Тимофей

Большая книга сказок (части 1-2)

Пролог

8 мая 2010 года в матче последнего тура английской Лиги Один сошлись «Лидс Юнайтед» и «Бристоль Роверс». Для оформления путёвки в Чемпионшип «Лидсу» нужно было всего-навсего одолеть ни на что уже не претендующий «Бристоль», и местная публика собралась отпраздновать повышение своей команды в классе. Однако гости дали настоящий бой «Юнайтед», сразу обозначив, что проигрывать они сегодня не намерены. Ещё в первом тайме за удар соперника был удалён полузащитник хозяев Макс Градел, а в начале второго «Бристоль» и вовсе вышел вперёд – отличился Дэррил Даффи. Теперь уже фаворитом гонки выглядел «Чарльтон», который в параллельном матче выигрывал у «Олдхэма». В трудный момент наставник «Лидса» Саймон Грейсон решил выпустить на поле Джонни Хоусона – воспитанника клуба, в свои двадцать два являющегося вице-капитаном команды – и не прогадал. Уже через пять минут Джонни отличным ударом из-за штрафной счёт сравнял, заведя всю команду; и та, подгоняемая стадионом, не заставила долго ждать второго гола. Это Джермейн Бекфорд забил свой 31 мяч в сезоне и последний в составе «Юнайтед». Принеся своей команде победу и путёвку в Чемпионшип, сам Бекфорд уехал в премьер-лигу – играть за «Эвертон».

Таким образом, «Лидс Юнайтед» сделал широкий шаг к возвращению на высший уровень английского футбола и достойному продолжению своей, без сомнения, великой истории.

Начало

«Елочка  долго и трудно  будет сверлить пень корешком, пока доберется до земли. Еще несколько лет она будет в деревянной рубашке пня, расти из самого сердца того, кто, возможно, был ее родителем и  кто  даже после смерти своей хранил и вскармливал дитя.

И когда от пня останется лишь одна труха и сотрутся слёзы его с земли, там, в глубине, ещё долго будут преть корни родительницы-ели, отдавая молодому деревцу последние соки, сберегая для него капельки влаги, упавшие с травинок и листьев земляники, согревая его в стужу остатным тёплым дыханием прошедшей жизни»

Виктор Астафьев, «Затеси»

Kак нет в природе двух одинаковых снежинок, так нет и в футбольном мире двух клубов, у которых была бы идентичная история возникновения. Например, нынешнего чемпиона Англии «Челси» вполне могло не оказаться на белом свете, не откажись в своё время «Фулхэм» играть на «Стэмфорд Бридж». А «Эвертон», основанный при англиканской церкви святого Доминго в Ливерпуле, спасло только то, что зимой было невозможно играть в крикет, и прихожане в качестве альтернативы ему выбрали футбол. Об истории предмета нашего разговора – команде «Лидс Юнайтед» – тоже есть что рассказать. Долго думая, как же начать этот рассказ, я не нашёл ничего лучше, чем  прибегнуть к помощи известного советского и русского писателя Виктора Петровича Астафьева. В своей книге «Затеси» он, сам того не ведая, очень точно написал, как 17 октября 1919 года в графстве Западный Йоркшир был образован клуб, которому будет посвящено всё изложенное ниже; эти несколько самых разных историй, объединённых всего двумя словами – «Лидс Юнайтед».

***

Родителем современного «Юнайтед» мы вправе считать «Лидс Сити» - клуб, образованный за десять лет до начала Первой мировой войны. Скромный коллектив, всю свою недолгую жизнь он провёл во Втором дивизионе; имел в составе местных звёздочек и, конечно, был любим родным городом. Когда 28 июня 1914 года девятнадцатилетний боснийский серб Гавриил Принцип убьёт в Сараево наследника австрийского престола Франца Фердинанда и его жену, что подтолкнёт человечество к кровопролитной войне, а футбол во всём мире уйдёт в летаргический сон, никто в Западном Йоркшире не мог предположить о столь скорой кончине своего «Лидс Сити».

По мотивам истории, приведшей к расформированию «Сити» осенью 1919 года, легко можно написать стоящий шпионский роман. Тут тебе и преступная группировка, и нашедшаяся в ней «крыса», и компромат, и появление героев в самых неожиданных местах – в общем, самая благодатная почва для не лишённой фантазии акулы пера, у которой давно чешутся зубы. У меня же, долго восстанавливавшего хронику событий почти вековой давности, происшедших в провинциальной Англии, вышел только небольшой рассказ; впрочем, я всё же питаю надежду, что он будет для вас не менее интересен, чем теоретически всемирной известности шпионский роман.

***

Чарли Коупленд не был выдающимся футболистом, не обладал талантом гипертолога, не умел как следует готовить холодный огуречный суп и никогда не пожинал горькие плоды работы на лесопилке. Однако в нём было достаточно коварства и жизненной смекалки, чтобы стать одним из главных персонажей этой грустной отписки.

Неприметный защитник, Коупленд был приглашён в «Лидс Сити» по просьбе будущего наставника лондонского «Арсенала» Герберта Чэпмена. Довоенные годы прошли для Чарли на лидсовской скамье запасных, и только в ходе войны, когда повсеместно игралось лишь незначительно количество товарищеских матчей, Коупленду удалось закрепиться в основе. Тут, видимо, он решил, что его труды не шибко-то и ценятся, и попросил надбавки к зарплате («А вы довольно пошлый человек», - добавит сын одного турецко-подданного). Всё было бы ничего, но Коупленд в отместку за невыполненную просьбу пригрозил подставить «Лидс» перед всей Футбольной Ассоциацией. И, надо признать, что у игрока для этого было припасено достаточно компрометирующих клуб фактов.

Дело в том, что в ходе войны йоркширским клубом был нарушен запрет на выплаты – такую фразу можно встретить во многих источниках – «to guest players» (гостевым игрокам). Речь, я так понимаю, идёт о приезжих из других графств и районов Англии; впрочем, «guest» может употребляться и по отношению иностранцам, правда, бывшим для той поры в Британии невероятной экзотикой. Коупленд располагал некоторыми документами, подтверждающими это; он-то и выступит той самой «крысой», зажавшей в лапках тот самый компромат.

Для полноты картины следует указать ещё на несколько фактов.

Проблем к тому времени «Лидс» нажил себе немало, и «дело Коупленда» было только одной их них. Финансовое положение клуба оставляло желать лучшего, что наслаивалось на самую настоящую гражданскую войну, разгоревшуюся в стане йоркширцев. Началось всё с ухода Чэпмена на завод боеприпасов Барнбоу в Восточном Лидсе (даже символично как-то: будущий тренер «Арсенала» и на завод боеприпасов). Уходя, наставник посоветовал на административную должность в клубе – ну, чтобы бумажки там всякие считал, бухгалтерию – своего ассистента Джорджа Криппса. Почти одновременно у «Лидса» сменился владелец, и Криппс без особых треволнений был принят на работу.

Владельца звали Джозеф Коннор, и это было началом боевых действий.

Коннор терпеть не мог Криппса и не скрывал этого. Считая деятельность своего подопечного неправильной и беспорядочной, он в итоге не выдержал, и когда на дворе шёл 1917 год, нанял людей для ведения клубной бухгалтерии. Однако Криппс, несмотря ещё и на имевшиеся проблемы со здоровьем, остался в «Лидсе» и не кем-нибудь, а главным тренером. Ничего хорошего это решение, как потом внезапно обнаружится, не принесёт.

К новому наставнику футболисты отнеслись столь же холодно, как и их владелец. Дошло до того, что перед выездом в Ноттингем капитан команды Джон Хэмпсон объявил об отказе отправляться на игру вместе с Криппсом – Коннору удастся сгладить конфликт, но сгладить не значит устранить. А скорейшее возвращение в клуб Герберта Чэпмена, вопреки ожиданиям, только повлечёт за собой новый ворох проблем...

"Фредди Крюгер и Бобби Хинан в роли Джорджа Криппса и Джозефа Коннора" (художник Джеффри Лосан). 

Чэпмена ждали на его прежнее место тренера, но Криппс не намерен был уступать и здесь. Напротив, он пригрозил подать в суд за неправомерное увольнение, а позже сообщил своему адвокату Джеймсу Бромли о тех самых незаконных платежах. В январе 1919-го между сторонами была заключена сделка: по словам Коннора, Криппс предоставил письменное обязательство не разглашать любую информацию, касающуюся дел клуба, а также обещал передать все имеющиеся в его распоряжении документы, включая чековые книжки и корреспонденцию. В обмен на это горе-работник получил 55 фунтов, хотя просил он все 400.

И тут нам снова следует вспомнить о нашем старом знакомом – Чарли Коупленде.

Если никто не забыл, Чарли обратился в клуб с настойчивой просьбой повысить ему зарплату, и перед стартом сезона 1919/20 (первого послевоенного чемпионата Англии) она была рассмотрена. Удовлетворить требования игрока в шесть фунтов в неделю «Лидс» не мог, поэтому Коупленду, несмотря на все угрозы с его стороны, было указано на дверь и предоставлен бесплатный трансфер в «Ковентри». Но Чарли дело в долгий ящик откладывать не стал, и совсем скоро – произошло это в июле 1919 года – исполнил своё обещание.

По счастливому совпадению, адвокатом Коупленда оказался всё тот же мистер Бромли. У руководителей «Лидса» были серьёзные подозрения, что именно Бромли тайно «кормил» информацией опального защитника. (Право, не хватает только свёртка в мусорном баке по какой-нибудь Линкольн-стрит).

После выдвинутого Коуплендом обвинения, Футбольной Ассоциацией и Футбольной лигой было создано совместное расследование дела. Комиссия, возглавляемая председателем ФА мистером Клеггом, назначила «Лидсу» слушание 26 сентября в Манчестере. Представителя клуба обязали явиться с соответствующими документами, но у прибывшего в Манчестер лидсовского адвоката Олдермена Уильяма Кларка их не оказалось. В связи с этим подозрения у футбольных властей усилились, и обвиняемой стороне был дан последний срок для предоставления документов –  6 октября.

Здесь мне бы хотелось немного отвлечься от этой печальной хронологии, ведь печальные хронологии не всегда интересны для читателей. Впрочем, события, о которых я вам сейчас поведаю не менее, а, быть может, даже в большей степени печальны, чем кончина первого футбольного клуба славного города Лидс.

Ещё беззаботным школьником (а беззаботство школьника заканчивается на подготовке к первому в его жизни экзамену) я стал свидетелем огромной воли и мужества одного человека. Это был преподаватель, средних лет мужчина и, наверное, не будет преувеличением, если я скажу, что знал он своё дело в совершенстве. Но вот, однажды учитель надолго пропал – удалось услышать только, что он тяжело заболел. Отсутствие его продолжалось добрых три четверти, зато к началу четвёртой преподаватель вернулся и отвёл её полностью.

А в середине лета он умер.

Уже будучи смертельно больным, он вернулся в школу и продолжал полноценную жизнь. Невероятная воля и мужество.

Не сочтите за чёрный юмор, но с «Лидсом» на тот момент происходило ровно тоже самое.

Отправляясь в гости к «Вулверхэмптону», многие игроки уже наверняка предполагали, что эта игра –  последняя для их команды. Ведь можно было просто не ехать, забрать трудовую книжку и убраться восвояси – зачем помогать футбольному мертвецу? Но ни одного такого не нашлось, и «Лидс Сити» простился с жизнью, как и тот мой знакомый преподаватель, достойно и красиво. «Вулверхэмптон» был повержен на его поле со счётом 4:2; Билли Маклеод, главная звезда йоркширской команды, сделал хет-трик. А на борту клубного автобуса, прокладывавшего путь в сторону Лидса, каким-то удивительным образом оказался виновник всех йоркширских бед – Чарли Коупленд.

Небо плакало, и дворники смахивали капли с его лобового стекла.

... Итак, назначенный срок истёк, а никаких действий со стороны «Лидса» так и не последовало. И хотя прямых доказательств вины йоркширского клуба не было, молчание его руководителей дало повод для столь сурового решения – лишения профессионального статуса. Пятеро человек: Коннор, неизвестные читателю Уайтман, Гловер и Сайкс, а также Чэпмен – получили пожизненные дисквалификации. Чэпмена, правда, вскоре оправдали, и правильно – иначе британский футбол не получил бы одного из лучших тренеров за всю его историю. «Лидс» ещё принимал некоторые попытки к жизни, как это делает уже пойманная рыба, извиваясь на шипящей сковороде: Коннор жаловался, что клуб не получил справедливого судебного разбирательства, а некто Олдермен Генри заявил о давлении, которое оказал на ФА «Порт Вейл». Эта команда из пригорода Стоук-он-Трента должна была занять место «Лидса» во втором дивизионе, и Генри считал, что немаловажную роль в принятии решения сыграло давление со стороны её руководителей. Впрочем, всё это уже являло собой размахивание кулаками после боя. «Порт Вейл» уже готовился к своему припоздённому старту во втором дивизионе, а игроки «Лидса» ожидали 17 октября – на эту дату в гостинице «Метрополь» был намечен аукцион по продаже клубного имущества.

Это мероприятие будет унизительным для каждого лидсовского игрока, ведь их продавали вместе с бутсами, формой и физиотерапевтическим оборудованием. Дороже всех с молотка ушёл звёздный форвард Билли Маклеод – его трансфер обошёлся «Ноттс Каунти» в 1,250 тысяч фунтов. Футболисты разбежались по клубам, как те обезьяны при виде питона Каа из «Книги джунглей» Редьярда Киплинга. Но у обезьян был выбор не трогать Маугли. У игроков «Лидса» выбора не было.

"С аукциона в гостинице "Метрополь" каждый увёз сколько смог" (Лемони Сникет, "Липовый лифт", "33 несчастья"). Для увеличения картинки зажать клавишу ctrl и покрутить колесо мыши вверх.

Кто, куда и за сколько. Итоги аукциона

Опять-таки, зажимаем ctrl.

***

Мне очень трудно предполагать, что может избавить читателя от тех грустных чувств, которые нахлынули на него после прочтения этой печальной истории; возможно, ему поможет дальнейший ход повествования, ведь рождение всегда радостней, чем смерть.

Прошло всего несколько недель после кончины «Лидс Сити», как Западный Йоркшир облетела весть об образовании другой футбольной команды. Новый клуб – «Лидс Юнайтед» – пустил корни точно из сердца своего предка, и тот даже после смерти будет вскармливать своё дитя. В наследство от «Сити» «Юнайтед» достался тренер Дик Рэй, только-только завершивший игровую карьеру, и необходимые, но жалкие крохи, оставшиеся от того самого аукциона в гостинице «Метрополь» (чем не астафьеские капельки влаги?) Свежеиспечённая команда была почти целиком собрана из йоркширских аматоров, которые не стояли против перспективы попинать вечерком мяч. Вскоре они въехали на оставленный тамошним регбийным клубом стадион «Элланд Роуд» и получили приглашение вступить в Мидленд-лигу...

Думаю, стоит сказать пару слов о тогдашнем устройстве лиг в Англии.

Естественно, никакой премьер-лиги ещё и в помине не было, а главной считалась Футбольная Лига, состоящая из двух дивизионов. Первый и являлся аналогом современной «премьерки», второй – Чемпионшипа. Мидленд-лига же была им своеобразной альтернативой – туда принимали всех, кто по каким-либо причинам не смог в послевоенной суматохе забраться в английский футбольный пентхаус. Так и произошло с нашим новорождённым героем. Совсем скоро после появления на свет он получил соответствующее приглашение, и уже 31 октября 1919 года стал полноправным членом Мидленд-лиги.

Сверлить пень корешком «Лидс» будет относительно недолго – уже менее чем через год команда вошла в Футбольную Лигу. Впрочем, события, предшествовавшие этому, лягут в основу новой, совсем другой сказки. Эта же, первая в нашем пухлом сборнике, закончится для «павлинов» прямо на этом месте.

Ах да, «павлинов»...

Это наиболее распространённое прозвище «Лидса» происходит от бывшего названия «Элланд Роуд» - The Old Peacock Ground (Земля Старого Павлина). Напротив южной трибуны стадиона имеется и паб почти с тем же названием – «Старый Павлин», а напротив северной – «Новый Павлин». И пусть павлины, как известно, летать не умеют – нам всем ещё с детства они полюбились отнюдь не из-за отсутствия этого качества, ведь правда?

Подарок на Рождество

«Many, many years ago there lived a poor farmer in Britain who had three daughters himself.

Kitty, Betsy and Sally were good girls. They helped their father about the house, they worked in their orchard and took care of their chickens and sheep. Still they were poor and the farmer could not bay them nice dresses or shoes.

By and by the girls grew up and became very beautiful. But us they had no pretty dresses and shoes they did not go anywhere. The farmer was very sad because he could not  give his daughters their dowries and for that they could not be married to some young farmers.

One day the old farmer was coming home from the forest. He was carrying some firewood and was very tired.

Suddenly he saw a funny old man with white hair, rosy cheeks and bright eyes in front of him. The funny old man said, «Hey! Why are you so sad, my man? What is the matter with you?»

The farmer looked at him and answered: «I have three daughters who are beautiful and rind. They are good girls but we are very poor. I can’t give my daughters their dowries and that’s why they cannot be married to some young farmers in the village».

The funny old man said nothing. He only smiled and went away. He was Santa Claus but the farmer did not know about it.

Late in the evening Kitty, Betsy and Sally hung up their stockings to dry by the fire. That night Santa Claus made his away to their home, and threw three pieces of gold down the chimney. The pieces of gold fell into the girls’ stockings.

In this way Kitty, Betsy and Sally got their dowries and could be married to the young farmers of the village»

Английская народная сказка

(Примечание автора. Когда я закопченными щипцами доставал полуобгоревший пергамент с этой сказкой из догоравшего камина моей двоюродной тёти, я никак не предполагал, что его содержимое найдёт такое сходство с главным предметом моих исследований последних месяцев. Когда же это было обнаружено, я принял твёрдое решение представить вам исключительно точную копию оригинала, даром, что мой единственный друг-переводчик из Шарллотсвилла недавно скоропостижно скончался после того, как в аптеке ему вместо медицинской пиявки попался ядовитый кровосос) 

Hеизвестно сколько ещё времени прозябал бы «Лидс» в этой Мидленд-лиге, если бы не президент «Хаддерсфилд Таун» мистер Хилтон Кроутер.

Хаддерсфилд – город в округе Кёрклис, на западе Западного же Йоркшира. Местный клуб, «Хаддерсфилд Таун» имел тогда более статное положение в английском футболе, чем «Лидс», и его президент Хилтон Кроутер загорелся идеей объединить две соседних команды в одну. Первоначально он вложил в «Лидс» 35 тысяч фунтов, а зимой 1920 года стал полноправным владельцем «павлинов». Всё бы ничего, но возникший в хаддерсфилдской прессе резонанс и давление со стороны болельщиков не позволили ему осуществить задуманное. Однако денег было уже не вернуть, и Кроутер принял вполне логичное решение сосредоточиться исключительно на «Лидсе» (почему «вполне логичное», объяснять, думаю, не надо). Наверняка не обошлось без нового владельца и в скором повышении «павлинов» в классе – спустя чуть более полугода после своего образования они наряду с «Кардифф Сити» пополнят Второй дивизион Футбольной Лиги. К этому событию Кроутер приурочит приход из «Хаддерсфилда» тренера Артура Фэйрклафа; да что там, отголоски его бывшей работы найдут отражение даже в домашней форме «Лидса» – с нового сезона она покроется сине-белыми полосками, точь-в-точь как у «Хаддерсфилда»! «Павлинов» начнут узнавать в Англии...

Вот и получилось, что в истории «Лидса» Кроутер сыграл роль так горячо любимого детьми Санты – он подарил команде светлое будущее, как Санта подарил его трём дочерям бедняка-фермера, подбросив в их рождественские чулки по слитку золота. Все они вышли замуж и жили долго и счастливо, а «Лидс» ступил на длинную и извилистую тропу настоящей истории.

Правда, ещё добрых тридцать лет молодая йоркширская команда будет вести тихий отшельничий образ жизни, рассказать о котором что-то запоминающееся довольно непросто. Нет, безусловно, «Лидс» рос и развивался, в нём менялись тренеры и президенты, он выходил в Первый дивизион и вылетал обратно во Второй, но чего-то глобального, выдающегося с «павлинами» не происходило. Они дебютировали во второй лиге матчем с тем самым «Порт Вейлом», который год назад на этом же уровне занял место «Лидс Сити», но проиграли со счётом 0:2 (правда, вскоре взяли-таки долгожданный реванш – 3:1); сам же первый сезон под руководством Фэйрклафа йоркширцы закончили на 14 месте. Всего Фэйрклаф протренировал «Лидс» семь лет, и за это время команда отыграла три года в высшей лиге, в каждом из которых она неизменно боролась за выживание. Вечно так продолжаться, конечно, не могло: в сезоне 1926/27 «Лидс» занял 21 место и вновь оказался во Втором дивизионе, после чего Фэйрклаф покинул Западный Йоркшир. А на смену ему пришёл никто иной как Дик Рэй, опровергнувший довольно нелепую поговорку о двух попытках и одной реке. К тому времени он уже успел самостоятельно поработать в «Донкастере», и этот опыт помог ему в «Лидсе»: «павлины» тут же вернулись в элиту, пропустив вперёд себя лишь «Манчестер Сити». И далее команда так и будет блуждать из одной лиги в другую: в 1930-м подъём и пятое место в «вышке», в 1931-м – вылет; потом снова подъём – уже до Второй мировой войны. При этом нельзя сказать, что всё это время «Лидс» выглядел абсолютно серым. Напротив, йоркширский футбол всегда был богат на таланты, и, быть может, сейчас эти имена нам уже ничего не скажут, но в свои годы они гремели достаточно громко: первопроходцы Джим Бейкер, Берт Даффилд и Эрни Харт, выходившие с «Лидсом» в Первый дивизион; тот же Харт, Джордж Рид и Уиллис Эдвардс выступили отличными подносчиками снарядов для страйкера Тома Дженнингса, когда «павлины» добились лучшего за долгое время результата – пятого места; наконец, пустивший в Британии корни южноафриканец Гордон Ходжсон, наколотивший 25 голов в сезоне 1937/38. При этом нельзя пройти мимо того факта, насколько здорово приживались в стане йоркширцев тренеры: Фэйрклаф проработал там семь лет, Билли Хэмпсон – двенадцать (правда, семь из них пришлись на войну). Под руководством последнего «Лидс» в первом же послевоенном сезоне с треском покинул элиту, и после пятнадцати лет пребывания в Первом дивизионе «павлинов» ждали девять во Втором. Команда встала на долгий путь становления, за который она вновь объявится в высшем свете английского футбола, стерпит страшный пожар и поучаствует в мировом рекорде.

***

«По счастливому совпадению я купила пучок лаванды и решила поместить несколько веточек в варенье, уж больно складным показалось мне это сочетание»

Анонимус

Итак, после вылета и отставки Хэмпсона «Лидс» возглавил его бывший игрок Уиллис Эдвардс, но ничего хорошего из этого не вышло: команда едва не загремела в третью лигу. На смену Эдвардсу в срочном порядке был приглашён опытнейший Фрэнк Бакли, и вот с ним-то «павлины» начнут переживать настоящий ренессанс.

Первым делом новый наставник, известный ещё как майор Фрэнк Бакли, посчитал нужным ввести в команду свежую кровь, прочистив её закупорившиеся вены. Так в течение нескольких лет за «Лидс» сначала дебютировал Джон Чарльз, будущая суперзвезда, а за ним – Джек Чарльтон, который со временем превратится в главного идола йоркширских болельщиков. Вдвоём они станут оплотом команды на долгие годы, её «нашим всем», её надеждой и движущей силой.

Первоначально Чарльз рассматривался на роль защитника, но Бакли он больше приглянулся как игрок середины поля, и свой дебют – это был матч против «Блэкберн Роверс» – он совершил, играя в полузащите. Позже, из-за травмы одного из форвардов, Чарльз отправился в нападение и – чтобы вы думали? – сделал дубль уже во второй игре. В тренерском штабе возникли разногласия, где же всё-таки использовать такого талантливого и разностороннего игрока, но к окончательному решению он пришёл только когда в «Лидсе» появился Джек Чарльтон.

С приходом в клуб Чарльтона, несравненного бойца и защитника (а, возможно, это было просто совпадение), Бакли наконец решил не запирать талант Чарльза в центре поля и отправил того на новую-старую позицию нападающего. Результат не заставил себя долго ждать: Джон забил 27 мячей в 29 матчах сезона 1952/53. Игра «Лидса», к тому времени всё настойчивей стучавшемуся обратно в высшую лигу, стала заметно улучшаться. И тут Бакли совершенно неожиданно покинул «павлинов» ради места в «Уолсолл Таун». Достраивать команду взялся один из известнейших английских футболистов довоенной эпохи – легендарный Рейх Картер.

И, надо сказать, что Картеру удастся довести начатое Бакли дело до конца. После десятого места и очередной феерии Чарльза в сезоне 1953/54 (теперь – 42 мяча в 39 играх!), на следующий раз «Лидс» стал уже четвёртым, а в его составе помимо двух «Ч» заблистали Эрик Кёрфут, Джимми Данн и Гренвилл Хэйр. А ещё через год «павлины» наконец вышли в Первый дивизион. С ходу даже навели там небольшого шума, заняв высокое для новичка восьмое место. Казалось, жизнь начала налаживаться, но два события, одно из которых станет прямым следствием другого, словно отправят «Лидс» на несколько лет назад...

***

«–  Пожар! – закричала Вайолет, пока двери лифта не закрылись. – Внимание! Внимание! В отеле пожар! Прошу всех покинуть здание!»

Лемони Сникет, «Предпоследняя передряга», «33 несчастья»

Пожар – это такое явление общественной жизни, которого страшатся и стараются избежать абсолютно все. При этом они продолжают происходить и происходить, внося в нашу жизнь хаос и разруху. Бодлеровские сироты из расколотой на тринадцать частей саги Лемони Сникета пережили три пожара, причём зачинщиками третьего и последнего стали они сами. «Павлинам» из Йоркшира, к счастью, такая участь выпала только однажды, но урона и горечи она принесла едва ли меньше всех связанных с огнём бодлеровских трагедий вместе взятых.

... Шёл сентябрь 1956 года, когда Англию облетела весть о пожаре на «Элланд Роуд». Огонь, занявшийся на западной трибуне стадиона, унёс с собой большую часть офисов, архив, раздевалки, директорские, ложу прессы и физиотерапевтическое оборудование. Ущерб оценили в 100 тысяч фунтов стерлингов. Впрочем, на результатах команды моментально отразиться это не могло, и, как уже было сказано, в первом после долгого перерыва сезоне в высшей лиге она займёт достойное восьмое место. Однако для её лидера и путеводной звезды он стал последним полноценным чемпионатом Англии, проведённым на йоркширской земле.  

«Лидс» к тому времени уже достаточно засыпали предложениями по Чарльзу, но он всё отнекивался: мол, и самим нужен. И неизвестно, сколько бы ещё прекрасных лет провёл Джон в Йоркшире, если бы не нанесённый пожаром ущерб. Скрипя зубами, в апреле 1957-го руководители «павлинов» согласились сесть за стол переговоров. Щедрее всех платил «Ювентус» – 65 тысяч фунтов. На тот момент это был мировой рекорд.

Существует негласный закон, по которому сказки принято завершать хэппи-эндами – так, чтобы читатель напоследок улыбнулся,засунул книгу под подушку и заснул самым сладким из снов. Тем не менее, эту я, как ни старался, буду вынужден закончить неутешительным вердиктом. С уходом Чарльза показатели «Лидса» стремительно покатились вниз: в сезоне 1957/58 команда отпрыгнула на семнадцатую строчку, после чего её покинул Картер. Пришедший на его место безызвестный наставник Билл Ламбтон ситуации не поправил; впрочем, пятнадцатое место под его руководством ещё покажется успехом, когда в мае 1960-го «павлины» вместе с Джеком Тейлором снова отправились во Второй дивизион. Западный Йоркшир погрузился в уныние. Хотя...

... У меня, кажется, ещё есть, чем вас обрадовать.

Личность: Джон Чарльз

Надо признаться, я не большой поклонник биографий футболистов – их в большинстве своём жуткая шаблонность и зарамкованность меня просто-напросто отпугивает. Поэтому мне не хотелось бы начинать рассказ о таком человеке, как Чарльз, с банальностей его детства. Согласитесь, ведь не раз вы слышали историю, как мальчик из города N с самых ранних лет увлёкся футболом, поступил в школу ближайшего футбольного клуба, в последствие его заприметил клуб более сильный и уже там он начал свою блистательную карьеру? Так вот, можете прикрепить её к персоне Чарльза – поверьте, далеко от истины вы не уйдёте.

О достижениях Чарльза можно рассказывать долго и вкусно. Один из лучших футболистов всего европейского футбола и лучший футболист Уэльса XX века, член Залов славы английского футбола и Серии A, участник списка ста валлийских национальных героев, универсал из универсалов Джон забил за «Лидс» 153 гола в 308 матчах, причём разобьются они на два этапа: до- и постювентийский. Сам его переход в «Ювентус» за 65 тысяч фунтов стал новым мировым рекордом; в Италии Чарльз освоился очень быстро и на пару с ещё одним новичком «Синьоры» Омаром Сивори составил превосходнейший дуэт форвардов, во многом благодаря игре которого туринцы тут же выиграли скудетто. Не знаю, доходило ли в случае Чарльза до расписанной признаниями поклонниц машины, как это случалось у Джорджа Беста, или же у Джона попросту не было автомобиля, но любили его в Турине горячо и нежно. «Ты выходил в город, и люди подходили к тебе за автографами. Они шли за тобой по пятам, просто чтобы посмотреть на тебя. В общем-то, я не возражал, особенно если это были симпатичные девушки!» –  рассказывал он в своих интервью. Правда, на исходе пятого года на Апеннинах Чарльза снова потянуло в Британию: говорит, хотел, чтобы дети получили английское образование. А их у него с женой Пегги родилось целых трое, причём все сыновья: Терри, Мелвин и Питер. Вернулся Джон, естественно, в «Лидс», но заиграть, как раньше, уже не смог, и совсем скоро уехал обратно в Италию. Только новым начальником валлийца стал не прохладный северный интеллигент «Ювентус», а горячая и взрывная девушка с юга – «Рома». Там на него после прекрасного начала хлынул поток травм, от которого он так и не оправился и через год опять, теперь уже окончательно, покинул такой притягательный итальянский каблучок. Фактически завершил карьеру в «Кардифф Сити», но затем ещё добрых пять лет отдал заштатному «Херефорд Юнайтед», в четырёх из которых был играющим тренером. Потом в этой же роли попылил на родине в «Мертир Тидвил», ещё в более заштатном и дебристом клубе, чем «Херефорд». А в 1974-м официально ушёл из футбола...

Но всё-таки последние годы карьеры Чарльза, тихие и уединённые от славы, не отменяют всего того прекрасного, чего он сделал, будучи футболистом. Джону случилось быть «пионером» – первым игроком «Лидса», которого мы со всей уверенностью можем назвать суперзвездой. А быть первым – значит остаться в памяти навсегда.

Вместо P.S. К сожалению, Чарльза уже нет с нами. 21 февраля 2004 года, после продолжительной болезни и перенесённых сердечного приступа и ампутации стоп обеих ног, Джон скончался в Уэйкфилде, в больнице Пиндерфилдс. Но будьте уверены, что в Лидсе его никогда не забудут – и не только благодаря названным в его честь улицы, стадиона и западной трибуны «Элланд Роуд». Имя Чарльза живёт в самих сердцах йоркширских болельщиков, столь трепетно хранящих внутри себя частичку своей легенды.

Личность: Джек Чарльтон

Когда нам говорят фамилию Чарльтон, мы тут же мысленно пристраиваем к ней имя Бобби. Вы, вероятно, точно так же сейчас вспомнив о легенде «Манчестер Юнайтед», подумали, что к этому Чарльтону он никакого отношения не имеет. Однако спешу вас разуверить: Джек Чарльтон приходился Чарльтону Бобби родным братом.

Действительно, у многих футбольных болельщиков принято думать, что существовал только один Чарльтон – несравненный капитан «МЮ», обладатель Золотого мяча и чемпион мира 1966 года – Бобби. Но был у него ещё и брат, причём старший, – Джон (да-да, Джон! Это потом его кто-то «обзовёт» Джеком, и понесётся...). Правда, вместе их имена редко где встретишь – футбольные пути у них ещё в самом начале разошлись в противоположные стороны. Бобби в пятнадцать лет оказался в «Манчестере», где провёл лучшие годы своей карьеры, сорвал массу всевозможных наград и стал одним из величайших игроков английского футбола. Джек в эти же пятнадцать попал на карандаш злейшим врагам «МЮ» из Лидса, и вскоре покинул родной городок Ашингтон, что в графстве Нортумберленд, дабы перебраться в более богатый и современный Западный Йоркшир. Переберётся – и больше никуда не уедет, проведя всю свою футбольную жизнь в «Лидс Юнайтед».

Итак, разменяв пятнадцатилетие, Чарльтон начал заниматься в молодёжной академии «Лидса». Через два года, в 1952-м, он был переведён в первую команду, где по ходу сезона Фрэнк Бакли поставил его в стартовый состав. Юношу отличали рост за метр девяносто, чрезвычайная цепкость, выносливость – словом, родился Чарльтон прирождённым игроком обороны. Надо отметить, выносливости и жёсткости поспособствовало отрочество мальчика, когда он задолго до совершеннолетия работал на угольной шахте. Кстати, угодить в «Лидс» ему помог счастливый случай: после ухода из шахты Чарльтон собирался сделать карьеру полицейского, но тут его игра в любительском матче пригляделась скаутам «павлинов» (или это был просто «левый» представитель клуба – неизвестно). Подоспело предложение, и Джек выбрал футбол. Его дебют за первую команду пришёлся на апрель 1953 года, а Бакли никак не нарадовался, что нашёл себе в оборону такого кадра. Добавилось к этому и ещё одно преимущество: наконец развязались руки у Джона Чарльза, и тот мог, не беспокоясь за тыл, играть в нападении. Чарльтон разрушал, Чарльз созидал. Их сочетание на поле, подобно лаванде и варенью, оказалось очень даже складным: после нескольких неудачных попыток «Лидс» снова вернулся в Первый дивизион. Случилось это уже под руководством Рейха Картера и во многом благодаря блистательной игре двух «Ч» – Чарльтона и Чарльза.

Но потом стрясся тот самый пожар, Чарльз ушёл в «Ювентус», и пуповина, соединявшая их всё это время, порвалась. Был близок к уходу из клуба и Чарльтон: в 1961-м, уже возглавивший к тому времени «Лидс» Дон Реви согласился отпустить своего лучшего защитника, но ни один из потенциальных покупателей, в том числе «Ливерпуль» и «МЮ» (где бы два брата смогли воссоединиться) не потянули назначенную «павлинами» цену. И Чарльтон остался, став самой важной единицей, краеугольным камнем в оборонительных построениях Реви. Его связка с воспитанником клуба Норманом Хантером стала одной из лучших в Англии, а защита «Лидса» – ведущей британской маркой. Для йоркширцев наступило самое настоящее золотое десятилетие, подробно о котором мы поговорим чуть выше.

На 60-е пришёлся и самый громкий успех английской сборной, в котором Чарльтон принял непосредственное участие. Он дебютировал в национальной команде только на пороге тридцатилетия и всего за год до Чемпионата мира, но сумел доказать Альфу Рэмси свою состоятельность, и на Мундиаль поехал. Вернее, ехать никуда не надо было, ведь мировое первенство впервые досталось футбольным родоначальникам! Чарльтон сыграл во всех шести матчах англичан на турнире, в полуфинале общими усилиями позволив Эйсебио забить только один гол, да и тот с пенальти. А в финале хозяева в том самом былинном матче с ФРГ стали чемпионами мира, когда Джеффри Херсту удастся гол-фантом, о правильности которого спорят и теперь. Чарльтон наряду с Хантером вернулся в «Лидс» триумфатором, но болельщикам хотелось видеть своих любимцев победителями и в клубном футболе. Их желание подопечные Реви исполнили в 1969 году – именно тогда «павлины» выиграли свой первый в истории чемпионат Англии. Это стало логичным завершением того трудного пути, по которому «Лидс» шёл всё это время. Однако Чарльтон был уже не молод. Он скорее по привычке отыграл ещё три сезона, а за год до второго чемпионства ушёл на покой. К тому моменту ему исполнилось 38.

... Как-то на одном из телешоу Чарльтон пошутил, что в своё время у него была «Little Black Book» – маленькая книжечка, содержащая имена соперников, которых ему следовало вывести из строя. Действительно, он всегда играл жёстко, но это была необходимая мера – по-другому защитником в Англии не стать.  А в жизни Джек Чарльтон по сей день остаётся добрым и искренним человеком, сохраняющим улыбку на лице. 25 августа 2009 года BBC сообщила, что ему стало плохо во время каникул, но, к счастью, сейчас с ним всё в порядке, Джек в полном здравии, смотрит футбол и почти наверняка болеет за «Лидс».

Думаю, на этой оптимистичной ноте мне и следует завершить нашу вторую сказку.

To be continued...



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 3

One day dunk shoes soon I will be dead. People will look back nike dunk for sale at my life, and they might say I was a dunk sb high martial artist; they might say I was a musician; they might say I was a basketballer nike sb dunk high.They might even say I was a philosopher, for cheap nike dunks now that my personality has become nike dunk high premium less broad and more deep, my thoughts have become deeper too. Recently nike dunk shoes I have felt the edges of philosophical inspiration tickling my mind, and it won't be nike sb blazer long before it becomes clear nike sb zoom air enough to commit to paper.But nike dunk high for women I think I would prefer it if they said, above all, he kids nike dunk was my friend.
Games provide soccer jerseys a temporary escape from this busy life. They can take you to a new, fun-filled and exciting world. Games can also help wholesale soccer jerseys you to create a strong bond with your family members and cheap soccer jerseys friends-provided you pick the right one. A Lyric game is one of the most interesting types of games, one which can broaden your musical tastes as you are exposed to the soccer shoes choices of other players.
Рекомендовал эту запись

 



Метки

Something of great
ОБОЗ.ua