Тимофей

МеткиЛидс

Большая книга сказок (часть 6)

Продолжение. Начало здесь, здесь и здесь: http://football.hiblogger.net/authors/trek/1064321.htmlhttp://football.hiblogger.net/authors/trek/1064324.html и http://football.hiblogger.net/authors/trek/1065897.html .

Экскурсия в рай

«Её образ, этот непонятный, почти бессмысленный, но обаятельный образ слишком глубоко внедрился в его душу»

Иван Тургенев, «Отцы и дети»

Eсли в камеру к опустившемуся пессимисту поместить конченого оптимиста, то в их неизбежном споре наверняка встретится избитая присказка: «Жизнь – она как зебра: полоса белая, полоса чёрная…» По-философски эта метафора очень точна и правильна, но опустившийся пессимист, если он им действительно является, обязан будет возразить, что бывают случаи, когда за полосой одного цвета следует ещё одна точно такая же. Правда, в качестве примера он наверняка приведёт какую-нибудь исключительно страшную и зловещую цепочку событий, неизбежно составляющую пару чёрных полос. Я же приготовил для вас историю чуть менее грустную и печальную – и, как вы уже, наверное, догадались, она снова будет посвящена «Лидс Юнайтед».

Надо полагать, прежде чем непосредственно перейти к этой истории, мне необходимо подготовить почву для дальнейшего рассказа, подвести читателя к определённой мысли, так как события, о которых я буду вести речь, поистине удивительны и необычайны. Дело в том, что явление «Лидса» на заре Миллениума стало одним из самых заметных событий футбольной общественности; более того, на стыке веков «павлины» эту общественность серьёзно всколыхнули, сумели перевернуть сознание футбольных болельщиков и функционеров. Отсюда написано о той команде столько, что чего-то нового добавить к уже сказанному практически невозможно. Поэтому моей первостепенной задачей будет не перечислить все факты до мельчайших деталей, а поразмышлять на эту тему, осмыслить случившееся с «Лидсом» под руководством Дэвида О'Лири и, конечно, попытаться найти ему аналогии в каких-либо произведениях художественной литературы.

Восьмилетний срок пребывания Ховарда Уилкинсона на посту главного тренера «Лидса», за который «павлины» проделали путь от участника Второго дивизиона до чемпиона Англии, без сомнения, являет собой первую светлую полосу – даже несмотря на провал в постчемпионском сезоне и два пятых места в следующие годы. К эпохе Уилкинсона можно отнести и период правления в «Лидсе» Джорджа Грэма, наивысшим достижением которого стало всё тоже пятое место и, пожалуй, несколько грамотных покупок: в частности, именно он привёз на «Элланд» Джимми Флойда Хассельбайнка и вытащил из дубля дерзкого юнца Харри Кьюэлла. Новая же белая полоса в истории йоркширского клуба будет связана с именем ирландского менеджера Дэвида О’Лири; она сольётся с первой и образует целый кокосовый пласт, покрывающий всё смутное время девяностых и частицу нового века.

Первоначально приглашение О’Лири на тренерский мостик «Лидса» выглядело в своём роде авантюрой: к тому моменту Дэвид только-только разменял пятый десяток и совсем недавно завершил игровую карьеру; о каком-либо тренерском опыте в отношении ирландца тогда не шло даже речи. Казалось, зелёный наставник только подкинет дровишек в костёр лидсовских проблем, однако на деле всё вышло абсолютно иначе. О’Лири достал из закромов запылившийся рецепт успеха, от которого в конце девяностых уже практически отошли в футбольном мире, и был он, разумеется, как и всё гениальное, очень прост. «Не нужно длинных перепасовок, изящных стеночек и вычурных комбинаций, просто бейте мяч к чужим воротам и старайтесь забить его туда!» – вот та простейшая аксиома, которой испокон веков следовали в Англии. О’Лири не постеснялся применить её на практике, за что и был вознаграждён; впрочем, такое явление не редкий гость в нашей жизни. Зачастую бывает, что именно самое уродливое и неприглядное оказывается самым женственным и изящным, самое неброское и серое – самым подчёркнутым и элегантным. Безвкусный и примитивный футбол того «Лидса» оказался его красотой, его магнитной притягательностью, волшебным напылением на грубо высеченной скульптуре, с маленькими глазами, носом картошкой и кривыми губами – и при этом выглядящей привлекательно.

Параллельно с определением игровой философии О’Лири умелой рукой футбольного лекаря впрыснул в команду вакцину молодости, дерзости и таланта, необходимую для исполнения его задумок, начав подпускать к основному составу целую колонию молодых мальчишек, готовых разбиться в лепёшку за цвета родного клуба. Вудгейт, Смит, Макфейл, Кьюэлл, Харт, Келли, Миллс, Бойер, Дюббери, Бакке, Бриджес, Хаккерби – и это ещё далеко не полный список тех, кто раскрылся именно при О’Лири, тех, кто стал частью одного из самых захватывающих футбольных явлений начала Миллениума. Нет, тот «Лидс» действительно был особенным. Молодая компашка из задиристых ребят, грамотно разбавленная такими дядьками, как Лукас Радебе или Найджел Мартин, выходила на поле с какой-то особенной, цыганской наглостью, помноженной на поистине тамплиерскую гордость; их, гордых, заносчивых и самозабвенных, было не испугать никакими именами и авторитетами; это был вызов провинциального пролетариата футбольной аристократии, «парни с нашего двора» возжелали забраться на спортивный Олимп, дотянуться до сверкающих звёзд...

Собственно, если немного отвлечься от лирики, то стоит отметить, что в этом-то и заключался главный феномен «Лидса» времён О’Лири: команда не только хорошо играла в футбол и являлась инкубатором молодых звёздочек, но и поступательно двигалась вперёд, забираясь всё выше и выше. В 1999 году четвёртое место и Кубок УЕФА, в 2000-м – третье и Лига чемпионов. В новом веке, когда окончательно канула в Лету романтика шестидесятых, когда футбол прошёл стерилизацию под современное общество, очень важно было доказать, что добиться высокого результата можно и не имея толстого кошелька за пазухой, главное – желание, труд и страсть, с которой ты относишься к своей работе. Деньги не были для этих ребят главным стимулом, они играли за свои цвета, эмблему и герб, и это тоже являлось очень важной составляющей их успеха.

Правда, вскоре деньги завелись и у «Лидса».

Питер Ридсдейл являлся председателем правления «Юнайтед» с 1997 года, но оставался в тени вплоть до выхода команды в полуфинал Кубка УЕФА и завоевания путёвки в Лигу чемпионов, когда огорошил общественность рядом громких и дорогих приобретений. Рио Фердинанд – 18 миллионов фунтов и звание самого крупного трансфера Британии и самого дорогого защитника в мире; Оливье Дакур – 7 миллионов фунтов в казну «Ланса» и отличный разрушитель О’Лири в центр поля; Доминик Маттео – энная сумма «Ливерпулю» и усиление левого края; Марк Видука – шесть миллионов и таранный форвард в нападение. И без того сильный состав «павлинов» достиг по-настоящему европейского уровня; это был уникальный сплав из собственных воспитанников и грамотных покупок, из опыта Радебе, Бэтти и Мартина и задора Смита, Вудгейта и Бойера; «Лидс» зажил роскошной, сладкой, помпезной жизнью. Розыгрыш Лиги чемпионов 2000/01 стал пиком успеха йоркширской команды, её звёздным часом. Тогда главный турнир Старого Света подразумевал два групповых раунда, и только потом – плей-офф. Надо признаться, никто не ожидал, что «Лидс» сумеет пройти даже первую группу, особенно после жеребьёвки. «Милан», «Барселона» и «Бешикташ» против самозваного новичка – казалось, какие могут быть шансы? Однако «павлины» сумели дать бой именитым соперникам практически во всех матчах (кроме, пожалуй, игры на «Камп Ноу», где подопечные О’Лири оказались размазаны по газону в ничего не решающей встрече), и в итоге заняли пропускное второе место, опередив саму «Барселону». Далее было не легче: «Реал», мощный по тем временам «Лацио» и «Андерлехт». Но и тут йоркширцам удалось, с ещё меньшим напряжением, пройти дальше, причём стоит бросить только один взгляд на их результаты (ничья 3:3 в Риме, весёлое поражение 2:3 на «Бернабеу» и гостевой разгром «Андерлехта» 1:4), как понимаешь, что играл «Лидс» без какой-либо боязни и страха, напротив, показывая лёгкий и раскрепощённый футбол. Наградой за это ему стала одна из восьми путёвок в четвертьфинал, где ведомую О’Лири команду поджидал «Депортиво» из Ла-Каруньи, как и «Лацио», являвший собой на стыке тысячелетий довольно грозную силу.

Планшетка перед игрой с "Реалом" в Лиге чемпионов.

Впрочем, эта грозная сила в первом матче оказалась нивелирована переполненным «Элланд Роуд» и просто-таки сумасшедшим, невероятным настроем хозяев. С первых минут они бросились, как те казаки с шашками наголо, атаковать ворота «Депора», да так, что испанцы очень быстро капитулировали и в итоге пропустили три безответных мяча. Получив столь весомое преимущество, на «Риасоре» «Лидс» его едва не растерял, но проиграв 0:2 без полуфинала всё-таки не остался. Само по себе это уже было огромным достижением, однако аппетит, как известно, приходит во время еды. Мечта о победе в Лиге чемпионов превратилась для йоркширских болельщиков из заоблачной во вполне осязаемую; тем полуфиналом с «Валенсией» грезил чуть ли не каждый житель Лидса. Хотя, в общем-то, было понятно, что ртутный и амплитудный футбол с преобладанием эмоций над разумом, показываемый коллективом О’Лири, – не лучший способ добиваться успеха в плей-офф. Первая игра на «Элланде» завершилась нулевой ничьей, оставляющей англичанам довольно неплохие шансы на итоговый успех, однако в Валенсии их ожидал полный и безоговорочный провал. 3:0 в пользу испанцев с дублем Хуана Санчеса и голом Гаиски Мендьеты, на что «павлины» сумели ответить только удалением Алана Смита. Мечта о Лиге чемпионов, подобно джинну из синей бутылки, оказалась на долгие годы упрятана для «Лидса» в неведомый сосуд, причём упрятана так тщательно, что найти её не могут в Йоркшире до сих пор.

Издержками излишней эмоциональности и невыдержанности игроков «Лидса» были многочисленные скандалы и переделки, в которые эти игроки попадали. Эрик Бакке задерживался полицией за вождение в нетрезвом виде, Алан Смит ругался с судьями и регулярно получал красные карточки, а Джонатан Вудгейт и Ли Бойер обвинялись в избиении азиатского студента в ночном клубе. Двое последних чудом избежали тюремного заключения, но если Бойер был полностью оправдан, то Вудгейту пришлось провести 100 часов на исправительных работах. Ли вообще на протяжении всей игровой карьеры сопровождают постоянные скандалы; он словно бы притягивает к себе неприятности. Так, помимо нанесения увечий студенту из Лидса, Бойер, уже в бытность футболистом «Ньюкасла», оказался замешан в знаменитой стычке со своим одноклубником Кираном Дайером, да и сейчас, выступая за «Бирмингем», не отличается тихим нравом. Видимо, создана Англия принимать под своё крыло таких бузотёров, как Джонс, Бойер или ныне разбойничающий в «Ньюкасле» Джоуи Бартон. Как и они созданы для неё.

К слову, не остались в стороне от попадания в криминальную хронику и йоркширские фанаты, ещё со времён эпохи Реви снискавшие себе дурную славу отморозков и негодяев. Только если прежде пострадавшей стороной в основном выступали болельщики команд-соперниц «Лидса», то после случая, произошедшего 6 апреля 2000 года в Стамбуле, горя хлебнули уже саппортеры «Юнайтед». Причём, что самое страшное, пострадали мирные фанаты «павлинов», приехавшие поддержать свою команду в первом полуфинальном матче Кубка УЕФА против «Галатасарая». Двое молодых людей, Кристофер Лофтус и Кевин Спейт были зарезаны около бара «Хан», что неподалёку от площади Таксим. Тем же, кто попал-таки внутрь бара, пришлось не лучше: самые мирные из приехавших англичан в буквальном смысле истекали кровью, в то время как на «Лидс сервис крю», основную боевую силу йоркширцев, турки нападать не решились. В сентябре того же 2000-го английские хуллз возьмут реванш у стамбульских фанатов, разгромив бар «Хан» и вывесив там британский стяг, однако жизней двух невинных парней, Криса Лофтуса и Кевина Спейта, будет уже не вернуть. Кто-то скажет, что это есть плата за прошлые деяния «Лидс сервис крю», и окажется по-своему прав; с другой стороны, нужно понимать, что болельщицкая и фанатская среда – прежде всего параллельные прямые, и насильно пересекать их дело неблагородное. Впрочем, те события, к счастью, уже давно минули и единственное, что каждый год напоминает нам о стамбульской трагедии – минута молчания перед ближайшим к шестому апреля матчем «Лидса», которой все в Йоркшире почитают память двух своих земляков, Кристофера Лофтуса и Кевина Спейта.

Тем временем «Лидс» продолжал переживать самые сладкие моменты своей жизни. Ридсдейл всё так же ворочал миллионами, большая часть из которых уходила на трансферы, а меньшая – на реконструкцию «Элланд Роуд». Летом 2001-го команду за общую стоимость в восемнадцать миллионов фунтов пополнили полузащитник «Дерби» Сет Джонсон и, что стало одним из главных событий межсезонья, идол болельщиков «Ливерпуля» Робби Фаулер. «Лидс» снова провёл достаточно сильный сезон, особенно первый круг национального первенства – ещё в начале января «павлины» занимали первую строчку в турнирной таблице, но в итоге общего темпа не выдержали и опустились на пятое место. Тем не менее, со стороны это выглядело очередным успехом в цепочке удачных выступлений йоркширцев под руководством О’Лири; казалось, мантию обретённого могущества со своих широких плеч «Лидс» не сбросит теперь уже очень долго. Однако совсем скоро это могущество оказалось унижено, растоптано, разбито; оно лопнуло, словно мыльный пузырь, выдутый улыбающимся детским ртом, – и не появлялось больше никогда.

***

«Это был тот, кого Гарри меньше всего рассчитывал здесь увидеть.

Посреди комнаты стоял профессор Квиррелл.

– Вы? – изумлённо выдохнул Гарри.

Квиррелл улыбнулся. Лицо его, обычно конвульсивно дёргавшееся, на сей раз выглядело абсолютно нормальным.

– Именно,– спокойно подтвердил он.– А я всё гадал, встречу ли здесь тебя, Поттер.

(...)

Гарри чувствовал себя так, словно снова попал в «дьявольские силки». Он словно прирос к месту и был не в силах пошевелиться. В оцепенении Гарри смотрел, как Квиррелл начинает разворачивать свой тюрбан. Наконец ткань упала на пол. Без неё голова Квиррелла, сильно уменьшившаяся в размерах, выглядела как-то странно. И тут Квиррелл медленно повернулся к Гарри спиной.

Гарри готов был завопить от ужаса, но не смог выдавить из себя ни звука. Там, где должен был находиться затылок Квиррелла, было лицо, самое страшное лицо, которое Гарри когда-либо видел. Оно было мертвенно-белым, вместо ноздрей – узкие щели, как у змеи. Но страшнее всего были глаза – ярко-красные и свирепые»

Дж. К. Ролинг, «Гарри Поттер и философский камень» 

Рассказывая эту историю, я ещё ни разу не упомянул, откуда, собственно, брались у «Лидса» такие огромные средства на трансферы, а ведь именно деньги станут причиной последующего краха йоркширского клуба. Дело в том, что Ридсдейл, строя в голове планы, достойные междупланетного шахматного конгресса в Васюках, набрал на имя клуба кредитов и бездумно вложил всё в дорогостоящие приобретения, наивно полагая окупить траты за счёт бонусов от выступления команды в Лиге чемпионов. Однако после феерии 2001-го в следующую Лигу чемпионов «Лидс» не попал, тем самым мгновенно угодив в крепкие и безжалостные объятия кредиторов. И вот тут-то Ридсдейл, долгое время выглядевший в глазах болельщиков добрым волшебником, наконец сбросил с себя эту лживую маску. У него, как и хогвартского профессора Квиррелла, оказалось два лица: одно – благодушное, безвинное и приветливое, а другое – злое, гнусное и свирепое. И, к сожалению, для «Лидса», истинным лицом Питера Ридсдейла было второе, так долго скрываемое в недрах его души и так неожиданно выплеснувшееся оттуда ядовитым фонтаном.

Первым звонком о тревожной ситуации в стане йоркширцев стала наспех оговоренная с «МЮ» сделка о продаже Фердинанда; вместе с тем, до поры до времени многие и не подозревали, в какое бедственное положение попал «Лидс». Среди прочих был и Терри Венейблс, в июле 2002 года сменивший О’Лири, из которого традиционно в таких случаях сделали козла отпущения. «Я знал, что у «Лидса» неважно с деньгами. Но не знал, что настолько», – скажет Терри спустя несколько лет о своём приходе на тренерский мостик «павлинов». Положение дел действительно оставляло желать лучшего. Логично, что для восполнения долгов перед кредиторами клубу пришлось выставить ряд своих лучших игроков на трансфер, вследствие чего «Лидс» в январе 2003-го лишился едва ли не половины стартового состава: другие команды были подобраны Робби Кину, Оливье Дакуру, Робби Фаулеру, Ли Бойеру и Джонатану Вудгейту. Ридсдейл, однако, смотрел на всё это без тени сожаления; мало того, что опальный руководитель никак не пытался помочь сложившейся ситуации, так ещё и способствовал её ухудшению. Однажды это вовсе дошло до абсурда: дав публичное обещание не продавать любимца «Элланда» Вудгейта, Ридсдейл буквально через несколько месяцев его продал, чем навлёк на себя бурное негодование со стороны местных болельщиков. Не желая быть игрушками в руках владельца-самодура, той зимой они провели массовые акции протеста, требуя отставки президента клуба, а кто-то даже угрожал Питеру физической расправой. И, надо сказать, фанаты своего добились. Ридсдейл, фактически поставивший родной клуб на грань жизни и смерти, поняв всю бесперспективность своего положения, как ни в чём не бывало покинул Йоркшир, напоследок ещё и успев уволить Венейблса. И не сказать, чтобы провожали его с «Элланда» аплодисментами.

 

 

 

 

 

 

 

 

Питер Ридсдейл: "А что это я наделал, а?"

 

 

 

 

 

 

 

Дэвид О'Лири. Поперхнувшийся Ридсдейлом. 

Впрочем, уйдя сам, проблем с собой Ридсдейл не унёс; наследство, оставленное им после шестилетнего пребывания президентом «Лидса», оказалось для йоркширского клуба смертельным ядом, подмешанным в притягательный напиток финансового благополучия. Естественно, что прямым следствием массового исхода игроков и тревожной обстановки вокруг команды стал её игровой кризис; ни о какой борьбы за медали речи уже не шло – напротив, перед «павлинами» замаячила безрадостная перспектива вылета в Чемпионшип (вернее, как он тогда ещё назывался – Второй дивизион Футбольной Лиги). На определённый момент стало понятно, что при таком положении дел катастрофы в виде второй лиги йоркширцам рано или поздно будет не избежать. Вспоминая зловещее творчество безумного Эдгара По, – они оказались похоронены заживо. В свежую землю. Под крестом. С ещё теплящейся надеждой.

... В том 2003-м сменивший Венейблса Питер Рид, сумев как-то объединить обломки былой роскоши, спас «Лидсу», уже бившемуся в предсмертных конвульсиях, место в премьер-лиге, но было это скорее отложением назначенной казни, – скажем, в виду разыгравшейся природной стихии или болезни палача – чем окончательным и бесповоротным спасением. Хотя, на одно мгновение, после совершенно удивительной победы на «Хайбери», которая лишила «Арсенал» шансов на чемпионство, «павлины» словно бы заглянули в замочную скважину комнаты с их беззаботным прошлым, однако тут же кто-то бесцеремонный и грубый залепил её изнутри мятной жвачкой – и всё закончилось.

Перед новым сезоном Рид, лишённый стесняющей чувство тренерского достоинства приставки «и.о.», наивно полагал, что руководство обремёненного почти восьмидесятимиллионным долгом клуба приведёт ему в команду Пауло Ди Канио, Патрика Бергера, Клеберсона, ну или на худой конец чемпиона мира Роке Жуниора. Когда же подобных покупок не последовало, Рид то ли обиделся, то ли просто оказался неважным менеджером, но факт остаётся фактом: в первых двенадцати турах «Лидс» сумел набрать только восемь очков, и после разгрома от «Портсмута» Питер был уволен. Новым тренером стал возглавлявший «Юнайтед» ещё в далёких восьмидесятых Эдди Грей. Впрочем, как-то помочь ситуации старик Эдди был не в силах. От безысходности ставя в состав совсем зелёную молодёжь, пусть и весьма недурную (уверен, имена Джеймса Милнера и Аарона Леннона вам о чём-нибудь да говорят), он делал всё от него зависящее, но от вылета команду уберечь не смог. По завершению последнего матча сезона с «Челси», когда судьба «Лидса» была уже предрешена, нападающий «павлинов» Алан Смит, известный всем своим жёстким и неуступчивым нравом, вдруг не выдержал и заплакал, совершенно искренне роняя слёзы на майскую траву «Стэмфорд Бридж». Успокоить рыдающего форварда не смог даже крупный с виду Пол Робинсон. Это были настоящие, неподдельные слёзы, подобно тем, что угрюмо глотает под свадебной шалью невеста, которую прямо в разгар торжества бросил жених. «Лидс» утонул.

***

«Однако даже в самый ясный из дней беды и коварство нередко могут таиться гораздо ближе, чем мы думаем»

Лемони Сникет, «Конец», «33 несчастья»

Знаете, сидишь вот так, смотря на раскисшую за окнами грязь, вспоминаешь разные случаи или, как модно сегодня говорить, прецеденты из мира футбола и понимаешь, что не одинок был «Лидс» в своей судьбе. Футбольная история знает не один и не два примера, когда команда, откусив от запретного для середняков плода Лиги чемпионов, через несколько лет скатывается ещё ниже, часто – с летальным исходом в виде вылета из своего чемпионата. «Сельта», «Тун», «Герта», «Нант», «Ланс», «Ньюкасл», в какой-то степени «Боавишта» и «Байер» – все они в своё время забрались слишком высоко, чтобы потом очень больно оттуда упасть. Однако произошедшее с «Лидсом» мне почему-то всё равно кажется каким-то особенным, эндемичным, не попадающим под одну гребёнку с остальными командами, разделившими между собой столь горькую участь. Особенной видится эта совершенно средневековой романтичности история, преисполненная трагизма и душевной боли, словно бы тёмный заключенный королевского замка сбросил с себя кандалы, на цыпочках прокрался на даваемый королём бал, а когда торжество закончилось – вернулся на место и приковал себя обратно. Вы ведь согласны, что «Лидс» сам себе вырыл яму, всеми этими кредитами и последующими долгами, сам себя приковал к батарее финансовых проблем? Ридсдейл и его, гм, недостойное поведение – это уже детали, главное, что деньги были взяты на имя клуба, и возвращать их нужно было тоже клубу, а никак не Ридсдейлу. Особенным мне видится и фениксоподобное возвращение «Лидса» в гранды английского футбола, причём двукратное: сначала вместе с Уилкинсоном, потом – с О’Лири. Кажется, у йоркширцев особенным было всё. Команда, руководство, стадион, болельщики. Ощущение непраздности происходящего. Наконец, очередное превращение феникса в пепел, тоже по-особенному скоропостижное, дикое, необычное. Одно ведь дело вылететь пустым безликим середнячком, а совсем другое – недавним полуфиналистом Лиги чемпионов. В голове не укладывается

"Беда незаметно подстерегла "Лидс" (Лемони Сникет, "Конец", "33 несчастья"). Для увеличения картинки зажать клавишу ctrl и покрутить колесо мыши вверх.

... После вылета «Лидс» оказался окончательно растаскан на лоскуты другими клубами, желающими поживиться теми йоркширскими звёздами, которые до последнего оставались верны «павлинам». Наследник Мартина в воротах Пол Робинсон отправился в северный Лондон покорять сердца поклонников «Тоттенхэма», Марк Видука уехал в «Мидлсбро», Доминик Маттео перешёл в «Блэкберн», а Алан Смит – в «Манчестер Юнайтед», чего многие ему в Йоркшире не простят. Впрочем, особого выбора у Смита не было: уходил он не по своей воле – сужающаяся долговая петля заставляла руководство клуба принимать наиболее выгодные предложения по своим футболистам, невзирая на такие общепринятые постулаты, как вражда между «Лидсом» и «МЮ». Возможно, именно поэтому Смит в Манчестере так и не заиграет: перефразируя знаменитую поговорку, рождённый в Йоркшире «дьяволом» быть не может. Без Смита, Бойера, Вудгейта и многих других команда потеряла свой стержень, фундамент, поверх которого строилось всё остальное. «Лидс», севший в лужу на глазах у футбольной общественности, надолго отошёл от еврокубков, борьбы за медали и вообще игры в премьер-лиге; его ждали тяжёлые и смутные годы перестройки. Перестройки, которую следовало предварить окончательным искоренением своей прежней могущественной, но глупой жизни.

To be continued...



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 18

НИАСИЛИЛ МНОГА БУКАФФ
Да тут ещё немного)
НЕ ВКЛЮЧАЙ ВЁРД БОЛЬШЕ!11
Тшьёрт побери, начинаю изучать предыдущие части

Иван Тургенев, «Отцы и дети»

палево)

Тоже проходили недавно?

Иван Тургенев, «Отцы и дети»

Школота ссанная

Ебаный врот, мне лит-ру сдавать
Рекомендовал эту запись

эпиграфы охуеннейшие. да и текст на 10 из 10

Рекомендовал эту запись
Рекомендовал эту запись
Рекомендовал эту запись

Не читал,но рекомендуюю

Картинки хоть посмотри)
Ава хуёвая у тебя.
Рекомендовал эту запись
Рекомендовал эту запись

Авторство твоё?)

Да моё вроде.
Рекомендовал эту запись

Душевно:)


 



Метки

Something of great
ОБОЗ.ua