6301879-ua71z.gif

Из дневников Серафимыча

Евгений Серафимович Ловчев - авторитетный специалист и очень плодовитый автор. На страницах Советского спорта он регулярно публикует свои дневники о событиях советской эпохи: кто сколько получал из футболистов, как ездили на "халтурку", как возили мохер из-за границы. Не обделил вниманием он и своё куйбишевское прошлое, в частности рассказал, как Крылья, вылетевшие из высшей лиги СССР под руководством играющего тренера Ловчева боролись за место в первой:

В союзные годы слушатели высшей школы тренеров командировались в команды мастеров. Как-то стажировку в «Спартаке» проходил Альфред Федоров из Куйбышева – полузащитник «Крыльев», который, по-моему, играл и в сборной страны. Мы сдружились.

И когда прошла информация, что я ухожу из «Динамо» и заканчиваю с футболом, раздался звонок из Куйбышева.

Альфред звал в «Крылья», которые в прошлом сезоне вылетели из высшей лиги и очень плохо начали сезон в первой. Обычно билетов на самолет было не достать, но в 80-м, в дни Олимпиады, Москва стала режимным городом, и я без проблем добрался до Куйбышева.

Когда сейчас говорят, что футболисты зажрались, это не совсем справедливо. Очевидно: и тогда, и сейчас игроки получали больше других трудящихся. Другое дело, что этот разрыв в доходах был куда меньше.

В мои времена к обычной ставке в команде приплюсовывались доплаты за «работу» на производстве. В Куйбышеве предложили 500 рублей. 160 – ставка в команде, остальное – доплаты за работу на трех заводах: авиационном, металлургическом и еще каком-то… Это была обычная в то время практика, футболисты работали токарями, фрезеровщиками. Весь футбол был в «подснежниках», как называли тех, кто получает эти доплаты.

Мне эти подснежники вышли боком.

Мало того, чтобы я согласился. Надо ведь было еще и заявить, чемпионат-то уже шел… Рассказал о своих сомнениях первому секретарю Куйбышевского обкома партии – мол, дело-то непростое. Мужик этот был хороший – ничего не таил, все, что обещал, выполнил. А Куйбышев – отличный, влюбленный в футбол город.

Но – как заявить? Мне секретарь говорит – зайди к Колоскову, расскажи о нашем разговоре.

Для меня футбольные чиновники в те годы, когда играл в «Спартаке» и сборной, были добрыми дядями, которые приезжали на базу, чтобы поговорить с нами. И я думал, что увижу снова того же Колоскова, которого и знал по сборной.

Зашел к нему, начал рассказывать. Уже потом я понял, что моя заявка была бы шагом в пику Бескову – а он в то время руководил сборной.

О доброжелательности и речи не шло. Колосков сказал, что мне надо заканчивать с футболом и переходить в тренеры: «Поможем».

Меня это возмутило – а почему он определяет, что мне в жизни делать? Начался разговор, который я закончил фразой: «Вам позвонят и вы решите этот вопрос. Никто вас и не спросит».

Отталкивался, говоря такие дерзости, от разговора с секретарем – тот летел на Олимпиаду в Москву и мог решить этот мелкий вопрос с главой спорткомитета страны.

И действительно меня заявили. За остаток сезона я сыграл около 20 игр и забил в них больше 10 голов. Неплохой показатель, но этого оказалось мало. Мы вылетели…

В Куйбышеве я едва не стал организатором договорных матчей. Дело было так.

Мы шли в конце таблицы, и вроде как было решено – Федерация футбола России поможет. Не даст вылететь. Каюсь, чуть не залез в это дерьмо.


Прошел слух – «Шинник» отдаст нам игру, а ему потом отдаст «Уралмаш».

Приехал «Шинник». Иду – а я к тому времени уже был играющим тренером «Крыльев» – на разговор к защитнику ярославцев Смирнову. Он уже предупрежден сверху.

Но играем – и проигрываем. Понимаю, что схема где-то порушилась.

Перед последним выездом в Орджоникидзе я попытался опять решить вопрос, встретился с Колей Худиевым, защитником местного «Спартака». Выиграй мы там – оставались бы в первой лиге.

Общаемся, а в конце Коля говорит: «Жень, ты ведь был игроком сборной, у тебя хорошее будущее, зачем тебе в это лезть?»

Не полезли – я перед игрой объявил, что деньги, которые могли бы достаться сопернику, достанутся нам в случае победы. Не помогло.

www.sovsport.ru/gazeta/article-item/468903#beginOfAList

Интересная и поучительная история

А это с сайта Крыльев о том, как именно так получилось, что Ловчев всё-таки не стал "организатором договорных матчей":

Спасителем же мог стать Евгений Ловчев. Звезда "Спартака" и сборной СССР была уже на сходе, к тому же в Москве импульсивный Евгений Серафимович успел испортить отношения со многими функционерами от футбола. "Крылья" для Ловчева должны были послужить своеобразным трамплином в блестящее тренерское будущее. Ловчеву обещали, что после того, как он спасет команду от вылета, он будет назначен ее главным тренером. Его бы и сразу назначили, просто он был нужен испытывающим дефицит исполнителей "Крыльям" как игрок. Надо отдать должное Ловчеву – он сотворил почти невозможное. Во втором круге команда начала играть, сложился неплохой коллектив – в каждом матче ребята бились, что называется, из последних сил. А сам Евгений Ловчев просто блистал – в 22 играх он забил 13 мячей. В нескольких матчах команде не хватало чуть-чуть до побед, а ничьи уже в конце августа стали равнозначны поражениям – сказалось обилие "нулевых" результатов, показанных на старте сезона. Но шансы на спасение у "Крылышек" оставались все равно.

Все решал октябрьский выезд Нальчик – Орджоникидзе. В этих играх "Крыльям" нужно было любыми путями брать все четыре очка. Болельщикам со стажем слово "любые" объяснять не надо – речь шла о покупке. Неважно кого – судей, всей команды-соперницы, отдельных ее игроков... Поэтому в Нальчик поехал даже уволенный Георгий Вербовский – он в свое время играл за местный "Спартак" и знал людей. Для того, чтобы купить игру, выделили пять тысяч рублей – накануне вылета футболистам на производстве выписали неплохую премию, и деньги тут же были переданы в черную кассу. В принципе, денег могло хватить, к тому же Нальчик к этому времени уже был практически обречен на вылет. Да и отношения между командами считались почти дружескими...

В общем, ничего не предвещало беды. Но вмешались соперники. Тоже находящийся на грани вылета запорожский "Металлург" привез в Нальчик семь тысяч. В итоге против "Крыльев" вышла команда, настроенная умереть, но не уступить. Так оно и получилось, к тому же сыграло злую шутку и скверное освещение на скромном стадионе в Нальчике. Вратарь "Крыльев" просто не увидел удара, который за восемь минут до конца нанес из-за пределов штрафной игрок "Спартака". Игра так и закончилась – 1:0 не в пользу "Крыльев". Через три дня в Орджоникидзе матч также сложился неудачно – 0:0. Деньги вновь не сработали, причем есть версия, что они в ход даже и не пошли. "Крылья" расстались с первой лигой...

www.kc-camapa.ru/cgi-bin/books.cgi

Вот так, благодаря запорожскому Металлургу, предложившему больше, Евгений Ловчев может считать себя честным человеком и даже быть консультантом в комиссии по выявлению договорных матчей и судейских нарушений под руководством А.Кавазашвили.

Что интересно, в этой комиссии состоит еще один бывший спартаковец  Н.Киселев, который вместе с Ловчевым и Кавазашвили принимал участие в "странном" матче на финише сезона 1970-го, когда спартаковцы решили помочь тонущему Черноморцу

Черноморец" Одесса - "Спартак" Москва - 1:0 (0:0)

30 октября 1970. Одесса. Центральный стадион ЧМП. 25000 зрителей. 6 градусов, облачно.

Судьи: К. Андзюлис, К. Бирета, В. Изокайтис (все Каунас).

"Черноморец" (футболки белые, трусы синие): Альтман, Нечаев, Решко, Фейдман, Сыромятников, Маслов, Поркуян, Сапожников, Секеч, Михайлин, Звенигородский (Босый, 46).
Тренер - Сергей Шапошников.

"Спартак" (футболки красные с белой поперечной полосой, трусы белые): Кавазашвили, Петров, Вад. Иванов, Ловчев, Киселев, Н. Абрамов, Амбарцумян (Булгаков, 46), Хусаинов, Осянин, Папаев, Проскурин (Ольшанский, 46).

Гол: В. Поркуян (84).


http://fc-dynamo.ru/champ/prot.php?id=692100

Анзор Кавазашвили:
Еще в Одессе матч запомнил, с "Черноморцем". 70-й год. Никак понять не мог, почему их нападающий раз за разом один на один выскакивает? А я ловлю и ловлю - он никак забить не может! Взбесился я, последнему защитнику нашему кричу: "Не умеешь продавать игру, не берись! Почему со мной не посоветовался?! Я бы тебе сказал, можно или нельзя". - "Так надо, Анзорчик, там же наш Евлентьев играет!" В перерыве в первый и последний раз видел орущего на команду Старостина. А я к Гиле Хусаинову подошел: "Ты тоже продаешь? Не забьешь, я тебе такое после игры устрою!.." - "Да ты что, Анзор, сейчас забьем!" Выиграли.
http://www.sport-express.ru/art.shtml?26871

Об этом же матче рассказывают и Бубнов с Ловчевым:

Бубнов: Серафимыч, а мог вратарь не знать?

Ловчев: Да если б и знал! Был один матч «Спартака» против «Черноморца», сдавало его восемь человек, не сдавали только Папай (Виктор Папаев. – Прим. ред.), Коля Абрамов и я. Так вот. Великий наш вратарь тоже взял деньги, но пропускать упорно не хотел. И вроде защита расступается, а он все берет и берет (смеется)!. В конце концов Вася Боцал из «Черноморца» забил. Все оказались в дерьме, а вратарь – в порядке!

http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/335648

Ну и свидетельство со стороны Черноморца. Семен Альтман:

-- Если честно, то договорные игры вызывают во мне отвращение. Это уже не футбол. То же самое касается арбитров. В моей команде я стараюсь вопросы судейства не ставить. А в 1970 году "Черноморец" был хорошо укомплектован: почти два равноценных состава. Но эпидемия холеры в Одессе спутала наши планы, и к концу чемпионата мы оказались среди аутсайдеров. Кураторы привлекли в команду Заболотного и других бывших футболистов. Считалось, что их коммерческие способности помогут спасти "Черноморец" от "вылета" в первую лигу. Но выручить нас могла только игра. Игроков в таинства каких-то подводных течений не посвящали. Знаю точно, что в Ереване играли по-честному. Мы бились до последних минут, но пенальти в наши ворота принес всего лишь ничью 1:1.Собственно говоря, нам помог только московский "Спартак", дав возможность победить себя в Одессе.

http://www.football.odessa.ua/interv/?17


Открыть Комментариев 19

О некоторых нюансах противостояния Спартака и Черноморца в 80-е годы

Я закончил свой предыдущий пост на истории противостояния команд бывших коллег Лобановского и Базилевича и реакции Москвы на одну из этих игр. По странному стечению обстоятельств в первом туре первенства СССР 1980 года кроме встречи в Киеве, где Динамо омрачило дебют на тренерском мостике ЦСКА Олегу Базилевичу, выиграв с разгромным счетом 3:0, состоялась ещё одна довольно любопытная игра. В Одессе Черноморец принимал прошлогоднего чемпиона московский Спартак. Интригу этой встрече придавал тот факт, что незадолго до начала чемпионата в спешном порядке главным тренером черноморцев был назначен известный спартаковец Никита Симонян. Что интересно, он пришел в команду, в предыдущем чемпионате едва не помешавшую Спартаку стать чемпионами. По руководством молодого Прокопенко, сменившего посреди сезона ушедшего в оставку Зубрицкого, моряки в предпоследнем туре сгоняли ничью со спартаковцами, оказавшуюся сверхлимитной для обеих команд. Не помогли москвичам ни предвзятое судейство Игнатова из Калуги, ни «бабочки» Жекю..

Никита Павлович Симонян пропустил всю предсезонную подготовку, игроков не знал и был вынужден действовать по интуиции. В начале она его подвела. В своей кубковой зоне "Черноморец" не смог зацепиться даже за второе место, уступив его коллективу первой лиги. А сезон начинал двумя матчами со столичными клубами. Родному Симоняну "Спартаку" моряки не уступили - 0:0. А уже в следующем поединке с резво стартовавшими динамовцами Григорий Шаламай открыл лицевой счет команды. Радовались наши недолго - Валерий Газзаев всегда был человеком импульсивным, и его ответная реакция была мгновенной. Так и закончили - 1:1. А вот позже у "Черноморца" наступил спад. Апрель оказался неудачным - два очка в четырех играх.

В предсезонном групповом турнире одесская команда в пяти матчах с Шахтером и четырьмя командами Первой лиги смогла одержать лишь одну победу, над кемеровским Кузбассом. А вот как описывает первый матч в чемпионате одесский спортивный обозреватель Андрей Ясень:

Перед матчем и в первые минуты матча со «Спартаком» моряки робели, они как будто всё время ждали, что вот сейчас, вот сию минуту последует наказание за прошлогоднюю дерзость, но потом устали ждать и отважились «показать когти». Сошло.

Программка матча открытия

Нулевая ничья спартаковской легенды, играющего «с листа», против своего родного клуба почему-то не возмутила ни бдительного Сергея Сальникова, ни главного редактора еженедельника "Футбол-Хоккей"Льва Ивановича Филатова, хотя он специально командировал на этот матч своего корреспондента Александра Львова (позже он помогал Дасаеву писать мемуары, а в 90-х работал пресс-атташе Спартака) со словами "Вы уж, Саша, повнимательнее присмотритесь, как там на новом месте у Никиты все складывается. Очень уж это интересно".

Александр Львов спустя десятилетия так описывал происходившее в тот день:

После матча Бесков и Симонян, улыбаясь, дипломатично обменялись рукопожатием. И определить, кого из них мирный исход устроил больше, было трудно. На самом деле, думаю, такой вариант оказался для обоих тренеров не худшим: "Спартак" всегда трудно брал очки в Одессе, а "Черноморец" не провалил старт чемпионата с новым тренером. По крайней мере так мне показалось на следующий день во время обеда на базе "Черноморца", на который я имел честь быть приглашенным лично Симоняном. Протокольной трапезу назвать было никак нельзя. За роскошным столом Никита Павлович на правах хозяина собрал компанию, пребывать в которой почел бы почетным кто угодно: двое его помощников, два Виктора - Зубков и Прокопенко, Константин Иванович Бесков и специально прилетевший на этот матч Андрей Петрович Старостин.

Потом, уже когда у руля "Черноморца" всерьез и надолго встал сам Прокоп (так любя всегда звали Прокопенко болельщики. - Прим. А.Л.), мне частенько доводилось бывать в той базовской столовке, но весеннее застолье восьмидесятого осталось. Помнится, смеялись брошенной Бесковым Симоняну в шутку "угрозе": "Ты, Никита, конечно, как тренер хитер, но я все равно тебя обыграю!" На что Палыч, смеясь и кивая в сторону Старостина, отвечал: "Что ж, попробуй, Костя. Только сначала у Андрея Петровича разрешения спроси". Сам патриарх после этого встал с налитой до краев рюмкой и, по-отечески улыбаясь, миролюбиво произнес: "Главное, ребята, никогда и ни при каких обстоятельствах не забывать, что вы спартаковцы!"

Ещё раз напомню, годом позже разбиралась игра Динамо Киев – ЦСКА, закончившаяся с таким же счетом 0:0. И там всё было предельно ясно:

Ответ на естественно возникающий вопрос: "Почему вскоре после начала сезона команды, претендующие на лидерство, заранее отказались от борьбы?" - прост: возглавляли их друзья-соратники, единомышленники - Валерий Лобановский и Олег Базилевич.

и там уж Лев Иванович был суров по-настоящему:

По содержательности, принципиальности и тональности выгодно от всех прочих отличалась речь общественного обвинителя, главного редактора еженедельника "Футбол-Хоккей" Льва Филатова: "Нас тревожит их (Лобановского и Базилевича. - Прим.A.B.) сомнительная репутация. Оба ежегодно попадают в скандальную хронику. Высказываемые на совещании различные сомнительные идеи проявляются в игре команд, которыми они руководят. В их представлении все являются дилетантами. Но если "дилетанты" перестанут ходить на футбол, отпадет необходимость в таких тренерах, которые проповедуют непонятный для дилетантов футбол".

Завершался чемпионат 1980 года встречами этих же команд. В последнем туре киевское Динамо, досрочно ставшее чемпионом сыграло в манеже ЦСКА с командой Базилевича в ничью 2:2. Для армейцев эта ничья стала двенадцатой в чемпионате, и из-за лимита на ничьи очков за неё они не получили, завершив чемпионат на пятом месте. Одесский же Черноморец Никиты Симоняна в тот же день в том же манеже в ничего не значащем матче выиграл у серебряного призера Спартака со счетом 4:2. Спартак досрочно завоевал серебро, Черноморец также еще до матча гарантировал себе седьмое место.

Однако имелся один нюанс, в случае именно победы Черноморец впервые завоевывал приз еженедельника «Спортивная Москва» Гроза авторитетов. Причем обходил на очко ЦСКА и московское Динамо. Естественно, никаких вопросов относительно этого поражения Спартака ни у кого не возникло. Также как и по игре во Львове в предпоследнем туре, когда отчаянно борющиеся за выживание Карпаты выиграли у спартаковцев 1:0, забив единственный мяч на 80-й минуте с пенальти за игру рукой Хидиятуллина. А ведь и Карпаты, и Черноморец, и Спартак – это ПРОФСОЮЗНЫЕ команды. Кстати, Черноморец в 1940, 1944-1950, 1955-1957 гг. назывался «Пищевик», а в 1941 г. и вовсе был переименован в «Спартак» и в честь этого получил место в высшей лиге. Как тут не помочь друг другу.

Вот что вспоминает Семён Альтман, игрок одесского Черноморца 70-х:

-- Если честно, то договорные игры вызывают во мне отвращение. Это уже не футбол. То же самое касается арбитров. В моей команде я стараюсь вопросы судейства не ставить. А в 1970 году "Черноморец" был хорошо укомплектован: почти два равноценных состава. Но эпидемия холеры в Одессе спутала наши планы, и к концу чемпионата мы оказались среди аутсайдеров. Кураторы привлекли в команду Заболотного и других бывших футболистов. Считалось, что их коммерческие способности помогут спасти "Черноморец" от "вылета" в первую лигу. Но выручить нас могла только игра. Игроков в таинства каких-то подводных течений не посвящали. Знаю точно, что в Ереване играли по-честному. Мы бились до последних минут, но пенальти в наши ворота принес всего лишь ничью 1:1.Собственно говоря, нам помог только московский "Спартак", дав возможность победить себя в Одессе .

Но и тогда футбольная общественность молчала… Однако в сезоне 1981 года было ещё интереснее.

 

В мае прошло заседание, осудившее Лобановского и Базилевича, а уже в июне симоняновский Черноморец вновь принимал московский Спартак. Середина сезона, Спартак после весенних неудач на втором месте и пытается догнать киевлян. Им нужна только победа, и они её добывают, уверенно побеждая 4:1. А это фрагмент интервью с вратарем одесского Черноморца Александром Дегтяревым , стоявшем в том злополучном матче:

-- Карьеру профессионального вратаря вы завершали дважды... -- Да, так уж получилось. В 1979 году я закончил играть за "Черноморец" и устроился на работу в районное жилищно-эксплуатационное объединение инструктором-организатором. Но в середине 1980 года Ефим Школьников, тренировавший тогда черниговскую "Десну" попросил помочь: у них все вратари выбыли из строя. Где-то месяц я отыграл за Чернигов. Было нелегко, давала о себе знать старая травма – ущемление нерва локтевого сустава, и играл я по-существу "с одной рукой". Долго находиться в "Десне" я не мог – надо было возвращаться на работу в ЖЭУ. Потом был завучем в одесской ДЮСШ-6 (отвечал за отделение футбола). А в 1981 году меня опять вернули в "Черноморец". Оба вратаря – Елинскас и Жекю – заболели. Оставался в строю лишь юный Толя Чистов. Вот тренеры и решили на всякий случай подготовить меня к чемпионату. Я ездил с командой на предсезонные сборы, участвовал практически во всех контрольных играх, в групповом турнире Кубка СССР. К началу чемпионата оба "болезных" голкипера пришли в норму, и я вернулся на работу в ДЮСШ. Но в середине сезона, незадолго до матчей с московскими "Спартаком" и "Динамо" вновь Елинскас и Жекю выходят из строя. Я, заявленный на чемпионат, опять приглашаюсь помочь "Черноморцу".

-- И был тот злополучный матч со "Спартаком", проигранный одесситами 1:4...

-- В том матче вся команда плохо сыграла. Четыре гола нам забили, в четырех случаях я выручил, два мяча не засчитали, было еще две штанги. Одним словом, кошмар! Конечно, и я виноват в поражении. Я не был подготовлен, не тренирован и на разминке экономил силы. Никита Павлович Симонян разминку начинал за полчаса до начала матча. Стояла страшная жара. Тренер подозвал меня и говорит: "Давай разминайся интенсивнее". Я "прибавил жару" и в итоге вторую футболку можно было выжимать – все силы там остались. Сам виноват. После игры я приехал на базу чтобы собрать вещи, но меня остановил Симонян: "Ты куда? А кто с московским "Динамо" играть будет?" Отвечаю: "С меня хватит! Наигрался уже. Такого позора еще никогда не переживал". На этом моя вратарская карьера закончилась.

Вот так, по-гроссмейстерски...

6 июня в Минске играет Жекю. Счет 1:1.

11 июня против Спартака – Дегтярев,

А  уже 14 июня с московским Динамо вновь в строю Иван Жекю. Победа одесситов 2:1. Может быть это и совпадение, но единственный матч 34-летний хронически травмированный, завершивший спортивную карьеру голкипер провел против Спартака… Невольно вспоминаются слова Андрея Петровича Старостина : "Главное, ребята, никогда и ни при каких обстоятельствах не забывать, что вы спартаковцы!"

В концовке сезона в предпоследнем туре, когда у Спартака вновь уже имеется серебро, Черноморец в манеже играет вничью 2:2, проигрывая после первого тайма 2:0. Одесситы одиннадцатые, как и два года назад, когда к ним пришел Никита Симонян.

На этом симоняновская эпоха в Черноморце закончилась, а руководство моряков, не сумев найти тренера на стороне, доверило управление командой молодому Виктору Прокопенко.


Открыть Комментариев 21




Содержание страницы

Метки

RSS: Черноморец
ОБОЗ.ua