прозвучало в адрес совершивших жестокое нападение темпераментных парней - Пауло Нуньеса, Жуниора и Зиньо. Также остался без внимания защитник "Палмейраса" Клебер, удаленный на 21-й минуте за откровенно грубейший прием. В конце концов, Эдилсон не нарушил ни одного правила. Характеристика его проступка тянет максимум на проявление дерзости. Он показал то самое искусство обращения с мячом, за которое весь мир с восхищением смотрит на бразильский футбол.

    В Бразилии поведение Эдилсона рассматривают не иначе как нарушение этикета. Реальной причиной того, что игроки Палмейраса оказались выведены из душевного равновесия, явился скорее не этикет, а обыкновенное мужское начало. Даже несмотря на то, что такие игроки, как Пауло Нуньес, имеют обыкновение вести себя на поле как школьники-переростки, они назвали вызывающее поведение Эдилсона попыткой выставить их в глупом положении, и тем самым публично оскорбить их мужское достоинство. "Он вел себя не по-мужски, - сказал Жуниор. - И я действительно пытался ударить его".

 

В этом же году Коринтианс второй раз подряд выигрывает бразилейро, а в 2000 и клубный чемпионат мира, на котором Эдилсон показал очень зрелищный и эффективный футбол, положил дубль в ворота Реала. И был признан лучшим игроком турнира.

Новый сезон новая команда, став лучшим игроком клубного чемпионата мира, Эдилсону делает предложение команда его мечты – Фламенго!! Менго в очередной раз настроили грандиозных планов, и собрали звездный коллектив, дережировать которым и предстояло Маленькому Дьяволу. Адриано, Жулио Сезар, Жуан, Вампета, Петкович, Моцарт, Рейналдо, Гамара, арендованные Алекс (ныне Фенербахче) и Денильсон из Бетиса. Вот каков был состав Фламенго в 2000, плюс местная легенда, капитан команды Леандро Авила. Хоть по отдельности каждый из вышеперечисленных звезд и звездочек демонстрировали качественную игру, в целом привели команду к очередной неудачи. А Эдилсон продолжал раздавать передачи и отправлять в Европу партнеров; Рейналдо, Адриано, Моцарт, Гамара, Вампета.

Великолепная игра Шайбы  заставляет Биг Фила нарушить обещание, и все-таки вызвать в сборную Эдилсона. В свою очередь вызов в сборную заставляет нарушить обещание Эдилсона. Более-менее регулярно выступая за селесао, Эдилсона включают в заявку на ЧМЯК. На мировом форуме Эдилсон провел 4 игры, 2 раза выходя на замену и в основе: в ничего незначащей для бразильцев игре с Коста-Рикой, и в полуфинале с Турцией. Хоть и невелика была роль Эдилсона в команде трех «Р», но чемпионом мира он все же числится!!!

  А тем временем во Фламенго… Смены тренеров и обновления состава результата не давали, да еще и конфликт с Петковичем поставил руководство клуба перед фактом либо Эдилсон, либо Петкович. Эдилсона отдают в аренду в Крузейро. А вскоре, соскучившиеся по бразильским финтам японцы, договариваются с Фла об аренде Эдилсона. Так, поиграв 4 месяца за Крузейро, Шайба второй раз отправляется в Японию в хорошо знакомый Кашива Рейсол. Сильная игра в слабом чемпионате довольно быстро наскучила Эдилсону, да и травма отправила Эдилсона на больничный. Всего же за время своего второго пришествия Шайба забивает 7 голов в 18 матчах, и в мае 2004 возвращается в Фламенго, что бы вести команду штурмом к завоеванию чемпионата Бразилии. В чемпионате Бразилии Эдилсон выдает серию фантастических игр, становится безоговорочным лидером своей любимой с детства команды. И даже с Петковичем примирился. Но игра у команды не шла, ряд эффектных побед сменяли серии ничьих и поражений. Эдилсон же провел в чемпионате 27 игр и отметился 13 раз. Вся общественность и пресса посчитали, что для 32 летнего ветерана, некогда лучшего игрока Бразилии это идеальный момент для завершения карьеры.

Но Эдилсон так не считал. Новый сезон, новая команда. На этот раз Маленький Дьявол возвращается на родину, в Сальвадор, и одевает майку Витории. Все, кто думал, что звездный ветеран приехал доигрывать, глубоко ошиблись. Вдохновленный родными краями, Эдилсон выдает один из лучших своих сезонов, забивает 18 мячей в 35 играх, полностью строит атаку команды, становится ключевым игроком,  и выводит команду в финал штата. Баия и Витория начиная с 1953 года позволили другим команды лишь три раза выиграть чемпионат штата. Победа в сальвадорском класико (а играются эти матчи с 1905 года) вновь заставляет всю Бразилии говорить о Маленьком Дьяволе. А тут еще заманчивое предложение арабских шейхов, которые обрисовали Эдилсону все прелести жизни Ближнего Востока, и вняв сладким речам Шайба решает продемонстрировать свое умение а Арабских Эмиратах. Его новым (каким уже по счету) клубом становится Аль – Айн (Al-Ain). В течении полугодичного пребывания на арабской земле, помимо денег, Эдилсон еще и выигрывает с командой Кубок ОАЭ. Что ж, далеко не каждый бразилец может похвалиться таким трофеем!!!

Отыграв полугодичный контракт, Эдилсон сразу же находит себе новую команду. В июле 2005 ветерана с распростертыми объятиями встречает Сан – Кайтано. 27 игр и 7 голов  не особо помогли команде, а сезон 2006 года Эдилсон начинает в Рио, на этот раз в Васко. Но и здесь он задерживается до августа месяца и пакует чемоданы к очередному заокеанскому вояжу, в хорошо знакомую Японию. Нагоя Грампус становится новым домом. Но не надолго. Через пол года Эдилсон возвращается на родину, все в ту же Виторию, где и заканчивает насыщенную на клубы и трофеи карьеру.

Находятся люди, если не сказать - львы, готовые из этого славного списка вычеркнуть три последних сезона, в которых он играл, но не выиграл, закрывая глаза на то, сколько радости принесла игра Маленького Дьявола Бразилии и всему миру. "Такие, как Эдилсон, стоят особняком в мировом футболе, к ним нельзя подходить с общими мерками, они - исключение", - писал бразильский журналист Сержио Кабрал.

 

Командные
Чемпион мира 2002 
Чемпион мира среди клубов 2000 
Чемпион Бразилии 1993, 1994, 1998, 1999 
Чемпион Паулиста 1993, 1994, 1999
Чемпион Кариока 2001 
Чемпион Байа 2004 
Победитель турнира Рио — Сан-Паулу 1993
Победитель Кубка чемпионов Бразилии 2001
Обладатель Кубка Сул-Минас 2002 
Обладатель Кубка ОАЭ 2005 

Личные
Лучший футболист Бразилии 1998 года. («Bola de Ouro»)
Лучший футболист Чемпионата мира среди клубов 2000 года.
Лучший бомбардир чемпионата Кариока 2001 года.


Открыть | Комментариев 27
Назад | Вперед




Содержание страницы

Метки

Календарь
Апрель
ПнВтСрЧтПтСбВск
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Интересы
Направление? Какое направление? А... Направление...

ОБОЗ.ua