ЧТОБЫ БОЛЕЛЬЩИКОВ - КАК САРДИНОК В БАНКЕ!

НЕ ПИСАЛ СТИХОВ -- И НЕ ПИШИ!


« МАТЧ СМЕРТИ», КОТОРОГО НЕ БЫЛО… (БЛОК-ЛИГА- 2)


До сих пор вокруг этого мифа кипят страсти. Одни говорят: зачем ворошить старое, пусть все будет, как нас учили с детства. Великая Отечественная война, Киев захвачен гитлеровцами, не успевших эвакуироваться динамовцев бросили в концлагерь, вынудили провести матч с отборными и сытыми, специально подготовленными футболистами из команды летчиков Геринга - «Люфтваффе». Когда киевляне выиграли, их расстреляли, но эхо этой победы разнеслось далеко по фронтам, придавая силы советским людям, защитникам  Родины в борьбе с фашизмом. Какая красивая легенда…

Сразу после освобождения Киева органы НКВД провели тщательную проверку всех обстоятельств того матча,  вернее – матчей, потому что их оказалось несколько. Допросили всех его участников (кто остался живой), установили такие подробности и детали, которые никак не вписывались в «легенду», что сыграла такую положительную роль в годы войны. По большому счету и действовавшим в те времена законам – писанным и неписанным – всех участников футбола с фашистами на оккупированной территории (а остались ведь еще и фото в обнимку, и рукопожатия, и общий ужин с вином) надлежало если не расстрелять, то в ГУЛАГ запереть – точно.

Но им повезло. Все документы и материалы  «осели» в сейфе заместителя начальника республиканского НКВД, человека неординарного, ярого болельщика «Динамо» с довоенных лет.  Он прекрасно понимал: дав им положенный ход, во-первых, поспособствует отправке в лагеря многих футболистов «Динамо», оставшихся на оккупированной территории.  И, во-вторых, его самого, в случае дискредитации одного из мифов ВОВ, по головке  тоже не погладят. Взяв объяснительные со всех уцелевших участников «матча смерти», генерал оформил также подписки о неразглашении.

Когда-то один из самых талантливых спортивных журналистов бывшего Союза Аркадий Галинский показал мне папку, в которой хранились материалы о «матче смерти», которые он собирал всю жизнь. Репродукции старых фото, на одной из которых изображены игроки обеих команд, обменивающиеся рукопожатиями и чуть ли не обнимающимися с немцами,  фотокопии афиш, возвещающих о предстоящих встречах с указанием составов команд, блокноты с записями журналиста. Тогда сама мысль о том, что это будет когда-либо опубликовано, выглядела не реальной. Существовала политическая цензура, автору грозили бы крупные неприятности.

Кстати, они преследовали А. Галинского на каждом шагу. Журналист от Бога, человек энциклопедической эрудиции, собиратель книг – не только спортивных, он смело поднимал  «запретные» темы и с блеском их раскручивал.  Едва ли не каждый его материал вызывал ожесточенные споры, дискуссии и… неприятие, особенно в начальственных кругах,  где его не любили и откровенно побаивались. В Киеве он работал собственным корреспондентом «Советского спорта», могущественной по тем временам московской газеты, «флагмана» спортивной журналистики. Схлестнувшись в полемике с тренером «Динамо» В.А. Масловым, А. Галинский испытал на себе жесточайший прессинг, шедший с самого «верха», из ЦК КПУ, и вынужден был уехать из Киева. (Когда-нибудь, даст Бог, я вернусь к этой истории). Папку с материалами о матче смерти он мне показывал в Москве. Решили, что я, работавший тогда в одной из киевских газет, возьму интервью для будущей книги (уже проклевывалась перестройка) у оставшихся в живых участников тех событий. Увы,  не удалось. Все они сказывались больными, придумывали разные причины, на встречи не приходили и только один из них, фамилию которого называть не буду, сказал:

- Прошу вас, не надо ворошить старое, мы же давали подписку.

- Но ведь сколько лет прошло…

- Для них срока давности не существует. Дайте спокойно дожить…

Но было это гораздо позднее. А тогда, после войны, молчание удалось сохранить целых 15 лет, пока генерал был на своем боевом посту. Только в 1958-м в популярной тогда киевской «Вечерке» появилась публикация «Последний поединок», подписанная Петром Северовым. В том же году вместе с Наумом Хелемским они выпускают одноименную книжку, а позже, в 1962-м, был снят художественный фильм «Третий тайм» (режиссер – Е. Карелов) – о матче футболистов киевского «Динамо» с немецкой командой «Люфтваффе». Запрет рухнул, легенда обрастала все новыми подробностями. Это было как раз очень кстати, страна готовилась отпраздновать 20-летие великой Победы, и миф о «матче смерти» легко вписывался в общий контекст ура-патриотичных од и ораторий.   Леонид Брежнев только-только вступал на трон, через несколько лет о его участии в ВОВ начнут создавать легенды, будет сочинена «Малая земля»…  

Что же правда, а что – вымысел в этой трагической истории?

Освоившись в Киеве, немцы решили превратить его в  светский город. Открывались театры, рестораны, кафе, кинотеатры, выходили газеты, в том числе и на украинском языке. Спорт стал одним из слагаемых  пропаганды «германского образа жизни». В газете «Новое украинское слово» читаем (цитируется языком оригинала):

«З дозволю Штадткомісаріату і за допомогою управи відновлюється спортивне життя. Уже організовано перше товариство «Рух», з*являються спортивні колективи на окремих підприємствах. Так хлібозавод уже склав футбольну команду з кращих гравців міста. 7 червня, у неділю, о 17.30, на стадіоні Палацу спорту відбудеться матч «Рух» - «Хлібозавод»…»

И матч состоялся. Команда хлебозавода, за которую играло несколько игроков, которые по различным причинам не смогли покинуть оккупированный Киев, разгромили националистов, принявших «новый режим» со счетом 7:2. Болельщики аплодировали своим довоенным кумирам-динамовцам: Н. Трусевичу, И. Кузьменко, А. Клименко, Н. Коротких, М. Гончаренко, а также футболистам «Локоматива», политеха и другим, разделавших под орех не скрывавших своих амбиций руховцев. Их лидер – некто Шевцов – запретил игрокам «Старта» (так они назвали свою команду) даже ногой ступать на поле стадиона Дворца спорта (нынешний «Олимпийский»). Потому остальные матчи проводились на стадионе «Зенит», на тогдашней Керосинной, 24 (позже улица Коссиора, сейчас – Черновола), неподалеку от хлебозавода (ныне – стадион «Старт»). На хлебозаводе работали некоторые динамовцы, как правило, дворниками, подсобными, грузчиками,   в цеха немцы их не допускали, опасаясь диверсий.

Второй матч с командой венгерского гарнизона состоялся 21 июня (через год после начала войны), киевляне легко выиграли: 6:2.  Через неделю (все матчи, как видим, проводились в выходные) разгромили сборную немецкой артиллерийской части – 11:0. 17 июля выиграли у немецких железнодорожников – 7:2, затем – у мадьярской команды – 5:1.Амбициозные соперники решили взять реванш, мотивируя тем, что не успели собрать всех основных игроков. Повторная игра  проходила очень упорно, киевляне победили 3:2. Венгры откровенно грубили, несколько игроков получили травмы, в том числе – один из лучших в довоенном «Динамо» полузащитник Иван Кузьменко, за которым соперники устроили настоящую охоту. «Подковали» Ивана так, что в последующих играх 6, 9 и 16 августа он не смог участвовать.

В городе, между тем, ширились слухи о непобедимой команде, все больше голодных, хмурых  людей приходило на «Старт». Эти матчи стали для них отдушиной в тусклой, сломавшейся жизни, напоминали счастливые довоенные времена. 6 августа состоялся матч с командой войсковой части «Flakeff». «Старт» победил – 5:1, но немцы требовали реванша. 9 августа изможденные динамовцы, им приходилось играть по два-три раза в неделю, снова вышли  на поле. Сохранился их состав в том  поединке:  Трусевич, Клименко, Свиридовский, Сухарев, Балакин, Гундарев, Гончаренко, Чернега, Комаров, Коротких, Путистин, Мельник, Тимофеев, Тютчев. Киевляне снова победили – 5:3. Следующим соперником  был «Рух», Шевцов уговорил немецкое начальство, что они возьмут реванш, да еще и покалечат киевлян. Счет – 3:0 в пользу «Старта».

Итак, 9 побед в 9 встречах, соотношение – 56:11. Такова не легенда, а правда жизни. Немцы, а все игры проводились по согласованию с  командованием, сначала не придали результатам серьезного значения. А когда спохватились, было поздно. Слухи о том, что в Киеве, в тылу врага остались футболисты-динамовцы, чтобы регулярно «ставить на колени»   фашистов на футбольном  поле,  достигли фронта. Команду «Старт» срочно ликвидировали. Все тот же Шевцов «открыл глаза» немецкому руководству, заявив, что костяк команды составляют бывшие  динамовцы, служившие в НКВД. Он показал фашистам довоенные снимки, статьи в газетах, которые их убедили. По немецким законам военного времени все, причастные к НКВД, подлежали расстрелу. Так динамовцы оказались в концлагере в Бабьем Яру.

Немцы расстреливали выборочно. Каждый всплеск партизанской активности в городе становился поводом к уничтожению пленных. Когда случился пожар на механическом заводе, это послужило поводом к новым репрессиям. 23 февраля, в день Красной Армии, из шеренги пленных вытаскивали каждого третьего. Судьба не уберегла Алексея Клименко, Ивана Кузьменко и Николая Трусевича. Всего за время оккупации был убит каждый третий киевлянин. Николая Коротких расстреляли раньше по доносу Шевцова, так как он действительно был кадровым офицером НКВД. Макару Гончаренко и Михаилу Свиридовскому чудом удалось спастись. Павел Комаров, центрфорвард «Динамо», избрал путь приспособленца и изменника,   ушел с немцами.

Потом, спустя много лет, тех, кто выжил, награждали боевыми медалями. Один из участников матча смерти, Михаил Путистин, долгое время игравший за киевский «Локомотив»,  брать награду отказался. Этот факт стал известен также не сразу, он не вписывался в легенду времен развитого социализма.

Несколько слов о них, героях тех матчей:

Николай Трусевич – родом из Одессы, в Киеве с 1936 года. В 1938-м признан лучшим вратарем страны. Легендарный Антон Идзковский, учитель и наставник Н.Трусевича, отмечал его нестандартную игру на выходах. Трусевич первым начал играть далеко за пределами штрафной площади, быстро, точно и далеко вводил мяч рукой, обладал феноменальной реакцией.

В быту – веселый, энергичный, мастер игры на биллиарде. Немцы, узнавшие об этом, решили обыграть его в офицерском клубе, - тщетно. Любил хорошо одеваться, нравился женщинам.

Иван Кузьменко – игрок середины поля, неоднократно входил в число лучших полузащитников страны, обладал редким по силе и точности ударом издали. «Мотор» команды, самоотверженный спортсмен, настоящий лидер на поле и вне его. Все, кто играл в полузащите «Динамо» после него, - и Войнов, и Биба, и Сабо, и Колотов, - походили манерой на Кузьменко.

Алексей Клименко – воспитанник донецкого футбола, играл за «Стахановец». Пришел в «Динамо» накануне первого чемпионата страны (1936), до войны провел около 80 матчей. Считался непроходимым защитником, «беком», как тогда говорили. Надежный  товарищ, самый молодой из расстрелянных.

Николай Коротких – нападающий, провел за «Динамо» 10 сезонов, выходил, как правило, на замену. Перед войной выступал за команду киевского политеха «Ротфронт».

Макар Гончаренко – правый нападающий, невысокого роста, взрывной, с хорошей скоростью и поставленным ударом. Немало голов послал в сетку ворот противника, действуя на  добивании, действовал хитро, направлял мяч под опорную ногу голкипера.  Выжил чудом. Из концлагеря его «освободил» центральный защитник Михаил Свиридовский. Немцам потребовался сапожник, а Свиридовский владел ремеслом. Но поставил условие: будет работать с помощником. Хотя Гончаренко о сапожном деле понятия не имел.

 

 

Такова правда о тех трагических событиях военных лет, которую мне удалось установить.

    

 

                               Х                         Х                                          Х

 К блоггерам и админу сайта. Так как мой блог, т.е. моя интеллектуальная собственность, были бандитским образом заблокированы администрацией без объяснения причин, я принял решение покинуть сайт. Естественно, постараюсь сделать это достоянием как можно большего количества людей, любителей футбола, чтобы кто-нибудь, паче чаяния, не повторил моей ошибки и не зашел на сайт, у руля которого стоит группка не очень образованных, но  очень нечистоплотных людей. По-прежнему, с искренним уважением ко всем блоггерам,  VLADKULE,  5/02/ 08.

 


Открыть | Комментариев 32

ОПЕРАЦИЯ ЛИКВИДАЦИЯ, ИЛИ ЕЩЕ РАЗ О ПРОГРАММЕ "ГОЛ" И НОВОМ КАНАЛЕ


В одном  из комментариев пришлось высказываться на эту тему. Тем не менее, поступившие вопросы, а также более пристальный анализ ситуации вынуждает вернуться к теме. Как удалось установить, редакция Нового канала  не является владельцем телепроекта "Гол". Права на программу принадлежат г-ну А. Гливинскому, производится она на частной "продакшн-студии", а канал  лишь покупает и "прокатывает". Делалась все это время программа на спонсорские деньги ЗАО "Оболонь", которое в настоящее время отказалось от телепроекта. Так что, если г-н А. Гливинский найдет новых спонсоров, то программа может остаться и на Новом или перейти на какой-нибудь другой канал.

Это - по идее, теоретически. На самом же деле, и последние события вокруг некоторых спортивных программ и передач свидетельствуют об этом, -  не так просто в наш коммерческий век.  Имею в виду расформирование спортивной редакции телеканала "Интер", перенос на позднее время выпуска спортивных новостей на "плюсах", ликвидацию спортивных редакций на НТН и СТБ.

Что касается так называемых  телевизионных рейтингов, то они определяются некими агенствами и группами  и не ограждены, на мой взгляд,  от определенного субъективного вмешательства. Тема рейтингов закрыта для посторонних и этим уже многое сказано. Например, согласно рейтингам,  самой популярной программой нескольких последних недель является телесериал "Татьянин день" на "Интере" - рейтинг 21, 54, доля охвата - 42, 34. Что касается программы "Гол", ее показатели - 1, 17, с долей охвата - 7 проц. (примерно 4млн. зрителей). Как сообщили на Новом канале, чтобы прогамма удержалась в "сетке", необходимо иметь долю охвата не меньше 12 процентов.

Такие вот получаются пироги... 


Открыть | Комментариев 9

ЗОЛОТОЙ ФОНД "ДИНАМО". Олег БАЗИЛЕВИЧ, правый крайний


В моем понимании он - типичный киевский интеллигент, коренной киевлянин. И школу кончал - не то, чтобы элитную, тогда не существовало такого понятия, но известную, 91-ю, что на Чеховском переулке, у Сенного рынка. Правда, недавно узнал: ни улицы такой больше нет, переименовали, ни самого рынка - высотками застраивают то место. Среди выпускников - люди известные: академик Евгений Чазов, актеры Юрий Мажуга, Михаил Волков (БДТ), футболист Олег Базилевич. Отец работал на фабрике им. Боженко, потом - в горисполклме, мать - доцент, кандидат наук преподавала на философском факультете КГУ.

А он, сколько себя помнил, гонял мяч. Сначала - во дворе, потом - на "ботанике", в Ботаническом саду, благо - рядом жили, неподалеку от Владимирского собора. Как подрос - стали с ребятами ездить на "корты" у стадиона "Динамо". Там, на "парагвае", разворачивались нешуточные сражения "район на район". Тогда, в середине 50-х, редко можно было найти место, где бы не раздавался стук мяча. "Стучали" везде, особенно вокруг центрального стадиона, знаменитая "поляна" под трамплином, где играли сутками, нон-стоп. Помню тысячные толпы пацанов с родителями на "Динамо" - шел набор в школу "Юный динамовец", на Нивках. Конкурс - по сто человек на место, похлеще, чем в театральный или на журналистику. Куда все подевалось? Иные времена, иные приоритеты...

Родители, конечно, были против, чтобы Олег всю жизнь мяч гонял. Никакой обуви не напасешься. Жили  не то, чтобы бедно - так все тогда "тянули" от зарплаты до зарплаты, копейка в копейку. Однажды на "парагвае" его приметил известный в Киеве футболист и тренер Владимир Николаевич Балакин. Он как раз отбирал юношей в только что созданную республиканскую ФШМ  -  футбольную школу молодежи. Его появление у них дома переменило судьбу.  Он вызвался присматривать за Олегом, пообещал, что и  с учебой проблем не будет, и стипендию -  800 рублей - по тем временам деньги немалые (до реформы 1961-го года). По окончании ФШМ его, вратаря Юрия Шевченко (какая, однако, футбольная фамилия ) и полузащитника Владимира Ануфриенко (будущий чемпион-1961) пригласили в юношескую сборную Союза.

И в "Динамо" попал на смену поколений. Призванный остановить крутое падение команды, с которой завоевал в 54-м Кубок, Олег Александрович Ошенков где только мог выискивал молодых ребят. Это он пригласил А. Бибу, В. Каневского, Й. Сабо, В. Турянчика, А. Гаваши, В. Лобановского, О. Базилевича, В. Трояновского. Пришедщий ему на смену в середине 59-го Вячеслав Соловьев - нападающий знаменитого послевоенного ЦСКА,  "команды лейтенантов", начал с укрепления дисциплины. Первые строги меры особого впечатления не произвели, но когда дверь захлопнулась за многоопытным В. Голубевым, поняли, что тренер не шутит. Акцент  с "физики" Соловьев перенес на работу с мячом, игровые упражнения, шлифовку "стандартов", доводя их до автоматизма. Молодых задевало, что, казавшийся им стариком Соловьев (ему тогда было всего 34!),  выполнял многие приемы лучше и качественней, чем они. Это задевало самолюбие.

Желания  - хоть отбавляй, да и способности имелись. Они сразу сошлись - Лобановский и Базилевич - практически одного возраста, коренные киевляне, вместе выросли, одновременно пришли в "Динамо", оба амбициозные, азартные, жаждущие познать большой футбол, сказать свое слово в нем. Вот как об этом рассказывал как-то  сам Базилевич:

- Остались  после тренировки. Валерий подает с угла свой "сухой лист", я стараюсь головой переправить в ворота. Часа три, наверное, возились, не сразу все получалось, как хотели. По-моему, целый год или даже больше отрабатывали. Стойки деревянные ставили, защитники как бы, имитировали. Лобановский подавал так, что мяч вращался в разные стороны. Но я должен был знать, куда и когда он начнет опускаться, чтобы, опередив опекуна, встретиться с ним на дальней штанге. И не просто голову подставить, а, выпрыгнув, кивнуть головой, чтобы мяч от земли, тогда он вообще не брался, "мертвый" для вратаря...

Годы, проведенные в "Динамо" стали самыми счастливыми. Он стал чемпионом Союза, обладателем Кубка (1964). За "Динамо" проавел 161 матч (всего в чемпионате СССР - 228), забил 68 голов. Из самых памятных - один не засчитанный, в сезоне 60-го, в ключевой игре с "Торпедо".

- Уже тогда могли стать чемпионами. Выиграли свою группу, опередив и ЦСКА, и "Локомотив", а "Спартак" вообще отцепили, по три команды выходило в "пульку" из каждой группы, разыгрывали медали. Если бы в Киеве тогда у "Торпедо" выиграли - "золото" наше. При счете 1:1 отрываюсь от защитников, забиваю чистый гол. Судья свистит офсайд. Тогда все судьи за Москву свистели, нам, чтобы выиграть, надо на голову выше быть, чтобы и судьи придраться не могли. Как год спустя...

И еще один гол, в полуфинале Кубка со "Спартаком" в Москве. Тот мяч стал 1000-м за всю историю выступлений "Динамо" в чемпионатах. Олег Базилевич регулярно входил в число 33-х лучших футболистов. В его амплуа были сильные соперники - Слава Метревели и Игорь Численко из московского "Динамо". Хотя с последним они забили примерно одинаковое количество голов, в сборную Базилевич не попадал. Когда команду принял Маслов, и началась очередная смена поколений, он, Лобановский и Каневский, поняв, что не вписываются в новые схемы, ушли из команды. Специалисты гадают до сих пор, как бы все орбернулось, останься они тогда в "Динамо"...

Поиграв за "Черноморец" и "Шахтер", Базилевич повесил бутсы на гвоздь, но в футболе остался. Началась его тренерская карьера - не менее, а, может, более увлекательная и напряженная, чем карьера игрока. Он помог донецкому "Шахтеру" вернуться в высшую лигу, вместе с Валерием Лобановским  создали чудо-команду 1975-го года. С командой ташкентского "Пахтакора"  пережил самую страшную страницу своей жизни. Судьбе угодно  было распорядиться, чтобы Олег Петрович полетел тогда другим самолетом, с "дублем". Но каждой истории - свое время...

На снимке: 1961-й победный год. В раздевалке -  Андрей Биба и Олег Базилевич. Редкий снимок, т.к. в раздевалку чужие не ходили в то время.

 


Открыть | Комментариев 1

ЗОЛОТОЙ ФОНД "ДИНАМО". Виталий ГОЛУБЕВ, "Непроходимый"


Впервые "непроходимым беком" его назвал, по-моему, президент бразильского клуба "Васко да Гама" после проигранного киевлянам матча  в 1957-м году. То есть, и раньше знали, что центрального защитника "Динамо"  форвардам соперника пройти  не просто, но после той товариищеской встречи на стадионе им. Н.С. Хрущева, убедились на все сто. Бразильцев тогда мало кто знал, полагали - что-то типа приезжавших в далеком 1953-м индийцев, "Ист - Бенгал Клаб", которых киевляне разгромили не то 12, не то 17 -  против одного. О том матче долго легенды ходили, одни рассказывали, будто  футболисты гостей вышли босые, только капитан в обмотках, он-то и забил гол престижа. Другие - сам слышал неоднократно на "брехаловке" (так назывался пяточек перед турнирной таблицей на стадионе, где собирались фанаты) - будто в воротах "Ист-Бенгал Клаба" стояла огромная обезьяна.Как говорится, за что купил...

 Выиграв первенство своего штата Рио,   опередив и "Фламенго" и "Ботофого" , "Васко" отправилась в зарубежное турне. В Европе бразильцев явно недооценили (а(ведь через год они станут чемпионами мира!), были повержены и мадридский "Реал", и французский "Рэсинг". Восемь  матчей - восемь побед. И вот - заключительная игра в Киеве. В составе гостей солировали защитник Беллини (капитан будущих чемпионов мира), Паулиньо, Роберто, Пинга. Но не они стали главными действующими лицами, а киевляне Голубев, - по оценке тренера бразильцев - лучший стоппер в Европе, а также Юрий Войнов, Виктор Терентьев и Михаил Коман, забившие по голу. 3:1 в пользу "Динамо"!

Середина пятидесятых - расцвет таланта Голубева. В "Динамо" он пришел в зрелом возрасте, успев поиграть за армейские команды. Его появление  совпало с приходом в команду Олега Александровича Ошенкова и созданием практически новой команды, которая уже год спустя, в 1952-м, стала серебряным призером чемпионата страны. Чемпионат, правда, выдался необычным -  в связи с Олимпиадой-52 играли в один круг, все матчи проводились в Москве, с минимальными интервалами. Так что ставка нового тренера на физическую мощь полностью себя оправдала.  Во всех тринадцати играх участвовали только трое: Снегетовский, Михалина и Голубев. Последний чувствовал себя, как рыба в воде, физическая подгоьтовка - его главный козырь.  Поначалу он занимал место на правом краю обороны, но после ухода любимца киевской публики Абрама Лермана занял его место.

Голубев одним из первых воспринял идеи Ошенкова-тренера, которые базировались на высокой, как бы сейчас сказали, функциональной готовности футболистов. Атлетизм, мощь, выносливость - присущи ему с детства.   А трудолюбие, цепкость и целеустремленность воспитвывал в себе, приобретая по ходу. Он и фигурой, статью больше напоминал акробата или борца. Но при этом на поле он не был  примитивным разрушителем. Высокая самобытная техника, исполнение уникальных приемов  помогли выдвинуться ему в число лучших защитников Союза. Он одним из первых освоил и стал применять подкат. Выглядело впечатляюще: мощный атлет, распластавшись в гимнастическом шпагате, останавливал без нарушения правил рванувшего вперед нападающего. Многие ходили "на Голубева", чтобы увидеть его знаменитые "ножнички", которые он исполнял очень артистично. Ну, и его знаменитая откидка мяча партнеру - под прямым углом, стопой. О нем говорили и друзья, и соперники: "У него ноги вращаются, как на шарнирах!".

Много легенд ходит о его единоборствах со Стрельцовым. Впервые увидев 16-летнего паренька с модной тогда челкой, Голубев рассмеялся: "Ты лучше держись подальше, прошу. А то ведь покалечить могу!". Голубев всегда диктовал нападающим соперника свою волю, многие, услышав такое, скисали, тушевались. Стрельцов прислушался к совету этого с виду штангиста и, получив мяч, проносился мимо, как на мотоцикле. "Да за ним не угонешься! - сетовал Голубев. - Хороший игрок вырастет из пацана..." Их единоборства заканчивались с  переменным успехом. Также, как и дуэли с лидером "Спартака" Никитой Симоняном - вертким, хитрым "технарем", обладавшим пушечным ударом, который наносил в мгновение ока, без подготовки. И Стрельцов, и Симонян потом говорили, что к поединкам с Голубевым специально готовились, "прокручивая" их  в уме.

В 54-м Голубев был одним из тех, кто добывал победу в финале Кубка (всего за "Динамо" провел 167 матчей). Товарищи по команде всегда отмечали его мужество и выдержку. Как-то в самом начале игры он получил травму, но остался на поле. Когда в перерыве в раздевалке с него стянули бутсу, вся она была полна крови. Стоявший рядом товарищ по команде потерял сознание, бросились ему оказывать помощь, а Голубев терпеливо ждал. Когда же ему остановили кровотечение и перевязали ногу, попрсил помочь натянуть бутсу, еле одели, и он "пошкандыбал" на выход. "Виталий, может, замену?" - "Нет, доиграю так!-  буркнул, недовольно морщась от боли.

Он ушел в 1960-м, когда Вячеслав Соловьев набирал новую команду, которой суждено завоевать "золото" - впервые из немосковских, "периферийных" - так тогда говорили - команд. Но еще долго в устах тренеров и болельщиков высшей похвалой звучали слова: "Действует, как Голубев", "В манере Голубева", "Подкат, пожалуй, как у самого Голубева", "Непроходимый, как Голубев..."

На снимке: команда киевского "Динамо" - второй призер чемпионата СССР 1952 года. Слева направо: администратор Р. Фельдштейн, А. Зубрицкий, О. Макаров, А. Лерман, И. Грищенко, Э. Юст, В. Жилин, З. Сенгетовский, В. ГОЛУБЕВ, А. Зазроев, П. Виньковатов, В. Журавлев, М. Коман, Н. Голяков, В. Богданович.

   

 

 

 


Открыть | Комментариев 4

ЗОЛОТОЙ ФОНД "ДИНАМО". ВАЛЕРИЙ ЛОБАНОВСКИЙ, ЛЕВЫЙ КРАЙНИЙ (ДЛЯ БЛОГ-ЛИГИ)


...Вот он получил пас от своего верного "Валета",  динамовской "десятки" Валентина Трояновского, который сразу же сместился в центр, оставляя его один на один с персональным "сторожем". Рыжий, очень худой, сутулый, в белой футболке с диагональной полосой и одиннадцатым номером на спине. Вместо того, чтобы сразу пробросить мяч себе на ход, начал продвигаться трусцой, почти боком, куда-то к боковой линии. Защитникам только этого  и надо, они успели перегруппироваться, а двое, не спеша, уверенно, принялись теснить "рыжего" к лицевой, где "съесть" его было делом техники.

Движения форварда казались неуклюжими, немного замедленными, атака явно захлебывалась. Дойдя почти до пересечения фланга и лицевой, левый крайний хорошо расчитанным ударом послал мяч в ногу соперника, и тот (мяч) отскочил за линию поляю "Угол!" - радостно выдохнули трибуны, многие болельщики одновременно чиркнули спичками,  тут и там вспыхивали и гасли огоньки. Знатоки на радостях потирали руки в предчувствии чего-то  приятного. "Лобан, гол давай!" - неслось отовсюду. Взяв у мальчика мяч, долговязый нападающий долго прокручивал его в руках, выбирая точку соприкосновения с землей. Стадион неиствовал. Тщательно установив его он окинул взглядом штрафную, куда собирался подавать, и стал отходить назад. Такого разбега - метров 15 - 20 - лично мне видеть не приходилось. Стремительно набирая скорость, со всей силы нанес удар по мячу  левой ногой внешней стороной стопы. Резко вращаясь от вратаря, мяч по высоченной дуге обогнул всех, кто толпился в штрафной, и неожиданно резко упал у дальней стойки прямо на голову выскочившего, как из табакерки, Базилевича. Тот в элегантном прыжке кивком головы переправил его в пустые ворота. "С подачи Валерия Лобановского гол забил Олег Базилевич!" сообщила диктор под неописуемый восторг трибун.

Да, мужики, я - свидетель этого чуда, лично все это пережил, давным-давно, в другой жизни, в начале 60-х,. И потом, что бы ни случалось со мной, в памяти навсегда сохранялось и фиолетовое небо нашего уютного стадиона, его заполненная чаша, сигаретный дым, уплывавший в свете прожекторов, и того, на первый взгляд, неуклюжего и худого левого крайнего, который навсегда покорил сердце десятилетнего сопливого пацана из Бессарабки, что  так удачно"канал" без билета на все матчи киевского "Динамо".

Во втором тайме он, заманив опекунов к самому угловому флажку, пытался заработать "угол", чтобы подать его своим коронным "сухим листом". Но защитники теперь были на чеку, не бросались, выжидали. Тогда он, расшатывая их корпусом, неожиданно резко убрал мяч назад и вправо, а когда они бросились туда, ловко рванул влево, к лицевой, умело прикрывая мяч корпусом. Путь к вратарской  был открыт. У обороняющейся стороны оставалось два варианта, и оба - не позавидуешь. Либо сбивать форварда сзади - стопроцентный пенальти, либо молиться, чтобы он неточно сыграл. Обычно Лобановский такой роскоши им не позволял. Вот и в этот раз, подождав, пока голкипер и центральный защитник сместятся в его сторону, страхуя ближний угол, он элегантно накатил к линии одиннадцатиметровой отметки, куда на полной скорости врывался Юрий Войнов. Его пушечный удар под перекладину не оставлял шансов.

Стоит ли говорить, что все киевские мальчишки, да разве только они, дни и часы считали до следующего матча, бредили его игрой, и "весь Киев " ходил "на Лобана". "Балерина!" - кричали иногда ему с трибун, и вправду, грациозные  театральные кружева, которые он плел вокруг защитников, скорее напоминали искусство, нежели тяжелую повседневную работу, которую сегодня называют футболом. Нестандартное мышление, непредсказуемые действия, уникальное исполнение угловых и штрафных, самобытный дриблинг, присущая только ему техника, на мой вкус, с высоты болельщицкого опыта, могли сравнитьтся, может быть, с игрой Эдуарда Стрельцова. Именно игрой, оба действительно с защитниками играли, как кошка с мышью. Впрочем, Стрельцова довелось наблюдать после его "отсидки", когда Лобановский заканчивал карьеру футболиста.

И какие счастливые были мы, кому посчастливилось ходить "на Лобановского", как позже мы ходили на Бышовца, Мунтяна, Блохина, Беланова, Шевченко! Они как бы наследовали, развивали и продолжали  его стратегию - нестандартной, умной, ни на кого не похожей манерой игры. Игры, в фундамент которой заложена самобытная индивидуальная техника. Счастлив клуб, который может похвастаться таким созвездием талантов!

Кое-кто склонен и сегодня утверждать, что Лобановский стал левым крайним с легкой руки приведшего Киев к золотым медалям в  1961-м  Вячеслава Соловьва. Будто бы он  не на той позиции использовал выдающегося футболиста. Как центрфорвард, Лобановский якобы принес больше пользы и карьера  сложилась бы удачней. Когда-то и мне так казалось. Говорят, будто Лобановский сам пытался переубедить в этом пришедшего на смену Соловьеву Виктора Александровича Маслова (как будто Маслова можно было в чем-то переубедить!). Не удалось, и Лобановский вынужден был уйти из "Динамо",  покинуть Киев. Какой это был шок! Разве мы могли представить "Динамо" без Лобановского? Нонсенс! Если бы не громкие победы Маслова, киевляне бы ему не простили уход своего кумира.

Но случилось как случилось. Игроком Лобановский был интеллигентным, выделялся своими знаниями, культурой (окончил с медалью школу, учился в КПИ), много читал. Кстати, первые трения у него с Масловым возникли на почве выпивки. Не приветствовал сибаритства Валерий, отказался "пропустить" рюмку-другую с тренером. Тот затаил обиду, запомнил.

 Вообще-то, правоту свою отстаивал последовательно, аргументированно. Такие "белые вороны" не нравятся агресстивно-послушному большинству. И - какой парадокс! - став тренером, Лобановский сам насаждал стопроцентное единоначалие, безусловное подчинение игроков наставнику, абсолютный  диктат дисциплины. За что недруги называли его тренером с тоталитарными замашками. Когда-то давно, улучив момент, под настроение, я спросил у него: кто был прав тогда, в 1964-м, Лобановский-игрок или Маслов-тренр. Валерий Васильевич, как всегда, тщательно подбирая слова, ответил:

- Тогда я был убежден в своей правоте игрока.  И только позже понял, осознал, что прав был Маслов.

Он так и сказал: Маслов. Не Виктор Александрович или "Дед". Сухо и лаконично: "Маслов".  Ему всегда была присуща конкретность и четкость формулировок. Не выносил дилетанства, верхоглядства. К убеждениям приходил, руководствуясь железной логикой, воплощенной в аргументы. Причем, очень желательно, чтобы они базировались на научных разработках и современной методике. В зрелые годы тяжело приходилось с теми, кто требовал немедленных и категорических выводов сразу после того или иного матча.  Не помню точно - то ли в Дании, то ли в Голландии, после матча Лиги Чемпионов, на пресс-конференции наши журналисты, уверенные, что игрок Ч. "провалил" игру, был худшим,  взяв в кольцо Лобановского, выкрикивали: "Почему не заменили? Он же был худшим на поле!". - "Помилуйте, дорогие мои, я так не могу, по горячим следам, давайте дождемся распечаток тактико-технических действий, - командных и индивидуальных, проанализируем,  сейчас - это все только ваши эмоции...." И он оказался прав, этот Ч. оказался не самым худшим, как из ложи прессы могло показаться...

Уяснив раз и навсегда для себя тот или иной вопрос, он не возвращался больше назад, не тратил время, не мучился сомнениями. Потому его убеждения были тверды, из них рождались  новые концепции, идеи и модели Лобановского-тренера. Такие же самобытные, как и игра Лобановского-футболиста. Но они не предполагали той высокой насыщенности импровизацией и вдохновением,  что так присущи были игроку. Лобановский-игрок и Лобановский-тренер очень несхожи. Но это уже - совсем другая тема...

На снимке: 1960-й год. Валерий Лобановский, Анатолий Проскуряков, Юрий Войнов. Такими их запомним.


Открыть | Комментариев 60

ИСТОРИЯ КИЕВСКОГО "ДИНАМО" : АНДРЕЙ ЗАЗРОЕВ (ЗАЗРОШВИЛИ)


Как и каждый грузин, Андрей Зазрошвили, известный в футбольном мире как Зазроев (1925 - 1987), обладал чувством повышенного достоинстоинства и гипертрофированным - справедливости. Особенно, если это касалось его товарищей по команде. Про таких говорят: заводится с полоборота. Соперники, зная это, умышленно провоцировали, пытаясь выбить из коллеи. Наверное, поэтому поносило его по футбольному свету - трижды уходил со скандалом из родного тбилисского "Динамо" и трижды возвращался. Выступал и за Сухими, и за Пермь. Но наибольших успехов достиг в киевском "Динамо" (1952 - 1955). Совершил круг почета с Кубком в Лужниках, стал серебряным и бронзовым призерам первенства Союза, лучшим бомбардиром страны в сезоне 1952 - 11 мячей в 12 матчах, заслуженным мастером спорта (1955).

А попал в "Динамо" случайно. После очередного скандала в Тбилиси остался без клуба. Межсезонье тянулось долго, но приличных предложений почему-то не поступало. Подался в Пермь, где когда-то играл. "Молот" проводил последние сборы в Одессе, рядом трнировались киевляне. Один из тренеров как-то крикнул ему: "Так и будешь грязь месить с ними? К нам переходи"!" - "А что, неплохая идея" - улыбнулся Зазроев. Технические формальности уладили быстро.

Весельчак и балагур, оптимист, душа компании, Зазроев быстро стал своим, команда его, что называется, приняла. На поле центрфорварда Зазроева отличала филигранная техника и хорошо поставленный удар с обеих ног. Он, что ценили тренеры, мог в любой момент встряхнуть ребят, повести за собой, настоящий лидер! Вскоре его назначили капитаном. Одним из первых Зазроев поступил на исторический факультет КГУ. Студенты в команде тогда были редкостью, и старший тренер Ошенков часто ставил его в пример.

В 1954-м, когда "Динамо" выиграло Кубок, было заметно, как он прибавил в мастерстве за эти два года. Особенно  в игре головой, движении, взаимодействии с партнерами по атаке - Виктором Фоминым, Михаилом Команом. Когда его включили во вторую сборную, он и там быстро стал лидером. Мог бы сыграть и за первую, но тогда солировали москвичи - Федотов, Бобров, Демин (ЦСКА), Бесков и Карцев ("Динамо"), Симонян и Сальников ("Спартак"), Иванов и совсем юный Стрельцов ("Торпедо"). "Из-за этих москвичей, - шутил Зазроев, - в Москву не пробиться!".

В памятном домашнем матче с московскими армейцами, когда после первого тайма "Динамо" проигрывало 0:2, именно Зазроев в раздевалке убедил товарищей, что с ними нужно и можно бороться. На второй тайм вышла совсем другая команда, и вот уже М.Коман и В. Терентьев (оба будущие тренеры "Динамо") сравнивают счет, а победный гол забивает Андрей Зазроев!

В киевском "Динамо" он стал заслуженным мастером спорта. Так случилось, что 1955-й стал последним его годом здесь, он переехал в Тбилиси. Но такой славы, какая была у него в Киеве, не достиг ...

На снимке: весельчак, душа любой компании Андрей Зазроев.

                                     

                   


Открыть | Комментариев 6

"СПОРТ-ЭКСПРЕСС" УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО КУБОК СССР 1954 г. "ДИНАМО" (КИЕВ) ВЫИГРАЛО БЛАГОДАРЯ "ДОПИНГАМ"


Такой вывод явствует из пространного исследования Акселя Вартаняна "Допинг в футболе. Дело  №156, из которого узнаем, что "стимуляторы в СССР использовались ущу в начале 50-х годов прошлого века" ("Спорт-Экспресс" от 12. 10. 07г.).  Впрочем, не только советских футболистов подозревает автор в использовании "допингов" (по версии А. Вартаняна, именно во множнственном числе). Под "колпак" подозрения попали и чемпионы мира 1954 года - сборная ФРГ. Поводом послужил отчет председателя тренерского совета, врача по профессии Алекея Соколова. Вернувшись  из Швейцарии после чемпионата мира, 22 января 1955 г. он выступает с  сообщением на совещании врачей футбольных команд мастеров.  Автор "Спорт-Экспресса"  приводит цитату из этого доклада: "Очевидно (?- наш), немецкая команда играла с очень большими допингами. Все последующие выступления немецкой команды (после ЧМ) проходили с пониженными  результатами. Есть сведения о колоссальном количестве заболеваний печени у игроков".

Действительно, после ЧМ-54 сборная Германии уступила в ряде товарищеских поединокв, в т.ч. и сборной Союза в Лужниках. Выигрывая тогда 2:1, чемпионы мира не устояли под бурным натиском хозяев поля, пропустив во втором тайме два гола, при неописуемом восторге переполненного стадиона. Надо ли говорить, что означала та победа над немцами, которую некоторые "горячие" головы сравнивали с великой Победой.

Правда и то, что сразу после окончания чемпионата мира  группа германских футболистов заболела желтухой (об этом  писали многие газеты мира). Причем, некоторые высказывали предположения, что на футболистов отрицательно подействовали стимуляторы, которые они якобы принимали. Но тогда эта тема не нашла развития и подтверждения. В декабре 1956, спустя два года (!) после чемпионата мира, лидер и капитан сборной Венгрии Ференц Пушкаш неожиданно "вспомнил", о якобы найденных после финального матча в раздевалке сборной ФРГ использованных шприцах и обвинил чемпионов в применении допинга. Напомню, что именно у венгров немцы выиграли в финале - 3:2.

Так как интервью Пушкаша опубликовал влиятельный "Экип", ФИФА не могла больше оставаться в стороне и объявила о создании комиссии по расследованию. Пушкаш, видимо понимая, что через два года трудно будет что-либо доказать, страхуясь от ответственности за ложное обвинение, забрал свои слова обратно, обвинив во всем переводчика, который якобы исказил смысл его слов.

Да, но при чем здесь киевское "Динамо"? Оказывается, по версии А.Вартаняна,  на том же совещании 22 января 1955г. врач киевлян Ю. Безвиконный сообщил присутствующим коллегам, что в сезоне 1954 года, когда "Динамо" завоевало Кубок СССР, "мы пошли на применение допингов". И далее: "Игра со "Спартаком", ЦСКА, ленинградским "Зенитом" и финал (с ереванским "Спартаком") были проведены на допингах". Чтобы не утомлять читатаелй, скажу, что вся доказательная база сводилась к тому, что "начиная с матча со "Спартаком", в одной восьмой финала и все последующие три кубковых игры, футболисты во втором тайме "обретали второе дыхание". Проводилась параллель с ЧМ-54, где сборная ФРГ заключительные три матча, как и киевляне, проводили с трехдневным интервалом. И все выигрывали во втором тайме, а победный гол в ворота Грошича Гельмут Ранн забил на 84-йминуте. "Похожая картина", - делает вывод А. Вартанян, основываясь, должно быть, на том, что и М. Коман провел решающий мяч в ворота Сергея Затикяна в самом конце второго тайма.

"Сразу после взятия кубка, - цитирует дальше автор статьи Юрия Безвиконного, команда вынуждена (?- автор) была выехать на товарищеские встречи в Польшу и забыла взять врача и аптечку (так в тексте - автор). Взяли массажиста, а врача не взяли... И в Польше сказалось применение этих допингов..." Ну, он-то там ведь не был, не взяли, забыли, откуда мог знать? Уж не обида, что не попал "загранку" руководит всем? Тем более, что результаты первых таймов польского турне опровергают версию и Безвиконного, и Вартаняна. Уставшие после изнурительного сезона, расстратив запасы физических и психологических ресурсов, киевляне еще смогли выиграть первые таймы - общий счет: 5:2, но уступили вторые - 1:7. Автор статьи в "Спорт-Экспрессе"  делает более чем странный вывод: "позабытая дома аптечка не позволила достойно провести международные встречи с командой не самой сильной футбольной державы".

Что же из этого следует? Были ли осуществлены проверки всех этих, мягко говоря, странных высказываний (а я привожу только небольшую их толику)? Понесли ли наказание  врачи команд, обвинявшихся в применении стимуляторов? К сожалению, ответов на эти и многие другие вопросы в статье нет.  Автор А. Вартанян сетует, что мы этого так и не узнаем, потому что "сохранились не все стенограммы докладов, прозвучавших 22 января"... А если материалы не сохранились, к чему тогда вообще городить такие обвинения?

Историю не перепишешь, как ни старались бы А. Вартанян и им подобные "изыскатели". Потому и результат финального матча Кубка СССР "Динамо" (Киев) - "Спартак" (Ереван) никто отменять  не будет. Как и решающий гол Мизхаила Комана в ворота Сергея Затикяна. И чемпионский титул сборной ФРГ, который они добыли в упорной борьбе с венграми, - останется навечно в Германии. Более полувека прошло и, честное слово, копаться с сегодняшних позиций в грязном белье тех лет, по меньшей мере, смешно...


Открыть | Комментариев 11

ЗОЛОТОЙ ФОНД "ДИНАМО". МИХАИЛ КОМАН


                           

Их 63 голов, забитых Михаилом Команом в ворота соперников (провел 170 матчей), я бы выдедил два. Решающий, победный мяч в финальном матче на Кубок СССР  в 1954-м в ворота ереванского "Спартака" - 2:1. Это был первый трофей киевлян, завоеванный на всесоюзной арене. На пути к финалу "Динамо" "выбило" таких "грандов", как "Спартак" и ЦСКА. Всего в кубковой "сетке" он забил тогда четыре гола. Но этот, победный, конечно, на памяти...

Перед финалом волновались. Пришла телеграмма от соперников, в стихах: "Не волнуйтесь, киевляне, даже банщики-армяне, все уверены заранее,  Кубок будет в Ереване!". Старший тренер Олег Александрович Ошенков зачитал ее перед матчем. Психологически и так настраивать не требовалось, а тут еще и злость появилась - спортивная, без нее такие матчи не выигрывают. В тот вечер  на Лужники (а все финалы по традиции проходили там) упал страшный туман. Фукционеры даже хотели перенести игру. При счете 1:1 удается быстрая комбинация Фомин - Зазроев - Коман, тот выходит один на один с голкипером ереванского "Спартака" Затыкяном и хладнокровно ставит победную точку. Кубок едет в Киев!

И еще один гол, забитый раньше, в 1951-м году на киевском стадионе "Динамо", Гол, сохранивший киевлянам прописку в высшей лиге. Кстати, "Динамо" - единственная команда, не вылетавшая ни разу из высшей лиги чемпионата СССР. Тот гол в ворота бакинского "Нефтяника" Коман забил ... рукой. Когда-то  Михаил Михайлович рассказывал мне сам о той игре и даже ворота показывал, в которые забил. 

- Сколько моментов было, а мяч не шел, как заговоренный. То штанга, то вратарь... Очередная подача с фланга, я прыгаю, чувствую - не достаю. И тогда как-то рефлекторно поднимаю дальнюю руку - мяч в сетке. Судья плохо видел, подумал - головой, засчитал...

"Божья рука" Комана? Жаль, но не довелось увидеть его на поле. Когда стал "болеть" - он уже был легендой.  Любил вспоминать и часто, под настроение, рассказывал "байки" из прошлой "игроцкой" жизни.

- Понимаешь, я располагался немного сбоку, когда шел на добивание, чтобы вратарь не обращал на меня внимания. Стоило ему отбить, а я - тут как тут. Ох, и злые они на меня были! Зубрицкий Анатолий, он тогда за "Локомотив" играл, кричал все время, толкая в спину: "Пошел отсюда! Что ты здесь "пасешься"? Яшину очень трудно было забить. Надо было хитрить, что-то выдумывать, он тогда терялся. Я, кстати, ему один раз тоже рукой забил - левой, незаметно протолкнул, замыкая дальнюю штангу.

Однажды в Киеве, на "Динамо",  Жора Гамматикопуло пошел угловой подавать. Меня их капитан Царев прихватил, рядом - Яшин. Стоим почти впритирку, на линии ворот. Жора прямо на меня подал. Царев дернулся, хотел выпрыгнуть, я ему легонько на ногу наступил. Он плечами дергает, а прыгнуть не может. А я успел выпрыгнуть, мяча коснулся - гол! Они вдвоем к судье. Тот: "Не знаю, не знаю!" - и на центр показывает.

Но и  меня наказывали тоже. Выскакиваю на длинный пас по диагонали, один на один с Алексеем Хомичем. Он выбежал, но не рассчитал, я к мячу ближе. Он кричит: "Миша, офсайд, ты что свистка не слышишь?". Я оглянулся на судью, а Хомич мяч со всей силы выбил...

В детстве он был маленьким, худеньким, не очень физически развитым мальчиком. Терялся на фоне  массивных центральных защитников. Компенсировал хитростью, домашними заготовками,  чтобы их опередить, раньше поспеть к мячу и забить гол. В 12 лет играл за команду своей школы в Виноградовом, на Закарпатье, потом - за техникум, за город. Их "Партизан" собирал полный стадион, люди ходили, как на праздник. Когда на первенство области разгромили сборную Ужгорода с  неслыханным счетом 12:1, болельщики вынесли их на руках. Его почти сразу забрали в Ужгород. Ох и состав подобрался в сборной Закарпатья в тот год - Коман, Юст, Товт, Михалина, Сенгетовский, Дерфи! Команда стала чемпионом Украины, почти в полном составе их "перевели" в Киев.

Начинали в "дубле". Именно с того времени, 1947-го года, киевляне стали ходить на матчи дублирующего состава. Еще бы - в том сезоне резервисты "наколотили" 80 мячей в ворота соперников. Пройдет тридцать лет, и киевский "дубль", ведомый тренером М. Команом,  побьет тот давний рекорд, чуть-чуть не дотянув до заветных 100 голов. То время я хорошо помню, мы студентами не пропускали ни одного матча резервного состава "Динамо". Каждый матч - как праздник. Люди сидели на деревьях, стояли вокруг металлической огады в три ряда. Чтобы попасть на стадион, приходили за два часа до начала, билеты в кассах раскупались за полдня. Бышовец, Мунтян, Кащей, Семенов, Мирошин, Назаров, Соснихин, Круликовский, Христян, Серебрянский - это я без всяких справочников вспоминаю, навскидку. Как ярко они играли, сколько радости доставляли людям!

И со всеми он  "возился", долгое время возглавляя дублеров. На тренерской скамье сидел рядом с Вячеславом Соловьевым, Виктором Масловым, Валерием Лобановским. Его работа была внешне не так заметна, находился "в тени" великих. Но без Комана-тренера, это точно, не было бы многих успехов "Динамо". Скажу лишь, что именно он уговорил Виктора Александровича Маслова вернуть в команду Евгения Рудакова, списанного  было с корабля "Дедом".  Коман  буквально вытащил знаменитого в будущем вратаря с подножки николаевского поезда. Когда-то  он за руку привел в команду  ее будущего бессменного капитана и чемпиона Англии в составе "Арсенала"  Олега Лужного. Работая селекционером, заметил перспективного паренька во Львове...

 

На верхнем снимке; 1954-й год, "Динамо" (Киев) - владелец Кубка СССР. Слева направо: ст. тренер О.О. Ошенков, капитан А. Зазроев, О. Макаров, В. Голубев, А. Ларионов, П. Виньковатов, В. Фомин, М. Коман, Т. Попович,  М. Михалина, А. Кольцов, В. Богданович; атакует Михаил Коман.

 

 

 

 

 

 


Открыть | Комментариев 3

ИСТОРИЯ С ФОТОГРАФИЕЙ. ПРИСЯГА


Об этом мало кто знал и тогда. Во-первых, сами футболисты не распространялись - им не рекомендовали. Да и что рассказывать: как с военкомата бригада с автоматчиками приходила? Как отлавливали у друзей и этапировали в часть? Футболисты и советская армия - тема, долго считавшаяся запретной. Хотя бы потому, что они в армии никогда не служили, а только числились. Недавно Анатолий Демьяненко рассказал, как его  угораздило неизвестно какими путями попасть холодной дождливой осенью на полигон вместе с другими новобранцами - то ли учебные стрельбы, то ли тактические занятия "пеший по-машинному", только несколько раз  пришлось упасть в почти застывшую лужу

. Особая статья - "служба" в различных армейских командах - от окружных до ЦСКА, куда волей приказа мог попасть любой молодой футболист, достигший призовного возраста. Плохо сыграл, ошибся - марш на "губу"! Да что игроки - если тренеру перед матчем главный военный начальник - командующий округом или сам министр (его заместитель или начальник политуправления) вручал листок с составом на игру. "Кругом марш!". И попробуй - не выполни, ослушайся - никаких "если"!  Иначе запросто загремишь в какой-нибудь Благовещенск или Хабаровск.

Московский ЦСКА до сих пор называют "конюшней", потому что игроков, как лошадей, свозили туда со всего Союза. Человек с полсотни  ежегодно проходило через армейскую мясорубку, тренеров меняли, как перчатки. Однажды самого Анатолия Тарасова в приказном порядке "перевели" с хоккея на футбол. Анатолий Владимирович  человеком был мудрым, с неуступчивым характером,  пререкаться не стал, пилюлю проглотил и начал с таких нагрузок - футболистам не снилось в кошмарном сне! Под конец сборов ни сил, ни желания не было на мяч смотреть, так "наелись" упражнениями с железными "блинами" и бесчисленными стайерскими кроссами. Пришлось знаменитого тренера обратно в хоккей возвращать, чему он был несказанно рад.

Армейскому уставу подчинялись все, кроме войск МВД. Именно по этому ведомству проходили динамовцы. Потому считалось, что они службу проходят в милиции или внутренних войсках. И всесильный ЦСКА не мог "наложить лапу" на воспитанников "Динамо". В Киеве, на Подоле, до сих пор стоит полк внутренних войск, где якобы проходили службу динамовцы. На самом деле, ясно и понятно, они и не знали, где он находится. Впрочем, нет. Отдельные индивидуумы успевали там побывать. Предпоследняя мера воспитательного воздействия -  перед изгнанием из команды -  сослать молодого игрока в казарму и показать, где раки зимуют. Помыл несколько раз полы, поскоблил их ножичком до блеска, сходил в наряд  дежурным по гальюну, посуду за ротой помыл - быстро от вредных привычек избавишься, и на поле, и в жизни будешь, как шелковый. И "гремели" туда не просто способные - люди с именами. Юран, говорят, даже дважды отметился.

Естественно, за молодыми талантливыми охотился не только ЦСКА, но и "Динамо". В 1959-м году, когда киевляне переживали смену поколений, руководство во главе с Олегом Ошенковым, взяло курс на решительное омоложение состава. Хотя селекционная работа тогда велась на самом что ни на есть примитивном уровне, да и термина такого не существовало, все же удалось привлечь большую группу совсем юных футболистов - многие даже призовного возраста. не достигли. Не все из них, понятно, стали мастерами,  сумели раскрыть свой талант. Но каждый из привлеченных под знамена "Динамо", безусловно, ходил в перспективных и подавал надежды. Выделялись две группы - воспитанники киевского футбола, киевляне по паспорту - Биба, Лобановский,   Трояновский, Каневский, Базилевич, Ануфриенко.  Традиционно сильное пополнение подъехало и с Закарпатья. В послевоенном "Динамо" хорошо зарекомедовали себя его выходцы - Э. Юст, М. Михалина, Т. Попович, З. Снегетовский, М. Коман. Среди тех, кто пополнил состав динамовцев в конце 50-х - Й. Сабо, В. Турянчик, А. Гаваши, в Запорожье отыскали очень способного В. Серебряникова. Команду пополнили также молодые  вратарь А. Просукуряков, В. Пестриков, Г. Ищенко и другие.  Многие из них в 1961-м совершат чемпионский круг почета  вокруг родного стадиона под неописуемый восторг киевских болельщиков.

Но это еще будет. А пока они только "притираются", впитывают традиции и дух "Динамо", привыкают к искрометному атакующему стилю. Ахиллесова пята молодых - отсутствие стабильности. Сегодня он может отыграть великолепно, выше всяких похвал, а следующий матч - бездарно завалить. Таким выдался сезон 1959-го для "Динамо" - яркие победы чередовались с бесцветной игрой, обидными поражениями. Другое дело - этот путь надо пройти, познать,  испытать и извлечь уроки, по крупицам собирая опыт,  подбирая "поштучно" ансамбль исполнителей. Если перед командой стоят великие цели, надо чем-то жертвовать в самом начале пути, чтобы потом не возвращаться.

И вот однажды в Москве, встречась с ЦСКА, молодая киевская команда вчистую их переиграла, устроив настоящий футбольный спектакль. В те времена иногородние в Москве тушевались, выигрывали редко. Но чтобы с такой легкостью "возить" опытную армейскую команду!  Тот матч футболисты не доиграли: раздосадованные болельщики ЦСКА решили разобраться со своими любимцами непосредственно на поле. Счет к тому времени был 2:1 в пользу киевлян. Мог быть и повнушительней, если бы молодые динамовцы с расточительной щедростью не"запороли  добрый десяток моментов! Инцидент замяли, засчитав армейцам "техническое" поражение. Но игра этих совсем еще мальчишек произвела большое впечатление. Настолько, что один армейский начальник спросил другого, помладше:

- Что это за пацаны? По сколько им лет? Выясни и доложи!

И здесь оказалось, что многие из них едва достигли 18-19 -и летнего возраста.  Тогда и был отдан тайный приказ:

- Немедленно призвать в Армию! Завтра же! И сразу представить команде! (имелся в виду ЦСКА. - Авт.)

Мне доподлинно не известно, как  слух об этом докатился до руководителей "Динамо" - киевляне, возвращавшиеся ночным поездом. Только  утром группу футболистов прямо с железнодорожного вокзала автобусом отвезли на Подол, где они в авральном порядке приняли воинскую присягу и остались "служить" в Киеве, войсках МВД.  А московские "гонцы" опоздали на сутки...

Снимок, который публикуется ниже, - уникальный. Его сделал неизвестный фотограф-любитель на территории полка внутренних войск на Подоле,  сразу же поле принятия присяги группой игроков "Динамо". Слева направо (стоят) рядовые А. Проскуряков, командир части, майор (фамилия неизвестна), В. Лобановский, Й. Сабо, Г. Ищенко, двое неизвестных. Внизу: В. Серебряников, В. Пестриков. Фото 1959 года.

 


Открыть | Комментариев 1

НЕПОДРАЖАЕМЫЙ ВИКТОР КАНЕВСКИЙ


                                                                                                                               

Я и не сразу узнал его - своего кумира далеких 60-х, всегда подтянутого, с неизменным пробором, белозубой улыбкой в жизни,  грозного центрфорварда на поле, долгое время выходившего с капитанской повязкой. "Канева" - в составе, значит голы будут!" - говорили болельщики, без труда находя знакомую фигуру. 195 матчей сыграл Каневский за "Динамо", забив в них 80 мячей.  Долгое время  оставался лучшим бомбардиром клуба, пока его рекорд не побил Олег Блохин. Хорошие скоростные данные, атлетизм, неутомимость, высокая техника и великолепный удар с обеих ног -  качества, которые вывели его на первые роли в советском футболе. 

Коренной киевлянин (1936г.р.), первые шаги делал в знаменитой ФШМ-1 и "Машиностроителе" (завод "Большевик). В "Динамо" дебютировал в 20 лет, сменив на посту центрального нападающего любимца киевской публики Андрея Зазроева. Сразу стал одним из лидеров команды. Известы слова Льва Яшина: чувтвовал себя неуютно, когда вблизи штрафной возникал Каневский. Как-то он забил потрясающий гол в ворота Владимира Маслаченко, и тот после игры все сокрушался:так и не понял, как и когда мяч, пущенный с такого далекого расстояния, оказался у меня за спиной. Многим памятен его решающий гол в финале Кубка СССР в ворота "Крыльев" - хлесткий удар с лета и с разворота  на углу вратарской. Тот снимок обошел многие издания Европы. Ну, и, конечно, Виктор Каневский был одним из главных действующих лиц "Динамо" в победном сезоне 1961-го, став лучшим бомбардиром команды.

А теперь - о плохом. Всю жизнь его преследовали за пресловутую "пятую графу". Даже отчество "Израилевич" в федерации футбола приказали заменить на "Иванович". Если бы только это. По итогам победного сезона десяти игрокам основного состава "Динамо" присвоили почетное звание "заслуженный мастер спорта". Всем, кроме лучшего бомбардира и капитана. Когда команда выезжала за рубеж, к нему приставляли по два(!) "персональных опекуна" - сотрудника КГБ. Боялись, чтоб не удрал. Василий Турянчик, ставший капитаном в середине 60-х, рассказывал, как ему рекомендовали: "Ты за "Каневой" присматривай, чтоб не сбежал".

А когда, закончив преждевременно карьеру игрока, стал тренером, и его в очередной раз "обошли" со званием "заслуженного"  теперь уже тренера, не выдержал и твердо  решил уехать. После того, как подал документы, остался без работы. Втихаря оформился на стройку, чернорабочим, "шифровался", чтобы случайно не узнал кто -  хоть и прошло больше десяти лет, в Киеве его прекрасно помнили.

Пройдет  пятнадцать лет, и он вернется в Киев. Не на совсем - приедет на открытие памятника Валерю Лобановскому. Пожалуй, самому близкому для Каневского человека. Они вместе ушли из "Динамо" при Викторе Маслове в Одессу, выступали за "Черноморец". Когда Каневский бедствовал, перебивался случайными заработками, Лобановский поддерживал товарища материально. Об этом и сейчас мало кто знает.

К микрофону вышел слегка грузноватый, пожилой человек, развернул аккуратно сложенный листок. Прочел первую фразу, и голос предательски дрогнул. Сдела паузу и посмотрел пристально на собравшихся - знакомый такой взгляд из-подлобья, которым окидывал ворота перед ударом, чтобы убедиться... "Да это же - Каневский, "Канева"! - пронеслось в  голове вспышкой из прошлого.  Происходящее казалось ирреальным: почти через два десятка лет они, наконец, встретились: один сидел, застывший в бронзе, другой - читал посвященную ему речь. Действительно жизнь подбрасывает порой  сюжеты - ни одному романисту не под силу придумать.

После церемонии, подошел к нему, поделился этим своим впечатлением. Он устало улыбнулся:

- А я думал, что это только мне кажется, будто на другую планету попал... Когда мое фото вытравливали из буклетов, посвященных победе "Динамо" в чемпионате 1961-го , не пускали по вызову тренировать сборную Алжира, Валерий - единственный из команды, кто помогал мне, не дал опуститься. Тайком, конечно, ведь у него тоже могли быть неприятности. Такое не забывается. И вот - встретились...

Да, было такое, подтверждаю. Вот на снимке - стоит команда "Динамо"-61 - есть еще такой игрок, смотришь другой снимок - пять лет спустя - нет человека, и в тексте фамилия его не упоминается. Был тогда такой "приемчик" в ходу, сейчас бы сказали: технология. В книге называют состав  сборной СССР - всего семь фамиоий,  - " и другие". И много потребовалось лет, чтобы узнать, кто же именно эти "другие", отстаивавшие честь страны. Оказывается, Стрельцов, Татушин, Огоньков и Виктор Каневский...

 

В Нью-Йорке  Каневский - совладелец и главный тренер  популярной детской футбольной школы "Соккер Стар". И он, и семья и все близкие  ни в чем не нуждаются, наоборот, можно сказать, процветают. Но свое 70-летие Виктор Израилевич праздновал в Киеве, в любимом городе, где его имя навсегда  вписано в историю "Динамо". А в Нью-Йорке как-то произошел любопытный эпизод. В ресторане, во время обеда, к его столику подошел человек.

- Разрешите представиться: Виктор Каневский, 1964-го года рождения. Вы тогда забили победный гол в финале Кубка, и меня назвали в Вашу честь...

Может ли быть выше награда?

 

Предлагаю Вашему вниманию две фотографии. На верхнем снимке - золотая дружина 1961-го года. Стоят(слева направо): ст. тренер В.Д. Соловьев, А. Биба, О. Базилевич, В. Турянчик, В. Каневский, О. Макаров, А. Сучков, В. Лобановский, Ю. Войнов, В. Ануфриенко, тренер М. Коман. Сидят: В. Щегольков, В. Трояновский, Й. Сабо, Н. Кольцов, В. Серебряников, В. Щербаков.

И тот же снимок внизу. Но уже без капитана "Динамо" Виктора Каневского, "вырезанного" цензурой.

 

          

                           


Открыть | Комментариев 2

ЮРИЙ ВОЙНОВ - ЧЕЛОВЕК БЕЗ НЕДОСТАТКОВ


На снимке: капитан Когда-то я спросил Юрия Николаевича, правда ли, что он тренировал свой знаменитый удар с правой ноги, с 30 -35 метров, надевая на мяч две, а то и три покрышки (речь шла о середине 50-х годов, когда "нипелей" и в помине не было). Он только усмехнулся: всякое, мол, бывало. Но как же, не унимался я, вы ведь в своей книге "На футбольных меридианах" описываете, и когда мяч летел мимо, сами шли за ним на трибуны. - "Мало ли что напишут" . Он вообще отличался редкой скромностью, не любил выставляться, или, как сказали бы сейчас, пиариться.

А ведь все так и было. В начале 56-го, он, игрок ленинградского "Зенита" и сборной СССР, из-за внезапно обнаружившейся  болезни, не поехал на Олимпиаду в Мельбурн. И не стал Олимпийским  чемпионом, уступив свое "законное" место на правом краю полузащиты спартаковцу Алексею Парамонову. Врачи порекомендовали сменить климат на более мягкий, теплый. Из городов, которые рекомендовали, выбрал два - Тбилиси и Киев.  Основательно (а это еще одна характерная черта Войнова)  все взвесив,  остановился  на Киеве. "Всегда нравилась манера игры киевлян, - отвечал потом на неоднократные вопросы журналистов. - Мягкая, техничная,  с акцентом на атаку. И зрители любят  футбол по-настоящему . Люди - доброжелательные, отзывчивые, чем-то на питерцев похожи..."

В команде освоился быстро - не мудрено, единственный динамовец, прочно входивший в основной состав сборной. Как-то по ходу матча, Войнов, подхватив мяч в центре поля, продвигался к воротам соперников. Крайние форварды разбежались,  уводя за собой опекунов на фланги, сместились и хавбеки, оставляя ему  свободное пространство. Он шел с мячом, как по коридору, периферийным зрением увидел маячившего в чужих воротах голкипера. Чуть подправив мяч под правую, резко и сильно пробил, как делал это сотни, тысячи раз на тренировках. Мяч затрепетал в сетке. Сколько раз потом они пользовались этим приемом, выводя Войнова на ударную позицию. Давно, между прочим, замечено: если тренируешь какой-нибудь элемент или комбинацию искусственно, как бы заранее придуманную, она не всегда удается. Иное дело, если финт или удар получаются спонтанно, рождаются непосредственно во время игры, тогда они все время буду повторяться и получаться - автоматом, как говорят футболисты. Киевляне таким способом много  голов забили, в том числе и в победном для себя 1961-м.

Сезон 1958-го Войнов провел в составе сборной, которая впервые вышла в финальную часть чемпионата мира в Швеции. Союзу попала очень непростая группа: Бразилия, Англия и Австрия. И первый матч выпало играть с бразильцами. О них тогда мало что знали и кудесниками мяча никто не называл Сборной Союза первой выпала участь попасть под каток будущих чемпионов.  Два гола Вава,  феноменальные прорывы Гарринчи, потрясающая игра 16-летнего Пеле, "жемчужины чемпионата", уверенные действия  в центре поля Зито и Диди - вот какой "сюрприз ждал  сборную СССР! Проиграли 0:2 - и то хорошо, что не больше. Бразильцы тогда стали чемпионами мира в первы й раз, чтобы "царствовать" на футбольнои троне до ЧМ-66 в Англии. Сборная СССР все же вышла из группы, но в одной восьмой финале уступила будущим финалистам, хозяевам чемптоната шведам. Войнов сыграл все матчи (и дополнительный за выход из группы с англичанами), и по итогам чемпионата вошел в символическую сборную мира. Вспоминая тот турнир, как-то сказал: "Если бы не та история со Стрельцовым, Татушиным и Огоньковым, которых отцепили в последний момент из сборной, играли бы с бразильцами финал..." (К той истории мы вернемся, когда будем вспоминать Эдуарда Стрельцова).

Через два года Войнову все же удалось совершить круг почета - с Кубком Европы в 1960-м, он тогда разыгрывался впервые и назывался Кубком Анри Делоне. Войнов участвовал во всех матчах сборной, а в финальном, на знаменитом "Парк де Пренс", поучаствовал в победной комбинации, выведя вперед по левому краю Михаила Месхи. Тот прошел почти до угла поля, прострелил и центрфорварл ростовчан Виктор Понедельник в падении головой забил решающий гол югославам. Шла 112-я минута добавочного времени...

До последних минут не матча - жизни своей  - Юрий Николаевич служил киевскому "Динамо", сыграв 174 игры, забив 22 гола только за клуб. Являлся эталоном отношения к делу, друзьям по команде, примером  молодым игрокам. Капитаном был на поле, капитаном оставался и в жизни, никогда не оступаясь ни на зеленом газоне, ни вне его... Завтра - о Викторе Каневском.

 


Открыть | Комментариев 4

"В ВОРОТАХ КИЕВЛЯН - ОЛЕГ МАКАРОВ ..."


На снимке: Олег МакаровСреди тех, кто к началу 60-х числися если не в ветеранах, то в опытных,  игроках, на которых все держалось, бесспорно, - вратарь Олег Макаров  (1929г.р.) и полузащитник Юрий Войнов (1931). Причем, Войнов - единственный тогда "змс" - заслуженный мастер спорта, высшее звание получил после чемпионата мира в Швеции в 58-м, где по итогам вошел в символическую сборную мира.

ОЛЕГ МАКАРОВ - дебютировал  в воротах "Динамо" в 1948-м, тренировался под руководством известного голкипера  киевлян Анатолия Зубрицкого, а во времена Олега Ошенкова с вратарями "Динамо" Макаровым и Евгением Лемешко работал легендарный Антон Идзковский - прообраз главного героя популярной тогда повести Льва Кассиля "Вратарь Республики" (позже сняли фильм "Вратарь", в котором задействован и киевский стадион, и вся динамовская команда). Идзковский повел молодых вратарей в неказистую комнатку, где располагался любительский  музей "Динамо", больше похожий на уголок или "красную комнату". Рассказывал о традициях вратарской школы,  достижениях клуба. Макарову запомнился тот разговор, хотя, конечно, и не думал, что через 15 лет также будет наставлять "на путь истинный" молодых вратарей - Виктор Банникова и Евгения Рудакова.

Первый раз увидел Макарова в воротах в 1960-м, играли со "Спартаком". Не очень высокого роста, в ярком зеленом свитере, кепке. Прибежав в ворота, он выполнил свой обязательный ритуал, от которого никогда не отступал: от центра вратарской бутсой прочертил прямую к линии ворот - чтобы легче ориентироваться, не терять ворота. Потом, подойдя поочередно к каждой штанге, постучал ногой, как бы стряхивая  налипшую грязь, чтобы легче "леталось", ничего не мешало. "Спартак" обычно побеждал в те годы киевлян - Сальников, Нетто, Симонян, Ильин, Парамонов, Масленкин, Исаев - игроки сборной, выигравшие Олимпиаду в Мельбуне (1956), участники первого для нас ЧМ-58, многократные чемпионы Союза, все - "змс". А у нас - молодые ребята, без опыта, на одном желании. В "Спартаке", правда, уже намечался спад, смена поколений, все громче о себе заявляло "Торпедо", ведомое Масловым...

И вот при счете 1:1 - пенальти в наши ворота, второй тайм, отыграться будет трудно, если вообще возможно. Готовиться бить Анатолий Исаев, левый инсайд. Позже Макаров скажет, что он - самый неудобный из всех игроков. "Забивал мне почти в каждом матче, ничего не мог поделать, есть такие неудобные для вратарей, посмотрит только, а у меня руки опускаются... Когда сошли, с футболом закончили, спросил его: а ты сам об этом знал? Улыбнулся, буркнул в ответ: догадывался"."  И вот разбег, удар - и Макаров непостижимо забирает "намертво" мяч в нижнем углу. Полвека почти прошло, вижу, как сейчас, - все вскочили со своих мест, орут, обнимаются, вверх полетели газеты, плащи, чей-то зонт больно ударил по голове, слезы на глазах... Кричал до хрипоты и я, сопливый пацан, впервые увидевший  собственными глазами настоящее чудо. После того и наши были пенальти, их вратарь Ивакин отвел удар Лобановского, матч  так и завершился вничью. Но главное, что осталось - этот отбитый одиннадцатиметровый, бурная радость, всплеск, торжество, надежда, которая у каждого внутри теплилась,  - а вдруг случится, и он отобьет? И случилось, и  не отбил, а взял!

Макаров играл неброско внешне, эффектные  трюки, головоломные прыжки через голову - это не его. В то время, кстати, за "Динамо" иногда выходил в воротах молодой Андей Гаваши, из Закарпатья. Тот летал от одной штанги к другой, прыгал по немыслимым траекториям, дугой изгибаясь, как в цирке, но пропускал много, причем, обидные голы. Публике нравился такой стиль - вышел неосмотрительно  из ворот, нападающий перебросил через него, а он, падая в прыжке назад, красиво, все же задел кончиками пальцев, перевел на угловой. А если бы в начале не "потерял", не дернулся вперед - и прыгать не надо было бы, сломя голову.

 Макаров до всего доходил своим умом, но многое перенял у  голкипера московского "Динамо" Алексея Хомича, дублером которого был одно время в сборной, и, конечно, у Идзковского. Тот научил его правильно играть в воротах - работе ног, технике броска в ноги нападающему, когда  выходит один на один, игре на выходах. И сам Макаров делал выводы из своих ошибок, считая, что ошибиться хоть раз каждый может, но главное при этом - извлечь уроки из своих ошибок. Однажды  "Динамо" надолго "закрыло" гостей в штрафной, удары сыпались, те отчаянно, из последних сил отбивались, буквально ложились под мяч. Вот сильнейший удар - мяч потрясает перекладину, кажется, ворота сейчас рухнут. Но гола нет, мяч отскакивает в центр поля - такой силы удар. Там нападающий "Локомотива" подхватывает, пробегает с ним метров десять-пятнадцать, ковырнул как-то неуклюже - и мяч в сетке. Макаров, расслабившись, не ждал такого поворота, не успел вовремя сгруппироваться... Больше такого с ним не случалось, в любой игере старался ни на минуту, ни на секунду не терять концентрации.

Трудолюбие, жажда мастерства, желание стать мастером своего вратарского дела, помноженные на мужество и бесстрашие - вот что такое вратарская доля. Плюс везение и талант. Но главное - характер. Все вместе взятое и позволило Олегу Александровичу Макарову достигунуть вершин профессионального мастерства. Был у него один поединок - самый пиковый в карьере, в 1961-м чемпионском году, с тбилисскими динамовцами на выезде. Перед этим  травмировался и тяжело, доктора запретили не то что лететь в Тбилиси, даже думать об этом. Страшно переживал. Тем более, что проигрывать нельзя - с московскими автозаводцами шли очко в очко, кто первый оступится. Когда оставалось совсем немного времени, не усидел дома, побросал вещи в чемоданчик - и в аэропорт, еле поспел. А ребята как обрадовались!: "Олежка? С нами? Молоток!" Сам я той игры не видел, естественно, слушал радиорепортаж - тогда по телеку футбол еще не транслировали. Комментатор задыхался от восторга: "что творит сегодня в воротах Макаров - это уму  непостижимо (с грузинским акцентом), он парит, натурально летает, как кошка, берет неотразимые мячи!". Никто - не свои, ни тем более соперники не знали, что в одном из моментов он больно ударился плечем о штангу, вывихнул ключицу, не мог рукой пошевелить долго. Но то - после матча, а пока  отражал все, что летело, падал в ноги, прыгал, поднимался, играл кулаками навылет .  "Мы знали, - сказал Виталий Голубьев после матча, - Олег не пропустит!". Своей вдохновенной игрой вселял в товарищей уверенность, и отстоял "на ноль! Выстоял Макаров, выстояло и "Динамо", став впервые  чемпионом в 61-м среди не московских команд.

 И снова, как всегда, в неизменном зеленом свитере и кепочке, выбегает знакомой трусцой к воротам, чертит свою линию. Линию жизни. И болельщики на переполненых трибунах довольно потирают руки: "в воротах киевлян - Олег Макаров!". До 63-го защищал ворота "Динамо". Затем передал эстафету Виктору Банникову, Евгению Рудакову,  потом наступит эпоха Виктора Чанова - и дальше, до Шовковского... Эпоха киевских вратарей.

Ну, а про Юрия Войнова - завтра... 


Открыть | Комментариев 2

"Беларусь" (Минск)


С того времени мы с друзьями часто ходили на стадион. "Канали" без билета, ясное дело, откуда лишний "полтинник"? Билет стоил 50 коп. "Канали" в три способа. Первый и самый легкий - попросить взрослого: "Дяденька, проведите!". Второй - просто никого не просить, пристроиться внаглую. И третий, когда вымахали, дяденька тебя боялся, лазали через забор, вокруг которого менты стояли - с той стороны. Нас это не останавливало. Так как и во Дворец спорта полезли однажды через крышу,  московский ЦСКА приехал со всеми звездами во главе с Тарасовым. Одна тройка Локтев - Альметов- Александров чего стоила! Какой-то идиот додумался салидолом смазать самые верхние с крыши  ступеньки, когда пошли в туалет мыться, от нас все шарахались. А родителям, между прочим, сказал, что иду по математике к другу заниматься. И друг - тоже здесь, салидол смывает.

Народу с начала 60-х ходило все больше, стадион одноярусный , почти всегда заполнен. В 67 -м, к знаменитому матчу с "Селтиком" построили второй ярус. С того времени одна команда врезалась, куак заноза, почти полвека прошло, а сидит - "Беларусь" (Минск), регулярно киевлян на нашем поле обыгрывала. Обидно, жуть! Москве не проигрываем у себя, а здесь какие-то периферийные почти минчане, кроме меня - кто помнит? У них  нападающий был - Хасин - ловко так от защитников отрывался, непонятно чем брал, резал угол и с линии вратарской под "нулевым" углом как-то хитро под Макаровым  закатывал - 1:2! И как наши не старались, эти белоруссы стеной стояли, такие неуступчивые, блин.

В те времена каждая союзная республика свою команду имела. И все отличались стилем, манерой игры друг от друга. Доминировали, конечно, москвичи, которых  другие недолюбливали. У Украины две команды было - Динамо и Шахтер, потом "Авангард" харьковский в высшую лигу вышел. Сильный чемпионат, непредсказуемый. В каждой команде - свои лидеры. Например, в ташкентском "Пахтакоре" выделялист вратарь Пшеничников, потом в Москве долго стоял. Нападающие с самобытной техникой - Абдураимов, Ибрагимов и центральный тандем Стадник-Красницкий. Геннадий Красницкий - самая заметная фигура, центр-форвард таранного типа, его защитники боялись, играл с внушительным перстнем на руке, удар - сумасшедший. Один раз на стадионе "Динамо" вышел за их "дубль" - после травмы форму набирал - на разминке сетку мячом порвал на дальних волротах. Стоял-стоял за штрафной, мяч катнули, одной ногой остановил, как приложится, низом - мяч из сетки далеко вылетел. Начало игры задержали, трое служащих большой "цыганской" иглой штопали ту сетку. Стадник Юрий в оттяжке с ним играл, снабжал мячами. Толковый футболист, жаль, ушел рано, его уже в Москву за "Динамо" сватали, как в Ташкенте, говорят, в пьяной драке ножом пырнули.

В Тбилиси много технарей. В полузащите выделялся капитан команды Автандил Гогоберидзе - техничный, трудяга, с хлестким ударом. Как-то два гола в Москве вратарю между ног забил издали. Щелк - вынимай! Грузины о защите ворот мало думали, им бы мяч покрасивей забить. В нападении играли Слава Метревели (потом в "Торпедо" ушел) и Михаил Месхи. Того боготворили. Мне посчастливилось видеть его на поле, знаменитый "финт Месхи". Правой ногой переступал влево через мяч, защитник когда качнется, левой - скрытым пасом пробрасывал мимо него и в другую сторону обегал. Все знали этот финт, тренеры тысячу раз предупреждали, но все равно проходил!  Мы специально садились поближе, где он бегал по краю, чтобы посмотреть. В Киеве один раз тот финт прошел. Месхи и Метревели входили в сборную Союза. Азербайджанцы, армяне, алма-атинский "Кайрат" - технари  отчаянные, мячем могли женглировать по часу, но все делалось медленно, на месте, физически и тактически слабо подготовлены, а в гостях - скисали. Зато у себя дома могли любую команду обыграть при неистовой поддержке трибун. "Зенит" из Ленинграда отличался строгой, интеллигентной, дисциплинированной игрой, верховодили полузащитники - Завидонов - капитан и Садырин. Завидонов тоже в сборную входил. Как и наш Юрий Войнов, единственный из киевлян. Тоже, кстати, воспитанник ленинградского футбола. По состоянию здоровья сменил "прописку", предоагали врачи на выбор - Киев или Тбилиси, повезло, что у нас оказался. В сборной - один из сильнейших, да и в Европе, пожалуй, в тройку лучших полузащитников входил

В те времена, кстати, в сборную Союза не так легко и попасть из периферийной команды, какой Киев считался. Тренеры в открытую говорили, например, вратарю "Динамо" Макарову: хочешь играть в сборной? В Москву переезжай. И хоть Макаров, я считаю, смотреля посильнее, чем дублер Яшина Владимир Маслаченко или второй вратарь "Динамо" Беляев, в сборную принципиально не брали. По-моему, один или два матча отстоял, ничего не решавшие. Надо  быть на две головы сильнее и выше всех, чтобы попасть в сборную. Войнов как раз таким и являлся. И в Москву переезжать - алиби железное: врачи не рекомендуют! Ну, о Войнове, Макарове и других "звездах" "Динамо" - давайте поговорим завтра...


Открыть | Комментариев 3

Приветствую Вас, любители футбола! Т. к. сейчас межсезонье, вспомним немного истории.


Рад присоединиться к сообществу. Коротко о себе. Журналист, писатель, автор многих книг. Последняя - "Зеркало для журналиста" - два романа, 2007г, "ОАО "Полиграфкнига". О футболе написаны две книги "Футбол на Бессарабские ворота" (2001), автор-составитель и "60 новел київського футболу" (2004). Как журналист писал отчеты о матчах Лиги чемпионов в газете "Независимость" в 1996 - 1998 гг. Из материалов на футбольную тематику могу назвать "Письмо болельщика Владимира Портнова", написанное в 1986 году и недавнее - "А хіба це київське "Динамо"?"  (на Українській Правді, грудень, 2007). Обе публикации  вызвали  широкий резонанс.

Первый раз попал на стадион в 1959 году, мне было 8 лет, мы жили на Красноармейской, возле цирка, напротив "Филателии" (сейчас там соответственно магазин "Эльдорадо" и "Мед", по-моему, давно не был. С родителями жили в доме, где сейчас магазин "Хутра". С друзьями "проканал" (прошел без билета) на игру с куйбышевскими "Крыльями Советов". За "Крылышки" тогда играли известные мастера - Ворошилов, Кирш,  на выезде они применяли "волжскую защепку" или "волжский бетон" Все 10 человек стояли в штрафной, даже вратарской, а Ворошилов (позже играл и небезуспешно в московском "Локомотиве") ждал своего часа в центре поля. У нас особенно запомнился левый полусредний (тогда играли по системе "дубль-вэ") Виньковатов - мощный, плотный, невысокий, как шарик. Когда мяч попадал к нему, все кричали: "Паша, давай!". Он довольно быстро бегал, сильно бил почти без замаха, в тот раз, к сожалению,  всю дорогу выше ворот. Наши обидно продули со счетом  0:3, два гола забил Ворошилов, один - Кирш. Обидно потому, что все время "сидели" на воротах гостей, а голы влетали в наши. С того времени я - болельщик киевского "Динамо", лет пятнадцать-двадцать не пропускал ни одного матча. Были годы, когда "Динамо" для меня служило единственной отдушиной в жизни, пропустить игру с его участием для меня равносильно самому большому горю. С возрастом стал более сдержанно относиться, например, мне не все нравилось у Лобановского-тренера, особенно до его отъезда в Эмираты. Сейчас же, хоть и болею, но скорее по инерции, по привычке. На стадион последние лет семь-восемь (после отъезда Шевченко) не хожу - жалко попусту потраченного времени. Но об этом - позже, мы об истории договаривались поговорить. Так что расскажу о соперничестве с одной забытой командой  - "Беларусь" (Минск). Да, уважаемые члены сообщества! Буду рад, если и вы расскажете мне несколько подобных историй о том, как сами "заболели" и какая тогда была у нас команда - именно, что Вам запомнилось, мне интересно! С ув.


Открыть | Комментариев 2


http://football.ua/i/user_45x45/8587a9c7-7020-482d-90a6-72f72fbff335.jpg vladkule

Навигация по блогу




Антиинтересы


Календарь

Февраль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вск
       
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
ОБОЗ.ua