Регистрация  Забыли пароль?

Піні Захаві - ізраїльський спец.агент

Kindoroho 22.05.2015 в 21:54

Суперагенти,  агенти 007 – красиві казочки про неймовірних героїв, яким вдавалося нереальне, їм до снаги найважчі завдання, вони не зупиняються перед складнощами, вони приклади для наслідування.

У сучасному футболі поняття агент навряд чи символізує собою героя, ба навіть для більшості це паразити, хоча б як це не жорстоко звучало. Тренери, власники клубів все більше виступають проти представників цієї професії. Але футбольним агентам слід віддати належне -вони майстри своєї справи. Чого може тільки коштувати персона Піні Захаві, який цілком справедливо рахується легендою серед фахівці цієї не самої чесної галузі.

Піні Захаві став одним із перших, хто підкорив собі світ футболу. Він навчився отримувати дохід не докладаючи великих зусиль причому від справи, яка приносила йому істинне задоволення. Зараз зірка цього видатного футбольного агента ось-ось залишить футбольне небо, але слід який вона оставить після себе буде для багатьох справжнім дороговказом у цьому ремеслі.

Розпочинав свій життєвий шлях наш герой в невеличкому ізраїльському містечку Несс-Ціона, всього лиш в двадцяти кілометрах від відомого Тель-Авіва. Можливо саме всім відома ізраїльська ментальність і допомогла йому в майбутньому досягти таких висот, а можливо свою роль зіграла і батьківська наука, який працював торговцем і змалечку привчав Піні Захаві заробляти гроші.

Любов до футболу у майбутнього суперагента начала проявлятися з дитинства. Несс-Ціона – містечко, яке ніколи не могло похвалитися великими футбольними досягненнями, проте свою дитячу футбольну школу все ж мало. Рівень підготовки тієї школи важко оцінити та й Піні Захаві, який в її стінах здобував майстерність в знаного майстра футболу не виріс, проте саме тоді був закладений фундамент справи, яка в майбутньому зробить із Захаві легенду. Саме тоді в його записничку появиться контакт Якоба Шахара – майбутнього президента ”Маккабі” Хайфи, великого друга Захаві та людини, яка неодноразово появлялась на шляху його футбольного сходження.

Не зумів стати футболістом(не в останню чергу через службу в армії), відмовлятися від мрії бути у футболі Піні Захаві не збирався. Отримавши освіту журналіста він продовжив вперто йти до мети. Для початку він проявив себе у місцеві газеті ”Hadashot Hasport”, в якій на нього досить швидко звернули увагу кращі видання країни. Про рівень його майстерності може говорити хоча б той факт, що у 31-річному віці він працював на чемпіонаті світу в ФРГ, а ще через п’ять років він займав посаду спортивного журналіста в кращому виданні країни ”Yedioth”. Далі була робота в ще одному відомому виданні ”Hadashot”, але і там він не затримався. Незважаючи на те, що де б він не працював його робота оцінювалась схвальними відгуками, жити на одну зарплату він не хотів. Пінхас Захаві дуже любив гроші, не менше чим футбол і тому єдиним правильним рішенням було об’єднати дві свої пристрасті. Це об’єднання в майбутньому принесе  йому статки у розмірі 65 мільйонів фунтів стерлінгів…

Свою першу футбольну угоду Піні Захаві уклав ще працюючи журналістом. Перехід Аві Коена в ”Ліверпуль” виник спонтанно і навряд чи тоді в голові Захаві була думка зробити кар’єру агента. Проте мабуть, уже тоді все було написано у долі наперед. Це і затримка в аеропорті ”Хітроу” через негоду в 1979 році, це і зовсім випадкова зустріч з Пітером Робінсоном, який займав посаду секретаря ”Ліверпуля”. Захаві тоді просто підійшов старого знайомого і під час бесіди запропонував поглянути на свого товариша із ”Маккабі” Тель-Авів – Аві Коена. Робінсон відповів згодою. Через деякий час, зірка ізраїльського чемпіонату уже красувалася у складі команди Боба Пейслі. ”Маккабі” в свою чергу отримав за гравця 200 тисяч євро компенсації, що на той час було досить таки непогано.

Наступну вдалу угоду Захаві прийшлося чекати майже десять років. В кінці вісімдесятих цьому допомогли як зв’язки, які з’явилися після майже п’ятнадцятирічної роботи журналістом, так і його уміння знаходити підходи до потрібних йому людей. Особливо добре йому вдавалося ладити з представниками ”Ліверпуля”. Про рівень дружніх відносин може свідчити хоча б той факт, що легенда мерсисайдського клубу Кенні  Далгліш не раз гостив в Ізраїлі. Йому компанію неодноразово складав і Грем Сунес. Одним словом, вже тоді, Піні працював над своєю майбутньою цілю.  Звісно, коли прийшов час провернути свою другу угоду, хитрий Захаві знову використав схему ” Ізраїльський талант – Ліверпуль”, і знову таки не прогадав, ну в фінансовому плані для себе так точно.

Ронні Розенталь був дійсно непоганим футболістом, особливо по міркам Ізраїлю. Непогано проявив він себе і у бельгійському чемпіонаті, але в те, що він буде грати в ”Ліверпулі” вірилося тоді важко.  Кінець дев’яностих – останні великі роки мерсисайдського клубу. ”Червоні” не мали собі рівних в Англії, гриміли в Європі і от у таку команду Піні Захаві удалось прилаштувати Ронні Розенталя.

Чи вірив тоді у свій успіх ізраїльський суперагент? Скептично до цього переходу поставилися і  у Англії. Проте сім голів підопічного Захаві в стартових восьми матчах за ”Ліверпуль” зробили йому таку рекламу після якої в його послугах були зацікавленні мало не всі клуби Англії.

Звісно, бути поставником ізраїльських футболістів в чемпіонат Англії було цікаво. Для футболу рідної країни був престиж, для гравців шанс засвітитися, але вже тоді Піні Захаві розумів, лише своїми співвітчизниками він собі  кар’єру видатного агента не побудує і він розпочав підкорювати ринок Південної Америки. Потративши декілька дорогоцінних років на країни КОНМЕБОЛу, під кінець дев’яностих Захаві мав все для того, щоб підкорити футбольний світ гучними переходами і трансферами.

Якщо розібратися по суті, зірка Піні Захаві сяяла на футбольному небосхилі близько десяти років, але скільки справ він зумів провернути. Саме він був першим, хто запримітив юного Ріо Фердінанда у складі ”Лідса”. Саме він привіз в Італію зіркового Марсело Саласа. А як же ж обійти стороною скандальні переходи Карлоса Тевеса і Хавьера Маскерано, Ешлі Коула… Хто зна, чи виграло б ”Челсі” цього року чемпіонат Англії, якби Захаві свого часу не порадив придбати клуб Роману Абрамовичу. Російський мільярдер, тоді потратив на свій клуб більше 100 мільйонів, в кишеню Захаві капнуло не мало-не багато – майже п’ять відсотків від суми.

Знання футболу з середини дозволило Піні Захаві по сьогоднішній день зберігати незаплямовану репутацію. Коли за його участі лондонський ”Челсі” вів переговори з Свен-Йораном Еріксоном – проблеми мав Пітер Кеньон. Коли запахло горілим після скандального переходу Ешлі Коула – під удар потрапив Джонатан Барнет. Захаві завжди умів вийти сухим із води, при цьому не тільки зберегти свою репутацію, але й не залишитись ворогами з клієнтами.

Зараз Піні Захаві практично відійшов від справ. Він все рідше появляється на публіці, менше дає інтерв’ю.  Та чи потрібно йому це зараз? Він володіє компанією Global Sports Agency, де основну роботу за нього роблять інші. Він є співвласником мережі російськомовних газет в Ізраїлі, а також володіє правами медіаконцерну Charlton, що транслює  матчі англійської Прем’єр ліги. Життя вдалося…

У 1981 році  між Йоссі Мельманом і Піні Захаві розв’язалася розмова. Мельман – кореспондент лондонського видання ”Ha’aretz” тоді задав просте запитання своєму колезі: Піні, ти так часто міняєш робочі місця. Тобі цікаво заробляти гроші? На що Захаві відповів: Звісно, я ж не збираюся все життя працювати бідним спортивним кореспондентом – після чого зайшовся сміхом…

Для сайту Transferomania.co.ua 

{ 18 Комментариев }

Через тернии к.. терниям?

dnepr_1918 25.05.2012 в 14:33

Что люди, которые поверхностно разбираются в футболе, могут рассказать о фамилии Чарльтон? Верно, все рассказы будут касаться великолепного Бобби, который, несомненно, является одним из лучших игроков в истории английского футбола. Но есть обратная сторона медали, о которой ни в коем случае нельзя забывать, если ты действительно следишь за футбольными новостями половину своей жизни. Конечно, в этом подобии статьи будет описан жизненный путь Джона-"Жирафа". Ах, вам всё еще непонятно кто это? Действительно, нужно было сразу начать с этого. Знакомьтесь, Джо… Джеки Чарльтон собственной персоной.

Игроки, таскающие рояль – одни из самых востребованных в футбольном мире. Потому что если у вас в команде в стартовом составе будет 11 Криштиано Роналдо, вы нихрена не выиграете, потому что найдется та команда, в которой заводилами будут парни, похожие на Джеки Чарльтона или Терри Бутчера. Вообще, английский футбол раньше был одним из самых мужских в мире. Впрочем, нельзя всё завешивать вывеской этой гламурной АПЛ. Добить такую мощную силу весьма непросто, и если вы хотите иметь представление о "средневековом" футболе Англии – добро пожаловать в низшие дивизионы Англии, там до сих пор жарко. И уверяю вас, если вы не поклонник симуляций Бускетса, или  кривляний "футболистов" нынешнего времени – вам понравится.  Если же вы поклонник Дарио Срны– вам готовят отдельный котел в аду.  

Джеки Чарльтон, конечно же, не такой отморозок, как Джонни Джайлс или Винни Джонс, но всё равно, в 60-х годах его, несомненно, боялись. Он как-то заявил, что ведет список "смертников" - игроков, которых он собирается похоронить на футбольном поле. После этих слов Футбольная Ассоциация решила от греха подальше запретить Джеки выступать за сборную. Учитывая то, что в матче против Валенсии на Кубок Ярмарок "Жираф" набросился с кулаками на всю оборону испанцев, включая вратаря, и остановить его удалось только при помощи полиции, угроза быть включенным в список его потенциальных мишеней никем не воспринималась как шутка. Бобби Чарльтон, его родной брат, вспоминал детские годы: "Раз я сказал ему, что команда пропустила гол, потому что он неправильно сыграл. И что же вы думаете? Этот верзила сразу зарядил мне в морду."

Действительно, отношения между братьями всю жизнь были напряженными. Кто-то из вас хочет, чтобы ваши младший брат/сестра обогнали вас на жизненном пути? Кто-то сказал "да"? Вы самое слабое звено, прощайте. Остальные могут читать дальше, ведь наш герой не сдавался ни разу на своём жизненном пути. Даже если на жизненном пути были даже собственные родители.

В один прекрасный день к дому Чарльтонов пришел скаут "Лидса", команды, которая в дальнейшем станет олицетворением "грязи" в английском футболе. Никто не любит, когда ваших лидеров калечат грубые парни, которым впору надевать шахтёрскую робу, и спускаться вниз. Что касается Джеки, такая перспектива оказалась ему не по душе, и продолжать карьеру отца в недрах нашей матушки-Земли он напрочь отказался. Но футболиста в нём никто не видел. Даже собственная мать, которая ответила тому скауту "Лидса", что "здесь есть только один молодой человек по фамилии Чарльтон, который умеет играть в футбол. Но его зовут Бобби и ему только 13 лет, а потому говорить о серьезном клубе еще рано".

Тогдашние деньги смехотворны. Нынешние футболисты такие гроши отдают своим костюмерам "на чай", и поэтому они никогда не были близки к народу. Зажравшиеся мудаки. Джонни Джайлса однажды выкупили за 10 фунтов стерлингов, а потом перепродали за 330000. Вот она, выгодная рыночная экономика 60-70-х! А не сегодняшняя бредятина в виде двадцати миллионов за Стюарта Даунинга, который за весь чемпионат не в состоянии попасть в голову этому дереву из Ньюкасла, так, чтобы тот смог переиграть вратаря. Впрочем, мы отвлеклись – заканчивая тему о деньгах, хочется отметить, что, пожалуй, свою легенду, "Лидс" выложил 18 фунтов в неделю. И ни разу не пожалел об этом.

Впрочем, возможно ничего бы и не было, если бы в "Лидс" однажды не забрёл человек, который в дальнейшем станет вожаком для команды – сам Дон Риви собственной персоной. Человек, который в очередной раз поменял в Англии представление о футболе, как об игре миллионов. Все успехи "Лидса" связаны с ним и еще капельку с Дэвидом О'Лири.

Сам Джеки очень любил подключаться к атаке, нарушая тем самым все схемы опытного наставника. Хотя, как известно Чарльтон был защитником, тафтагаем на поле, но попугать защитников соперника он тоже любил. Дона Риви это, откровенно говоря, бесило, ведь он являлся сторонником того, чтобы каждый футболист находился на своём месте. А этот недоучка смеет ослушиваться его приказа! Вначале, действительно, конфронтация между наставником и игроком имела место быть, но в дальнейшем они, так сказать, спелись.

Однажды, в 1961-м году, Риви попытался приструнить своего подопечного, и поставил того в атаку. Получилось неплохо, двенадцать голов, и звание лучшего бомбардира в "Лидсе" в том сезоне. Саша Гладкий плачет горючими слезами, однако. Но сам Джеки чувствовал себя неуютно: "Я старался изо всех сил, однако не имел ни малейшего понятия, как действует центрфорвард. Одно дело прибегать в атаку время от времени, и совсем другое – действовать там постоянно. Помню, Джо Шоу из "Шеффилд Юнайтед" откровенно ржал, когда ему выпало опекать меня". В конце концов, Риви махнул рукой и вернул Чарльтона обратно в центр обороны, где "Жирафу" составил пару Норман Хантер. Эти двое крушили все, что оказывалось вблизи штрафной. Чарльтон колол лбы на втором этаже, а Хантер ломал ноги на первом.

В сборной Джеки оказался в 30 лет, его брат Бобби к этому времени уже отыграл за нее больше пятидесяти матчей. На тренировках все специально подкалывали его, выбирая в команду самым последним, когда были разобраны даже тренеры. Это бесило Жирафа, но свою злость с удвоенной энергией он вымещал в официальных матчах. За это Альф Рэмзи и вписал его за Англию в таком почтенном возрасте. Однажды, великий тренер признался Джеки: "Я доверяю тебе, потому что ты не доверяешь Бобби Муру". Действительно, 95% англичан верили в непогрешимость великого капитана, но в реальности Бобби был человеком, которому свойственны ошибки. И "Жираф" всегда подчищал огрехи своего более именитого товарища, не сетуя на судьбу. Он – чемпион мира 1966-го года, и на сегодняшний день он может смотреть на нынешнее поколение футболистов Англии свысока, не забывая давать пинки тем, которые вещают о том, что они лучшие в своём деле.

Что можно еще рассказать о клубной карьере Джеки? One-clubMan.Вместе с Лидсом Джеки Чарльтон выиграл все, что только можно: чемпионат, Кубок Лиги и Кубок Англии, два Кубка ярмарок. Хотя, конечно, проиграл он гораздо больше – только с  приставкой "вице" Лидс пять раз завершал сезон. В 1973 году Джеки повесил бутсы на гвоздь, сыграв в общей сложности 773 матча за Лидс, в которых забил 96 мячей. "Риви предлагал мне остаться, имея в виду тренерскую работу, но он делал это как-то нехотя, и я решил порвать с клубом, которому отдал всю свою футбольную жизнь".

Знаете, кому больше всего завидуют свободолюбивые шотландцы? Ирландцам, которые потом и кровью англичан заслужили себе независимость. С тех пор ненависть немного приутихла, но до сих пор многие жители Ирландии не скрывают свою неприязнь к "большому брату". Но есть одно исключение, о котором нельзя не написать. Особенно в посте-биографии этого человека, который заставил ирландцев забыть о том, что он англичанин. Джеки Чарльтон своими действиями сделал то, что никогда не покорилось его младшенькому – успешную тренерскую карьеру. Его сборная Ирландии – самородок, который нужно лелеять, и никогда не забывать. Отчаянная игра на Чемпионате Европы-88, когда "парни Чарльтона" заставили сборную СССР пятиться к своим воротам на последних минутах, и когда сборная Англии капитулировала перед мужским футболом в исполнении Хьютона. И это несмотря на то, что за подопечных Бобби Робсона играл Терри Бутчер, который, буквально через год заставил умолкнуть всех тех, кто обвинял их в том, что они берегут свои ноги. "Кровавая голова" капитана английской сборной может присниться каждому, у кого слабенькие нервы.

    

Чемпионат Мира в 1990-м году, когда эти итальяшки смогли подготовиться к мундиалю лишь за две недели до начала оного, навеки записан в скрижалях истории сборной Ирландии. Четвертьфинал, мать вашу, это же несомненный успех. И, в отличии от сборной Украины в 2006-м, подопечные Чарльтона смогли оказать существенное сопротивление сборной Италии, которая вышла в полуфинал, благодаря во многом шальному голу Скиллачи. Джеки - первый после Бога в Ирландии

В 1995-м Джеки ушел на покой. Нет, он не сдался, просто наступило время побыть со своей женой больше времени, чем всегда. Со своей семьей, со своими друзьями, да и вообще – с такой бурной жизнью иногда нужна немного скучная старость.

…Как-то Чарльтона попросили сравнить себя со своим братом, на что он ответил: "Малыш Бобби, конечно, гораздо лучше играл в футбол, тут даже к бабке не ходи, а я... Я просто, мать вашу, крутой черт!" 

{ 8 Комментариев }

Муту

forza-rossoneri 13.10.2011 в 23:08

Муту-известный румынский футболист.Выступал за родную команду Арджеш неплохо выступивши он перешел до гранда румынского футбола Динамо Б.Там он за один сезон забил 22 гола.И Адриан перебрался до Интера,перебравшися туда за 7 милионов.Ну там сыгравши всево 10 матчей за сезон он был отдан в аренду в Верону.В 2002 году он перешол до Пармы где провел великолепный сезон-забивши за сезон 18 мячей и стал капитаном пармезанцев.Он в очередной раз сменил прописку перешедши до Челси,который купил толька Абрамович.Не плохо начавши сезон он поругался с Моуринья, и принялся кокаин дисквалифицирован на 7 месяцев.Отбыв дискваликацию он перебрался в туринский Ювентус ну там ево видели на мести правого полузащитника.В 2006 Муту перебрался до Фиорентины где вместе с Тони наколотили 32 мяча.В сезоне 2007/08 Муту также успешно провел свои матчи, забив более 20 голов за «фиалок».

{ 36 Комментариев }

Берт Траутманн. История одного десатника

dnepr_1918 22.09.2011 в 16:48

"Молчу, молчу, не то по шее получу,
И подвиг свой не совершу!"

Из к/ф "В бой идут одни старики"

 

Вполне разумно считается, что сейчас осталось слишком мало футболистов, которые могли бы стать героями в 50-70-х годах прошлого века. И то, все они сейчас обитают в низших дивизионах, наподобие Лиги 2 в Англии. А купаются в лучах славы совершенно другие люди, которых и мужиками-то трудно назвать. Вот скажите, неужели вам приятно смотреть, как с каждым годом в футболе всё больше и больше симулятивных действий, которые направлены на то, чтобы перехитрить судью.

Разве это футбол? Может быть, ведь как говорили наши предки: "На войне все средства хороши". Но это уже не тот футбол, который был закован в правила в 60-х годах XIXвека в северных и южных университетах Великобритании. Да, сейчас игра более быстрая, зрелищная, результативная, и в то же время она… гнуснее. Сейчас нет такого понятия, как безграничная преданность клубу, сейчас футболисты покупаются за бешеные деньги, и чтобы маленький клуб достиг больших высот, необходимо лишь одно – арабские нефтедоллары.

"Манчестер Сити" конца XXвека – скромный клуб, который болтался на стыке Первого и Второго Дивизионов Англии (сейчас коммерциализация привела к тому, что эти турниры называют Чемпионшипом и Лигой 1 соответственно). Да, конечно, великий клуб 50-60-х не мог находиться так низко слишком долго, что и доказали Дэвид Бернстейн (президентом он стал) вместе с Джо Ройлом. Они вместе вывели команду, в которой, как признавался тренер, в бешеные девяностые не то чтобы не было условий для нормального тренировочного процесса, но и даже горячей воды, чтобы помыться.

К негодованию болельщиков, Ройла выгнали в конце сезона 00-01, пригласив на его место Кевина Кигана, знаменитого игрока "Ливерпуля", и не менее знаменитого тренера "Ньюкасла". Вместе с ним команда прочно закрепилась в середине турнирной таблице. Правда, игроки, которые покупались, были способны на гораздо большие свершения. Пришедшие ему на смену Стюарт Пирс и Марк Хьюз также не смогли поднять "Голубую Луну" на высокие позиции. Даже открытие нового стадиона не стало основополагающим фактором для прогресса.

И в 2007-м году клуб купил бывший премьер-министр Таиланда Таксин Чиннават. Впрочем, сотрудничество с таиландцем не было долгим, и в 2008-м новым владельцем стала компания "Abu Dhabi United Group", сомневаюсь, что этот период будет скоротечным. Дальше были увольнение Хьюза, тогдашнего тренера "МС", приглашение "голубого шарфика", многомиллионные покупки… "Манчестер Сити" потерял то, чем гордился по сей век. Единение с болельщиком. Вот скажите, можно ли представить Карлоса Тевеса пьющим в пабе вместе с болельщиком "Сити"? Нет, конечно, ему же хочется скорее свалить в Аргентину, а то, что думают простые люди про него – откровенно говоря, ему наплевать. Дикая Англия, что тут скажешь…

Зачем  этот экскурс в свежайшую историю "Манчестер Сити"? Тем разительнее будет выглядеть судьба героя, который совершил один из величайших подвигов в истории мирового, и в частности, английского футбола. Знакомьтесь, Берт Траутманн, десатник Вермахта на Восточном и Западном фронтах, а по совместительству – один из величайших вратарей в истории "Голубой Луны".

Финал Кубка Англии-1956. Где-то 70-я минута матча между "Манчестер Сити" и "Бирмингемом", матча, где уверенно побеждали подопечные Леса МакДауэлла, и где на воротах уверенно стоял немецкий легионер.

"Помню, я выходил на перехват мяча, а мне наперерез бежал Питер Мерфи, нападающий "Бирмингема". Когда мы встретились, было ощущение, что это два поезда столкнулись – ни один из нас не мог остановиться, и мы врезались  друг в друга с огромной скоростью. Его колено встретилось с моей шеей, и я упал без сознания.

Единственным лекарством на поле была "волшебная" губка и холодная вода. Наши врачи очень быстро попытались привести меня в чувство, ведь в те времена ещё не существовало замен, и если бы я ушёл – команда бы несомненно проиграла бы.

Было очень странное ощущение реальности. Все цвета смешались в один – в серый, и я не узнавал ничего и никого. Я мог видеть только силуэты. Это как в тумане, когда пытаешься найти свой путь.

Я не могу вспомнить, что было в последние 15 минут матча. Когда я увидел эту игру по телевизору, и увидел, как пару раз спасал "Манчестер Сити" от гола, мне казалось, что меня там не было.

До конца матча я ещё два или три раза упал от сильной боли. Это была абсолютная агония, и для того, чтобы держать шею,  мне пришлось задействовать правую руку. Я не мог двигать головой вообще – если бы я захотел на что-нибудь посмотреть, мне пришлось бы поворачиваться всем корпусом. Во время награждения я всё ещё держал шею своей рукой, и Герцог Эдинбургский спросил меня, как моё здоровье. Я ответил, что сильно похоже на острую зубную боль.

На следующий день в Лондонской больнице мне сказали, что у меня растяжение мышц в шее, и отпустили домой. Но боль не проходила, и через три дня я обратился к остеопату: он определил, что  я сломал 5 шейных позвонков, и только чудом выжил.

И всё же финал Кубка Англии-1956 – самый счастливый момент в моей жизни: нам очень повезло, что мы выиграли, и мне очень повезло, что я выжил"

 

Воин Вермахта

В октябре 1923-го года в Валле, городке под Бременом, на свет появился Карл Бернхард Траутманн. Семья его была представителем типичного среднего класса немецкого общества, страдавшего тогда от, откровенно говоря, грабительских условий мирных договоров со странами Антанты. Отец Бернхарда работал в бременских доках компании "Капле Кемикалс", причем не просто работал, а вкалывал, как проклятый, и особого внимания воспитанию подрастающего поклонения не уделял. Мать же была обычной домохозяйкой, и рычагов влияния на своих сынов она практически не имела. У Бернхарда был младший брат – Карл-Хайнц Траутманн, который подавал огромнейшие надежды в футболе, играя за молодёжные бременские союзы. Но, увы, судьба была жестокой – младший Траутманн погиб на Восточном фронте в 1943-м году.

Когда в 1933-м году к власти пришёл Гитлер, семье Бернда было очень тяжко. Пришлось продавать свой домик в Валле, и переехать в бременский район рабочих – Грёпелинген, где удалось купить маленькую комнатушку в большом многоэтажном доме.  Правда, наш герой там уже не проживал. Он рос этаким сорняком - предоставленный самому себе, он в 14 лет забросил школу и отправился поднимать сельское хозяйство страны. По призыву Родины, между прочим.

Вволю пошарудив навозом и вкусив прочих прелестей сельской жизни, Бернд в 1939 году вернулся в Бремен и устроился на дизельный завод. А в марте 1941-го у него в голове в очередной раз зазвучал патриотический призыв - то ли авантюризм был присущ нашему герою с самого рождения, то делать ему нечего было, то ли просто на войну потянуло, благо возраст призывной подошел...

Молодого парня определили в Люфтваффе, что очень обрадовала Бернда, ведь он мечтал о небесах с ранних лет жизни. Но, к глубочайшему разочарованию, его отправили учиться на радиста. Траутманну это было неинтересно, и единственное, что тогда его захватывало – футбольное поле в школе связи. Там он смог показывать свои лучшие качества как центральный полузащитник (переход во вратари состоялся уже в Англии), и уже тогда парня могли взять в сборную Люфтваффе, которая тогда была одной из сильнейших в оккупированной Европе.

Но крах немецких войск на Восточном фронте быстро заставил умолкнуть футбольную песню. Чтобы там не говорили, но уже после Москвы немецкие парни отчаянно не хотели в "холодную и голодную Россию", и Бернд просто-напросто саботировал отбытие своей части ближе к Днепропетровску. Немецкое гестапо такого совершенно не поняло, и расстрел юнца во избежание, был самым вероятным исходом истории. Но каким-то чудом, а возможно и по связям друзей Бернда, но меру наказание изменили. Теперь Траутманн был откомандирован в шестую армию Паулюса, которая тогда подходила к Сталинграду.

К счастью Бернда, побывать в самой знаменитой мясорубке Второй Мировой Войны, ему было не суждено, так как уже первая высадка (Траутманна срочно обучили премудростям десантного дела) закончилось пленом в Красной армии. И снова каким-то чудом, Бернд был спасён – он и ещё какой-то ефрейтор сбежали из конвоя, и вскоре очутились в родной Германии.

Одно несомненно - когда зимой 1944 года часть, в которой служил Бернд, перевели во Францию, в ней по сравнению с 41 годом оставалось лишь девять человек из каждой сотни. Но отдыхал на Западном фронте Траутманн недолго. Операция "Оверлорд" ознаменовала долгожданное открытие второго фронта. А потом были Арнем, Арденны, французский плен, побег, американский плен - снова побег!В марте 1945 года военная эпопея Траутманна приходит к лучшему из вариантов логичного завершения: он попадает в плен к англичанам. И всё же, успешные побеги дали Траутманну одну из его прозвищ – Ганзейский Гудини.

Жизнь истинного джентльмена

После окончания Второй Мировой войны, Траутманну было предложено вернуться на свою родину  - конечно же в ФРГ, о переезде в ГДР никто и не говорил. Но Берт (он изменил немецкое имя Бернхард на более милозвучное английскому уху), решил остаться в Великобритании, и помочь разобраться с тем, что успели натворить немецкие самолёты. К примеру, Траутманн участвовал в обезвреживании взрывных устройств в пригородах Ливерпуля.

В тоже время, Берт решил не закапывать в могилу талант футболиста, который закрепился в матчах английских военнопленных. Правда, во время одного из матчей ему пришлось заменить травмированного вратаря. В рамке ворот он и остался – уж очень уверенно немец держался на новой позиции. В 1948 году Траутманн начинает выступления на профессиональном уровне - за команду так называемой Ливерпульской Combination Leage "Сент-Хеленс Таун". И немецкий белокурый красавец уже в 1949-м году женился. Женился на дочери секретаря клуба Маргарет Фриар, заключив, таким образом, пожизненную связь с этим маленьким клубом. Уже закончив карьеру футболиста, Берт ещё раз навестил маленький городок близ Ливерпуля, и успех был ошеломляющим – все высыпали на улицы, чтобы увидеть своего героя.

Но перед этим его ждала великолепная карьера голкипера. После успешного сезона за "Сент-Хеленс Таун", Траутманн был открыт для предложений многих английских клубов, но главными претендентами на него были две команды, которые базировались на "Мейн Роуд"(да-да, "Манчестер Сити" пустил к себе извечного врага – "Манчестер Юнайтед", так как "Олд Траффорд" был разбомблен немцами во время войны).

Всё же выиграла "Голубая Луна", которой, кровь из носу нужен был вратарь, так как знаменитый Фрэнк Свифт закончил карьеру. Но кто мог знать, что переход бывшего военнопленного обернётся такими огромными проблемами для руководства, да и для самого игрока? Во-первых, сразу же после сообщения о переходе болельщики "Манчестер Сити" поделились на два лагеря – те, кто вполне доброжелательно относился к немцу, и те, кто в лице Траутманна олицетворял все зверства немецких войск.

Болельщики в массовом порядке принялись возвращать сезонные абонементы. Дошло до демонстрации протеста, собравшей около сорока тысяч (!) человек! Вспыхнули драки между фанами двух манчестерских грандов - "Сити" и "Юнайтед". Дровишек в костер подбросило и то обстоятельство, что манкунианские евреи традиционно болели за "Сити" - а тут такой неприятный сюрприз!

Последнее слово принадлежало президенту "МС" с многозначительной фамилией Ребби: "И вы правы, и вы тоже правы... Только давайте не будем связывать с военными преступлениями каждого немца. Да, он сидел в лагере для военнопленных. Ну и что?" Со специальным заявлением выступил капитан "Сити" Эрик Уэствуд: "Нет никакой войны в раздевалке. Мы относимся к Траутманну, как к любому другому футболисту, и говорим ему: "Добро пожаловать в нашу команду и - удачи!" Честно говоря, этот спич был произнесён с тяжким сердцем, потому что капитан был участником высадки в Нормандии, и к немцам относился, мягко говоря, не очень.

Весь 1949-й год практически все стадионы Англии скандировали: "Хайль Гитлер" при первом же появлении Брета на футбольном поле. Но Траутманн не унывал, ведь на "Мейн Роуд" его приняли:

"Во время бойкотов я проживал вне Манчестера, да и английский мой был не слишком хорош, чтобы разобрать все надписи на плакатах. Но меня очень удивило, что меня приняли в команде  чрезвычайно быстро, буквально через месяц, после того, как я отстоял две домашние игры за резервный состав"

Ещё одна проблема заключалась в запрете на легионеров. В 1931-м году Футбольная Ассоциация запретила использовать иностранных футболистов, не имеющих британских корней, в матчах под своей юрисдикцией. А всё из-за того, что в 1930-м лондонский "Арсенал" захотел заявить знаменитого австрийского вратаря Руди Хидена, но столкнулся с воистину сумасшедшим сопротивлением. Вмешалось даже министерство труда: "Создание подобного прецедента угрожает возможности трудоустройства для британцев". Во как, а ведь в 1995-м году Жан-Марк Босман так не считал, хотя времена были совершенно другими…

Так как такие драконовские меры отменили лишь в 1978-м году, как же быть с нашим немцем? Впрочем, так как после Второй Мировой было не до того, Берту разрешили играть, и играть до конца своей карьеры (кстати, "наш" Эдди Фрейманис тоже удостоился поблажки), хотя в 1952-м году ФА новым распоряжением напомнила о том, что английский футбол остаётся закрытым для "чужеземцев".

Период "после"

Траутманн за свою карьеру отразил 60 процентов пробитых ему пенальти! Увы, большей частью восторги по адресу вратаря "МС" все же относились к периоду до 1956 года. Пройти мимо ухудшившихся в последующие сезоны показателей Траутманна нельзя при всем к нему уважении. Однако случившемуся есть оправдание, и вы прекрасно понимаете какое. Да и ещё странная история с гибелью его сына в автокатастрофе основательно подкосила Берта. 

Но всё же, когда в 1964-м году был организован матч прощания с великим вратарём, "Мейн Роуд" был забит до отказа.  А это более 60.000 болельщиков пришло в будний день попрощаться со своей легендой. Можно только догадываться, сколько человек из присутствующих в 1949-м стояли с плакатами против Траутманна, но думаю, что это был не один и не два.

Берт был введён в Залу Славы "Манчестер Сити", а великий сэр Стенли Мэтьюз назвал его одним из лучших вратарей в истории футбола. А Лев Яшин, который до сих пор считается лучшим вратарём в истории футбола, заявил в 1963-м году: "Было только два вратаря действительно мирового класса. Лев Яшин и еще тот немец, который играл в Манчестере". Несколько нескромно, но в то же время, это придаёт ещё большего уважения к непокоренному Траутманну.

Берт два раза выводил на поле в качестве капитана сборную Футбольной ассоциации. А как же сборная ФРГ? Увы, тогдашний тренер сборной Зепп Гербергер заявил, что он не будет вызвать "иностранцев", так как дома игроки лучше. Только сейчас, через полвека становится ясно, что та команда, которая сотворила Бернское чудо, и Траутманн были нужны друг другу, и подходили друг другу как никто другой. Но Берт никогда не жалел о таком выборе тренера, ведь в Великобритании он нашёл дом, семью…

Период тренерства для легенды "Манчестер Сити" откровенно не сложился. Были заходы в "Стокпорт Каунти", сборную Мюнстера и "Опель" из Рюссельхальма. Но ничего путного из этого не получилось, и в 1971-м году Берт уехал поднимать качество игры в азиатских и африканских странах. Спортивный репортёр Атиллон Тагаллил из Танзании признавался: "До его прихода у нас был хаос, и про создания Футбольных лиг не могло быть и речи. Но после ухода Берта на покой можно сказать одно. Траутманн – отец современного футбола в Танзании".

В 1988-м году Берт ушёл на "покой". Он стал личным представителем Елизаветы IIв Берлине, и важно здесь то, что Траутманн сумел воспользоваться данным ему шансом. В 2004 году он стал кавалером Ордена Британской империи за заслуги в области укрепления англо-германского взаимопонимания. И эти слова – не пустая формальность, как часто бывает. От двадцатитысячной демонстрации противников появления немца в английской команде до шестидесяти тысяч болельщиков, переполнивших "Мэйн Роуд" во время его прощального матча, – огромный путь. Путь, который был под силу, возможно, одному-единственному человеку. Человеку, делам которого поверили те, кто уже разучились верить словам.

Метки: Траутманн

{ 15 Комментариев }

По мотивам жизни Эйсебио да Силвы Феррейра

Рассказчик 03.01.2011 в 21:58

Здравствуйте, дорогие друзья-товарищи. Только что я дописал это, с позволения сказать, творение и сразу же отсылаю его вам для прочтения. Назвать данное произведение сугубо жизнеописанием известного футболиста нельзя, но и обозвать его художественным рассказом также возможности не представляется. Вашему вниманию предоставляется статья "По мотивам жизни Эйсебио да Силвы Феррейра".

    Я до сих пор помню тихие вечера на берегах нынешнего Мапуту, когда вдали золотистым диском солнце пропадало за водами океана, а слабые порывы ветра теребили песок в своих воздушных руках. Можно было сидеть у кромки воды, часами наслаждаясь красотой уходящего дня. Можно, если бы не:
    - Нет! - Пронеслось по всему побережью и уже в следующую секунду в воду хлюпнулся мяч. - Снова! Эйс! Как так можно?!
    Сразу же вслед за мячом кинулся я вразрез волнам, отчего раздался всплеск и белые барашки разошлись в разные стороны. Схватив кожаного прыгуна, я начал грести обратно и уже через минуту совершенно вымокший стоял рядом со своим товарищем, протягивая ему мяч:
    - Достал.
    - Сам ударил, сам же и поплыл.
    - Это редкость. Обычно, вратари бегают за моими подачами. Как и сегодня, впрочем.
    - Тут мне нечего сказать. Ты был лучшим. Эти ребята из «Фер…»
    - «Ферровиарио». - Подсказал я.
    - Именно. Они от страха обделались.
    Я самодовольно улыбнулся, понимая, что товарищ мой абсолютно прав, впрочем, особенности моего характера не позволяли наполняться надменностью, отчего пришлось просто кивнуть, продолжая шагать по рассыпчатому песку.
    После матча прошло не так много времени и хорошее настроение все еще бытовало в наших со Сьером душах. Победа всегда радовала, а если она еще и касалась клуба иностранного, то радость эта удваивалась. Мы, забив пару голов, автором одного из которых был я, положили на лопатки бразильский «Ферровиарио», что уже с месяц бороздил просторы жаркой Африки в специальному туре, отыгрывая товарищеские матчи.
    Безусловным было то, что наш соперник не рассчитывал на подобное сопротивление от команды из португальской колонии, ожидая очередной легкой игры. Впрочем, их предположения обрушились уже в первом тайме, а после финального свистка мнение противников касательно нас совершенно переменилось.
    Наша команда покидала поле под громкие аплодисменты немногочисленных болельщиков, что радовались не меньше самих игроков. Тогда еще не было такой традиции - меняться футболками после игры, отчего совсем еще молодые парни, чьи лица были озарены улыбками, шли переодеваться, благодаря друг друга за хороший матч.
    Поскольку отмечать подобные события мы привычки не имели, то игроки, распрощавшись с тренером, начали расходиться по домам в предвкушении последующих игр за родную команду. За родной «Спортинг».
    - Мне туда. - Вымолвил Сьер, показывая вправо на широкую улицу, уходящую куда-то в глубь городского лабиринта. - До следующей тренировки, Эйс.
    - Увидимся. - Только и оставалось сказать мне, махнув рукой. Впереди меня ждал еще примерно километр берега, бетонные пирсы городского порта и маленький домик в Мафалде - пригороде тогдашнего Лоренсу-Маркиша. Но я не отчаивался, ибо ноги футболиста с раннего детства были приучены к большим расстояниям и тяжбам бедности.
    Последние лучи солнца уже совершенно скрылись за линией горизонта, отчего розовика в небе сменилась на грубо-фиолетовые оттенки, которые в свою очередь должны были превратиться в темно-синий. Вечер все более завладевал просторами континента, а жители города зажигали свет в своих неуютных жилищах, впадая в состояние послеработного отдыха.
    Нынче я часто вспоминаю былое и искренне удивляюсь своей судьбе, но в те времена голова моя была занята лишь только отрывками детского прошлого. Я родился 25 января 1942 года во все еще зависящем от португальских властей Мозамбике, что находится на юго-востоке Африки. Но наша семья не ограничивалась лишь только мной и родителями, ведь, как и все прочие африканцы, у нас была многодетная семья. Я и еще восемь моих братьев.
    С самого детства привязанностью я награждал спорт. Поначалу интересы мои расходились между легкой атлетикой, баскетболом и футболом. Всем я занимался серьезно, полностью отдаваясь делу. На юношеских соревнованиях по бегу мне удалось занять первое место. То же касается и баскетбола - одно время я входил в команду нашего города. Впрочем, среди всего вышеперечисленного наиболее меня увлек футбол.
    Почему именно он, сказать сложно. Но, только исполнилось мне пятнадцать лет, как я отправился в местный футбольный клуб «Спортинг». Насколько мне было известно, команда эта являлась дублером лиссабонской, откуда молодые, но исключительно самые талантливые игроки попадали непосредственно в столицу метрополии. Подобной судьбы желал удостоиться и я, хоть раньше еще никто из наших никогда не летал в Португалию даже на просмотр, не говоря уже о надежном месте в основном составе тамошнего «Спортинга».
    В тот день я спокойно дошел домой и, поздоровавшись с мамой, уселся ужинать. После игры сильно клонило ко сну, отчего я быстрым темпом доел и отправился спать к своему матрасу.



    Спустя месяц.
    - Эйсебио! - Раздался голос моей матери, взрывающий пространство всего дома. - Тебе какое-то письмо.
    Я искренне удивился, ведь никто и никогда не слал мне писем. Более того, слать их было некому - этот факт еще более усугублял мое замешательство.
    - Дай я прочту. - Вымолвил я, забирая из маминых рук конверт. Одного движения оказалось достаточно, чтобы разорвать его и достать письмо. Примерно с полминуты я вчитывался в далекий для мня смысл строк, после чего на секунду замерев, взорвался воплями радости. Мать, стоявшая рядом, с недоумением и даже некоторой опаской посмотрела на меня. Она схватила письмо и стала с жадностью поглощать его смысл. Ее реакция на прочитанное перехлестнула мою. Когда же пришедшие на шум браться начали расспрашивать, что тут твориться, наша мама зачитала письмо вслух (отчасти, чтобы сэкономить время и отчасти оттого, что не все мои браться были грамотными).
    Я должен был ехать в Лиссабон. Меня приглашали в «Спортинг».
    В тот же день я стремглав помчался к своему тренеру. Оказалось, что он получил такое же письмо со всеми указаниями и прилагающимися билетами, но лицо его было окрашено толикой грусти. Как оказалось впоследствии, он вовсе не желал терять такого игрока как я и, более того, не прочил мне великой карьеры за границей. В Мозамбике же он видел меня во главе своего клуба многие годы и считал, что тут нет границ, что могли бы обрамить мой бешеный талант.
    Отвергнув любые аргументы тренера о том, чтобы отказаться, я мигом собрал вещи и уже через пару дней, попрощавшись со всей семьей, я летел в Португалию. Самым тяжелым далось мне прощание с матерью. Она стояла у стойки регистрации и, обняв меня, сказала:
    - Будь молодцом, Эйсебио. У тебя все получиться.
    В тот момент мне хотелось заплакать, но мысли о шумной столице и невиданной славе будоражили мое сознание, подстегивая идти вперед.
    Прошло всего несколько часов и предо мной предстала кабинка паспортного контроля Лиссабонского аэропорта Портела, что находился в северной части города. Миловидная девушка приняла мой паспорт и, сверив фотографию, разрешила пройти далее, чтобы забрать скромные вещи со специальной ленты.
    Выходя в общий зал, где толпилось множество людей, высматривающих своих родственников и подопечных, я искренне растерялся, поскольку совершенно не представлял, куда двигаться дальше. Впрочем, будто бы в ответ на мои внутренние вопросы, из кучи народу вышли двое людей в черных пиджаках и быстрыми шагами направились ко мне. Лица их казались весьма деловыми, что по какой-то неизвестно причине внушило мне доверие.
    - Эйсебио да Силва Феррейра? - Спросил один из них, остановившись совсем рядом.
    - Да. - Ответил я. - А вы функционеры из «Спортинга», должно быть?
    На лицах мужчина образовался немой вопрос, после чего тот, что со мной говорил, задумчиво кивнул и, взяв меня под руку, стал двигаться к выходу.
    - Дела обстоят предельно просто. Сейчас мы отвезем вас в отель. Ведь, мы понимаем, вы с дороги и хотели бы  отдохнуть. А уже завтра мы привезем вас на просмотр на базу клуба, где вы сможете себя показать Гуттманну.
    - Кому? - Переспросил я.
    - Белу Гуттманну. Тренеру, конечно.
    Я сдержанно кивнул и уселся в шикарный, как мне тогда показалось, автомобиль. Никогда раньше не приходилось видеть мне ничего подобного, отчего глаза разбегались в разные стороны, даже не зная, за что зацепиться. Мы ехали весьма долго, пока ребята не привезли меня в обещанный отель и не поселили в номер. Потом они пожелали мне приятого отдыха и напомнили, что завтра приедут ровно в десять - я должен быть готов.
    Весь тот день я провалялся на самой мягкой в моей жизни кровати, уставившись в потолок. Я рассматривал дивные картины на стенах, удивляясь, как возможно такое сотворить, а в полнейший восторг меня повергла ванная, что находилась в уборной. Все тут было в новинку.



    Эти двое и правда пожаловали ко мне ровно в десять. К тому времени мне удалось привести себя в порядок и надлежаще подготовиться для просмотра. Машина быстро довезла нас до тренировочной базы и только ее очертания стали виднеться вдали, как сердце мое забилось быстрее прежнего. Внутри бытовало приятное волнение.
    Автомобиль все приближался и мои глаза остановились на вывеске, встречающей всех проезжающих. Надпись гласила «Sport Lisboa e Benfica». Я, нахмурившись, обратился к одному из мужчин:
    - Вы же функционеры «Спортинга»? Не так ли?
    - Не совсем так, Эйсебио.
    Я начал не на шутку волноваться:
    - Какого черта? Это же «Бенфика»!
    - Тебе все объяснит Гуттманн.
    Бела Гуттманн оказался радушным евреем австро-венгерского происхождения, что доживал свой шестидесятый год на этой земле. Раньше, будучи еще игроком он выходил на позициях защитника и полузащитника, играя в основном за американские клубы, но впоследствии избрал для себя тренерскую стезю. Тут его успех оказался куда более масштабным, чем во времена игральной карьеры. Бела тренировал разные клубы, меняя страны одна за одной. Италия, Румыния, моя родная Португалия, Бразилия - где только не побывал мастер своего дела.
    В тот день я был очень взволнован, ибо ситуация сложилась для меня более чем комично. Письмо мне прислали из «Спортинга», а я оказался я в «Бенфике» и все происходящее казалось мне исключительной глупостью. Я спросил тогда у Гуттманна, что здесь вообще происходит? А он честно признался мне, что решил просто поиграть немного. Как оказалось, письмо и правда пришло мне из родного клуба, а вот Орлы решили просто выкрасть мою персону, дабы я начал играть у них в клубе.
    Через некоторое время я успокоился и, начав понемногу привыкать к обстановке, вошел во вкус игры. Тренер одобрил мои способности в первый же день и сказал, что работая над собой, я смогу завоевать весь футбольный мир. Поначалу Бела не нагружал меня тактическими схемами, давая волю моему таланту, что позволило разгуливаться по полной программе, не ограничиваясь какими-то условностями.
    Как-то раз я спросил у Гуттманна:
    - Как вы вообще про меня узнали?
    Он ехидно улыбнулся и ответил в своей национальной манере:
    - А сам как думаешь?
    - Неужели следили? - Наивно предположил я. Бела засмеялся:
    - Неплохо. Нет, все куда проще. Как-то раз ко мне приехал Карлос Бауер. Слышал о таком?
    Я отрицательно замахал головой.
    - Так вот, это тренер «Ферровиарио». Ну, команду эту ты должен знать.
    - Конечно. Мы выиграли у них.
    - Именно. Так вот, Карлос сказал мне, что приметил на поле одного парнишу, выступающего за местный «Спортинг». Я спросил, кто же он? «Эйсебио» - Ответил тогда мне Бауер. Проблема заключалась лишь в том, что ты вырос не в нашей академии и выступал не за наш клуб, а за величайших противников «Бенфики». Но мы разрешили все вопросы, как ты помнишь.



    Я упорно тренировался, но Бела все не решался выпустить меня в основном составе. Изредка я выходил на поле, заменяя более маститых и опытных игроков, но подобное положения дел меня не радовало, так как хотелось чего-то большего.
    В 1961 году «Бенфика» стала чемпионом Португалии и взяла Кубок европейских чемпионов. Не скажу, что непосредственно я приложил к этому руку, но наличие меня в команде делало мою персону таким же чемпионом, каковыми являлись и все прочие игроки. Победа в чемпионате и обретение Кубка придавало какую-то торжественность всему происходящему, но это нисколько не отбило у меня желание работать над собой. Я, наоборот, удвоил усилия дабы в следующий раз заслуженно считаться чемпионом.
    В мае 1961 года наша команда должна была встретиться в Вене с местным клубом в рамках розыгрыша следующего Кубка европейских чемпионов. Именно тогда меня удостоили чести выйти в основном составе. Идея эта мне приглянулась, так как матч был не самым ответственным, да и особой сложности противник не представлял.
    Я оказался на поле и уже на первых минутах у нас стали появляться весьма приличные моменты. Но любому форварду требуется какое-то время, чтобы несколько «раскачаться», и я исключением не был. Пара ударов прошла мимо ворот, но это лишь подзадорило меня, отчего я постарался играть хлестче. Штанга помешала в очередной раз попасть мячу в ворота. Первый тайм начал понемногу подходить к концу и оправдать неудачу моих попыток забить было довольно сложно. Судья засвистел, давая знать о перерыве. Команды пошли в раздевалку.
    - Что, черт возьми, происходит, Эйс?! - Прогремел на все помещение тренер. - Это должен быть твой звездный час! Идеальный момент!
    Я был полностью согласен с Гуттманном, отчего возразить было ничего. Мне пришлось попросту уткнуться глазами в пол и сказать, что я обязательно исправлю ситуацию. Более Бела никого не отчитывал, так как я был единственным виновником всего происходящего. Ведь команда играла слажено и все атаки оканчивались на мне - на нулевой реализации моментов.
    Во втором тайме командам удалось обменяться мячами, отчего счет стал 1:1. Я же не приложил никаких усилий для, собственно, создания нашего гола и до самого конца поединка находился в тени. В игре запомнился я хорошо, но только тем, что все время упускал моменты и зачастую не мог даже нормально обработать мяч.
    Смотря на эту ситуацию сейчас, то бишь через призму времени и весомого опыта, могу заметить, что ситуация такая вполне нормальна, ведь молодой игрок совершенно нестабилен. Я мог взлететь до небес, зарядившись энтузиазмом, в обычном матче и сорваться из-за волнения в ответственном. Ту игру мы завершили в расстроенных чувствах. Особенно огорчился Бела и я уже начал было думать, будто он засомневался в моем таланте.
    В конце сезона 1960-1961 годов «Бенфика» играла матч во Франции против «Сантоса». Весь первый тайм я просидел на скамье наблюдая за великолепным Пеле. В течении сорокапятки минут бразильцы умудрились положить к нам в ворота три мяча, отчего настроение у команды заметно упало. В перерыве тренер, чье лицо выражало откровенный гнев, пытался спасти ситуацию, морально работая над ребятами. А после, то ли с надеждой, то ли от равнодушия к дальнейшему развитию событий, он подошел ко мне и сказал:
    - Эйсебио, ты выйдешь на поле.
    Радоваться особо было нечему, так как я говорил выше, что на замену уже навыходился вдоволь, впрочем, поиграть на одном поле с неимоверным Пеле казалось каким-никаким счастьем. Я одел свою майку и двинулся на поле, следую за командой. Уже через минуту матч продолжился по свистку судьи и мяч каким-то чудом оказался у меня. Внутренне волнение, как показалось мне сначала, могло бы помешать мне войти в процесс, но ничего подобного не случилось.
    Я заиграл так, как не играл раньше. На следующий день французские газеты писали, что девятнадцатилетний африканец, хоть его «Бенфика» и проиграла бразильскому «Сантосу» 3:5, сделав хет-трик, затмил на поле самого талантливого игрока того времени - Пеле.
    Я был вне себя от радости, так как прогремел на всю Европу. Казалось, в один день я сделался звездой футбола и уже ничто не может помешать мне завоевать весь этот мир. Люди на улицах начали понемногу узнавать меня, тренер стал относиться более доверительно, забыв о той неудаче в Вене, а жизнь показалась мне по-настоящему сладкой. Меня запомнили.
    Вся земля ожидала очередной Чемпионат Мира, что проводился в Чили. Сборные готовились к отборочным матчам и наша исключением не являлась. Португалия попала в одну группу с Люксембургом и Англией. Будучи честным, на вызов в национальную команду моя персона не надеялась, но судьба обернулась к ней другой стороной. И, получив письмо из Португальской Футбольной Федерации, я отправился тренироваться на ровне со всеми.
    Радость еще глубже забралась в меня, поскольку подобный вызов являлся неким признанием в футбольной среде и получить его в девятнадцать лет казалось мне великолепным. Не каждый человек мог подобным похвастаться, впрочем, впервые на поле я вышел лишь только в ответном матче с Англией на Уэмбли. Первый закончился ничьей 1:1, а вот игру с моим участием и вовсе Португалия проиграла. Тогда в нашей группе первое место заняли Бриты, мы - второе и Люксембург финишировал третьим, отчего попасть на чемпионат не удалось. Золотые медали в том году получили Бразильцы.



    Второго мая 1962 года я, в окружении Колуны, Жозе Агуаша и прочих ребят из «Бенфики» вышел на поле стадиона Олимпийский в Амстердаме. Тот матч являл собой финал Кубка европейских чемпионов против «Реала», который судил голландец Лео Хорн. Трибуны уже были заполнены до отвала - по слухам посмотреть игру собралось около шестидесяти пяти тысяч человек.
    Игроки, среди которых имелись Пушкаш, Ди Стефано и Хенто, стали в ряд и, находящийся прямо на поле оркестр исполнил гимны сначала Испании, а после него - Португалии. Наша команда играла по схеме 3-2-5, делая упор исключительно на атаку, что представлялось верным в матче против «Сливочных».
    Уже на второй минуте «Реал» создал у наших ворот опасный момент - это со штрафного Ди Стефано пробил головой. Мы ответили ничем ни хуже, пробив с углового, но вратарь испанцев был на чеку. Силы команд оказались равными и это настораживало.
    Судья засвистел из-за того, что Реал нарушил правила и указал на штрафной с нашей стороны. Сейчас уже не вспомню, кому пришлось его исполнить, но тогда я закричал:
    - Эй! Там! Отойдите! Вы мешаете!
    Стоящие у кромки поля фотографы начали поспешно отходить назад, освобождая место, но вспышки фотоаппаратов не переставали щелкать. Игрок «Бенфики» пробил, но ворота противника так и остались нетронутыми. Минуте на пятнадцатой мяч застал меня стоящего близ линии штрафной «Реала», но мне так и не удалось забить в «девятку».
    Впрочем, наперекор мне, свой шанс не упустил Пушкаш. Уже через две минуты он умело, выйдя один на один с Коштой Перейра, пробил в угол ворот, тем самым возведя на табло единичку, против нашего нуля. Казалось, это должно было подстегнуть нашу команду к более активным действиям, но ничего подобного не произошло.
    Через шесть минут с ударной ноги Пушкаша в наши ворота снова залетел круглый и разница в счете набирала обороты. Перейра бы без проблем взял этот мяч, но он, в свою очередь ударившись о кочку, напрочь изменил траекторию, что и повлияло на ход событий. Казалось, что очередной финальный поединок Кубка европейских чемпионов закончится победой «Реал Мадрида», так как испанцы вели 2:0 в средине первого тайма.
    Впрочем, на двадцать пятой минуте мы получили право на штрафной удар прямо с линии. Возможность пробить была представлена мне. Колуна откатил мяч и я, разогнавшись, ударил со всей силы - круглый прогремел по штанге, отскочив Агуашу, который знал, что надобно было сделать. Счет стал 2:1.
    Десятью минутами позже я снова отправил мяч к нашим противникам, но в створ ворот попасть не удалось. Инициативу в нашей команде взял на себя Кавим, оформив гол прямиком в верхний угол, что сравняло наши с «Реалом» шансы на победу.
    Последним событием первого таймы был очередной, уже третий в этом матче, гол Пушкаша. На замахе убрав защитника, он сумел пробить в нижний угол, отчего на перерыв его команда ушла с каким-никаким перевесом. Но интрига все еще никуда не делась.
    После свистка Гуттманн, с которым мои отношения складывались как нельзя лучше, буквально молился, чтобы мы выиграли этот матч. Его лицо отображало все еще не утерянную надежду, а уста излагали ряд наработанных нами ранее тактических схем, которые следовало бы применить во втором тайме.
    Следующая часть матча началась с того, что Араквистайн пропустил мяч от Колуны, помогая тем самым вернуть «Бенфике» шансы на победу. Мы старались играть увереннее прежнего, прессингуя соперника и не давая ему возможности передвигаться в центр. Мне удалось пробраться по правому флангу поближе к сопернику, но тут же меня сбил защитник, за что мы получили право пробить. Я, как сторона пострадавшая, и реализовал штрафной на шестьдесят пятой минуте.
    Совсем через небольшой промежуток времени мяч снова оказался у моих ног и мне ничего не оставалось сделать, кроме как оформит дубль ударом метров с пятнадцати от ворот. Это был второй Кубок европейских чемпионов, доставшийся не испанцам и их звездному коллективу, а «Бенфике». Наша команда искренне ликовала, надеясь и в будущем стать обладателями этого почетного и до сейчас трофея.
   

В том сезоне мы сумели взять не только Европу, но и Кубок Португалии, хоть и заняли третье место в чемпионате. Подобный сезон невозможно назвать иначе как великолепным, а коллектив - победным. Ведь в клубе к тому времени собралось немало звезд, готовых играть стабильно; звезд, преданных «Бенфике».



    Тренировка окончилась и ребята уже переодевались в предвкушении теплого домашнего вечера с близкими. За окнами солнце садилось все ниже, напоминая мне родные закаты на берегах океана, а кроны деревьев ходили из стороны в стороны, поддаваясь колебаниям вьющегося ветра. Я каким-то образом оказался в раздевалке последним, запаковывая в сумку свои вещи. У двери стоял Бела, чье лицо было определенно омрачено.
    - Может, ты все таки останешься, Гуттманн? - Дружески бросил я. - Выиграешь с нам еще пару европейских трофеев?
    Еврей глянул на меня с крохой ехидства и резко вымолвил:
    - Больше не будет. - После чего, развернувшись, он проследовал вон из помещения.
    В то время я совершенно не предал значения сказанному, поскольку был полон уверенности, что касалась ближайших и дальнейших побед. Никто тогда не мог переубедить мня в том, что «Бенфика» обязательно отвоюет все возможные кубки и медали. Впрочем, сама жизнь взялась переубеждать меня.
    В следующем сезоне - 1962-1963 годов - нам удалось утащить с собой лишь только победу в чемпионате. Даже кубок страны не поддался нашим усилиям, не говоря уже о Кубке европейских чемпионов. В том году мы дошли до финала, где нам представилась возможность встретиться с итальянским «Миланом». В том матче я забил один единственный гол нашей команды, но Аппенинские игрок оказались сильнее на газоне «Уэмбли», отчего мы ушли с поля проигравшими при счете 2:1.
    Далее, в сезоне 63/64 нам удалось обуздать и чемпионат и кубок Португалии, но вот Кубок европейских чемпионов в том году отобрали себе снова же итальянцы на этот раз в лице «Интера», выиграв у «Реала».



    Я сидел на кухне своего небольшого особнячка в Лиссабоне. Передо мной стояла тарелка, где лежала усыпанная уроком яичница с беконом. Завтрак выглядел, признаться честно, весьма аппетитно, отчего я намеревался поскорее его съесть и отправиться на базу своего любимого футбольного клуба.
    Впрочем, внимание мое было отвлечено газетой, лежащей неподалеку. Серая бумага первой полосы пестрела надписями футбольной тематики одна из которых гордо гласила:
«Черная Пантера получил Золотой Мяч»
    Подобная надпись не могла не радовать меня хотя бы оттого, что мою скромную персону именовали столь харизматичным именем, не говоря уже о, собственно, значении этой заметки как таковой. Ведь рассказывалось там о требующем внимания случае: все еще молодой игрок «Бенфики» получил Золотой Мяч, забив в чемпионате 28 голов, тем самым сделав «Бенфику» чемпионом Португалии с 43-мя очками.
    Тот сезоне мы отыграли прелестно, легко орудуя тактиками, что давало на колоссальное преимущество перед соперниками. Я старался забивать как можно больше и в конечном итоге все мои голы получили признание в виде награды к которой, вероятно, стремились все европейские футболисты. Я получил Золотой Мяч.
    Признаюсь честно, что мне пришлось в очередной раз возрадоваться тому, что Мозамбик долгое время оставался колонией Португалии, так как иначе я бы не смог попасть в нынешний клуб, я бы не имел честь играть за сборную Португалии и тем более я бы не сумел получить столь значимую для меня награду.
    К огромному сожалению «Бенфике» снова не удалось отвоевать себе европейский трофей, чему помешал «Интер» с которым мы встретились в финале на стадионе «Сан-Сиро» в Милане, где Готфрид Динс зафиксировал победу итальянцев со счетом 1:0. Поражение в предшествующих финалу этапах казалось нам удобоваримым и изредка даже заслуженным, но вот проигрыш в самой ответственной игре всегда был горьким.
    В 1966 году мы не взяли не одного трофея, придя вторыми в чемпионате после «Спортинга», что не могло не омрачить всю команду. Игроки стали было подумывать, будто наш звездный путь окончен и далее команду ждут лишь только попытки побеждать, но не сми победы.
    Впрочем, от подобных мыслей парней отвлек Чемпионат Мира по футболу 1966 года, что проводился в Англии. В восьмой раз сборные всего мира собирались попробовать свои силы в матчах за самый престижный кубок за все существование футбола. Наша сборная, часть которой составляли игроки «Бенфики», сумела пробраться в групповой этап и попала в общество Венгрии, Базилии и Болгарии.
    В первом матче нам удалось раздобыть победу 3:1 и оставить Венгрию поверженной. Далее Португалия расправилась с Болгарией 3:0, где один гол являлся сугубо моей заслугой. Ну и в конечном итоге из группы мы вышли первыми после выигрышного матча над Бразилией с моим дублем.
    В четвертьфинале нам предстояло встретиться с национальной командой КНДР на стадионе Гудисон Парк в Ливерпуле. Пятьдесят с лишним тысяч человек собралось поглазеть на феерическое выступление, что получилось в итоге. Первые двадцать пять минут полностью забрали себе корейцы, закатив в наши ворота три мяча. Матч, по мнению далеко не одного человека, был окончен победой «узкоглазых» и остальную часть поединка можно было не смотреть.
    Но наш коллектив привык выкручиваться из ситуаций весьма сложных, отчего и данная не представлялась особо проблематичной. На двадцать седьмой минуте мяч оказался у меня и я забил. Еще через несколько минут мне удалось реализовать пенальти, отчего команды ушли на перерыв при счете 3:2. После свистка Отто Глория - бразильский специалист, носивший весьма экстравагантное прозвище «Чуовище», что в те времена занимал должность тренера сборной Португалии, показал нам несколько приемов и четко продемонстрировал что надо делать. Мне же он сказал:
    - Эйсебио, твоя задача проста: ты должен забить.
    Я в какой-то мере и сам понимал, что будучи центральным форвардом, должен проявить себя именно в таком русле и настраивался на веселую игру. После перерыва мне удалось забить еще один гол с игры и снова на «ура» отыграть стандарт. Мы вели 4:3, но мой напарник по команде Жозе Агуаш все никак не мог успокоиться, добив КНДР еще одним мячом, добавив нам преимущества. Мы выиграли ту игру 5:3.
    Двадцать шестого июля 1966 года на стадионе «Уэмбли», где я к тому времени уже бывал, Португалии представлялось сыграть с хозяином чемпионата мира - Англией. Там блистал Бобби Чарльтон, что закатил нам два мяча на который мы смогли лишь только ответить одним - моим - и уйти с поля проигравшими. Тогда все были в крайне плачевном состоянии, поскольку игроки осознавали, что в следующий раз попытать судьбу можно будет лишь только через четыре года. Мы выиграли матч за третье место у сборной СССР, где я впервые увидел их капитана Льва Яшина (ведь мы неплохо общались после того), а Англия, как настоящий хозяин, выиграла Чемпионат Мира 1966.
    Вскоре журналисты прозвали это соревнование «чемпионатом Эйсебио», поскольку я являлся автором девяти забитых мячей в шести матчах, ставши лучшим бомбардиром. А в музее Мадам Тюссо появилась новая восковая фигура - Эйсебио да Силвы Феррейра.



    Чемпионство в Португалии в 1967 и 1968 годах было наше. Кроме того, «Бенфике» в очередной раз пришлось выйти на поле стадиона «Уэмбли», чтобы сразиться там с «Манчестером Юнайтед» в финале Кубка европейских чемпионов, впрочем, удача в самый неподходящий момент от нас отвернулась. Игра подходила к концу, а ворота каждой из команд были лишь единожды потревожены - Чарльтоном и Грасой. Кончетто Ло Белло оповестил всех зрителей о продлении поединка, добавив овертайм, чтобы все же определить победителя. Но положение дел в течении семи минут совершенно поменялось: «МЮ» в лице Чарльтона, Беста и Кидда реализовало три момента, отчего счет моментально изменился на 4:1.
    После того матча «Бенфика» ни разу не выходила в финал Кубка европейских чемпионов, а слова, произнесенные Белой Гуттманном перед его уходом на счет отсутствия в будущем у команды европейских трофеев стали воспринимать серьезнее. Сейчас же, по прошествии множества сезонов, это называют «Проклятием Белы Гуттманна».
    Впоследствии тренером нашей команды стал Отто Глория - тот самый специалист, что вывел сборную Португалии на ранее невиданные позиции - третье место в Чемпионате Мира. На клубном уровне мы стали более близки, отчего я понял, что человек он весьма неплохой, хоть и имеет своеобразные черты характера. Однажды он сказал мне:
    - В Португалии, когда команда проигрывает тренера называют „чудовище”, а когда выигрывает — „Великий”. С ним мы прибрали к рукам немало чемпионатов и кубков, но все эти трофеи были Португальскими.
    В 1968 году в Европе учредили премию под названием «Золотая Бутса», что должна была вручаться лучшему бомбардиру Европы. Первым ее получил я, окончив этот сезон с сорока двумя мячами, а после мне удалось снова стать обладателем этой награды в 1973 году с четырьмя десятками голов.
    В том же году мне пришлось окончить свою карьеру в сборной, учитывая что Португалия даже не прошла отборочный турнир на ЧМ-1970 в Мексике.



    - Как ты, парень? - Спросил у меня врач, ощупывая мое колено. От боли в глазах все плыло и, казалось, что футбол теперь станет для меня лишь только воспоминаниями. Я попытался приподняться, но даже это сделать было сложно.
    - Плохо.
    - У тебя, видимо, что-то со связками. Черт его знает. Надо будет провести детальное обследование и может понадобиться операция.
    Слова эти меня совершенно не успокоили, так как в моем возрасте получить подобную травму считалось весьма плачевным. Впоследствии я даже стал подумывать об окончании карьеры футболиста и перепрофилировании самого себя, но все свершилось совершенно по-другому.
    В 1975 году я ушел из «Бенфики», отыграв за нее 715 матчей и забив 727 голов. Семь раз я становился лучшим бомбардиром чемпионата и одиннадцать наша команда завоевывала чемпионство.
    После моего любимого клуба следовало немало побед. Я неплохо поиграл за Род-Айленд Оушнерс, Бостон Минитмен, Монтеррей, Бейра-Мар, Торонто Метрос, Лас-Вегас Квиксилвер, Нью-Джерси Американс и Униан ди Томар и все эти клубы пришлось мне сменить в течении всего четырех лет. Грустно было покидать мне Португалию и межеваться между этими командами представлялось удовольствием ниже среднего, но я был в откровенно средней форме, а деньги все так же являлись незаменимым атрибутом нашего бытия, так что следовало как-то зарабатывать. Кроме того, я был не единственной звездой футбола, уехавшей в Америку.
    Вскоре мысли о завершении карьеры перестали быть просто мыслями, перейдя в русло реальности. Я по-настоящему прекратил бегать по полю за мячом, стараясь забить, а перешел на тренерский мостик, но не в роли главного тренера, а исключительно как помощник. Вернувшись в Португалию кроме деятельности наставника я решил некоторое время побыть комментатором футбольных матчей и у меня, признаюсь честно, получалось совершенно недурно. «Бенфика» сделал меня своим почетным «лицом» и мне надлежало присутствовать на всех важных мероприятиях клуба, но было совершенно е в тягость хотя бы оттого, что я был легендой этой команды.
    Впоследствии мне предложили административную должность в «Бенфике» и я, будучи рад ежедневно наведываться в  знакомые с девятнадцати лет стены родной команды, согласился. Становясь все старше, я стал куда больше ценить свое здоровье, понимая всю его значимость. Жизнь начал казаться мне штукой достаточно неплохой, достойной человеческого внимания. А душа моя тяготела к спокойствию.
    В 1992 году произошло событие, повергшее меня в замешательство - у стадиона «Бенфики» «Эстадио да Луш» установили памятник надпись возле которого гласит: «Эйсебио да Силва Феррейра: его величество король». К моей персоне после такого жеста вновь появился неподдельный интерес, а заголовки газет в очередной раз стали нарекать мою персону символом Лиссабонского клуба. Я же на это отреагировал весьма сдержанно, придерживаясь своей привычки и поблагодарил руководство «Бенфики» за подобную вещь.
    Несколькими годами позже, а именно четвертого марта 2004 года ФИФА презентовало ФИФА-100 - список лучших футболистов за всю историю, якобы составленный самим Пеле. Я оказался в этом списке на ровне с многими другими звездами мирового футбола, что не могло не польстить бедному старику, забывшему, как выглядит футбольный мяч.
    В 2008 году я открыл для себя то, что в Армении хотят выпустить двести тысяч коллекционных монет с моим изображением. Отказаться от подобного было бы невежливо, отчего я дал свое согласие и теперь любой желающий имеет возможность купить себе серебряную монетку с моим именем. А ведь это какая-никакая слава.
 

    Я давно уже не чувствовал себя хорошо, но ничего более возраста винить в этом нельзя. Когда тебе за шестьдесят ты попросту стареешь в стороне от всего, будто бы никогда и не был причастен к этому миру.
    Наш самолет приземлился мягко, и Москва уже не в первый раз открыла мне свои объятия. Когда-то я и Бобби Чарльтон приехали сюда посмотреть на прощальный матч Льва Яшина, но теперь моего присутствия требовал другой повод. Выходя из аэропорта, я встретил огромную толпу журналистов разнообразных спортивных газет и журналов, что были готовые завалить меня вопросами о моем прибытии. Я остановился и смог выдавить из себя лишь только:
    - Я приехал в Москву повидать своего друга. К сожалению, его уже нет с нами.
    После этого моей персоне разрешили пройти в автомобиль и двинуться в нем на надлежащее кладбище. Примерно через час я вышел из машины и по заснеженной тропе прошел к воротам; со мной проследовали сопровождающие - вдова футболиста и несколько журналистов. В моей голове вдруг появились кадры из собственной жизни: когда я, забив Льву Яшину пенальти, после матча подошел к нему и поблагодарил за игру.
    Но следовало идти дальше - к могиле известного футболиста. Я возложил к памятнику цветы - алые розы - и, перекрестившись, поклонился. Льву исполнилось бы сегодня восемьдесят, если бы он не умер ранее.

Послесловие

    До сих пор я вспоминаю тихие закаты огненного солнца на берегах Мапуту. Это всепоглощающее спокойствие и беспечность юности взывали мою душу к ностальгии. Детство, проведенное в обнимку с футбольным мячом кажется мне безумно далеким и одновременно закончившимся вчера. Что-то внутри подогревает желание еще раз прожить свою жизнь, начиная с первого поражения и заканчивая последней победой.
    Сейчас мне шестьдесят восемь и я искренне доволен прожитым. Казалось бы, мне вовсе ничего не требовалось для искреннего счастья, но все же я тоскую по упущенным возможностям. Мне горько вспоминать поражения в финалах, незабитые мячи и упущенные моменты. Чувство такое, будто во мне остался огонек нереализованного потенциала и вот-вот он вырвется наружу. Но этого не произойдет, ведь Черная Пантера очень уж устала.

Спасибо за внимание. Приношу свои извенения за малое количество фото - не все загружаются.
 

{ 14 Комментариев }

Самый известный китаец

dnepr_1918 15.10.2010 в 19:44

Игру Рекобы я живьем видел в первый раз. Честно говоря, она оставила поначалу просто удручающее впечатление. Впрочем, игрой это назвать даже нельзя. Альваро мало двигался, абсолютно не пытаясь освободиться от опеки защитника. Принимал матч стоя на месте. Ни ударов, ни рывков, ни малейшей попытки взять инициативу в свои руки - ничего этого Рекоба не предпринял. А без него, как выяснилось, уругвайцы могут не так уж много.

После перерыва Альваро изменился даже не на 100 - на все 200 процентов. Практически каждая атака начиналась через него. Рекоба совершенно неожиданно для противника появлялся то на левом, то на правом фланге. Своими точными пасами он умело менял направление удара. Складывалось даже впечатление, что от всей этой карусели у сенегальцев закружились головы. Они были просто обескуражены ураганным натиском "врага".

Сенегал – Уругвай 3:3

Рассказывать о детстве латиноамериканского футболиста банально. Даже скучно – от рождения с мячом, играл до одурения во дворе, не хотел учиться... Правда, одна черта отличала Рекобу от его сверстников – серьёзность. Серьёзность во всём – от чистки зубов до нацеленности на футбольные ворота. Недаром было то, что Альваро был капитаном во всех молодёжных командах «Данубио» - его первого, и может быть главного клуба в жизни «китайца».

«El Chino» («Китаец»)  - единственное прозвище Рекобы за всю его жизнь. Всё виной гены его дальних родственников по лини матери, которые когда-то жили в Китае, и от того Рекоба лицом был очень похож на жителя Поднебесной. Спасибо, родственнички:)

В 16 лет Альваро дебютировал в основной команде «Данубио», где провёл отличнейшие три сезона - Рекоба сумел отличиться 32 раза в 31 поединке! Так что не мудрено, что игрок попал в сферу интересов одного из лучших местных клубов – «Насьоналя», который и перехватил талантливого игрока. Сезон 1996 стал бенефисом Альваро: он не только сумел выиграть чемпионат страны, но и был признан лучшим футболистом Уругвая того года. А в 1997 году на горизонте появились два итальянских клуба: «Интер» и «Ювентус».  

Почему он выбрал «Интер»?  «Я выбрал «нерадзурри» потому, что в ту эпоху в «Юве» было очень много сильных игроков, и там у меня было бы меньше возможности заиграть», - вспоминает о начале своей карьеры Рекоба.

Хотя, скорее всего, дело в другом. Известный факт, что за Рекобой следил сам Сандро Маццола – величайший игрок в истории «Интера». Естественно, молодому уругвайцу было приятно, когда Маццола представлял перед Моратти Альваро, как гения своего дела. Моратти рискнул, и не прогадал.

Возьмем, к примеру, дебют игрока в футболке «Интернационале». Молодой уругвайский форвард в первом же своём матче сделал дубль в матче с «Брешией», где «Интер» выиграл 2-1. Сначала вся Италия увидела знаменитый удар Рекобы с левой ноги. Даже такое расстояние, как 36 метров не помогло киперу соперника. Ну а второй гол был со штрафного – изящно и технично. Замечу, что Рекоба вышел на 81-й минуте, когда «Интер» «горел» 0-1.

 

Однако продолжение оказалось гораздо менее успешным. После дебюта, в том сезоне Рекоба сыграл только семь раз, забив при этом всего один мяч. Зато выиграл свой первый европейский трофей, которым стал Кубок УЕФА. Окончательно потеряв доверие тренеров, Рекоба был отправлен в полугодичную аренду в «Венецию», сражавшуюся за сохранение прописки в серии А. 

Те полгода станут во многом определяющими для уругвайца. Под руководством Вальтера Новеллино (которого впоследствии он будет считать лучшим тренером из тех, с кем ему доводилось работать)  Рекоба установит планку, которую он так и не сможет преодолеть в следующие годы – 11 голов за сезон.

В следующем сезоне Альваро уже был основным игроком «Интера». «Китаец» забил 10 голов в 28 играх, но именно он был главным «художником» сине-чёрных. Сколько он голов организовал…

Фальшивый паспорт Альваро Рекобы – вообще отдельная история. В Италии вообще, стык веков ознаменовался громкими скандалами на эту тему. То Кафу всплыл у итальянской прокуратуры, то Верон. А ещё подлил масла в огонь сам Рекоба: «Моим паспортом занимался лично Леле Ориали». Одиозный руководитель Интера, правда, потом благодаря своим связям «спас» Рекобу от годичной дисквалификации. Правда, «скостили срок» только до 4-х месяцев. Хотя тогда даже были слухи даже о снятии чемпионского звания с Лацио…

 Альваро – гений футбола. Но ранний переезд, и вообще несхожесть Уругвая и Италии может быть сыграла свою роль. К сожалению, дальше Рекоба лишь иногда блистал на поле.  Чемпионат мира 2002 – один из таких моментов. Уругвай попал в группу к действующим чемпионам мира французам, крепеньким датчанам и к Сенегалу – команде, которая звёзд с неба не хватала, но которая произвела фурор на ЧМЯКе.

Правда, Франция не оправдала своих ожиданий, набрав только 1 очко в матче с… Уругваем. К сожалению, у Рекоба был не его день, и он никак не помог молодому и задорному Форлану. Правда, через 8 лет опять никто не помог Форлану….

Час Рекобы настал в матче с Сенегалом. Впрочем, мои впечатления от игры, я уже описал в прологе. Между прочим, именно в этом матче я впервые увидел Альваро Рекобу. Если честно, после его бенефиса я стал его фанатом. У меня до сих пор дома висит плакат с его фотографией, и когда «Динамо» играло с «Интером» в ЛЧ я не знал, радоваться или печалится проигрышу киевлян.

Сезон 2002/2003, пожалуй, последний в котором Альваро можно было называть основным. У Эктора Купера он играл достаточно часто, но оказанного доверия не оправдывал. Начались травмы. Тем временем "Интер" оказался на грани кризиса. И что интересно: на помощь пришли свои же футболисты. Их поступок заслуживает, по крайней мере, уважения. Рекоба, а также Роналдо с Виери, как самые "дорогие" игроки, отказались от 20% своей заработной платы.

В 2005 году на тренерском мостике "Интера" оказался Роберто Манчини. К слову, именно он стал самым успешным тренером команды в новом столетии. Но отношения с ним у Рекобы не заладились. Максимум, на что мог рассчитывать форвард – выход со скамейки запасных. Тем не менее, при подписании с игроком нового контракта проблем не возникло. "Контракт с "Интером" - не проблема, я готов остаться тут на всю жизнь, - сказал тогда Рекоба, - "Я должен встретиться с Массимо Моратти и обсудить детали нового контракта. Он знает все мои сильные и слабые стороны, поэтому предложит мне идеальный вариант. Ведь Моратти для меня как отец".

Но это была ошибка. Положение в клубе не изменилось, и Рекоба не выдержал. "Я устал, - признался игрок, - "Хотел бы помочь команде побеждать, но у меня нет такой возможности. Рад, что "Интер" может стать первым в серии А, но больше меня беспокоит то обстоятельство, что я не играю". Тут же посыпалась масса предложений, в том числе и из Катара, но Рекоба предпочел остаться в Италии.

Летом 2007-ого Рекоба был взят в аренду "Торино". Определяющим стало то, что руководил командой давний знакомый Новеллино. "Сейчас я действительно счастлив. Мне доверяет тренер, в меня верит руководство клуба. Чувствую себя прекрасно", - говорил форвард. Более того, даже поставил перед собой цель: забить 20 мячей за сезон. Успел и Манчини покритиковать: «Между нами никогда не было хороших отношений. Он имеет свой взгляд на вещи, а я свой. Манчини очень удачлив. Просто он оказался в «Интере» в нужное время».

Но сглазил. На счету нападающего в сезоне 2007/2008 оказалось всего то три мяча в 22 играх. И запомнился он не своими свершениями на поле, а тем, что на тренировке жестоко сломал вратаря «Торино» Альберто Фонтану.

Пути назад не было: «Интеру» Моуриньо 32-летний игрок был не нужен.  Выбрав из предложенных вариантов оптимальный, Альваро отправился в греческий «Паниониос».

Дальше было возращение в Данубио, где он и ныне помогает молодым футболистам найти свой пусть в футболе.

Как-то у Рекобы спросили, не считает ли он, что зря растратил свой талант в «Интере», ведь мог найти команду, более подходящую ему. «Нелегко было оставить клуб, в котором были и остаются люди, которые не хотели отпускать меня. Я дважды пробовал, но президент убеждал меня остаться». Не сумев уйти вовремя, «Китаец» зарыл свой талант где-то на рубеже столетий…

 

Музыка: Depeche mode - "John the revelator" Настроение:Так себе:)
Метки: Рекоба

{ 19 Комментариев }

Гражданин мира (Перьевые Мастера-2, группа В)

Скаузер 20.08.2010 в 01:48

”Как буря гонит тучи сквозь сумрак,

не зная пути,

так и судьба гонит человека

в край ледяной ночи”. (c)

Для начала вопрос: как вы думаете, что нужно сделать в своей жизни, чтобы вами заинтересовался Голливуд? Нет, не в качестве актёра, а в качестве человека, который за кругленькую сумму позволит режиссёрам экранизировать эпизоды из своей жизни?

Кто-то ради этого вытащит из горящего дома несколько человек, кто-то - сам на протяжении долгого времени будет выживать в экстремальных условиях. А кто-то установит очередной глупый рекорд вроде самой громкой отрыжки. Или и вовсе преступит закон - в Голливуде ведь любят "плохих парней"...

Немецкий вратарь Лутц Пфанненштиль не делал ни того, ни другого, ни третьего. Он просто прожил первую половину своей жизни (она ведь не заканчивается одновременно с окончанием спортивной карьеры, верно?) так, как ему было комфортно. Не досаждая другим людям, естественно. Он просто играл в футбол, выигрывал трофеи и менял команды. Менял команды иногда по три раза в год...

Читать дальше...

{ 48 Комментариев }

Андрей Воронин. Взгляд на трезвый рассудок.

Goalkiper 05.07.2010 в 22:35

Статья была написана в апреле 2010 года для одного российского сайта, после того как наш соотечественник Андрей Воронин подписал контракт с московским Динамо...

 

Что же из себя представляет нынешний нападающий московского «Динамо» Андрей Воронин? Прежде всего, форвард, поигравший в двух сильнейших футбольных чемпионатов планеты – Премьер лиге и Бундеслиге. Это форвард который сделал себя сам, уехав из неперспективной на то время Одессы в Менхенгладбах в одноименную команду. К слову сказать, решился он на такой в возрасте 16 лет. В тот самый период, когда подросток превращается в юношу и начинает смотреть на мир немного под другим ракурсом. Решиться на такой переезд было очень сложно, но тот кто не рискует, как известно, тот не пьет шампанского...
 Дебютировал Андрей в Бундеслиге в матче против легендарной и грозной Баварии, но ничем особенным выделиться не сумел, как и за все время своего выступления за местную команду, большую часть времени выступая за молодежный состав. В первой Бундеслиге Воронин сумел забить лишь один гол в семи матчах. Прогнозируемо отношение тренеров и игрока не стали дружескими, наш герой отправляется в поисках лучшей жизни в одноименную команду города Майнц, которая на то время был прочным середняком второй Бундеслиги.
Первый сезон Андрей провел не очень впечатляюще, забив в десяти матчах всего лишь один гол. Чехарда тренеров, кризис командной игры безусловно сказался на выступлениях и настрое нашего парня. В следующем сезоне 01-02 в команду приходит новый тренер Юрген Клопп. Ему удалось восстановить хороший микроклимат в команде, наладить неплохую комбинационную игру и стал первым немецким тренером Андрея, который в него поверил. Воронин провел в том сезоне 34 матча, забил восемь голов. По ходу сезона «Майнц» некоторое время лидировал в своем дивизионе, иногда отрыв от ближайших преследователей достигал одиннадцати очков, но провинциальность, нехватка опыта у команды и у игроков не способствовало выходу команды в высший дивизион. То ли дело следующий сезон, в котором украинский нападающий с двадцатью голами забитых в 31 матче становится лучшим бомбардиром второй Бундеслиги, а авторитетный журнал «Киккер» признает Воронина лучшим игроком второго дивизиона. Если в прошлом сезоне команда была недостаточно сыграна, то в этом команде для повышения в рангах не хватило класса и выдержки. Весь сезон «Майнц» шел на 2-3 местах позволяющих в следующем сезоне выступать в когорте избранных, но в итоге оказался на четвертом месте, которое уже не соответствовало амбициям раскрывшего свой талант украинского нападающего.
 На игру Воронина обратили внимание «Штутгарт», «Гамбург», «Кельн» и итальянские «Парма» с «Болоньей». Выбор украинца пал на чемпионов второй Бундеслиги «Кельн», команда предложила игроку контракт на 2 года и футболку с десяткой на спине. Конечно, вариант с очень неплохо игравшим тогда «Гамбургом» был самым козырным в колоде предложений. Но тогдашний тренер «Гамбурга» Феликс Магат видел Андрея не нападающим, а атакующим полузащитником, что не подходило самому Воронину.
Но в сезоне 03-04 у Воронина, как и команды, в Бундеслиге не вышло ровным счетом ничего. Команда с первых матчей прочно осела на последних строчках турнирной таблицы, сам Андрей за весь сезон забил всего 4 гола оставаясь в тени более везучего конкурента Лукаса Подольски... Как следствие одессит начинает искать себе новый клуб. И этим клубом оказывается недавний финалист Лиги Чемпионов леверкузенский «Байер».
 Поначалу Андрей проигрывал конкуренцию главным нападающим клуба на то время – Бербатову и Франсе. Но хет-трик в десятом туре чемпионата в ворота «Арминии» сделал свое дело: вместе с первым званием лучшего игрока матча Воронин получает кредит доверия от тренера команды Клауса Аугенталлера и проводит на поле больше времени, чем до этого матча. Играя в Лиге Чемпионов Воронин пару раз огорчил киевское Динамо, его голы помогли команде выйти в следующий раунд розыгрыша Лиги Чемпионов где «Байер» благополучно уступил будущему победителю турнира английскому «Ливерпулю». Всего же в том сезоне Андрей забил 17 голов в 37 матчах, во многом благодаря его голам леверкузенцы завоевали путевку в Кубок УЕФА. Следующий сезон Воронин и команда никак не могут записать себе в актив: команда вновь пролетает мимо Лиги Чемпионов, а  Андрей никак не может найти свою игру. Мешали травмы, невнятная игра и непонимание с партнерами. Но все это не помешало Воронину выступить в составе сборной Украины на Чемпионате мира. Об этом чуть позже...Следующий сезон Андрей начал со скамейки запасных – травма. По ходу сезона ему удалось все-таки отвоевать свое место в основе и нападающий сполна оправдал доверие тренера – он стал одним из лучших бомбардиров команды, а сам «Байер» закончил сезон на 5 месте.
 Самое интересное летом 2007 года происходило на трансферном рынке. Воронин еще в середине сезона заявил, что будет подыскивать себе новый клуб соответствующий его амбициям. Говорилось о «Селтике», «Олимпиакосе», «Удинезе», «Ливорно», «Лацио» но Андрей, к удивлению многих фанатов, подписал контракт с английским «Ливерпулем»: 4 года в красной футболке с общей зарплатой около 5 миллионов долларов.
Казалось, что Воронин сознательно идет на скамейку запасных, ведь в Ливерпуле тогда блистал, Крауч, неплохо играл Фаулер, Куйт, плюс ко всему приобретенный у голландцев Бабель не собирался сдаваться в борьбе за место в стартовом составе...  А тут еще куплен Фернандо Торрес.
Но Воронин прекрасно провел предсезонную подготовку, забивал голы и отдавал результативные передачи. Дебют в Премьер лиге, голы в квалификации Лиги Чемпионов, в чемпионате, высокие оценки британских таблоидов давали надежду на то, что Андрей прочно закрепится в составе мерсисайдцев. Но... К концу сезона некогда грозный нападающий твердо обосновался на скамейке запасных. Итог – аренда в начале следующего сезона в берлинскую Герту на год.
В составе берлинского клуба Воронин прославился прежде всего результативной игрой, той которой от него не дождались в Англии. Команда некоторое время шла в лидерах чемпионата, но к концу сезона «Герта» опустилась на 5-е место, а сам Андрей пожелал вновь попробовать себя в футболке мерсисайдцев. Но мечтам заиграть в великом клубе вновь было не суждено сбыться – прочное место на скамейке запасных, редкие выходы на замену и полное отсутствие какой-либо перспективы...
 В сборной Украины Воронин дебютировал в 2002 году в товарищеском матче против румын, который мы с треском проиграли 1-4. В своем следующем матче, который состоялся через полгода по причине недоверия главного тренера Буряка к нападающему, против Греции Воронин забил один из своих немногочисленных голов в майке национальной сборной. В остальных матчах отбора к Евро-04 нападающий сумел отличиться лишь только раз – в домашней игре с испанцами.
Отбор к Чемпионату Мира украинцы завершили на почетном первом месте. Команда Олега Блохина демонстрировала дисциплину в обороне, неплохую игру в полузащите и нападении. В этом цикле Воронин забил всего лишь один гол, но великолепно проявил себя в подыгрыше Андрею Шевченко. На самом же мундиале дружина Блохина оказалась в восьмерке лучших команд мира уступив итальянцам, наш герой, к сожалению для болельщиков и самого себя, не смог отличиться ни разу. Далее последовал провальный отбор к Евро-08 и неудачный к африканскому мундиалю, во время которых к Воронину прочно прикрепилась слава «транжиры» моментов. Забивал он мало, играл не впечатляюще, ссорился с тренерами, партнерами по команде, но от безголевой болезни не помогало ничего...
И вот теперь Андрей Воронин игрок московского «Динамо». Кем он станет в этом клубе? Голеадором или просто статистом, отрабатывающим свой контракт. Проявит ли он свои бомбардирские качества или же его ждет голевое безмолвие? На все эти вопросы игрок должен ответить сам игрок. Покажите нам кто вы есть, господин Воронин, мы заждались от вас хорошей игры.

{ 15 Комментариев }

"Таврия" - сегодня всё "Пучком"

vodolaz 16.05.2010 в 11:16

         Для симферопольской «Таврии» сейчас настали бесспорно успешные времена. Впервые с 1994 года команда получила реальный шанс пополнить коллекцию своих наград. Сейчас в шкафчике трофеев только один экспонат – золотые медали первого чемпионата Украины. После этого, лишь в сезоне 1993/94 годов «Таврия» была так близка к трофею, тогда в серии пенальти она уступила в финале кубка Украины одесскому «Черноморцу». Тренер той крымской команды Анатолий Заяев золотыми буквами прописал свое имя в истории команды и нынешнему рулевому нужно здорово постараться, чтобы как минимум приблизиться к Заяеву, но определенные предпосылки для этого у Сергея Пучкова есть и уже сегодня он может завоевать первый кубковый трофей для симферопольской «Таврии».
         Путь к сегодняшнему финалу для Сергея Пучкова начался в далеком 1962 году, когда 17 апреля в городе Лутугино Луганской области он появился на свет. Нынешний коуч «Таврии» никогда не отличался желанием пообщаться с прессой. В просторах мировой паутины присутствует всего одно интервью, которое касается биографии, а не трудовых будней возглавляемого коллектива. Это относится и к детскому периоду. Все, что стало известно, что футболом Пучков начал заниматься в родном Лутугино с десятилетнего возраста, а через два года он продолжил обучение футбольным азам в областном Ворошиловградском спортинтернате в группе Владимира Смирнова.
         После окончания обучения, в 17-тилетнем возрасте Пучков отправляется на запад и следующие полтора года проводит во второлиговом луцком «Торпедо». Своей игрой молодой защитник обращает внимание одесского «Черноморца» - участника высшей советской лиги. Увы, закрепится с первой попытки в составе высшелигового коллектива не удалось. Поиграв полгода в дубле, Сергей Пучков дождался повестки в армию и отправился служить в первую лигу, играя за «СКА»(Одесса).
        Отслужив в армии и сыграв за это время 80 матчей (забив 5 голов) защитник столкнулся с необходимостью возвращаться назад в «Черноморец», так как по законам того времени игрок обязан был вернуться в клуб, с которого его призвали служить. Но, имея на руках предложение от руководства днепропетровского «Днепра», Пучков хотел отправиться именно к Емецу и Жиздику в команду.
        Длинные споры между «моряками» и «Днепром» немного затянули возможность дебютировать Пучкову в новой команде. «Днепр» по итогам того сезона стал чемпионом Советского Союза, а Сергею Пучкову для получения золотых медалей не хватило четырех матчей, так как по регламенту для получения медали необходимо было сыграть в половине матчей своей команды в чемпионате. На церемонии награждения свою медаль Пучкову отдал Олег Таран, демонстрируя командную поддержку и признавая заслуги Сергея в этом чемпионском звании. Руководство команды тем временем направило запрос в Москву на право получения Пучковым золотых медалей. Добившись положительного решения московского начальства, свое первое золото молодой дебютант получил. В большинстве случаев это чемпионское звание в биографии игрока упускается, а ведь оно делает его обладателем всех наград великого «Днепра» 80-х.
        «Физически крепкий, жестко действовал в единоборствах, уверенно чувствовал себя в борьбе за верховые мячи» - именно так о нем написано в энциклопедии «Российский футбол за 100 лет». За период с 1983 по 1989 года он был постоянным игроком основы и по праву считается одним из лучших защитников в истории «Днепра». Отличало Сергея от остальных защитников любовь атаковать. Он не редко был самым активным в матче на ряду  с Лютым, Протасовым и Литовченко, но при этом отлично справлялся и со своими непосредственными обязательствами.
        За время выступления в Днепропетровске, Пучков с командой завоевал 2 полных комплекта наград (чемпионства 1983 и 1988, серебряные медали 1987 и 1989, а также бронзу 1984 и 1985 годов), приложил свои усилия для победы в финале кубка СССР в 1989 году, а также дважды включался под третьим номером в список 33-х лучших футболистов Союза. Достиг не малых успехов Пучков и на международном уровне. Лишь в серии послематчевых пенальти французскому «Бордо» удалось выбить наш клуб в четвертьфинале КЕЧ сезона 1984/85 (свой пенальти Пучков забил, а фатальным промахом отметился Литовченко). 
     В то же время в сборной Пучкову откровенно не везло. Перейдя в «Днепр» защитник стал привлекаться в молодежку и даже был капитаном в той сборной. К несчастью те 13 поединков в молодежной сборной страны и один гол так и остались в графе «выступление за сборную» единственной записью. Несмотря на стабильную игру в основе олимпийской сборной, на олимпиаду в Сеул-88 защитника не взяли, а на чемпионат мира поехать помешала смена тренера. Перед мексиканским мундиалем Пучков несколько раз вызывался Малофеевым на товарищеские матчи, но так и не вышел на поле. Когда же перед стартом мирового первенства сборную возглавил Лобановский – для Пучкова ворота в сборную закрылись на амбарный замок, так полноценно и не открывшись.
        Сезон 1989 года Пучков может занести себе в актив лишь с натяжкой. Еще недавно один лучших защитников Союза потерял место в основе своего клуба, чему поспособствовали и причины личного характера. Сыгранных матчей все же хватило для получения серебряных наград чемпионата. Зимой, в межсезонье, защитник уезжает из Днепропетровска. Конечным пунктом становится Одесса, тот самый «Черноморец» в который Сергею так не хотелось возвращаться в 1983 году. Одесситы взяли защитника под еврокубки. Свою роль в защитных порядках Пучков выполнил: «Черноморец» в первом раунде кубка УЕФА прошел «Русенборг», а во втором раунде минимально 0:1 по сумме двух встреч проиграл «Монако», причем, когда французы забивали победный мяч – Пучкова на поле не было.
       После завершения сезона защитник намеревался попробывать свои силы за границей. Было реальное предложение из Венгрии. Но позвонил Жиздик, попросил помочь запорожскому "Металлургу", который вышел в высшую лигу. Отказать Пучков не смог, потому оставил Союз только после его распада. Поехал в Германию.
В отличии от своих партнеров, например Владимира Лютого перешедшего в «Шальке», Сергей Пучков выступал за неизвестные клубы второй и третей бундеслиги: «Шталь» Бранденбург (1991-1993) и «Биним» Потсдам (1993). Основной проблемой на немецкой земле стало незнание языка, поэтому в 1994 году защитником была предпринята попытка вернутся на родную землю. «КамАЗ» Набережные Челны (Россия, 1994), «Хапоэль» Беер-Шева (1994), «Эвис» Николаев (1995, 1997), «Металлург» Мариуполь (1996), «Араз» Баку (1997) – ни в одном из этих клубов Пучков не чувствовал себя уверенно и безуспешно кочевал в поисках счастья. Скитания были прекращены, как тогда казалось, после поездки в Азейбаржан, когда Пучков незаметно для футбольного общества повесил бутсы на гвоздь.
     Еще раз в профессиональном футболе защитник о себе напомнил в 2002 году, когда его фамилия значилась в заявке второлигового "Горняка-Спорта" из Комсомольска. В последних пяти турах 40-летний ветеран дважды появлялся на поле, а еще в двух матчах находился в запасе. В "Горняке-Спорте" Пучков совмещал игровые функции с тренерскими, помогая в работе главному наставнику команды. А в следующем сезоне легендарный игрок приступает к самостоятельной тренерской работе.
        Тренерское ремесло молодой тренер постигал с самых низов. Сперва были четыре сезона во второй лиге с ФК «Черкассы», «Кристалл»(Херсон) и главное ПФК «Севастополь». С последними, которые были среди аутсайдеров лиги во время прихода Пучкова, он за два года выиграл вторую лигу, далее провел полтора в первой и оставил клуб на первом месте первой лиги Украины. Оставил для того, чтобы подняться в элитный дивизион. Прогресс довольно быстрый, но команды Пучкова всегда отличались результативной игрой. Исключения были только на старте самостоятельной работы, а также в первые полсезона после прихода в новый коллектив. Например, в херсонском Кристалле весной 2004 года, когда его команда отличилась всего восемь раз в 11 играх. Зато уже на следующий год херсонцы заняли второе место в группе, а главный тренер с рядом ведущих исполнителей перебрался в Севастополь, где ему создали условия для повышения в классе.
        Крымчанам, как уже упоминалось,  потребовалось всего два года, чтобы пробиться в первую лигу. С первой попытки - третье место, со второй - первое, причем за 56 матчей "Севастополь" забил 106 мяче, а по пути навел шороху в Кубке Украины, добравшись до четвертьфинала, где уступил только Шахтеру. Зато до этого был бит донецкий Металлург, с треском уступивший со всеми своими звездами в портовом городе - 1:4.
        И вот сегодня еще одна встреча Пучкова с донецким «Металлургом» в рамках кубка Украины. На этот раз цена противостояния намного выше – решается обладатель трофея и представитель Украины в следующем еврокубковом сезоне. За полтора года в «Таврии» Сергей Пучков сделал не мало. Крымчане – из тех команд, у кого просматривается свой стиль. Это единственная команда нашего чемпионата, играющая в три защитника. Но все же сложно назвать «Таврию» даже претендентом за звание гранда, скорее просто лучшие из середнячков. А с другой стороны, уникальный, как для себя, розыгрыш кубка в этом году подарил в соперники симферопольской команде соперника, который если и сильнее, то не намного. В личных встречах Пучков так вообще имеет позитивный баланс с дончанами: три победы (две из них 4:1!!!) при одной ничьей.
        С одной стороны у нас финал, цена которого очень велика, а с другой две команды любящие и умеющие атаковать, поэтому все же надеюсь на интересный поединок с победным для «Таврии» в целом и для Пучкова в частности результатом.

Метки: Пучков

{ 47 Комментариев }

"Истребитель Max 16 (15)" (Мастера Пера;Группа А; 4-й тур)

Усталый Романтик 20.03.2010 в 20:26

Игры моего родного «Динамо» против киевского «Арсенала», никогда не вызывали во мне каких-то особых эмоций. Не было ощущения дерби, о котором говорят те же канониры. Не было и все, я не ждал этого матча, не говорил, что это одно из принципиальнейших противостояний во всем сезоне. Нет, ничего этого я доселе не испытывал. Но 10-го апреля сего года я собираюсь пойти на стадион Динамо имени Валерия Васильевича Лобановского, в предвкушении вкусненького события. Нет, у меня не появилось чувство принципиальности, все из-за того, что в составе «Арсенала» выйдет Максим Шацких, верой и правдой отслуживший бело-синим десять лет. А ведь Баёк – один из любимых футболистов моего детства. Именно о нем я толкану вам свою скромную речь.
 
        Шла концовка августа 1978-го года. По всему миру проворачивались забастовки, государственные перевороты, подписывались всевозможные пакты и договоры, вступал в действие новый Папа Римский Иоанн Павел I, запускались космические корабли и происходили мелкие ядерные взрывы. Все это была не более чем шелуха. Обыденные явления, кои были ничтожны для одной советской семьи, 30 августа 1978-го года получившей пополнение в виде сына, названого в скором времени Максимом. В семь лет будущую легенду Динамо, в школу ташкентского «Пахтакора» привел сосед Макса, профессией которого, было, как раз, тренерское ремесло. Парень тренерам понравился, и Максим начал усердно работать, впитывая азы футбола, аки губка и от года в год совершенствуя свои игровые навыки. В 93-94 – х годах, он проходил просмотр в Тольятти, однако, с командой, вылетающей из «Вышки», согласовать свой переход не удалось. Через некоторое время, Шацких переходит в саратовский «Сокол», где его выходами на поле баловали не так часто, как этого хочется молодому игроку. Из-за этого, в скором времени Макс переходит в перволиговский волжский «Торпедо». Там он доигрывает сезон, после чего все-таки переходит в тольяттинскую «Ладу», где играет ещё один сезон. Сезон 1998-го года он проводит в середняке ПерДив-а ижевском «Газовик-Газпром»-е. Там он надолго не задержался, чувствую бесперспективность, переходит в калининградскую «Балтику», которая ещё прошлый сезон выступала в Высшем дивизионе Российского футбола. На сей же раз, Макс вновь не задержался в клубе, более, чем на год.
 
 
Однако, если ранее карьера Бая шла в скучном ритме Первого Дивизиона, то теперь он попадает «под карандаш» флагманам постсоветского футбола: московскому «Спартаку» и киевскому «Динамо». Мясным он не подошел, а вот киевлянам оказался в самый раз. Как говорит сам Шацких, Валерий Васильевич брал его «В тёмную», поскольку не мог лицезреть его игр, но был наслышан о голевом чутье юнца. А «вели» этого самого юнца Биба и Терлецкий, просмотрев две игры Максима за «Балтику», привезли его в Киев. Вот как описывает процесс его «проверки» главным тренером киевлян, сам герой: «Валерий Васильевич не видел ни одной моей игры. Мне рассказывали, что он никогда такого не делал, но... Брали меня под Лигу чемпионов. С Аэропорта привезли на базу на разговор с Лобановским. Главное для Валерия Васильевича было то, чтобы футболист мыслил в его направлении. Мы пообщались минут 12-13 и он, услышав мою позицию, сделал свои выводы и ушел. Дальше мы только с Игорем и Григорием Суркисами решили тонкости по подписанию контракта». Ажиотаж вокруг персоны Максима подымал тот факт, что, фактически, Шацких должен был стать заменой Шевченко. Для Бая это был прорыв. Конечно, после скитаний по российскому ПерДиву попасть в клуб, игры которого против «Баварии» и «Барселоны» ты мог наблюдать только по телевизору, было большой честью. Но Макс нисколечко не зазнавался. Вообще, он по жизни довольно скромен и дружелюбен.
 
 
Наступило времени квалификационных раундов к Лиге Чемпионов и Максим забивает два столь важных гола «Ольборгу». Однако, сезон в Европе не оказался удачным. Зато «дома», взяли всё. В следующие годы, Динамо уверенно брало всё в Украине, но довольно часто осекалось на арене международной. И это все несмотря на то, что бело-синие обыгрывали «Арсенал», «Фейенорд», «Локомотив», «Ньюкасл»… Кстати, о «Ньюкасле». С этим клубом у Максима связано два интересных аспекта. Во-первых, Шацких забил в домашнем матче на «Олимпийском» величайшее красоты матч в ворота «Ньюкасла», когда даже болельщики первые мгновенья не могли поверить, что мяч таки поразил цель и лишь с 5-исекундной задержкой взорвали чашу стадиона. Тот мяч всяческие международные специалисты записали в список красивейших голов Лиги Чемпионов. Был в те времена и ещё один потрясающий мяч, хотя и в проигранном поединке с Локомотивом (2:3), когда Максим тонко подрезал мяч над голкипером, таким образом, отправив его в сетку. Однако, мы отвлеклись. Продолжим про Ньюкасл. Ведь англичане могли, в свое время, купить Максима! Время шло, копились титулы, в сезоне 1999-2000-го годов, с 20-ю голами и в сезоне 2002-2003, с 22-мя голами (рекорд, но такой же результат и в активе Реброва сезона 97-98) становился лучшим бомбардиров украинской Вышки. Но на международной арене, все потихоньку «скисало». Со временем в киевскую гегемонию врывается донецкий Шахтер. Товарищи тренера, все ещё неплохо рулят клубом во внутренних соревнованиях, но в Европе, всё становится всё менее весело и задорно. Пропадают даже шансы. Сам Шацких склонен винить отсутствие фортуны, поскольку винить людей, тем более тех, с которыми близко и продолжительно работал, он не привык. С деградацией динамовского футбола, к Максу цепляется эпитет «деревянный», но несмотря на это, верные фанаты его продолжают поддерживать, ну а он эту поддержку ценит и платит за неё своей игрой, которая казалась чуть ли не лучиком света в темной комнате. Он забивает голы, пусть и в меньших количествах, работает на тренировках, пашет на поле. С приходом Сёмина, Шацких окончательно теряет место в основе киевлян, проигрвая конкуренцию молодежи и лишь изредка появляясь в основе. Это долго длиться не может, ведь по словам самого Максима, главное для любого футболиста – это постоянная игровая практика. С Крыльями Советов не сложилось (сам Шацких говорит, что Крылья не потянули денежный вопрос), потому выбор пал на «Локомотив» из Астаны. Выбор весьма странный. Буёк мотивирует это тем, что команда строилась «с нуля» и ему было интересно в этом поучаствовать. Но не так все было радостно, как предполагалось и, как всё начиналось… Отсутствие интереса к казахскому футболу, лишь один клуб-конкурент, непродуманные действие местных футбольных чинов, по развитию «ного-мяча», привели к тому, что, расторгнув свой контракт, он, немного потренировавшись с дублем Динамо, под руководством Сергея Реброва, переезжает в амбициозный Арсенал, к Вячеславу Грозному. И уже в третьем матче, он забивает свой 98-й гол в Чемпионатах Украины (напомню, 97 были за Динамо) и отдает первую результативную передачу своему партнеру. Этот, без преувеличения, супер-матч с Карпатами закончился вничью 3:3. Что же, удачи нашему Истребителю «Max 16» и побольше ему успешных боевых вылетов!
 
 
За свою карьеру в Динамо, Шацких сыграл 328 матчей, в которых забил 142 мяча. Он выиграл множество личных и командных наград и навсегда останется в сердцах киевских болельщиков (надеюсь, теперь ещё и канониров). В жизни, у Макса две дочери и жена Олеся, которая, в ближайшее время должна открыть косметический салон. Живет семья Макса в Киеве. Все трое его «домашних» - граждане Украины. Сообщается, что в скором времени украинский паспорт получит и сам Максим, больше не выступающий за национальную сборную Узбекистана. Бай спокойный, уравновешенный человек. Весьма общителен, не любит экстрим (за исключением дайвинга), фанат рыбалки, путешествий и тенниса. Также, не могу не заметить, что Максим очень драво рассуждает, в его речах чувствуется анализ ситуации, аналитика. Из него может вырости классный футбольный стратег, поскольку уже сейчас заметны в нём  задатки тактика.
ЗЫ Все, я в запой ухожу, откомментируюсь позже)

Музыка: Coldplay, Arctic Monkeys Настроение:Так-сяк.

{ 49 Комментариев }

Блудный сын Днепра

dnepr_1918 16.03.2010 в 19:19

Кто такой классный футболист? Это человек,  для которого не важно – левой или правой бить по воротам, классно играет на втором этаже, для него одинаково – созидать или разрушать… Я уверен ещё много можно придумать. Но я уверен – под все эти категории попадает один из лучших футболистов Днепра XXІ столетия – Руслан Ротань.

На каких позициях он только не играл! И это совсем не тот случай, когда человек выглядит никак везде. Наоборот, Руслан, где не появляется, становится заметным и полезным. Так было и под нападающими, и на обоих флангах полузащиты. Было дело, даже правым защитником пробовался – и ничего, получше многих действовал. А сейчас Руслан – один из лучших опорных хавбеков украинского чемпионата, наряду с «киевлянином» Вукоевичем.

С чего бы начать? Ну да, родился он в Полтаве, в год ввода войск нашего славного СССР в «дружественную» Польшу и в год трагедии на Метеоре… Отец его, Петр Ротань в Полтаве - очень уважаемый человек. Болельщики со стажем очень хорошо помнят этого полузащитника и не могут нарадоваться на початую им династию. У Руслана два брата - старший Петр и младший Алексей - тоже футболисты, выступали  за «Горняк-Спорт» из Комсомольска во второй лиге. А теперь выступают за первенство области....

В 12 лет молодого Русю в днепропетровский спортинтернат прямо-таки затолкал его первый тренер – Александр Горностаев. И не зря, ведь бабка надвое сказала, смог бы Ротань прогрессировать в Ворскле…

Там то его и «захомутал» Роман Шнейдерман. Наметанным глазом он увидел, какой алмаз ему достался, и не только его огранивал, но и оберегал. Главным требованием тренера было, чтобы мыслила голова. Об этом он сказал на первом же собрание «молодых и наивных». Как вспоминает наш герой, что если другие группы его возраста бегали кроссы, то они выходили на поле и работали над техникой. Даже зимой.

 Когда Ротань только-только появился во второй команде «Днепра», начали ходить легенды о том, как Шнейдерман его после каждого матча еще детских команд лично уводил со стадиона, дабы оградить от соблазнов со стороны скаутов других клубов. Удалось! И Ротань заиграл, да еще как!

Правда, не заиграла тогда команда. После ухода Вячеслава Грозного и единственного допингового скандала в истории Днепра имени Нагорняка, команда посыпалась. Четыре сезона она болталась  в болоте таблицы, даже ближе ко дну. Но пришёл Кучеревский, вправил мОзги молодым ребятам (Ротаню и Назаренко попало большеJ), вернул Сашу Рыкуна, навёл порядок в психологии, и началось…

А вообще очень быстро без Русика стало невозможно представить среднюю линию днепропетровской команды. Но троим плеймейкерам (Ротань, Рыкун, Назаренко) стало тесно на одной позиции, Кучеревский переместил Руслана на левый фланг. И вдруг оказалось, что у не такого уж фактурного и скоростного Ротаня работоспособности хоть отбавляй - и крайний хав из него получился очень даже ничего!  

В Днепропетровске Ротань стал знаменитым не только благодаря футбольному таланту, а и после того, как широкой общественности стала известность личность избранницы Руслана. Сдавая вещи в химчистку с партнерами по команде Назаренко, Косиловым и Рачибой, он увидел двух сестер-двойняшек. С Машей в тот же день было назначено свидание. И каково же было удивление Ротаня, когда он узнал, что понравившаяся ему девушка... каратистка. Да еще с именем - чемпионка мира и Европы! Сейчас, конечно, Мария Ротань спортивную карьеру уже завершила.

Как признается сам Ротань, что лучший матч в его «днепропетровской» карьере стал матч с Гамбургом, когда ручеек обыграл немцев на Метеоре 3:0. Эх, и я там был, и Колу пил… Классный матч, посмотрите, если сможете, стоит на 3-ем месте после игры Днепра со Спратаком в 83-м, и плей-оф с Бордо в 1984-м. Наши тогда смогли через себя переступить, поверить в свои силы. И если бы не этот симулянт Дрогба, эхехе…

Но мы отвлеклись. 2004 год стал не слишком удачным в футбольном плане для Руслана. Серьезная травма надолго выбила его из строя, а когда вернулся, успел сыграть лишь полчаса в Утрехте против одноименного клуба в Кубке УЕФА. Что это были за полчаса! «Днепр» просто разрывал соперника, а заводилой всего этого дела был Ротань. Он открыл счет, убежав от защитника и переиграв вратаря, держал всю игру у себя, но в очередной контратаке был жестоко принят на бедро - снова травма.

На поле Ротань появился уже весной, но вряд ли его можно было назвать стопроцентным игроком основного состава. Чаще, чем обычно, он оставался на скамейке, тяжело набирая кондиции. И летом 2005-го в Днепропетровске грянул гром: наш Руслан уходит! И не куда-нибудь, а в «Динамо»! Настроение у болельщиков было - хуже не придумаешь.

Но перед Киевом были  подвиги в сборной. Помните с чего начался отборочный путь сборной Украины к чемпионату мира? Правильно, с едва-едва вырванной победы в казавшемся проходным матче против Казахстана на выезде. Истекало уже компенсированное время, когда Руслан Ротань удачно поймал мяч и отправил его в девятку! Кто знает, что было бы с верой в себя у всей команды, завершись та встреча вничью, и как бы сложилась дальнейшая турнирная судьба...

Ротань не только положил начало украинским победам. Именно его гол в ворота Грузии, несмотря на итоговый ничейный результат, вывел нашу команду на чемпионат мира. Вот так-то! При этом Руслан мог и вовсе стать героем, реализуй выход один на один во втором тайме и забей второй мяч грузинам. Но штанга, вставшая на пути мяча, вынудила всю страну ждать, пока датчанин Ларсен сравняет счет в параллельном поединке.

Ротань с ходу стал в Киеве своим. Выделяясь на фоне бывалых динамовцев, он был лучшим на традиционных предсезонных сборах в Ялте и, как результат, получил место в основном составе. В «Динамо» его функции несколько изменились. Руслана вернули с фланга в центр, причем выдвинули вперед, поближе к нападающим. И он стал не только отдавать, но и много забивать! Киевские фаны не могли нарадоваться на своего нового любимца.

Два осенних матча наверняка стоят для Руслана особняком - он дважды приезжал в Днепропетровск. Один раз это было в составе «Динамо». Киевляне выиграли 3:0, а Ротаня освистали недавние поклонники. Совсем по-другому он был принят, когда в Днепропетровске играла сборная Украины, завершавшая отборочный цикл матчем с Албанией. Ротань в первом тайме был очень хорош, плетя кружева с Назаренко и Шевченко, а в конце игры точным ударом сравнял счет.

Но на ЧМ Ротань не блистал. Его затмили Калиниченко, Русол, Шевченко…. Не лучший чемпионат для Ротаня, не спорю. Но общую лепту в успех сборной он, конечно, внёс. Надеюсь в 2014-м он попадёт в Brazil, вместе с нашей многострадальной сборной…

  По большому счёту, сезон-2006/07(и осеннюю часть сезона 2007/2008) можно смело записывать в пассив – Ротань потерял место в основе, получил несколько очень неприятных травм, не имел постоянной игровой практики и, наверное, решение об уходе из «Динамо» никого не удивило.  Но куда он ушёл… Для меня это стало шоком, если честно: «Он вернулся! Уря!111111» - такие мысли меня посетили точно. Вернулся в свою родную команду, в свой ручеёк. Вернулся в клуб, который лидировал после первого круга Высшей лиги. Но, к сожалению, мы не смогли удержать преимущество. С чем это связано – не нам решать.

Прошло три сезона. Днепр, скажем прямо, потерял лидерство в погоне за звание «Третья Сила Украины» Металлисту, но Ротань заблистал новыми красками. Я считаю, что перевод Русика на место опорного полузащитника – единственное здравое решение Бессонова. Хотя этот же тренер заставлял нашего героя играть в обороне. Недолго, слава Богу…

Как бы закончить? Даже не хочется, если честно) Но, в каждой повести есть свой конец, как сейчас. Но надеюсь, что повесть Руслана Ротаня ещё будет радовать нас очень много, очень много….

Метки: Ротань

{ 32 Комментариев }

"Горький шоколад" (Группа Б, Мастер Пера, 2 тур)

Oлeг 06.03.2010 в 20:08

«Мы не можем вырвать ни одной страницы из нашей жизни, хотя легко можем бросить в огонь саму книгу»

 Жорж Санд

Успех, слава, деньги и даже воспеваемая любовь, иногда приносят тебе столько страдания и горя, что ты готов отказаться от всего и даже больше. Когда ты заходишь в тупик, ты упорно, не веря в безысходность, ищешь  дверь, ту саму, которая позволит вновь увидеть свет или хотя бы что-нибудь уронит на тебя луч света, добра и тепла, пуская даже не солнце. И самое ужасные муки, ты испытываешь от того, что найти эту дверь невозможно и поверить в то, что таковой просто нет, нет и все, уже нельзя, ибо спасение, ибо жизнь за ней…

Совсем другое дело, когда после страдания и суровых испытаний  дверь перед тобой и даже, порывшись в дырявом кармане, у тебя в руке оказывается ключ, и открывать её всегда приятно и страшно, волнующе и свет…

Слепит глаза, и ты не видишь, может там обрыв, может бесконечная пропасть, но назад в тупик дороги нет, для тебя – нет. Ты готов упасть или вспыхнуть от жара, но лишь от этих лучей и лишь со словами: «Я попытался, я не сдался…».

История привыкла уважать и почитать смелых людей, решительных, людей с духом. Не важно, какие дела его преследовали, не важно, что он кричал на смертном одре и отдавал ли дань всевышнему, важно лишь одно  - решительность и дух.

Если я проиграю, то это не будет значить, что нельзя было победить      

                  

27 марта, 1966 года этот мир впервые услышал плач Рамиро Кастильо, он его услышит вновь, но лишь единожды. Рамиро родился в Ла-Пасе, в глухой провинции Корипата. Этот парень с самого своего рождения дышал порохом, в Боливии шла кровопролитная борьба за власть, которая, в прочем, не прекратилась и после его смерти. Так, видимо, устроен мир, что «трон» важнее человеческой жизни.

Реми, как я уже намекнул ранее, рос в неблагоприятной обстановке. Часто случается, что великие рождаются не в то время и в нашем случае, точно не в том месте.  Боливия была более чем нестабильна. И пока революционеры аля Че боролись за великие идеи и освещали народ, молодые парни брали в руки автоматы и устраивали свои революции, локальные, но овсем иного толка. И Реми не мог ожидать большего, если бы не одна детская забава – футбол.

Кастильо не когда не был самым-самым на футбольном поле, да и места где ему приходилось гонять мяч с трудом можно назвать футбольными полями.  Худощавая детвора не блистала техникой или пасом, игры напоминали некий хаос, энтропию на огражденном камнями куске земли.

Затишье в стране совпало с желанием молодого Рамиро попробовать себя в настоящем футболе. Клуб «Стронгест», из Ла-Пасы был хорошим местом, где можно было научиться футболу – неплохие поля и лояльные тренера. В Реми явно что-то разглядели и согласились, чтобы подросток потренировался в команде.

Свой шанс девятнадцатилетний Рамиро не упустил и, изрядно измотавшись, все же оказался в первой команде и подписал контракт. Это был триумф, триумф детской мечты.

«Стронгест» это команда с огромной историей, с сакраментальной трагедией и с большими амбициями. Рамиро, в силу своего возраста и уровня игры, ещё не мог помочь «родному» клубу в борьбе с «Боливаром» - несменным чемпионом Боливии, но за полтора года Кастильо показал чудесный результат – 108 матчей! То есть молодой кудесник выходил на поле практически в каждой игре. Реми, сам того не замечая, стал символом, своеобразной «чайкой» успеха, для провинциального клуба. Уже совсем скоро, правда уже после пребывания Реми в составе, «Стронгест» завоюет свой первый за 20 лет титул!

А Кастильо в 1987 году ушел спасать «Институтто Атлетико» из второй лиги. И история иронично пошла по кругу… Кастильо за короткий срок показал чудесный результат, обратил на себя внимание и вновь ушел ни с чем,  а совсем скоро «Институтто Атлетико» выиграл вторую лигу.

Но тяжелая работа всегда вознаграждается и не мудрено, что паренек из Ла-Паса попал на карандаш к редкому латиноамериканскому футбольному функционеру.

Будьте реалистами – требуйте невозможного!

Слух о перспективном игроке разросся с такой силой, что его заприметил даже «Аргентинос Хуниорс» - гранд Аргентинского футбола, но настоящим откровением стала покупка молодого хава этим самым грандом. Это было настоящим достижением, ведь в «Аргентинос» играли только аргентинос…(в составе было всего два иностранца)!

Рамиро влился в коллектив быстро и на фоне победителей кубка Либертадорас ни чем не проигрывал. Да и сам Кастильо быстро стал играть, как настоящий аргентинец – по пижонски и в тоже время так прагматично.  Огонек внутри Реми потушить было невозможно, по крайней мере, так он думал сам.

Успех на арене целого континента пропустить было трудно и Боливия пригласила Рамиро в свои ряды, пока того же не сделала Аргентина. И как бы чиновники Боливии не боялись насчет бегства перспективного полузащитника, сам Кастильо всегда оставался верен своей Родине. Так вот получилось, что он был ярым националистом, пребывание в Аргентине лишь увеличило стремление помогать родным руинам под гордым названием Боливия. Вызов в сборную стал для игрока настоящим подарком.

Хотя трудно опровергнуть утверждение, что страна «Вечного солнца» стала второй родиной для Реми. Тут он нашел успех, славу, деньги и даже воспеваемую любовь. Он женился на простой девушке из трущоб и мечтал о сыне, в жизни «революционера» все начиналось налаживаться.

Последней йотой счастья стал интерес со стороны гиганта южноамериканского футбола – «Ривер Плейта»…

 Я всегда буду мечтать, и не перестану, пока не остановит пуля   

В  период с 1992 по 1997 год, то есть пресловутая пятилетка, Реми кардинально изменил свою жизнь. Он поменял четыре клуба, но не из-за спада игры или ужасного поведения, которое столь присуще горячим латинским парням, нет.

 В 1994 году у Рамиро исполняется главное желание, у него рождается сын. Кастильо абсолютно не желает тратить время на такую мелочь, как футбол и полностью отдается семье. Играя за «Платенсе», он понимает, что всего футбольного в жизни достиг, а вот в плане покоя и родственного древа – не преуспел. Реми и вовсе решает забросить футбол и возвращается в Боливию, в свой родной Ла-Пас, где играет и работает менеджером в «Стронгесте».

Такая жизнь кажется идеальной. Он приходит вечером с тренировок, где у дома его уже ждет прекрасная жена с его маленьким сыном на руках. Идиллия могла продолжаться вечно. Между тем, Кастильо не забросил сборную, он регулярно посещал сборы и выходил на игры с повязкой капитана. За многие-многие годы его жизнь, ему же казалась чудесной сказкой.

Но он продолжал мечтать…

Рамиро Кастильо как раз перевалило за третий десяток, когда на горизонте замаячил домашний Кубок Америки. Кастильо понимал, что это последний его крупный турнир, поэтому все свои силы с согласия жены, Реми направил на футбол. Он захотел, чтобы его запомнили!

В миг все изменилось. В том же году Рамиро стал лучшим игроком Боливии по итогам чемпионата и перешел в золотой гранд «Боливар». И летом 1997 года начался последний этап жизни великого Рамиро Кастильо…

Это лето было неописуемым, в стране действительно разгорелся праздник! Пять огромнейших стадионов готовы были принять все это футбольное действо! Боливия не спала по ночам! Конечно же взоры боливийцев были направлены на родную сборную, капитаном которой был Реми.

«Зеленые» попали в трудную группу, главными их соперниками были перуанцы и уругвайцы. Ослепленный простой победой над Венесуэлой, «Боливия» чуть не попала под каток Перу, но и там смогла исправить положение, победив с комфортным счетом 2-0. Две победы в группе означали, что пришло время, готовится к плей-офф и матч с Уругваем, в котором, команду также ожидал триумф, не имел никого значения.

В ј жребий выкинул на разыгравшуюся Боливию бедную Колумбию, которая все же попыталась навязать борьбу, но была бита со счетом 2-1.

В полуфинале  «зеленые» должны были встретиться с такими же «зелеными», только более грозными – сборная Мексики уверенно вышла из своей группы и имела претензии на золотые медали, что и подтвердила на 8 минуте матча, когда Николас Рамирас поверг всю Боливию в шок своим быстрым голом. Но прославленный капитан повел свою сборную вперед и уже через 20 минут Санчес сквитал гол с подачи своего капитана, а ещё через 20 минут сам Рамиро великолепным ударом поменял шок на экстаз!

И вот он – финал! Финал, которого вожделела целая нация, мечта, которая вновь стала доступной, недосягаемое на расстоянии вытянутой руки!

27 июля, 1997 года, 16.00, тренировочная база Боливии.

Это был обычный день, все были в предвкушении «золотого финала». Все объективы камер и микрофоны журналистов были направлены в сторону удачливого капитана сборной, в сторону Рамиро. Он раздавал интервью и делился впечатлениями. От него многого ждали и не скрывали этого. 5 ассистов, 1 гол и великолепная игра в каждом отдельном матче заставили уважать уже опытного Реми. Все болельщики были едины в своем мнении, залог успеха – капитан!

Из здания вышел и подходит к полю старик-охранник: «Шоколадка, тебя к телефону!» Рамиро бежит к телефону, поднимает трубку и…

«Реми, Хосе Мануель умер, извини…»  - конец…Конец всего, пришел конец идиллии, у меня больше нет сына…

Не стоит говорить, что не о каком финале речи быть не могло, Рамиро похоронил сына и не появлялся на тренировках до конца форума.

29 июля, 1997 года…Сборная Боливии проиграла свой финал.

Реми долго не появлялся на людях, он сидел взаперти  и рыдал, рыдал как когда-то, безудержно. У некогда веселого отца начались проблемы с алкоголем.

18 октября Рамиро Кастильо застрелился в собственном доме...

«Самоубийство убивает двоих»

Генри Миллер

24 марта, 2007 года, из речи жены Рамиро Кастильо на открытии одноименного стадиона в Ла-Пасе:

«Мой муж всегда хотел и желал процветания Ла-Пасы и Боливии, но ещё больше он мечтал о том, что бедные районы будут отстроены… Его мечта исполняется и после его жизни, мне жаль, что он не может приложить руку к этому всему… Но я надеюсь он знает и видит, что его помнят. Хорошо, что люди останутся верны его памяти… Рамиро был отдан своей стране и этот стадион хорошая отдача. Спасибо…»

 


Примечания:

-Каждое заглавие это цитата Эрнесто Че Гевары.

-«Стронгест» является провинциальным клубом, так как расположен в деревне близ Ла-Паса.

-Сборная Боливии получил название «зеленые» из-за соответствующего цвета формы.

-Рамиро Кастильо до сих пор считается сам великим игроком Боливии.

- Хотя по законам католиков по самоубийцам нельзя править панихиду, священник Ла-Паса разрешил проводить любые похоронные действия – писаные и не писаные библейским законом.


{ 60 Комментариев }

Pipita (Мастера Пера, группа "А")

Pele 27.02.2010 в 19:08

В этой статье я хотел бы поведать вам историю футбольного подъема ещё не до конца раскрывшего себя футболиста мадридского «Реала» - Гонсало Игуаина. Возможно, игрок является достаточно «заезженным», то есть о нём  уже многое написано, но не внести своей маленькой лепты в собрание биографий молодого аргентинца я не могу.

14-ое декабря 2006-ого года.  Мадридский «Реал» договаривается о покупке  Гонсало Игуаина – молодого форварда аргентинского «Ривер Плейта». «Сливочные» рады такому успешному трансферу, ведь за молодую и перспективную звезду боролись гранды мирового футбола: «Ливерпуль», «Челси», «Милан», «Интер» и другие не менее именитые представители европейской «элиты». Сделка обошлась «Реалу» в 13 миллионов евро. Согласитесь, что для покупки девятнадцатилетнего игрока –  этих средств даже чересчур. Но игрок уровня и потенциала Игуаина меньше стоить не мог. Давайте всё-таки разберёмся почему.

Primeros pasos/Premiиres йtapes

Гонсало Херардо Игуаин появился на свет 10-ого декабря 1987-ого года в французском городе Брест, в семье профессионального футболиста Херарда Игуаина – который во время рождения Гонсало играл за клуб, созвучный названию города, в котором родился будущий «бланкос». В возрасте десяти месяцев, семья Игуаинов возвращается на родину – в Аргентину, но рождение во Франции дало возможность Гонсало в будущем получить французский паспорт.

Отец привил Гонсало любовь к футболу, а тот особо и не сопротивлялся, с детства увлекаясь «игрой миллионов».

Первым клубом Гонсало был гранд аргентинского футбола – «Ривер Плейт», где играл его отец и где продолжал играть его брат. Возможно, именно наличие «футбольных» родственников дало возможность герою моего рассказа не проходить через всю аргентинскую трясину, а сразу играть за «Ривер».

Первый матч в большом футболе у «Пипиты» (а именно так прозвали юношу, учитывая прозвище его отца – «Пипа») случился в неполные семнадцать лет. Согласитесь, довольно рано. Это, безусловно, свидетельствовало о таланте и перспективности молодого игрока. За три года в составе «миллионеров» Гонсало проводит больше тридцати матчей, а самым ярким из них становится противостояние против вечного соперника «Ривер Плейта» - «Боки Хуниорс». В этом принципиальнейшем матче Игуаин делает дубль, тем самым, обращая на себя внимание многих европейских грандов. Близится «светлое будущее».

Cremoso / Crйmeuse

Зимой 2007-ого Гонсало присоединятся к составу мадридского «Реала». Сказать, что его воспринимали как звезду мирового масштаба нельзя, Игуаин был всего лишь одним из перспективных игроков «сливочных». Тем более, что многие несерьёзно восприняли этот трансфер, так как в тоже время в «Реал» перешёл игрок «Боки Хуниорс» - Фернандо Гаго. Но Гонсало потихоньку начинал развеивать стереотипы и доказывать, что достоин играть одну из главных ролей в «королевском» клубе. Не сразу, конечно, но потихоньку он компенсировал затраты, потраченные на его покупку. Также поспособствовала успеху Игуаина  элементарная нехватка высококлассных форвардов в «Реале». Ведь реальные претензии на место в стартовом составе имел только вечно молодой Рауль, вечно забивающий Рууд ванн Нистельройи вечно перспективный Робиньо. То есть при стабильной хорошей игре периодом в 5-10 матчей можно было на месяц закрепиться в основе. Но, долго находиться в стартовом составе у Игуаина, к сожалению, не получалось….

Floraciуn / Floraison

Всё изменилось осенью 2008-ого, когда на долгий срок выбыл Рууд ван Нистельрой. К тому времени, Робиньо уже покинул команду и из действительно сильных форвардов в обойме Бернда Шустера (а именно он тренировал «королевский клуб» в то время) остался только Рауль и герой моего рассказа. Несмотря на то, что к тому времени Игуаин уже почти закрепился в основе «сливочных», травма главного бомбардира команды дала ему новый шанс. Как мне кажется, очень точно опишет эту ситуацию народный перл: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». С этого момента на не особо мощные плечи аргентинского форварда была возложена ответственность за завершение атак команды. Игуаин потихоньку становился одним из главных действующих лиц «Сантьяго Бернабеу» и его начали побаиваться  некоторые испанские команды, проявляя это в большой персональной опеке аргентинского дарования.

С травмой Ван Нистельроя, дубли Гонсало стали привычным явлением, что свидетельствует о хорошей замене голландца Игуаином. Конечно, точной копией Рууда Гонсало стать не мог, да и не очень-то хотел. Для этого в команду Шустера был приглашён Клаас Ян Хунтелаар, который, впрочем, в команде не раскрылся и уже летом покинул расположение клуба.

В конце сезона Игуаин стал одним из лидеров клуба и выздоровевшему Нистельрою место в стартовом составе уже не было обеспечено.

Летом «Реал» провёл много трансферов, но единственным солидным нападающим, которого «сливочные» приобрели в трансферный период был Карим Бензема. Осенью предполагалась новая схватка за место в стартовом составе. Как мы сейчас видим, дуэт двух нападающих ещё точно не определён, но Рууд уже покинул «Реал», а Бензема далеко не сразу начал показывать ту игру, которую от него ожидали. В то же время, Игуаин и Рауль показывают достаточно стабильный футбол, хоть иногда и с небольшими спадами.

Я полностью спокоен за Игуаина, ведь тот всегда найдёт возможность пробиться в основу и продолжить показывать хороший футбол за «Реал», а делать это он будет ещё долго, в этом будьте уверенны!

Equipo / Йquipe

Теперь пришёл черёд рассказать о достижениях Гонсало в составе национальной сборной Аргентины. «Пипита» не проходил через череду молодёжных команд, а сразу был привлечён за главную сборную страны. Небольшим исключением стала пекинская Олимпиада, где Гонсало показал хороший футбол, завоевав с командой золотую медаль.

Интересным фактом является то, что Игуаина неоднократно приглашали в сборную Франции, ведь Гонсало имеет паспорт этой страны. Также любопытным является то, что французы предлагали Игуаину взять себе двадцатый игровой номер, который до этого принадлежал Давиду Трезеге, между прочим, тоже аргентинцу по происхождению.  Но, «Пипита» не искал лёгких путей и решил защищать честь своей настоящей родины. Да и я не думаю, что Гонсало бы пришлось очень легко во Франции, ведь языка «галлов» он не знает….

Матчей  в составе сборной «Пипита» провёл не так мало, но уже успел серьёзно включиться в борьбу за место в стартовом составе. Конкуренцию Гонсало составляют такие именитые игроки, как: Карлос Тевез, Лионель Месси, Серхио Агуэро и Диего Милито. Но, Игуаин сам выбрал аргентинскую сборную и я уверен, что он не затеряется среди всего этого разнообразия нападающих. Возможно, у него нет родственных связей с главным тренером, какими обладает Агуэро и он не такой техничный, как Месси, но место на поле для Гонсало найдётся.

Perspectivas / Perspectives

Игуаину всего лишь двадцать три и поэтому хочется задуматься о его перспективах в современном футболе. Я уверен, что ближайшие пять лет он проведёт в мадридском «Реале». Здесь «Пипита» действительно нашёл свою игру и стал одним из любимцев публики. Его часто сравнивают с Раулем, ведь по манере игры эти два игрока очень похожи между собой. Проворные, умные, оригинальные и техничные. В современном футболе таких игроков не так уж и много.

Перспективы в сборной у Игуаина также есть. Как мне кажется, сейчас он выглядит поинтереснее Тевеза и Милито, и находится на одном уровне с Серхио Агуэро. На успехи Гонсало в национальной команде можно будет посмотреть уже совсем скоро – на Чемпионате Мира в Южной Африке.

Игуаин уже сейчас занимает лидирующие позиции в разнообразных рейтингах самых перспективных игроков, но, судя по его игре, Гонсало потихоньку становится зрелым и опытным футболистом.

Вот, собственно, и всё, что я хотел рассказать об этом аргентинском даровании. Надеюсь, мой материал вам понравился. Прошу прощения за возможно малый объём материала, наверное, когда Игуаин станет действительно настоящей звездой мирового футбола, я напишу про него больше.

P. S. Написав подзаголовки на испанском и французском языках соответственно, я хотел подчеркнуть наличие двух гражданств «Пипиты».

 

Музыка: Мумий Тролль - "Панда Кунг-Фу" Настроение:успел...

{ 63 Комментариев }

El Guaje David Villa

Alexandr 02.02.2010 в 22:11

 

 

Этот футболист сейчас является, пожалуй, одним из самых ярких игроков в мире.  Начав в очень заурядной команде, он довольно скоро заявил о себе, как о весьма талантливом футболисте. В свое время он вытеснил из сборной главную звезду команды, сейчас играет в одном из самых симпатичных клубов страны и за ним уже долгое  время охотятся ведущие клубы Европы.   Этот список легко можно было бы продолжить. Парень, которому выше написано столько комплиментов ни кто иной, как форвард сборной Испании и «Валенсии» Давид Вилья.

 

Нынешний лидер «Летучих мышей» родился в провинции Астурия, на севере Испании, в городке под названием Туилла. Семья Давида не была особо богатой. Отец, как и многие, работал шахтером, чья профессия передавалась в семье Вильи из поколения в поколение. Сам Давид лишь однажды спустился в шахту, что бы посетить музей горной промышленности. 

С детства юному Вилье прививалась любов к футболу. Его отец это время вспоминает так: «Первой игрушкой, которую я ему купил, стал футбольный мяч. Помню, как он много раз обманывал нас с матерью, убегая через окно. А если мы встречали его на улице, он говорил, что идет в школу, а учебники забыл дома. Давид был плохим учеником, и учителя в один голос говорили, что он умный, но всегда думает о чем угодно, только не об уроках. Они просили наказывать его отлучением от футбола, однако я отвечал им, что могу отобрать у него велосипед, видеоигры или что угодно, но только не мяч».

 

Давид в детстве был худеньким и нерослым мальчиком и ему постоянно доставалось от соперников, за что он получил кличку El Guaje (ребенок, в переводе с астурийского диалекта). Уже в четырехлетнем возрасте мальчишка получил серьезную травму – перелом бедра, когда на него упал какой-то здоровяк. Итог – пол года в гипсе и самое главное, что Давид после этого практически решил забросить футбол. Но его отец твердо решил, что сын должен стать именно футболистом. Каждый вечер, возвращаясь с работы, он заставлял своего сынишку отрабатывать удары той самой поврежденной ногой, и вскоре Давид гонял мяч, как ни в чем, ни бывало. Здесь хотелось бы обратить внимание, что отец всегда поддерживал своего отпрыска в тяжелых ситуациях и сыграл очень важную роль в становлении Вильи, как футболиста. Так, например, когда Давид пошел в детскую школу «Овьедо, там в скором времени поставили крест на юном футболисте, указывая на его невысокий рост и худощавость. После этого, автобус, который собирал молодых ребятишек с окраин города, перестал заезжать в Туиллу. Тогда отец сказал, что сам будет ежедневно возить сына на тренировки, только уже не в «Овьедо», а в Лангрео, в клуб «Union Popular». 

 

В нем футболист провел следующих восемь лет, регулярно забивая в ворота соперника. А однажды, после очередного матча, к отцу Давида подошел богато одетый старик и сказал, что бы тот берег сынишку, потому он станет великим футболистом. Как видим, эти слова оказались пророческими. 

 

В 1999 году в Лангрео приехали скауты главной команды Астурии – хихонского «Спортинга». Целью было купить Андереса Гуерре. Но тренер команды Амоедо так разрекламировал Вилью, что те взяли именно его!

Давид сразу же начал отрабатывать надежды, которые возлагались на него, исправно забивая за дублеров. В сезоне 2001/2002 футболист выходил уже в стартовом составе главной команды, которая как назло, вылетела в это время из Примеры. Но это не помешало ему 18 раз поразить ворота соперника, а в следующем сезоне эта цифра возросла до 20.

 

Естественно, что такого перспективного игрока заметили более серьезные клубы. В в 2003 году за 2,5 млн. евро футболист переходит в «Сарагосу». Элита испанского футбола совсем не испугала молодого футболиста – за два года своего перебивания в стане сарагосцев Вилья успел отличится 35 раз, а также выиграл кубок и суперкубок Испании. Футболист стал кумиром местной публики – «Я не мог выйти спокойно из дома, люди задерживали меня в каждом магазине, в который я заходил, в каждом баре. Это было очень мило, но немного неудобно» – вспоминает Вилья. А в одном из баров Сарагосы есть даже напиток «Давид Вилья». После такого успеха, стремительно набирающего обороты футболиста решила прикупить «Валенсия», что обошлось ей в 12 млн. долларов.

 

Вилья пришел в стан «Летучих мышей» казалось бы, не в самый подходящий момент для молодого футболиста. Все дело в том, что в наличии клуба на позиции форварда были такие игроки, как Патрик Клюйверт, Марко Ди Вайо и Мигел Анхел Миста. Но Давид не обращал на это внимания, там более тренер «Валенсии» Кике Санчес Флорес сразу же доверил место в основном составе именно Вилье. Футболист в долгу не остался – 25 мячей за сезон, что стало клубным рекордом за последние 60 лет. (последний, кому удавалось столько забить, был легендарный Мундо).

 

Такие результаты дали зелёный свет в национальную сборную страны. Там Вилья вытеснил из основного состава самого Рауля. В том, что Давид заиграет в сборной, уже никто не сомневался. Выйдя девятого февраля 2005 года в футболке сборной в матче против Боснии и Герцоговины, Вилья практически сразу стал одним из лидеров «Красной фурии». Первым серьезным турниром в составе национальной команды для футболиста стал чемпионат мира в Германии. На нем испанцы не показали ничего сверхъестественного, вылетев от французов в 1/8. Но сам футболист успел забить на мундиале три мяча.

 

Вернувшись с чемпионата, El Guaje без всяких проблем продолжил огорчать киперов «Примеры», насобирав за сезон 21 скальп.

 

У Вильи, кажется, нет слабых мест – очень хорошее видение поля и контроль мяча, развитая ловкость, классно поставленный удар с обеих ног, отличное голевое чутье, а также весьма неплохая игра головой при росте всего 1,75. А еще хотелось бы отметить фантастическую стабильность Вильи – на протяжении последних семи лет менее чем 15 мячей за сезон он не забивал. Боссы «Валенсии» недолго думая, предложили Вилье новый контракт до 2013 года, за которым он получит 6 евро млн до его окончания.. Сам футболист вот что об этом сказал: «Мало какой клуб может предложить мне то, что предложила «Валенсия». К тому же, она всерьез планирует выйти на лидирующие позиции в мировом футболе, и в этом проекте мне отводится важная роль. Я сам хотел бы задержаться здесь подольше. Поэтому, когда в прошлом марте мне предложили заключить новое соглашение на более выгодных условиях, я этому только обрадовался и долго не раздумывал».

 

Сезон 2007/2008 для «Летучих мышей» был просто провальным. Команда перенесла две тренерские отставки, при этом, чуть не вылетев в «Сегунду». Небольшим утешением на этом фоне стал лишь выигрыш кубка Испании, что дало право «кажанам» выступать в кубке УЕФА. Сам Вилья, несмотря на 11 пропущенных игр из-за травмы, показал очень хорошие результаты – 18 голов в 27 матчах.

 

На Евро 2008 Испания, как всегда ехала в ранге одного из фаворитов чемпионата, но все прекрасно знают, чем это обычно заканчивалось. Однако все рано или поздно должно было закончиться (или может быть только начаться?). Блестяще проведя весь турнир, «красная фурия» впервые с 1964 года выиграла этот турнир. А наш герой стал лучшим бомбардиром чемпионата с 4 мячами.

 

В прошлом сезоне Вилья начал просто потрясающие – 11 мячей в 11 турах, плюс 8 мячей он забил осенью за сборную. В конце сезона на его счету было 28 точных ударов.

В нынешнем розыгрыше чемпионата Испании команда, несомненно, талантливого  тренера Унаи Эмери, находится на третьем месте, где ключевую роль продолжает играть Вилья.  Сейчас у него уже 14 голов и можно не сомневаться, что и этом сезоне он будет бороться за трофей Пичичи.  Остается надеяться, что хоть в этом году ему  удастсяего выиграть, а то постоянно уступает то Ето'о, то Форлану, хотя забивает каждый сезон очень прилично.

 

Пока что футбольная часть истории о El Guaje закончена. Осталось рассказать о личной жизни нашего героя. Сам о себе он говорит так: «Я являюсь очень спокойным человеком. Даже во время матчей я редко показываю свои эмоции. Стараюсь доброжелательно относить ко всем знакомым и незнакомым людям. Если кто-то относится ко мне хорошо, я отвечаю тем же». 

 

Кумиром для футболиста з детства был игрок каталонской «Барселоны» и сборной Испании Луис Енрике. Первый сезон Вильи в «Примере» был одновременно последним для Луиса Енрике. Поэтому после матча «Сарагосы» и «Барсы» Вилья не упустил шанс обменяться футболками со своим кумиром. 

 

Нужно отметить, что Вилья не стыдится своего астурийского происхождения, а совсем наоборот. Он даже поручил компании «Adidas» сделать на бутсах помимо своего имени и испанского флага еще и астурийский флаг.

 

У Давида есть жена Патриция. Самое интересное, что его супруга сама раньше играла в футбол! Вилья говорит о своей жене, как о очень хорошем знатоке футбола. Также у молодой пары есть дочь Заида.

 

Давид пока что остается практически без титулов. Чемпион Европы – это да, это на всю жизнь. Но на клубном уровне он пока без трофеев. Возможно, уже стоит подумать об этом. Да и за Золотой мяч неплохо бы уже всерьез побороться. 

 

 

 

{ 32 Комментариев }

Иуда или...?

dnepr_1918 02.01.2010 в 18:21

Майкл Оуэн забил 118 мячей в 216 матчах – нешуточная результативность. Тем не менее, отношение к нему фанатов «Ливерпуля» далеко неоднозначно...

За последние десятилетия не было в составе «Ливерпуля» игрока, который смог бы вызвать у поклонников команды более противоречивые чувства. Это игрок, к которому одни болельщики воспылали любовью, а другие столь же страстно возненавидели.

Мне приходилось общаться как с его поклонниками, так и с ненавистниками. С последними мне пришлось вести очень жаркий спор на протяжении последних нескольких лет. В этой статье я попробую объяснить, чем продиктовано моё позитивное отношение к Майклу. Я прекрасно понимаю, из-за чего многие болельщики Красных и слышать ничего не хотят о нем после его отъезда в Мадрид и в Манчестер, однако я до сих пор не могу найти в себе ни единой крупицы негатива, направленного против него. Правда, я понимаю болел, которые чтят традиции клуба, но...

Майкл Оуэн родился в декабре 1979 года в Честере, что на границе Северного Уэльса и Северо-Западной Англии. Его отец, Терри, также был профессиональным футболистом и даже играл в составе «Эвертона». Вот почему Оуэн, как и многие будущие звезды «Ливерпуля» (Каррагер, Фаулер и Макманаман), рос болельщиком Ирисок. Он было довольно известен в своей возрастной категории в Северном Уэльсе, забив массу голов в играх детских команд.

По исполнении тринадцати лет Майкл получил право поступить в Академию какого-нибудь профессионального клуба. Несмотря на интерес со стороны «Челси», «Манчестер Юнайтед» и «Арсенала», Майкл предпочёл перебраться в «Ливерпуль». Шёл 1993 год. В четырнадцатилетнем возрасте он был приглашён в престижнейшую Школу при Футбольной Ассоциации Англии, что в Лиллесхолле. Там он провёл два года.

После возвращения из Лиллесхолла Оуэн подписал юношеский контракт с «Ливерпулем» и поступил в распоряжение «молодёжки» под начало Стива Хайвея. Майкл был звездой той команды в течение сезона 1995/1996, в котором «Ливерпуль» выиграл Молодёжный Кубок Англии. В составе той команды играла ещё одна будущая звезда мерсисайдцев – Джейми Каррагер.

В 1996 году Майклу исполнилось 17, и он сразу же подписал с «Ливерпулем» полноценный профессиональный договор. Он дебютировал в гостевом матче против «Уимблдона» в мае 1997 года, выйдя на замену, и в первой же игре открыл счёт своим голам за Красных. В своём фирменном стиле он с быстротой молнии ускользнул от опеки, выйдя один на один с вратарём, и спокойно реализовал голевой момент. Лучшего начала и не придумаешь. С этого момента он стал штамповать голы один за другим. Майкл становился лучшим бомбардиром «Ливерпуля» на протяжении каждого сезона в период с 1997 по 2004 год. В свой первый сезон он 18 раз огорчал стражей ворот соперников и был признан «Молодым Игроком Года» в Англии. К сожалению, его усилий оказалось недостаточно для завоевания наград. Тот сезон оказался последним для Роя Эванса во главе команды.

Летом 1998 года на чемпионате мира во Франции звезда Майкла взошла окончательно. Он начинал турнир как запасной игрок, но, выйдя на поле в матче с Румынией, он немедленно сравнял счёт в том матче, и даже несмотря на итоговое поражение англичан (1:2), Оуэн оставил прекрасное впечатление. В матче 1/8 финала против Аргентины Майкл забил гол, который изменил всю его жизнь. Это был один из самых красивых голов, которые когда-либо забивали игроки сборной Англии. Майкл ушёл от всей аргентинской обороны, после чего переиграл и вратаря. К сожалению, англичане проиграли тот матч по пенальти, а Дэвид Бекхэм был удалён из-за подлого поступка игрока сборной Аргентины Диего Симеоне (который, демонстрируя «адскую боль», так катался по газону, как не снилось никому из современных симулянтов).

По завершении чемпионата на Майкла буквально обрушилась слава. Его популярность достигла апогея, когда британская общественность проголосовала за него как за «Человека Года» по версии BBC Sports в 1998. По моему мнению, именно тогда Майкл стал терять популярность у некоторых болельщиков «Красных», которые посчитали, что он больше игрок сборной Англии, чем «Ливерпуля». Он был самым известным футболистом Англии «добекхэмовской эпохи». Это лишило его поддержки существенной части фанатского движения «Красных». Стоило ему стать одним из популярнейших игроков мира, как он, по мнению некоторых мерсисайдских болельщиков, перестал быть частью Копа.

Майкл не скрывал, что был очень расстроен тем, что эта часть стадиона никогда не пела песен, посвящённых ему, хотя делала это для Робби Фаулера. Мне приходилось выслушивать мнения, что это происходило, потому что он был не местным, как Фаулер, но я с этой версией категорически несогласен. Майкл приехал из мест, откуда приехал и легендарный Иан Раш, а уж как в «Ливерпуле» любят Раша, знают все. Думаю, если бы Майкл не ушёл и смог бы избежать травм, он наверняка побил бы рекорд Раша по забитым за клуб мячам. Порой я сбивался со счёта, выслушивая аргументы людей, приводимые в пользу того, что Майкл гораздо лучше играет за сборную, чем за свой клуб. Количество забитых им голов, и та радость, которая была написана на его лице, говорят о том, что ему действительно нравилось играть в «Ливерпуле».

В сезоне 1999/2000 Майкла стали беспокоить травмы, которые преследуют его и поныне. У него обозначились проблемы с сухожилиями, которые мешали ему играть. Летом 2000 года он наконец-то был прооперирован, и начался непростой процесс восстановления. После неудачного выступления на Чемпионате Европы (во время которого он снова забил румынам), Майкл вернулся в Мерсисайд, полный решимости стереть из памяти болельщиков воспоминания о его неудачной игре в прошлом сезоне.

Сезон 2000/2001 стал лучшим в карьере Майкла. Он забил 24 гола, а «Ливерпуль» выиграл незабываемые пять кубков. Робби Фаулер провёл часть сезона, восстанавливаясь от травм, и Майкл составил атакующий дуэт с Эмилем Хески, который также блеснул результативностью, отличившись 23 раза. Майкл пропустил финал Кубка Английской Лиги против «Бирмингема», уступив своё место Робби Фаулеру.

Финал Кубка Англии 2001 года многими был назван «Финалом Майкла Оуэна», благодаря двум его голам, которые принесли «Ливерпулю» победу. «Арсенал» переигрывал нашу команду на протяжении всего матча и к тому же вёл в счёте 1:0. Оставались минуты до финального свистка, когда в составе «Ливерпуля» нашёлся игрок, способный перевернуть ход матча. К сожалению для «Арсенала», Майкл восстановился от очередной травмы за несколько дней до матча, и, выйдя на поле, выиграл матч для своего клуба. Сначала он сравнял счёт после розыгрыша углового удара, после чего забил один из самых красивых голов в составе мерсисайдцев.

Едва ли можно описать этот гол. Бергер изумительной длинной передачей вскрыл оборону канониров, Майкл одним движением ушёл от Тони Адамса и Ли Диксона, вышел на ворота и спокойно пустил мяч в угол. Этот момент навсегда сделал меня поклонником таланта Майкла Оуэна вне зависимости от того, за кого и где он выступает (конечно, кроме случаев, когда он играет против Красных).

Болельщики «Ливерпуля» ещё не успели до конца осознать победу в Кубке Англии, а «Ливерпулю» уже предстояло сойтись в Кубке УЕФА с испанским «Алавесом» в дортмундском финале. «Ливерпуль» выиграл тот матч со счётом 5:4 благодаря «золотому мячу», забитому в самом конце дополнительного времени. Тот финал считается одним из самых захватывающих за всю историю турнира. Майкл внёс вклад и в эту победу, заработав пенальти, с которого его клуб забил третий мяч. Он мог забить и сам, когда оказался перед воротами, но вратарь «Алавеса», бросившись ему в ноги, ликвидировал угрозу.

Майкл и в следующем сезоне (2001/2002) продолжил в том же духе, забив «Манчестеру» в матче Суперкубка Англии на стадионе Миллениум. После этого он огорчил вратаря мюнхенской «Баварии» в матче за европейский Суперкубок. «Ливерпуль» выиграл тот матч со счётом 3:2, тем самым поставив жирную точку в невероятном сезоне «Пяти Кубков». Всего через неделю Майкл опять столкнулся с вратарём мюнхенцев Оливером Каном. Его потрясающий хет-трик позволил английской сборной разгромить немецкую команду на её же поле (5:1). В том матче играли ещё трое мерсисайдцев: Стивен Джеррард, Эмиль Хески и Ник Бармби. Джеррард и Хески забили ещё два мяча англичан, осчастливив болельщиков «Ливерпуля» и всей Англии. Подумать только Англия — Германия 5:1!

Великолепный сезон ознаменовался вручением ему «Золотого Мяча» и признанием «Игроком года в Европе». Майкл стал первым игроком «Ливерпуля», удостоившимся этой награды. Он закончил год 21 декабря, забив свой сотый гол в составе «Красных», поразив ворота «Вест Хэма». «Ливерпуль» завершил тот сезон на второй строчке турнирной таблицы, а Оуэн забил целых 28 голов в 43 матчах того сезона.
Он дважды огорчил вратарей на чемпионате мира в Корее и Японии, несмотря на застарелую травму. В своей автобиографии Майкл пишет, что ему делали обезболивающие уколы перед каждой игрой турнира.
Он повторил своё достижение и в следующем сезоне, вновь забив 28 мячей, включая его сотый гол в матчах английской Премьер-Лиги в матче с «Вест Бромвичем». Он также забил в финале Кубка Лиги, когда «Ливерпуль» обыграл «Манчестер Юнайтед» со счётом 2:0. Второй мяч забил Стиви Джи.

Последний сезон Майкла в красной футболке (2003/2004), был омрачён травмами, а также активно муссировавшимися слухами о его уходе. Несмотря на всё это, он с 19 забитыми мячами вновь стал лучшим бомбардиром команды. В течении того сезона, Оуэн побил клубный рекорд Иана Раша по количеству голов, забитых в еврокубках. Случилось это в матче Кубка УЕФА со словенской «Олимпией» (1:1). В течении сезона интерес к Майклу проявляли очень многие клубы, так как контракт игрока истекал через год после его окончания. Майкл публично заявлял, что хотел бы остаться в «Ливерпуле», но реакции клуба так и не последовало. В конце сезона Улье был отправлен в отставку, а на его место пришёл испанец Бенитес.

Первым, что сделал Рафа после назначения, это поехал в Португалию, в тренировочный лагерь находившейся там сборной Англии (команда готовилась к чемпионату Европы), чтобы встретиться со Стивеном Джеррардом и Майклом Оуэном. Джеррарда активно сватали в «Челси», а а Майкла ждали переговоры о новом контракте. После этой встречи Джеррард решил остаться в «Ливерпуле», а Оуэн покинул команду, перебравшись в «Реал».

Большинство фанов «Красных» до сих пор считает, что Майкл предал клуб, отказавшись подписывать новое соглашение. А так, «Ливерпуль» получил лишь 8 миллионов фунтов да оказавшегося ненужным клубу Антонио Нуньеса за игрока, стоившего в разы дороже. По моему мнению, «Ливерпулю» нужно было быть пошустрее, если клуб был действительно заинтересован в нападающем. В 2005 году Стивен Джеррард испытал те же проблемы, когда продлевал своё соглашение, что и Оуэн за год до этого. Я слышал, что многие считают, что Майкл поступил жестоко со своим клубом, но считаю, что это неправильная точка зрения. Он амбициозен, и, естественно, не мог так просто пройти мимо предложения от «Реала».

Несмотря на то, что в мадридском клубе Оуэн был вынужден смириться с ролью запасного, тот сезон стоит признать успешным. В первую очередь потому, что он занял первое место среди всех игроков испанского чемпионата, по соотношению «забитые голы/количество проведённых на поле минут». Он забил там 16 мячей.

Летом 2005 года Майкл опять привлёк к себе внимание прессы, заявив, что покинет Испанию после того, как в команде появились бразильцы Робиньо и Баптиста. Ни для кого не секрет, что он хотел вернуться в «Ливерпуль», и что Рафа был не против вернуть игрока. Основная проблема заключалась в его трансферной стоимости, которая составила 11 миллионов фунтов. «Ливерпуль» отказался платить такие деньги, за игрока, который ушёл от них не далее как 12 месяцев назад по гораздо более низкой цене. В книге известного журналиста Жульема Балаге «Сезон на краю: портрет «Ливерпуля» Рафы Бенитеса» говорится, что клуб вёл секретные переговоры с Оуэном до самого конца трансферного окна. Вовремя подоспевший «Ньюкасл» предложил за форварда 16 миллионов, и мадридский клуб принял это предложение. Несмотря на то, что Рафа попросил Майкла подождать до января, когда открывалось трансферное окно, Оуэн предпочёл принять предложение Сорок. Не в последнюю очередь на его решение оказала влияние опасность непопадания в заявку сборной Англии на чемпионат мира в Германии.

Большую часть пребывания в Ньюкасле он был травмирован. В 2005 году он сломал ногу во время новогодних матчей, из-за чего пропустил 4 месяца, вернувшись в состав, он серьёзно повредил колено на первых минутах группового матча на ЧМ-2006 против шведов. Эта травма вывела его из строя почти на весь сезон 2006/2007. Он восстановился лишь в апреле 2007 года.

В 2009 году Майкл перешёл в МЮ, что только укрепило веру болельщиков Ливерпуля в то, что он иуда, но… Посмотрите на его показатели!

Майкл Оуэн забил 158 голов за те семь сезонов, что провёл в составе «Ливерпуля» — потрясающий показатель, тем более, если учесть, что его постоянно преследовали травмы. Он забивал для нас победные голы в финалах различных турниров и дал нам почувствовать дух прежних победных лет. Неужели этого недостаточно, чтобы стать одним из героев «Ливерпуля»? И всё же, несмотря на то, что многие болельщики не разделяют моего мнения о нём, он всё равно занял 14 место в списке «100 Игроков, которые потрясли Коп».

 

{ 55 Комментариев }

Tarina

dnepr_1918 26.12.2009 в 18:37

Когда у меня спрашиваю, какой мой любимый клуб, я, конечно же, отвечаю, что Днепр, который занимает 73% моей футбольной жизни. А остальные 26% - за Ливерпуль. (Я считать умею:) Просто 1% - десяток клубов, которым  симпатизирую)

Начал я болеть за Ливер в 1998 году, после ошеломляющего матча Ньюкасл – Ливерпуль 1:4, и конечно же влюбился в игру команды Жерара Улье.  И много классных игроков было за всю историю клуба, но….

Правда в том, что Торрес ещё не стал легендой, Оуэн, как и Реднапп уже не станет, Джеррард ещё только может ею стать, Каррагер обязательно ею станет… а Хююпия — легенда.

Сами вырос в спортивной семье. Его отец был профессиональным футболистом, а мать увлекалась этим видом спорта как любитель. В детстве Сами много времени уделял физическим тренировкам. Но он не стремился стать похожим на своего отца, профессионального футболиста. Ему больше нравился хоккей.

Родители были против того, чтобы их сын посвятил свою жизнь хоккею. По их настоянию Сами оставил свое увлечение и начал тренироваться на футбольном поле. Первые матчи футболист провел за финскую команду «КюМю». Он долго не мог определиться с позицией в игре, и за несколько сезонов сумел попробовать себя в разных качествах.

Следующим клубом, за который выступал Хююпия, стал «МюПа». Именно в составе этой команды он стал постоянно играть на позиции центрального защитника. А в 1992 и 1995 году, благодаря его профессионализму и блестящему таланту, команда «МюПа» становится чемпионом Финляндии.

В 1995 году Сами Хююпия прошел курс стажировки в британском клубе «Ньюкасл». Сами не только развеялся в заграничной поездке, но и воочию увидел настоящий профессиональный футбол. Он узнал, что такое профессионализм европейского стандарта. С этого момента футболист начал стремиться за границу, так как там он в полной мере смог бы раскрыть свой талант.

Но вернёмся в май 1999, когда «Ливерпулю» позарез нужен был надёжный защитник и лидер, способный повлиять на игру. Именно тогда Жерар Улье подписал Сами Хююпия, за 2.5 миллиона фунтов, сразу убив двух зайцев. Во время пресс-конференции по случаю подписания контракта финн заявил: «Я пережил невероятное волнение, когда узнал об интересе «Ливерпуля» ко мне. Для меня громадная честь, что клуб такого уровня желает видеть меня в своём составе». Хююпия был практически неизвестен широкой публике, когда впервые примерил футболку великого клуба, но то, с какой лёгкостью он сумел вписаться в игру команды, просто потрясающе.

Грамотный выбор позиции, скорость и подавляющее превосходство в игре на «втором этаже», позволили ему составить непроходимый дуэт с партнёром по команде Стефаном Аншо, в центре защитных построений «Ливерпуля». Вот как прокомментировал Хююпия свой первый сезоне в «Ливерпуле»: «Я должен заметить, что этот сезон оказался намного удачнее, чем я мог себе только представить. Неизвестность всегда немного страшит нас, а я ехал в другой клуб, в чужой стране и, откровенно говоря, не знал, чего мне ожидать. Я и представить не мог, что проведу так много матчей».

Хююпия быстро завоевал любовь болельщиков, своей яркой игрой напомнив им об изумительной обороне клуба былых времён, своей игрой он заслужил право номинироваться на престижнейшую награду «Игрок года». Феноменальное достижение для защитника, да ещё и в первый год своего пребывания в клубе!

Авторитет Хююпия за его первый сезон настолько вырос, что во время вынужденного отсутствия из-за травм Джейми Реднаппа и Робби Фаулера, именно ему была доверена высокая честь надеть капитанскую повязку, и вот что он сказал по этому поводу: «Это было просто невероятно, я был безумно горд тем, что мне была оказана такая честь». Аншо и Хююпия составили лучшую пару защитников Премьер-Лиги в первом же сезоне их совместного выступления.

В следующем году, Хююпия командовал парадом в обороне на протяжении всего сезона 2000/2001. Хююпия уверенно вёл команду к завоеванию беспрецедентных пяти кубков, временами исполняя обязанности капитана.
Сами сыграл ключевую роль в завоевании Кубка УЕФА, Кубка Англии и Кубка Лиги, и помог команде завоевать путёвку в турнир Лиги Чемпионов. «Ливерпуль» провёл 63 игры в том сезоне, и Сами принял участие во всех этих матчах! И, что делает это достижение ещё более значимым, так это то, что Сами не был ни разу предупреждён жёлтой карточкой или удалён! Это невероятный показатель, а уж для центрального защитника тем более.

В следующем сезоне 2001/2002, после ухода Робби Фаулера, Улье доверил капитанскую повязку своему надёжнейшему защитнику уже на постоянной основе. Хююпия провёл очередной фантастический сезон, и помог Красным занять вторую строчку в чемпионате страны, титул чемпиона они совсем немного уступили феноменальному «Арсеналу». В сезоне 2002/2003 он забил 3 гола в 36 матчах (отличный показатель для центрального защитника). Сами был капитаном команды в победном кубковом матче с «Манчестер Юнайтед» в 2003 году.

В сезоне 2003/2004 Хююпия выходил на поле в 50 матчах во всех соревнованиях и помог Красным занять четвёртое место в чемпионате, что давало право команде играть в квалификационном раунде Лиги Чемпионов. Возросший авторитет Стивена Джеррарда стал причиной того, что в начале сезона капитанская повязка была передана именно ему. Несмотря на это Сами продолжал уверенно выполнять свои функции, и сердечно поздравил Стиви Джи, пообещав ему посильную помощь. Сами стал вице-капитаном и доказал, что является профессионалом высочайшего уровня.

С приходом на тренерский пост Рафы Бенитеса команда претерпела довольно значительные изменения перед сезоном 2004/2005. Общепризнанный дуэт центральных защитников Хююпия/Аншо приказал долго жить, и у Сами появился новый партнёр по обороне — Джейми Каррагер. Хююпия провел 49 матчей, забив в них 3 гола. А дуэт Хююпия/Каррагер образовал самую грозную оборонительную линию на континенте, сумевшую остановить «Милан» на стадионе Ататюрк. Хююпия забил на Энфилде много голов, но один из них стоит особняком — это мяч, забитый в ворота туринского «Ювентуса» в четвертьфинальном противостоянии победного для «Ливерпуля» розыгрыша Лиги Чемпионов.

Хююпия вновь продемонстрировал фантастическую игру в сезоне 2005/2006, а его взаимодействие с Каррагером позволило «Ливерпулю» установить рекорд по количеству «сухих» матчей. Невероятно, но Хююпия не пропустил ни минуты во всех еврокубковых матчах Красных, начиная с ноября 2001 года по февраль 2006. Приглашение в команду молодого датчанина Даниэля Аггера в январе 2006 года обозначило, что у Сами появился конкурент за место в составе.

В сезоне 2006/2007 Хююпия получил травму, из-за чего принял участие лишь в 30 матчах сезона. В январе 2007 он опередил Рэя Кеннеди по количеству проведённых за клуб матчей.
В 2007 появился новый соперник – Даниэль Аггер, но Хююпия сумел надёжно заменить датчанина, когда тот получил травму. Сами был лишён большого внимания прессы и болельщиков в минувшем сезоне. Однако, на протяжении всей кампании он прекрасно выбирал позицию, уверенно останавливал атаки соперников, а его подкаты были просто изумительны.

Хююпия был великолепен. В начале сезона Сами вновь выполнял функции капитана ввиду травм Джейми Каррагера и Стивена Джеррарда, и именно он в матче квалификационного раунда Лиги Чемпионов забил головой второй гол в ворота «Тулузы», несмотря на сломанный нос – это один из ярчайших примеров его самоотверженности.

 

 

Сегодня Сами 36 года, на закате своей карьеры он был выбран некоторыми изданиями в качестве «козла отпущения» после неудачных матчей «Ливерпуля», в частности после матча Лиги Чемпионов против «Бешикташа». В начале сезона Сами забил 2 автогола, но хуже всего он сыграл против «Эвертона»! Хююпия стал постоянной мишенью для критики со стороны как болельщиков, так и прессы. Раз за разом предметом обсуждения становились скорость и возраст игрока. Но Хююпия никогда не отличался высокой скоростью, в основе его игры лежат умение «читать» игру и отличный выбор позиции. Хююпия говорил в начале сезона: «Я не думаю, что стал играть хуже. Я никогда не был спринтером и не отличался высокой скоростью. Моя игра не изменилась за последние 10 лет. Это не означает, что я становлюсь слабее. Иногда недостаток скорости сказывается, но я продолжаю играть в свою игру и не пытаюсь соперничать в скорости с «бегунками». Я все время стараюсь занять правильную позицию. Я играл так всегда, даже в молодости».

Хююпия продолжал играть здорово, когда его ставили в состав. Бенитес говорил ранее: «Он прекрасно выступал за нас всё это время. Это очень опытный центральный защитник, который обладает отменной техникой владения мячом и отлично играет головой. Быть может он сыграл в большем количестве матчей, чем мы планировали, но всё равно, каждый раз выходя на поле, он оправдывал наше доверие».

Несмотря на январскую покупку за 6 миллионов фунтов Мартина Шкртела и на слухи, ежедневно отправлявшие его то в «Ньюкасл», то в «Фулхэм», Хююпия продолжал служить образцом надёжности в каждом сыгранном им матче.

Играл он настолько надёжно, что Рафа доверил ему место в стартовом составе в лигочемпионских баталиях с «Интером», где он сыграл в паре со Шкртелом. При этом Каррагер был переведён на правый край обороны. В первом четвертьфинальном матче с «Арсеналом» ни один игрок «Ливерпуля» не наиграл на звание Игрока матча, тем не менее Хююпия сыграл необыкновенно надёжно. А его оглушительный гол в том матче, стал третьим мячом, который он забил в четвертьфиналах Лиги чемпионов, этот рекорд нелегко будет побить другим центральным защитникам.

В конце сезона Хююпия ещё на год продлил своё соглашение с клубом, по условиям которого он должен был остаться на Энфилде до 2009 года. Говорит Пепе Рейна: «По моему мнению, если бы не Фернандо Торрес, то именно Хююпия был бы первым кандидатом на звание Игрока года в нашей команде. Он проявлял упорство каждую неделю, и глядя на его игру, вы бы ни на минуту не поверили, что ему уже 34 года. Я очень рад, тому что он остаётся в клубе ещё на год, и думаю, что если ему удастся сохранить свою нынешнюю форму и в следующем сезоне, то он останется с командой и после завершения нового соглашения. Принято считать, что он довольно медлителен, но скажите мне пожалуйста, как часто Адебайору удавалось уйти от Хююпия за те 3 матча, что он провёл против Сами? Я вообще не помню, чтобы ему это удалось».

 

 

Шестикратный обладатель звания «Игрок года в Финляндии» верой и правдой служил команде и справедливо считается одним из величайших представителей нашего клуба, когда-либо ступавших на поле Энфилда. Все победы «Ливерпуля» добывались при участии великих защитников: Рона Йейтса, Томми Смита, Фила Томпсона, Алана Кеннеди, Алана Хансена, Марка Лоуренсона,.. и Сами Хююпия несомненно входит в когорту этих великолепных игроков.

Одно из лучших его качеств – это его профессионализм. Во время столкновений на поле, многие игроки буквально сходят с ума, прыгая и крича вокруг арбитров в бесплодных попытках доказать свою правоту, Сами не таков, он молча поднимается с газона и со своей сдержанной полуулыбкой возвращается к выполнению своей работы. Да, он забил несколько умопомрачительных голов, но именно его игра на позиции центрального защитника делает его легендой клуба, и именно поэтому я очень надеюсь, что он войдёт в тренерский штаб команды после завершения карьеры игрока. Он несомненно окажет прекрасное влияние на молодёжь. Окажет… Если захочет вернуться….

К сожалению, легенда оказалось ненужной Рафе Бенитесу , и Сами перешёл в Байер. Сейчас он сыграл за немецкую команду 17 матчей, и несомненно помог клубу стать зимним чемпионом в Германии. Так пожелаем же ему удачи, и я верю, что он когда-то заменит Рафика (и поскорее бы) на посту главного тренера команду. Он безусловно заслужил!

 

Метки: Хююпия

{ 60 Комментариев }

сухой Коваль

vodolaz 29.11.2009 в 19:31

 

       

         Не хотелось бы преувеличивать достоинства футболиста, не просто в 16 лет взявшего пенальти от Артема Милевского, но и сыгравшего все три свои матча в высшей лиге в сухую, но на данный момент впадаю в всеобщий экстаз. Максим Коваль ворвался на странички интернет ресурсов с завидной скоростью, а уже завтра-послезавтра о нем напишут много восторженных статей в газетах. Шахтер уже задумался о приобретении очередной вратарской звездочки, а Богуш вспомнил свое счастливое прошлое в запорожской команде. Итак, Максим Коваль. Кто он?

        Родился 9 декабря 1992 года в городе Запорожье. Его отец – Анатолий Викторович в свое время занимался футболом в школе запорожского «Металлурга», поэтому чтоб суровые будни не манили единственного сына на всякие шалости, родителя отдают Максима заниматься спортом, в частности футболом.

        Сначала Максим играет в поле, но в скором времени его тренер Виктор Трегубов ставить парня в ворота. Ну и за словами Коваля он сразу понял, что это его место.

        12 сентября 2004 года 12-тилетний вратарь сыграл свою первую серьезную игру, выйдя на замену в чемпионате Украины среди детских коллективов в матче против команды «УОР Севастополь» и не пропустил за 16 проведенных минут.

        В первом своем сезоне Коваль провел 11 игр, 8 из которых в основе и пропустил всего 2 гола. В следующем сезоне он отыграл уже 19 матчей, из которых 18 в основе. В этом же сезоне, а именно 12 июня 2006 года на 52 минуте матча с «Карпатами» его удалили. Всего за время выступления в детском чемпионате Украины Максима Коваля удаляли два раза и еще два раза он получал желтую карточку.

        В взрослом футболе Коваль дебютировал 20 июня 2008 года, когда вышел на последние 14 минут в матче своего «Металлурга» против «Шахтера». Правда своей была вторая запорожская команда, а «Шахтер» был из Свердловска. Всего в прошлом сезоне за «Малаллург-2» Коваль провел 18 поединков. Параллельно с этим провел он и 6 игр в чемпионате дублеров, дебютировав 14 марта этого года против дублеров киевского «Динамо», тогда в ворота вратаря влетело 4 гола (итоговый счет 4:1).

        Игру молодого вратаря заметил и тренерский состав юниорской сборной Украины во главе с Александром Головко. 10 сентября 2008 года состоялся дебют против румынских одногодок. Наши соотечественники выиграли 4:0 – очередной сухой дебютный матч для Коваля. На данный момент Максим провел за сборную Александра Головка 8 поединков. Он был основным в сборной(U-17), которая в январе этого года выиграла международный турнир в Минске.

        Свой пока единственный (еще один дебютный) в сборной U-18 Коваль провел 4 июня этого против России. Матч закончился в ничью 0:0, но что примечательно два раза в игре соперник не реализовал пенальти!!!

        Уже в этом сезоне Максим сыграл 6 игр за дублеров, иногда попадая на скамейку запасных основной команды. И вот 1 ноября 2009 года настал его час...

        Травмировался основной вратарь команды Дмитрий Безотосный и на тренерский состав, который до того переживал кого в результате плановой ротации тренерского состава поставят главным в следующей встрече, свалилась проблема в выборе вратаря. На ближайшую игру против днепропетровского «Днепра» все-таки ставят Владимира Жука, но когда он после двух игр заболевает, против ужгородского «Закарпатья» в рамке ворот выходит Максим Коваль. Раньше него в нашем футболе дебютировал только Сергей Перхун, которого в свое время выпустил Николай Павлов на дерби с «Кривбассом». «Конечно, в раздевалке переживал, но начался поединок, и все второстепенное, в том числе и эмоции, ушли на задний план. Я понимал, что в нелегкий для команды период не мог подвести старших товарищей». Ну а после игры он уже принимал поздравления с «сухой» игрой, первой для команды в сезоне. После этого была еще один «сухой» поединок с «Черноморцем» и сегодняшняя игра с чемпионом страны…многие из вас ее видели, да и рассказывать особо нечего. Ударов по воротом было немного, но на выходе юный вратарь действовал уверено, так же он руководил защитными порядками своей команды. Сегодня он спас свою команду после ударов в упор Гусева и Милевского, потом вытянул мяч из ближней девятки после удара Шевченко!!! Дальше больше. Начало второго тайма: Милевский с семи метров в падении переправляет мяч в шестерку, но юный вратарь сначала переправляет мяч в штангу, а потом ловит того на линии!! Ну и на десерт Коваль вытаскивает пенальти от Милевского на 90+4 минуте!!!

        Не сомневаюсь, что сегодня самый запоминающийся день в жизни юного голкипера. Главное сейчас не перехвалить его и не дать ему задрать нос. Ну и работать не покладая рук и тогда в будущем он сможет дорасти до своих кумиров Касильяса и Акинфеева…

 

Метки: Коваль

{ 69 Комментариев }

Конкурс биографий-3. Победитель

EugeneKiev7 24.11.2009 в 15:47

Конкурс биографий-3 подошёл к концу. Для начала хотелось бы поблагодарить всех участников ха их отличные статьи, а также судей, которые объективно оценивали таланты участников. Уже с первого тура стало ясно, что борьба завяжется очень плотная. Порой бывало сложно оценивать работы, поскольку все они были хорошими, но в то же время, разными. Хотелось бы выделить отдельно: Vodolazа, который третий конкурс подряд пишет только про украинских игроков – это стоит восхищения; Fantasisto – своим стилем написания покорил весь судейский персонал;Roome – за финальную статью о Гарринче; Олега, который старался удивить чем-нибудь в качестве жанра повествования; а вообще все были весьма колоритными авторами, и каждый запомнился по-своему.

 

Arhie:

Я вперше судив Конкурс Біографій, і враження у мене якнайкращі. Серед недоліків – персонажі в більшості підбиралися дещо попсові, а в фінальному етапі конкурсантам бракувало лаконічності. Я аплодую Водолазу за обраних героїв, Скаузеру, Олегу та Сонікссону за оригінальність манери, Фантазісто, Руму та Дружебо із Дніпром – за легкість оповіді. Спасибі за участь Романтику, Владику, Кіндорохо та всім іншим.

Поздравляем заслуженного победителя! Ждём его возвращения уже в статусе победителя БИО-3. Немного обидно за серебряного призёра, который второй раз подряд проигрывает финал… В этот раз один балл всего…

            В начале декабря постараемся провести БИО: Лига Чемпионов. 1 тур, в котором будут участвовать судьи БИО-3, а также победители и призёры БИО-1 и БИО-2. Надеемся тем самым поставить жирную точку в данном конкурсе.

{ 80 Комментариев }

Печник

Скаузер 19.11.2009 в 18:05

На 88-й минуте матча Россия- Словения судьба путёвки в ЮАР казалась предрешённой. Россияне уверенно вели игру, выигрывая 2:0, и только благодаря Хандановичу счёт не стал крупнее. Но последовал удар капитана словенцев Роберта Корена, сэйв Акифеева и добивание в ворота... кого? Человека, который уже расстраивал "Петровский"- Нейца Печника (он, кстати, вышел на замену только на 82-ой минуте). Вот про этого молодого словенца я и хочу сейчас рассказать.

 

Родился Нейц в маленьком словенском городке Дравоград (население- менее 9000 человек). У него есть старший брат- тоже футболист (28 лет, основной защитник в румынской Политехнике). Печник некоторое время выступал за команду города ФК "Дравоград", но уже в 17 лет он переходит в словенский клуб "Целе".

Целе (иначе называется Публикум)- один из древнейших клубов Словении (основан в 1919 году), но великим его, увы, назвать нельзя. За всю свою историю клуб может похвастаться только Кубком Словении- 2005. Хотя аутсайдером его тоже назвать нельзя- середнячок  со всплесками вроде 2005-го года или 2-го места в 2003-ем. Самым известным его воспитанником можно  назвать Величе Шумиликоски (поклонники Зенита должны его помнить)

Вот в таком клубе очутился наш герой. В 17 лет его, естествено, к старту и не подпускали. Первый раз в карьере он сыграл 24 апреля 2004 года. С того времени и до сегодняшнего дня он играет на позиции полузащитника, играющий по всей половине поля соперника.

Следующий сезон оказался дле Целе успешнейшим за последние годы: третье место в чемпе и Кубок Словении.Вклад Нейца в это достижение невелик: 7 матчей, 0 голов.   С другой стороны, подобную молодёжь как раз в Кубке и пробуют, и в финале словенец отыграл весь матч (кстати, победили благодаря автоголу соперника- игрока Горицы).

В сезоне 2005/2006 Нейц становится игроком основы , сыграв во всех турнирах в 35 матчах и забив 1 гол. Публикум при этом, правда, провалился, заняв лишь шестое место, но... стоит напомнить об одной особенности балканских клубов. Думаю, многие знают, что для них основным источником прибыли является успеная продажа игроков. Клуб же, не могущий никого продать, грубо говоря, сосёт лапу. Поэтому руководство клуба, думаю, обрадовалось появлению перспективного 20-летнего хавбека в команде. Печник за три сезона в Целе сыграл в 107 матчах, но серьёзные клубы им до поры до времени не интересовались. В сезоне 2007/2008 у словенца подскочила результативность, но покупать его всё равно никто не собирался. Однако сработал вариант аренды с пражской Спартой...

... в которой не заладились дела у самого Печника. Жалких 4 матча в чемпионате за год, 9 еще более жалких матчей за дубль Спарты во втором сербском дивизионе и возвращение на Родину уже в феврале. Это, как вскоре оказалось, было к лучшему. Нейц сходу вернул себе место в основе (15/3 за оставшийся кусок чемпа) и попался на глаза скаутам из западной Европы.

Говоря конкретно- скаутам португальского Насьоналя, которые заплатили за него сумасшедшие как для Словении деньги- 300 тыс. евро (сейчас transfermarkt.de оценивает его в 500 тысяч). Клуб, продавший лучшего своего игрока- Нене -в Кальяри, явно нуждался в замене (пусть и не прямой по амплуа). Много кто мог сомневаться- заиграет или нет словенец в Португалии, но огромную часть своих авансов он отбил уже в матчах с Зенитом- первых в сезоне. Просто посмотрите на его реакцию (и реакцию комментатора) на этом видео:

 

Дебютировал в сборной Нейц 1 апреля этого года в матче против Северной Ирландии. И хотя серьёзно сборной в борьбе за второе место он не помог (гол  словакам на 93-й минуте- из разряда "добить", не более), гол россиянам может стать решающим в борьбе за поездку на ЧМ.

____________________________________________

И он им стал! Словенцев от души с победой, росиянам советую поменьше витать в облаках и считать себя ТОП-сборной.

{ 20 Комментариев }

Конкурс биографий-3. Статьи на финал + Судейский тур

EugeneKiev7 15.11.2009 в 18:25

Для начала о неприятном. В финале отказались участвовать Олег и Gypsys, поэтому коэффициенты приобрели немного другой облик от 8 до 1. Статьи на финал:

Fantasisto - Франческо Только (7)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/369134.html

Усталый Романтик - Олег Саленко (1)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/386386.html

Vodolaz - Олег Венглинский (8)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/390279.html

Dnepr 1918 - Владимир Гуцаев (6)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/390540.html

Druzebo - Люсьен Лоран (5)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/390646.html

Roome - Гарринча (3)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/391482.html

ВладикЪ - Милан Барош (4)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/391499.html

Skauser - Карлос Альберто Павон (2)

http://football.hiblogger.net/community/biographies/391659.html

В скобочках уже начисленные баллы на финал.

Оценки и общие итоги будут в пятницу.

А сейчас мы начинаем судейский тур. Срок 2 недели. (Постараемся дать пример для подражания)

Теперь нас оценивают финалисты БИО-3. Систему оценивания выберете сами.

Пока что дали согласие судить Vodolaz и Dnepr 1918

{ 42 Комментариев }

Политика Павонов и Зиданов (финал)

Скаузер 15.11.2009 в 16:09

                                                Визит к миллиардеру

Альфред Пёх с удовольствием заходил в здание штаб-квартиры SAP. Неделю назад ему удалось лично поговорить по телефону с Диттмаром Хоппом, и владелец "Хоффенхайма" назначил на сегодня личную встречу.
-Мне господин Хопп назначил встречу...- обратился он было к секретарю, но он не слушая протянул ему две
карточки. На первой было написано: "14-й этаж, кабинет 2". Пёх нажал самую верхнюю (и самую блестящую- явно её крайне редко нажимали) кнопку.
Лифт ехал медленно, и у Альфреда было время подумать. Подумать о том, как еще в 80-ые он вынашивал идею своего детища, но ему мешал раскол Германии на две части. О том, как он получил одобрение и поощрение от ФИФА с рекомендацией "не спешить и заботиться прежде всего о достоверности фактов и источников". О том, как годы готовился проект и собиралась статистическая информация только для старта ИФФХС. О том, как эта организация становилась всё популярней и известней в  мире. "А сейчас любой выпуск новостей во всём мире считает своим долгом сообщить про обновление рейтнга ИФФХС! И финансировать мой проект собирается самый богатый человек Германии!"- радостно думал Президент . Вчера вечером он увеличил сумму, которую хотел попросить у Хоппа, вдвое- "если он вышвырнул такую тучу денег в свой Хоффенхайм, не пожалеет и на мою контору- это уже престижно".

                                                     "Доколе?!"
Створки лифта распахнулись. Альфред вышел из лифта и увидел, что весь этаж делился на два огромных кабинета: на первом висела табличка "Разработки" и для входа в неё требовалась другая карточка, а на кабинете 2- логичное
"Президент". Он постучался.
-Войдите.
-Добрый день, мы с вами договорились...
-Я помню, проходите.
Пёх прошел к столу и сел в удобное кожаное кресло. Сам Хопп, очевидно, предпочитал стулья в стиле хай-тек.
-Герр Пёх, как вы думаете, зачем я согласился на встречу с вами?- спокойно спросил Хопп.
-Очевидно, чтобы обсудить финансирование...
-Я пригласил вас, чтобы задать один простой вопрос: "Доколе??!!?"-неожиданно почти закричал президент SAP.
-В... В каком смысле?
-Доколе вы будете издеваться над болельщиками своими бредовыми рейтингами? Сколько еще времени ваши "списки лучших  из лучших" будут напоминать бред сумасшедшего?!? Когда вы наконец прекратите мучить всех болельщиков, связывающих слова "футбол" и "рейтинг" воедино?!
-Поч... Почему вы разговариваете в таком тоне?
- Поясню! Вам в 80-ые пришла в голову замечательная идея- выбрать лучшее из лучшего в футболе. Но вы же
превращаете эту идею в большую кучу дерьма! А никто другой не хочет заниматься этим делом, потому что эта "ниша" вами уже "занята"!
Альфред слышал подобные слова не в первый (и даже не в сотый) раз в своей жизни. Он спокойно налил себе стакан воды и не спеша выпил.
-Герр Хопп, вы, наверно, и сами понимаете, что большие успехи не достигаются мгновенно. Мы постепенно
совершенствуемся в плане объективности. Я думаю, рейтинг лучших вратарей или лучших судей трудно назвать "бредом сумасшедшего".
-Ладно эти два... Но как можно в рейтинге клубов за год ставить БАТЭ выше ЦСКА, а Арсенал (Саранди)- выше Реала?
-Да потому что ЦСКА и Реал провалили тот год, а другая пара, наоборот, выступила очень успешно! Поймите, Реал считается великим клубом, мягко говоря, не благодаря этому сезону. А если учитывать прошлые, то мы его назвали
"Клубом XX века в Европе". Осечки в нашем рейтинге, конечно, случаются, но..
-Я вам вот что скажу, герр Пёх. Я по жизни занимаюсь программным обеспечением. Если бы при создании и развитии моей SAP  у меня было бы столько же ошибок, я бы у церкви подаяние просил. Предлагаю следующее: если вы в ближайшие полчаса убедите меня, что лидер опроса "Футболист Года" Карлос Павон достоин этого звания, я профинансирую ваш балаган. Нет- считайте, мы с вами не встречались. Мой ноутбук к вашим услугам.

                                             Начало

Альфред спокойно начал (далее курсивом выделены реплики Хоппа):
-Карлос Альберто Павон родился 9 октября 1973 года в Гондурасе. Является воспитанником клуба Реал Эспанья
Депортиво, в котором дебютировал в 18 лет на позиции форварда. В сезоне 1993/1994, будучи в силу возраста не
основным, стал чемпионом Гондураса, хотя его вклад в победу невелик. В межсезонье он перешёл в мексиканскую
Толуку, где понемногу начал становиться игроком основы, сыграв в 15  матчах и забив 7 голов...
-Я извиняюсь, но пока вы ничего примечательного о нём не рассказали. Всего этого недостаточно для звания Игрока Года
- уже гораздо более спокойным тоном сказал Хопп.
-Это потому что я еще не начал рассказывать о той части карьеры, где он блистал. Еще в 2003-ем году Павона
вызвали в сборную. Поначалу он не мог забить, но "непруха" закончилась на Кубке Наций УНКАФ- турнире для стран
Центральной Америки, проводимом раз в два года. Карлос забил уже в первом матче против сборной Панамы (2:0), уверенно вышел из группы, в 1/2 прошёл по пенальти Коста-Рику, а в финале гондурасцев ждала Гватемала. Павон показал себя во всей красе, забив два гола (Гондурас победил 3:0, и пока это его последняя победа на этом
турнире). После этого турнира Карлос стал основным в сборной.
-Уже в то время он покинул Толуку и перешёл в Сан Луис, одако не успел сыграть там ни одного матча. В то же
межсезонье он успел перейти в Вальядолид. Однако заиграть у него там не получилось- 9 игр, 0 голов.
-Отчего же?- перебил Хопп.- Почему такой супергениальный форвард не смог покорить скромный Вальядолид?
-Я думаю, что Павон относится к такому типу футболистов, которые поздно раскрываются, но и играют до преклонного возраста. Кроме того, Рафаэль Бенитес славится своим "талантом" мариновать на банке классных футболистов и
выпускать вместо них брёвна.
-Последняя причина принимается!- Засмеялся Хопп. Он явно подобрел.
                               Расцвет
-Зато потом Павон разыгрался! Вальядолид по окончании сезона отдал его бесплатно в мексиканский Коммуникарес.
-Новый сезон начался для Карлоса с сенсационной победы над сборной Мексики! Гегемон региона был повержен со счётом 2-1, а Павон забил один из мячей! Вот только его сборной не повезло: она попала в одну предварительную группу с Мексикой и Ямайкой, а выходило в итоговую группу всего две сборные. (позже из итоговой группы и Мексика, и Ямайка вышли в компании с США). Однако у самого гондурасца в клуба дела пошли лучше некуда: он забил в двадцати матчах 14 голов и победил в борьбе за звание Лучшего Бомбардира Мексики.
-Уже летом Павон переходит в Некасу. Здесь стоит упомянуть про систему мексиканского чемпионата: он состоит из двух частей. Весной разыгрывается Верано (с 2001-го- Клаусура), а осенью-зимой- Инвьерно (Апертура). Потом 8
лучших команд играют плей-офф, где и определяется чемпион.
Инвьерно-1997 Некаса провалила. Карлос за чемпионат (17 матчей) забил 7 голов (http://www.youtube.com/watch?v=XxxPXNEIqJM), но сама команда в своей группе заняла в своей группе третье место (из четырёх), а в общей таблице- 14-ое из 18.Зато в Верано-1998 всё было наоборот. Гондурасец не забил ни одного гола, хотя шансы ему давали и на поле выпускали. Зато Некаса выиграла свою группу и заняла второе место в общем зачёте, уступив только Толуке. В плей-офф команда дошла до финала, где в первом матче обыграла Толуку 2:1, но в ответном матче без шансов
уступила 2:5. В довершение всего сборная Павона провалилась на КОНКАКАФ, заняв последнее место в группе...

Пёх посмотрел на Хоппа. Он уже не был похож на того хама, который кричал четверть час назад. Хопп внимательно и с интересом слушал и смотрел, как его собеседник перескакивает с одной интернет-страницы на другую.
-Поскольку Павон в Некасе понемногу присаживался на лавку, он был вынужден перейти в другой клуб- Атлетико
Целайя. В первых Инвьерно и Верано гондурасец забил по 13 голов (хет-трик Атланте-http://www.youtube.com/watch?v=xFxqApbuFuU), заняв в списке бомбардиров второе и четвёртое места соответственно. Но его команда дважды подряд в группах из пяти команд заняла третье место и не вышла в плей-офф. Следующий год Павон не мог забить столько, сколько до этого забивал за полгода, а его клуб дважды подряд занимал пятое место в группе.
                             Ненужное достижение
-Тем разительнее эти события с тем, что происходило в сборной. В 1999-ом он на Кубке Наций УНКАФ оформил дубль в ворота Коста-Рики (но по разнице мячей в финальной группе чемпионами стали как раз костариканцы), а на Кубке КОНКАКАФ-2000 забил три гола в трёх матчах (правда, Перу в 1/4 всё равно обыграл его сборную 5-3).
Но всё это пустяки по сравнению с результативностью, которую продемонстрировал форвард в матчах отбора на ЧМ. С 7 мая по 2 сентября, за 117 календарных дней Павон отличился в воротах соперников 10 (!)  раз. В отборочной группе на ЧМ его сборная благодаря этим голам стала безоговорочным лидером и вышла в след. стадию. За эти  достижения Карлоса признали Игроком Года в Гондурасе.
В финальной группе из 6 команд Павон забил еще 5 мячей. Особняком стоит его достижение в матче с Мексикой-
гондурасцы разбомбили флагмана КОНКАКАФ 3-1, ведя по ходу матча 3-0, и все три гола забил Карлос Павон.

 

 

Его команда до последнего претендовала на путёвку в Японию и Корею, но в конце отбора неожиданно уступила 0-1
Тринидаду и 0-3 Мексике, став при этом хоть и самой забивающей (наравне  Коста-Рикой), но четвёртой командой в
группе. К сожалению, тогда ФИФА не ввела стыки с южноамериканцами, и 15 (!) голов Павона оказались никому не
нужны...
-Всё равно достижение феноменальное,- вставил Хопп.
                Реванш с Толукой и поездка в Европу
-Стало ясно, что Целайя- клуб, мягко говоря, не его уровня. Поэтому гондурасец  переходит в Морелью. Там он сходу становится основным. Клуб занимает в своей группе третье (из 5) место, выиграет квалифай у Ирапуато (0:1 и
супер-реванш 7:2)...и Инвьерно! Повержены были последовательно Пачука (0:0;2:1), Сантос (0:0 и 3:2 на выезде) и
Толука (1:3 на выезде и 0:2 дома). Вот так- плей-офф выиграла команда, ставшая пятой в регулярном чемпе (его  голы вообще в Мексике- http://www.youtube.com/watch?v=df9C2Z-gd88). А Павон стал вторым бомбардиром чемпионата с 14-ю голами и Игроком Года в своей стране.
-В конце европейского сезона его второй раз замечвают европейские скауты. На сей раз из Удинезе, которые за 500 000 евро покупают Карлоса. Увы, заиграть у него снова не получилось- в официальных матчах он сыграл всего 7 раз и забил 1 гол (http://www.youtube.com/watch?v=Ef2dbIKPc-E). В межсезонье-2002 свободным агентом перебирается в  в Наполи.
               "Титаник", или как губит Европа
-Только с "Титаником" можно сравнить новую команду гондурасца. После ухода Марадоны в 1991-ом команда с каждым сезоном медленно, но верно  валилась (динамика итоговых мест в последующих сезонах): 4-11-6-7-10-12-18-9(В)-4(В)-17-5(В). Как видите, в последние годы перед приходом Павона какая-никакая
положительная динамика наметилась, и от команды ждали повышения в классе (собственно, для этого и брали
форварда).
-Но все эти надежды кончились громким пшиком. Призрак банкротства просто-таки витал над клубом, и вместо борьбы за повышение в классе Наполи уже с середины сезона боролось  только за собственную честь (потому что в след. сезоне лигу расширили до 24 команд, и в том сезоне никто не вылетал). Итогом стало 16-ое место при нуле голов в 13 матчах у Павона. В конце сезона клуб отправляет Павона в аренду в Реал Эспанью. В следующем сезоне клуб из-за огромных финансовых проблем вылетит в серию С1, где пробудет два года...
-Вы будете смеяться, герр Хопп, но даже в сборной Гондураса возникнут проблемы, когда твой клуб в такой заднице.
-За всё время пребывания в Неаполе Павон не забил ни одного гола. И ему предстояло немало потрудиться, чтобы
вернуть былую форму
-Н-да, хуже нет, чем играть в летящем в пропасть клубе. А в 30 лет многие форварды так и не могут после такого вернуться на былой уровень. Павон, конечно, молодец...
                Попытки вернуться
-Кто может приютить игрока после нескольких провальных лет? Только родной клуб! И Павону предстояло поиграть в родном чемпионате. Розыгрыш первенства там происходит следующим образом- 10 команд играют в два круга, в плей-офф играют 4 лучшие команды. В Апертуре-2003 клуб стал вторым в чемпионате и в полуфинале проиграл первый матч некой Виде 1-3. Единственный мяч забил как раз Павон. Казалось бы? вылет неизбежен, но в ответке Реал победил 3-0! В финале после домашних 2-2 Реал победил Олимпию на выезде 0-2, и Павон стал победителем Апертуры! А после этого Наполи, которому всё еще принадлежали права на футболиста, договорился с Морельей.
-Он вернулся туда, где провёл свои лучшие сезоны. В клуб, который за эти два года, казалось бы, только стал
сильнее. В клуб-финалист Апертуры-2002 и Клаусуры-2003, в клуб, ставший первым в итоговой таблице последней
Клаусуры. Но... вместо прогресса клуб с треском провалился: в ближайших Клаусуре и Апертуре Морелья даже не
выходила из группы и дважды подряд заняла 13-ое место.
-Ну и как там себя проявил Павон?
-Павон? Он сыграл в Клаусуре-2004 в 16 матчах и забил в них 6 голов. От него ожидали (и справедливо ожидали)
гораздо большего, но для него и эти показатели были неплохи как для "поиска  себя" после провала в Европе.
Однако руководство Морельи подобные показатели устроить не могли. В поисках нового клуба Карлос даже отправился в Колумбию (Депортиво Кали), но в итоге в то же межсезонье вернулся в Мексику-в Крус Асуль.
-Один из величайших клубов в истории Мексики после финала Копа Либертадорес-2001 переживал игровой спад и мог похвастаться только полуфиналами плей-офф Инвьерно-2001 и Клаусуры-2004. Но для Павона этот клуб всё равно был большой удачей, ведь по классу он был даже выше Морельи.
-Увы, всё это вскоре оказалось большой иллюзией! В Апертуре-2004 Крус Асуль занял не просто последнее место в
группе- в групповом этапе меньше него очков (16) не набрал никто! В следующей же Клаусуре команда доказала
случайность этого результата: в групповом турнире больше них очков набрала только Морелья, а в плей-офф они дошли до полуфинала, уступив только будущему чемпиону- Америке.
--Вот только дела Павона от этого лучше не стали. За календарный год он сыграл всего в 13 матчах и забил жалких 3 гола. Кошмарно шли дела и в сборной: гондурасцы не прошли даже в итоговую группу, а Павон забил только
откровенно колхозным голландским Антилам.
-Летом 2005-го Павон перходит в гватемальский Коммуникасьонес. Как тогда казалось- доигрывать...

                                   Вторая молодость
-Я всё понимаю, герр Пёх. И я допускаю, что Павон- незаурядный форвард. И я готов даже признать, что он заслужил этот приз. Но ответьте мне на один вопрос: почему Павон лидирует в опросе в вои 36, а не на пике формы, не в расцвете сил?
-Я ведь не до конца о нём рассказал.
-А разве дальше будет что-нибудь интересное?
Пёх улыбнулся и продолжил:
-Да, тогда казалось, что 32-летний форвард едет в Гватемалу завершать карьеру. Стоит рассказать о специфике
самого чемпионата, в котором предстояло играть Павону. Он в новом веке тоже состоит из двух независимых частей- осенней Апетруры и весенней Клаусуры. Играют 10 (с сезона 2009/2010- 12) команд в два круга. Шесть лучших команд учавствуют в плей-офф: чемпион и вице-чемпион идут сразу в полуфинал, а 3-6 места за оставшиеся два места в 1/2 играют между собой четвертьфиналы.А флагманамии чемпионата были и остаются два клуба: Муниципаль и Коммуникасьонес, оба представляющие столицу- Гватемалу.
-Павон отлично заиграл в новом чемпионате и сходу стал основным. Но с клубом ему в который раз не повезло: в
Апертуре-2005 Коммуникасьонес уступил извечному врагу вначале первую строчку в двухкруговой части первенства, а затем и в финале плей-офф (0:0, 2:0). Клаусура-2006 вообще оказалась сплошным расстройством: команда полностью провалила чемпионат, заняв с 16-ю очками в 18 матчах предпоследнее место.
-В межсезонье гондурасец возвращается в родной клуб. Наверно, он сам в этот момент думает, что все оставшиеся
годы карьеры проведёт именно там. Апертуру-2006 Реал с треском проваливает- седьмое место из 10 команд, при том что в плей-офф идут четыре. Этот показатель был для команды худшим в XXI веке, но она полностью
реабилитировалась за это в Клаусуре-2007! Клуб выиграл двухруговую часть чемпионата и плей-офф. Особенно
примечательным было противостояние в полуфинале с Мотагуа, где Реал дважды победил 3-1, 1-0, и ВСЕ голы забил Павон! Забил он и в обоих матчах финала: и в проигранном Олимпии 1-2, и в выигранном 3-1 положил первый мяч в игре. Карлос стал лучшим бомбардиром этого первенства с 15-ю голами (у ближайшего преследователя-9).
                "Если ты среди нас- значит, ты суперстар!"
-В июне у Павона наконец-то начинают ладиться дела в сборной. На Кубке КОНКАКАФ-2007 он в блистательном стиле оформляет каре в ворота сборной Кубы (http://www.youtube.com/watch?v=5Ny6ikjw3UU)! Победа 5-0 позволяет сборной выйти из группы с первого места, чтобы... проиграть Гваделупе 1-2 (http://www.youtube.com/watch?v=w1aY9bYATgU). Гол забил как раз Павон, и благодаря нему он стал лучшим бомбардиром турнира.
-Летом 2007-го года Павон переходит в клуб, благодаря другому футболисту прославившийся на весь мир: Лос-Анджелес Гелекси. В коллектив он вписался неплохо- сыграл почти во всех матчах, забил, правда всего три гола (один из них-4-ый в списке http://www.youtube.com/watch?v=5Ny6ikjw3UU). Однако ни для кого не секрет, что в этом клубе спортивные результаты вовсе не на первом месте, и пятое (из 6) место в Западной Конференции мало кого волновало.Тем более что финансовую прибыль клуб приносил огромную.
               Чудеса на свете случаются, но для этого нужно много работать
-За последние два года говорить о клубной карьере Павона не имеет смысла. За это время он сыграл в Реале и
Некасе 15 матчей. Эти голы позволили стать ему лучшим бомбардиром в истории клуба (53 гола), а самому клубу-
пройти в полуфинале плей-офф Олимпию и выйти в финал Апертуры-2009.  Но цель в карьере у него была другая-
вывести сборную на ЧМ.
-Он начал забивать только в финальной группе из 6 команд. Но он в свои 35 стал лучшим бомбардиром этой группы с семью голами. После поражения от Коста-Рики в первом туре он спас ничью для своей страны в матче с Тринидадом (http://www.youtube.com/watch?v=cOrWE8Tkwc0), он помог своей команде сверхсесационно победить Мексику (http://www.youtube.com/watch?v=Kx6EATfMY-M), его два гола принесли сборной две минимальные победы над Сальвадором, именно он фактически сделал игру в ответных погромах Коста-Рики (http://www.youtube.com/watch?v=o8DfMcP4ZAU) и Тринидада (http://www.youtube.com/watch?v=tOag6lni0sA). В итоге он добился того, о чём целая страна мечтала в течение двадцати лет- путёвки на ЧМ!

-Я закончил, герр Хопп. Что вы теперь скажете?

Магнат задумался:

-Хм... Конечно, этот гондурасец вовсе не король футбола. И в нынешнем сезоне он и рядом  не стоял с Хави и Месси. Но личность человека, который ТАК рубится за собственную сборную и в 36 ставит рекорды результативности, заслуживает отдельного приза. Поэтому я готов признать, что несмотря на большое количество недочётов в вашей системе, в данном случае этот игрок заслужил быть первым. На какую сумму рассчитывает ваша организация?

Пёх подвинул листочек.

-Знаете, за то время, что я миллиардер, я заметил одно человеческое качество: когда люди просят деньги у миллиардера- просят в два раза больше, чем надо. Поэтому я заплачу только половину.

"Хоть не зря вчера удвоил"- подумал президент ИФФХС.


                                Эпилог

-До свидания,- начал уже прощаться Пёх, но Хопп остановил его:

-Постойте, у меня к вам один вопрос.

-Я слушаю.- Пёх остановился в дверях

-Скажите, а вам не скучно посвятить жизнь такому занятию, как статистика?

-Понимаете, статистика не бывает скучной, когда умеешь смотреть сквозь цифры. Когда сто матчей за сборную- не просто трёхзначное число, а признак величия и преданности. Когда 50000 люей на стадионе- не просто сухая цифра, а показатель любви к футболу в регионе. А еще я люблю эту науку, потому что она даёт возможность узнать побольше о великих личностях. Таких, как Карлос Павон.

 

Метки: Карлос, Павон

{ 22 Комментариев }

Граф Остравский (БИО, финал).

Молдглори 15.11.2009 в 09:38

 Трудно пройти через испытание славой, особенно если ты ещё очень молод. Однако этот игрок уже заслужил восхищение на своей родине, да и во всей Европе. Он прошёл через период, когда казалось, что уже не может возродиться. Сейчас этот великий нападающий из Чехии обретает своё второе дыхание, а вот сборная его родины впала в глубокий кризис, поэтому в нашей памяти он остался игроком одного турнира – чемпионата Европы 2004 года в Португалии. В Чехии его именуют не иначе как Милан Первый, или Остравский Марадона. А мы его знаем просто под именем и фамилией – Милан Барош.

                                

                   

От Остравы до Ливерпуля за 20 лет со дня рождения

 

Город Вигантице, находящийся неподалёку от Остравы, известен тем, что именно здесь родился король чешского футбола, первый в своём роде после Павла Недведа – Милан Первый Барош. Барош увидел свет 28 октября 1981 года в местной больнице №1, в которой теперь с гордостью вспоминают о том, что именно здесь провели кесарево сечение, после которого и на свет появился великий нападающий.

Барош происходил из семьи, где отец работал на заводе «Шкода» (как и большинство мужчин из Чехии и Моравии), а мать работала на местной обувной фабрике. В пересчёте на нынешний день семья Милана зарабатывала в среднем 15 евро в день, что для семьи, где детей двое, не так уж плохо. Особенно если вспомнить, что доход семьи того же Серхио Агуэро не превышал трёх долларов (!) в день. Впрочем, сейчас не об этом.

В детстве Милан впервые увлёкся далеко не футболом, а баскетболом! Однако вскоре, где-то к 9 годам, именно игра миллионов перевесила в Бароше, да и родители считали, что футбол воспитает в их сыне ответственность. Также благодаря заложенному воспитанию Барош всегда говорил в глаза только правду всем – от Мартина Аткинсона и Сервета Четина до Яна Коллера. Но это - в будущем, а тогда, в 1990 году,  Милан Барош  продолжал добросовестно учиться в школе, причём на твёрдую четвёрку, и стал играть за местную команду «Вигантице». Его туда приняли без малейших разговоров, после того, как в контрольной игре забил три гола в ворота приезжих пацанят из «Баника» (Острава). Кто знал, что именно Острава прославит его ...

... А впервые слава настигнет Милана в сезоне 1991 года, когда Барош во втором дивизионе чемпионата Чехии «до 15 лет» забьёт 30 голов, выйдя с «Вигантице» в высший свет юношеского футбола страны. Игра этого 10-летнего мальчишки произвела на всех такое неизгладимое впечатление, что Барош уже в феврале 1992 года дебютировал в сборной Чехословакии среди школьников в игре против Голландии (2:1), и, выйдя на замену на 56-й минуте, своим дублем принёс сборной победу. С тех пор Барош – член сборной Чехословакии всех возрастов, причём с большим успехом. А уже в 1993 году «Вигантице» стало чемпионом Чехословакии «до 15 лет», а Милан забил 18 голов в 30 матчах. Именно после этого к Милану и его матери подкатили гонцы.От остравского «Баника».

Уговоры агентов, а также подписанный контракт, по которому Барош стал получать  1000 долларов в месяц, стали решающими факторами в переговорах. Милан дал согласие на переход, и мать его поддержала. Так началась его остравская одиссея.

В «Банике» Барош начал с места в карьер. Уже в своём дебютном 1994 году Милан стал лучшим бобмардиром юношеского чемпионата с 30 мячами, однако «Баник» стал вторым, проиграв пражской «Славии». Та же история повторялась и на юношеском, и на молодёжном уровнях, уже в национальной команде, да и в «Банике» Милан ещё был в составе молодёжи, но уже «созревал» для первой команды. После того, как в 1998 году Барош в молодёжном чемпионате Чехии забил 40 (!) голов в 30 матчах, вдохновил руководство «Баника» на его включение в заявку во взролсый чемпионат Чехии, а к Милану уже проснулся интерес со стороны иностранных грандов, даже несмотря на то, что «Баник» был клубом неизвестным, а за различные сборные Чехии разных возрастов, кроме как «до 15 лет» Барош не привлекался, да и не попадали они на международные турниры. Но сезон 1998/1999, первый для Бароша в новом качестве, был довольно удачным. Он вышел на замену в 10 матчах чемпионата, забив три гола (особняком среди них стоят голы «Спарте» в первом туре и «Злину» в последнем, когда «Баник» спасся от вылета), после чего Бароша стали активно привлекать в молодёжную сборную «до 21 года», и благодаря голам юного таланта сборная Чехии прошла на молодёжный чемпионат Европы – 2000, который проходил в Италии. Барош всё это время, пока остальные тренировались, играл за «Баник», и помог ему дойти до полуфинала Кубка Чехии. Как результат – Милан уехал на чемпионат в прекрасной форме. В Италии Барош был одним из лучших, забив на турнире 4 гола, но в финале, увы, великолепная итальянская команда с Пирло и Гаттузо переиграла неуступчивых чехов – 2:1. Милан не расстроился, зная, что уже сделал большое дело – получил «Серебряную бутсу» как второму бомбардиру турнира! Однако ещё на сезон Барош по договорённости с клубом оставался в «Банике», ведь после сезона 1999-2000 годов «Баник» был четвёртым, а Барош вышел на поле в 19 матчах, забив 4 гола. Милан стал больше играть из глубины, наносить дальние удары (благо Барош обладает прекрасным ударом с обеих ног), но и когда нужно было выйти на «линию огня», он делал это с блеском. А на протяжении сезона 2000-2001 Милан стал забивалой «Баника», наколотив в итоге в 25 матчах 15 голов и дал родному клубу путёвку в Кубок УЕФА, куда клуб из Остравы не прошёл в прошлом сезоне лицензирование. А Барошу сделали предложение, от которого он не смог отказаться ...

Наступил 2002 год – год молодёжного Евро. Чехия снова была в числе фаворитов, а Милан Барош, уже к тому времени дебютировавший в игре со сборной Греции (2:1) во взрослой сборной, считался главным кандидатом на звание лучшего игрока турнира. И Чехия таки выиграла Чемпионат Европы после изнурительного поединка с Францией в финале (0:0, 4:1 по пенальти). В финале Барошу пришлось в одиночку сражаться на линии атаки с высоченными Жюльеном Эскюде и Жереми Тулаланом, а в серии пенальти Милану доверили бить решающий, четвёртый удар. И Барош не подвёл команду, уверенно переиграв Микаэля Ландро. Так Милан Барош стал известен всему миру и его пригласили в «Ливерпуль».

Who has switched on in your light, will turn back your shade

Летом 2002 года главный тренер «Ливерпуля» Жерар Улье окреп и стал производить самостоятельно сделки на трансферном рынке. Именно по его инициативе на «реанимацию», подобно Гари Макаллистеру в 2001-м, взяли Яри Литманена. Также Улье за Бароша шепнул словечко его помощник Фил Томпсон, и в результате 15 августа 2002 года Милан Барош перешёл из «Баника» в «Ливерпуль» за 5 млн евро, начав новую жизнь – жизнь супер-профессионала. В неполный 21 год Барош достиг высот Павла Недведа, кумира своей юности.

                                                      

                                           

Первые два сезона – 2002/03 и 2003/04 Милан редко выходил на поле. Жерар Улье предпочитал других исполнителей, поэтому Барош всё протирал штаны на скамейке запасных. Улье также не понравилось, что Барош, едва подписав контракт с «Ливерпулем», не прибыл знакомиться с командой, а уехал в расположение сборной Чехии, которая тогда начинала отбор к Евро-2004 и благодаря дублю Бароша выиграла стартовую встречу с Голлнадией (2:0) в Праге. Как результат – в «Ливерпуле» Барош сел на скамейку запасных, за сезон 2002/03 проведя жалких 14 матчей, умудрившись забить в них 4 (!) гола! И это при том, что Жерар Улье выпускал Бароша лишь под конец игр!

В сборной же Чехии Барошу доверяли безоглядно, и главный тренер Карел Брюкнер просто восхищался созданным в нападении дуэтом Милана Бароша и Яна Коллера. В сезоне 2003/04, когда в «Ливерпуле» происходили странные события, но команда вместе с Барошем подняла над своей головой Кубок английской лиги, Барош более ли менее, после продажи Майкла Оуэна, стал осваиваться в основе, проведя за «скаузеров» 15 матчей, забив в них лишь 3 гола. Однако вскоре Улье уволили, а перед этим Чехия праздновала выход на Евро-2004 – первый за восемь лет. Вот и наступило время того турнира, по которому Бароша и запомнят.

    

           

Тот самый турнир

 

В 2004 год сборная Чехии, ведомая Карелом Брюкнером, находилась на 9-м месте в рейтинге ФИФА. Команда в радостном настроении готовилась к Евро-2004, где аналитики предвещали чехам оглушительный успех, даже несмотря на то, что жеребьёвка выдала в соперники Германию, Голландию и Латвию. Барош в это время играл за «Ливерпуль», который тогда далеко не напоминал сплочённый коллектив. Однако, несмотря на это, Улье приходилось доверяться Барошу, ибо с уходом Оуэна практически некого было ставить в нападение, вот и Барош наигрывался. Параллельно Милан довольно успешно выступал в контрольных матчах сборной Чехии – со сборной Словакии (3:0, дубль Бароша) и Венгрии (3:1, гол Бароша с пенальти).  Всё больше звучало заявлений о том, что такому талантливому нападающему нечего прозябать в клубе, переживающем кризис. Его приглашали к себе «Шальке-04», «Вердер», «Милан», но Барош отказался. А кто знал, что потом этот отказ принесёт ему один жизненноважный трофей, поспособствовавший закреплению нападающего в статусе мирового профессионала ...

Турнир всё приближался. В одном из интервью Барош признался, что очень хотел бы сделать так, чтоб благодаря этому Евро его запомнили. Так и случилось, только в памяти болельщиков и аналитиков Милан Барош так и остался звездой одного турнира. Вот что говорил в интервью одой из чешских газет Милан Барош 15 мая 2004 года, когда узнал, что несмотря на травму, от которой тогда Барош лечился ,к концу мая уже был в строю и был заявлен на Евро-2004:

                                               

                            

«Я очень хочу стать знаменитым. Именно ради этого я столько тренировался. Я проходил через школу не просто любительского , а дворового футбола. Именно там я закалил себя. В «Вигантице», и особенно в «Банике» я начал реализовывать талант, данный мне свыше. Да, не удивляйтесь, я так считаю. Я вырос в религиозной семье, в которой молитва не была чем-то необычным, даже несмотря на то, что рос я во времена, пусть и передового, но социализма. Мы молились Богу, но не ждали от него решения своих проблем.

 

Думаю, что Евро-2004 принесёт мне славу. Я очень много старался, чтобы стать финалистом молодёжного Евро-2000 и победителем Евро-2002, теперь я вышел на новый уровень – взрослый чемпионат Европы. Я надеюсь, что чемпионат Европы – счастливый для меня турнир и я смогу на нём проявить себя. Иначе зачем я играю в таком клубе, как «Ливерпуль»?

 

Хотелось бы надеяться, чтоб после этого турнира меня запомнили по выступлениям на Евро-2004. Однако я не хочу остаться в народной памяти игроком одного турнира ...»

 

В этих словах – весь Милан Барош и его целеустремлённость. Эх, если бы у него получилось всё так, как он хотел ...

 

Чем ближе было начало турнира, тем явнее проявлялся настрой чехов на взятие высоких позиций. А Милан Барош съездил на благотворительную игру «Баника» против «Спарты», где забил два гола (3:1), а доходы от продажи билетов пошли детям-сиротам. После той вдохновенной игры Милана стали называть форвардом мирового класса и наделили прозвищем «Остравский Марадона», так как он обладал ударом с обеих ног, причём класснейшим, а прославился Барош именно по своим выступлениям в Остраве.

Началось Евро-2004. Чехия оказалась в последней группе, а потому, прежде чем играть самой, ей приходилось ждать. В роли зрителя Барош увидел, как Англия вместе с его другом и капитаном Стивеном Дежррардом  на последних минутах уступила Франции. Потом Джеррард говорил:

«Первым, кто позвонил мне и сказал «Вы были лучшие», был именно Милан. Я всегда знал, что он – хороший человек, который в «Ливерпуле» тех смутных времён не выделялся как смутьян или дебошир. Он слишком хорошо знал цену своему успеху.»

 

И ведь это так. Барош всегда делил радость от своих голов с партнёрами. Об этом говорил и бывший партнёр Милана по «Ливерпулю» Владимир Шмицер:

«Милан на раннем этапе своей карьеры и на том же Евро-2004 был крайне доброжелателен к партнёрам и был в ладу с самим собой. Я рад, что сейчас он прошёл ту чёрную полосу, которая у него была после ЧМ-2006 и до перехода в «Галатасарай».»

 

И вот наступило время игр. Игр, которые изменят судьбу Бароша. Я перехожу к предпоследней части описания, которая будет писаться шрифтом, несколько другим. Поэтому – не обессудьте.

 

Первый матч чехов на Евро представлялся и самым лёгким. Игра с Латвией вызвала ажиотаж  лишь в самой постсоветской республике. Повсеместно Чехия во главе Карелом Брюкнером излучала уверенность в лёгкой победе, дабы затем урвать как минимум два очка во встречах с Голландией и Германией. Таким образом, турнирная стратегия по Брюкнеру была разработана до мелочей. Однако, зачем тут стратегия, когда впереди бегают такие форварды, как  Барош и Коллер? Поэтому и чешская пресса писала о том, что Милан и Ян просто разорвут своих опекунов – Артура Закрешевского и Дзинтарса Зирниса в клочья. Однако это случилось не так быстро и не так легко, как хотелось бы.

Поначалу матч развивался вяловато, Чехия пыталась создать остроту у ворот Колинько. Чешские футбоилсты очень нервничали, особенно Барош. Да и латышский голкипер не лыком шит – поймал кураж. И вот, в конце первого тайма чехи получают картину Репина «Не ждали». Марис Верпаковскис вышел один на один с Петром Чехом и сделал счёт 0:1. Стало не до шуток.

Как позже признался Милан Барош, ребята были в шоке, а от Карела Брюкнера, по словам Марека Хайнца, было получено такое наставление: «Ребята, да не сделают больше они ничего вам. Не бойтесь вы этих выскочек!  Играйте смелее в атаке! Милан, бей по воротам из любой выгодной позиции! Или навешивай на Яна – тогда их сопротивление бесполезно!»

 

Так Карел Брюкнер настроил своих подопечных, чтобы они во второй половине игры перевернули всё, так сказать, с головы на ноги.

Второй тайм был сущим адом для сборной Латвии. Команда Александра Старкова была заперта на своей половине поля, оборона трещала по швам. Первый точный удар наносит Ян Коллер – совет Карела Брюкнера, конечно, сработал. В результате латыши оказались в полной психологической яме, а у чехов просто-напросто выросли крылья. Как результат – на 73-й минуте латыши допускают провал в обороне, и Барош уверенно переигрывает Александра Колинько. 2:1 – и праздненство начинается, ведь в параллельной игре Германия сыграла с Голландией вничью (1:1). Так что, победа в следующей игре – с «оранжевыми» принесёт Чехии выход в четвертьфинал. Досрочно.

Та игра с Голландией лично мне запомнилась очень ярко. Чехия мне тогда очень импонировала, не то что сейчас. Я верил в ту команду даже когда она проигрывала Гане на мундиале, зная что она очень классная. И именно матч Чехия – Голландия отложился в моей памяти как никогда ярко. Тот матч войдёт в историю молодой сборной Чехии как образец великой силы воли, сопряжённой с техничностью.

Тот матч начался и для чехов, и для Бароша очень погано. Всё-таки два гола за 15 минут пропустить – это очень много.  Ничего не может сделать и сам Милан – Вильфред Боума и Поль Босвельт сдерживают юное дарование, а Боума и сам успел отличиться. Команда находится в затруднительном положении, но снова срабатывает заранее заготовленная связка  Яна и Милана. И вот потихоньку ситуация переворачивается с ног на голову.

«Гоооллл! Ян Коллер! Гооооллл!» - истошный вопль издал чешский комментатор.

 

А вскоре ...

 

«Невероятно! 2:2! И снова Ян Коллер! Мы можем победить! И мы победим!»

 

Прошло время, прежде чем игра успокоилась. А затем настал черёд и Бароша. Когда уже никто не ждал от 23-летнего форварда просветления в игре, он выстрелил. И выстрел этот был точен, как из снайперской винтовки. 71-я минута, 3:2 в пользу Чехии. Ополоумевшие фанаты беснуются на трибунах, требуя продолжения банкета! Однако дальше выстоять было очень тяжело, но ...

                                                            

                            

 Это всё-таки было сделано!

 

А матч резервного состава сборной Чехии с Германией Руди Фёллера войдёт в историю. Барош наблюдал за первым часом игры со скамейки запасных. Счёт держался 1:1, немцам нужна кровь из носу победа. И тут на поле выходит он ...

 

Поначалу немцы (а конкретно – Кристиан Вёрнс) успешно разрушали попытки чехов делать ставку на Милана Бароша. Однако, вскоре Германия большими силами пошла в атаку, и стало не до Бароша. И тут был нанесён решающий укол. 77-я минута, и Чингизкан вытаскивает мяч из своих ворот после удара Бароша – 1:2. Немцы вылетят на третье место и долго потом будут вспоминать  гол Бароша и свою ужасную игру с Латвией. Только кому до этого будет дело ...

              

 

Наступило время четвертьфинала, который глазу обычного зрителя был наименее интересен. Чехия должна была играть с Данией – командой, прославившейся тем, что вместе со Швецией успешно отцепила Италию от четвертьфинала Евро-2004. На команду Мортена Ольсена и так, собственно, никто и не рассчитывал. Но слишком сильно в памяти чехов отложилась та игра с Латвией. Поэтому к игре со скандинавами отнеслись серьёзно, получив-таки нужный результат. Ну и как же тут не обошлось без Бароша?

                                              

 

Именно Милан решил исход поединка в пользу чехов. Именно тогда, после игры с Данией аналитики повсеместно говорили, что именно Остравский Марадона станет лучшим игроком турнира (на что собственное мнение нашлось у Тео Загоракиса). Газеты писали: «Барош – Дания 2:0, Чехия – Дания 3:0!» в стиле «Марадона – Бельгия 2:0!», а Барош говорил: «Важнейший дубль в моей жизни ...»

 

Важнейший дубль в своей жизни Милан Барош оформил за две минуты, (63 и 65) закрепив успех «Каланчи» Яна Коллера. После этого матча Чехию повсеместно стали называть одним из финалистов Евро, а Бароша – одним из лучших игроков. Эх, если б было всё так ...

                                     

 

 Наступил ключевой поединок турнира – полуфинал со сборной Греции. Чехия атаковала яростно, но как всегда, команда Отто Рехагеля не дала чехам распечатать свои ворота. А тот злосчастный овертайм, точнее, конец первой его части, отменённое перед этим правило «серебряного гола», но действовавшее на этом турнире ... И гол Траяноса Делласа. И бронза. Бронза с золотым оттенком. И «золотая бутса» Евро, которую заработает Милан. Но цель, которой были подчинены бомбардирские подвиги, пропала. Однако, титул лучшего бомбардира остался. А разочарование от поражения было неимоверным: закончился турнир-сказка, приходилось возвращаться в реальность.

                         

Дабы не нарушать пропорции (50 процентов биографии – 50 процентов о турнире), кратко пройдёмся по тому, что случилось с Миланом после этого турнира.

 

Возвращение в «Ливерпуль» оказалось триумфальным. При Рафаэле Бенитесе Барош постоянно был в основе, а в легендарном финале Лиги Чемпионов с «Миланом» в одиночку сражался на «линии огня» с такими монстрами, как Паоло Мальдини и Алессандро Костакурта. Однако вскоре Барош перестал попадать в стартовый состав и перешёл в "Астон Виллу", где поначалу играл довольно успешно, но затем Барош стал переживать явный, так сказать, творческий кризис, и перешёл в "Лион". Именно там у Милана начались проблемы с дисциплиной, да и конкуренция в линии атаки была крайне высока. В общем, всё, чем отметился Барош в «Лионе», - так это тем, что разогнался на своей машине на одной из пригородных трасс до 271 км/ч! Тогда у Бароша машину отобрали, права забрали сроком на три года, оштрафовали на 15000 евро и ... сдали в аренду в «Портсмут». Нулевой эффект – 12 матчей, 0 голов.

 

Лишь в «Галатасарае» произойдёт ренессанс имени Милана Бароша. По итогам сезона 2008/09 Милан с 19 голами стал лучшим бомбардиром Турецкой Суперилги. Очень хочется надеяться, что это не временная вспышка, а новая дорога радующей стабильности.

 

В сборной Чехии дела тоже не заладились. На ЧМ-2006 Барош получил травму, а чехи не прошли групповой этап, а на Евро ... Ну, там не Барош виноват. Да и сыграл он вполне сносно тогда. А затем сборная стала переживать настоящий развал. Многие люди ушли. Пришёл новый тренер – Петр Рада. Барошу стало крайне неуютно в сборной, а затем прогремел скандал «с продажными женщинами», после которого бомбардира отцепили от сборной. Но с увольнением Рады он вернулся и даже один раз забил. А в «Галатасарае» он теперь Бог. Рядом со своим партнёром по «Ливерпулю»  - Харри Кьюэллом.

                                      

 

Милану Барошу недавно испонилось каких-то 28 лет. И очень хочется надеяться, что Остравскому Марадоне ещё удастся опровергнуть нелицеприятное звание игрока одного турнира ...

 

                               

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки: Барош

{ 54 Комментариев }

Радость народа

roome 15.11.2009 в 01:37

 

 

Извечный вопрос кто сильнее, кто быстрее, кто шустрее. Кто лучше Пеле или Марадона, Ван Дам или Лев Дуров «Не бойся я с тобой», Сони или Панасоник. Когда двое в драке всегда выигрывает третий.

Все настолько увлечены дебатами об игровых преимуществах и недостатках двух, бесспорно гениальных игроков Пеле и Марадоны, что позабыли (в который раз!!!) о завоевателе двух титулов Чемпионата Мира другого, тоже невероятно талантливого игрока, а может и талантливее всех вместе взятых. Гарринчи.

А было время когда… Когда футбол был чистой и бескомпромиссной игрой, когда существовали понятия о чести и совести, когда деньги не играли тотальную роль в мировом футболе, когда поцелуй эмблемы клуба означал что игрок душой и сердцем принадлежит этому клубу, и будет защищать цвета последнего, как солдат защищает свою родину. Когда футболисты бились за титулы с огоньком в глазах, не жалея сил и не уберегая ноги, когда присутствовал спортивный интерес, когда на поле выходили актеры, а не клоуны. А ведь все это было не так давно, буквально 25 лет назад все это можно было наблюдать практически на каждом матче любого чемпионата.

А было время когда его носили на руках, когда ему был посвящен целый фильм («Радость народа»), когда люди становились счастливы хотя бы издали узрев ЕГО, а те, которым посчастливилось пожать ему руку еще долго гордились и рассказывали всем друзьям и знакомым «Я пожал руку самому Гарринчи». Очутившись рядом с ним, на лицах людей расплывалась улыбка, а в глазах можно было увидеть неописуемый восторг, забывались все беды и напасти, и людей наполняло безмерное чувство радости. Его фотографии занимали первые полосы газет, его имя с трепетом произносилось во всем мире от Патагонии до Гренландии, от Лиссабона до Москвы, не говоря уже о Рио-де-Жанейро. Когда он выходя на поле делал приветственный жест трибунам, женщины сходили с ума и яростно доказывали, что именно её помахал ручкой великий Гарринча. Когда он заходил в кафе выпить чашку чаю, стул на котором он сидел, становился бесценным артефактом, и вешался где то на стенке, с обязательно прикрепленной табличкой «На этом стуле сидел сам великий, знаменитый, неподражаемый Гарринча». Такая же участь постигала и стакан, и блюдце и ложку, а заведение пользовалось невероятным успехом, все хотели находиться именно в том кафе, в которое когда то, в сорокаградусную жару зашел утолить жажду Гарринча.

Сегодня от былой славы осталось, пожалуй, только одно: мемориальная бронзовая доска в холле стадиона «Маракана», на которой среди имен прославленных героев чемпионата мира в Швеции значится и его имя: «Маноэл Франсиско дос Сантос». И в скобках: «Гарринча». Когда Бразилия вторично выиграла Кубок Жюля Риме, в грохоте потрясшего страну карнавала восторгов ему наобещали златые горы и реки, полные вина: автомашины и усадьбы, земельные участки и банковские счета с фантастическими суммами…

 А спустя несколько лет ему даже не послали приглашения на торжественный банкет по случаю десятилетнего юбилея победы в Швеции. Его забыли пригласить и на матч сборных Бразилии и ФИФА, организованный в связи с этим юбилеем.

          Всех пригласили– отставных генералов и эстрадных певцов, знаменитых жокеев и модных портных, тонконогих манекенщиц и крикливых куплетистов. А Маноэл Франсиско дос Сантос стоял в очереди за билетом вместе с десятками тысяч своих незнатных соотечественников.

В баскетболе все несколько проще, есть Майкл Джордан, Его Воздушество, бесспорный бог и идол этой игры, непобедимый, умеющий в одиночку вытянуть любую игру, и привести команду к победе. Когда то был задан очень интересный вопрос: «А стал бы Джордан Джорданом, если бы не было Скотти Пиппена?» А стал бы Пеле Пеле, если бы не было Гарринчи? Наивысшим признанием в футболе является завоевание титула чемпиона мира. У Пеле их 3, у Гарринчи два, 1958, 1962, два раза подряд, золотая сборная. В 1958 Пеле было 17 и он привел Бразилию к, тогда еще первому, чемпионскому званию. Но Пеле чувствовал поддержку партнеров, на него играли и команда помогла раскрыть, безусловно фантастический и уникальный, талант Эдсона Арантеса ду Несименту. Любопытный факт, когда в составе сборной Бразилии на поле одновременно выходили Пеле и Гарринча, бразильцы не проиграли ни одной игры!  Да и вообще творцом самого яркого, самого запомнившегося момента чемпионата 1958 года стал не Пеле.

         Первые два матча – против Австрии (3:0) и Англии (0:0) Маноэл просидел на скамье. Накануне игры против сборной СССР группа журналистов и игроков (Белини – капитан команды, Диди и Нилтон Сантос), встревоженная трудной ничьей с англичанами, потребовала от тренера Феолы включения Гарринчи в основной состав. Феола долго упрямился. Он не мог простить Маноэлу „безответственность”, проявленную им в товарищеском матче против „Фиорентины”, который бразильская сборная провела накануне приезда в Швецию. В тот день бразильцы выиграли со счетом 4:0, и Манэ был потрясающ. В один из моментов игры он самолично обвел всю защиту, затем вратаря и… замер с мячом на линии ворот, не добивая его в сетку. Весь стадион вскочил на ноги, недоумевая! Оказалось, Гарринча поджидал защитника, рвавшегося на помощь вратарю. Он дождался его, затем неожиданным финтом обыграл и спокойно вошел с мячом в сетку ворот. А незадачливый итальянец, попавшись на финт Манэ, потерял ориентировку и ударился головой о штангу ворот. Да так, что трибуны и даже сами игроки „Фиорентины” разразились гомерическим хохотом.

         

Да, Феола недолюбливал Гарринчу, равно как и врач‑психолог сеньор Карвальяэс и администратор команды Карлос Насименто. Однако под давлением „единодушного требования общественности” им пришлось уступить. Гарринча вышел на матч против сборной СССР. И этот день – 15 июня 1958 года – стал днем его блистательной премьеры в мировом футболе.

         Три первые минуты этого матча Габриэль Ано, известнейший французский футбольный специалист, назвал впоследствии „тремя самыми фантастическими минутами в истории мирового футбола”. И Гавриил Дмитриевич Качалин, тренер сборной СССР, до сих пор с восхищенным удивлением вспоминает начало этого матча. На 15‑й секунде Диди посылает мяч на правый фланг Гарринче, который дважды подряд обыгрывает нашего левого защитника Кузнецова, затем еще двоих – Войнова и Крижевского, бросившихся на помощь, и пушечным ударом попадает в штангу. Стадион разразился бурей оваций. Спустя несколько секунд Гарринча вновь проходит по краю, подает мяч в штрафную, и Пеле вторично поражает… штангу… И на 3‑й минуте этого неудержимого штурма в ворота Яшина влетает гол, забитый Вава с новой подачи Гарринчи…

     Так начался триумфальный путь Манэ, прозванного кем‑то „Чарли Чаплиным футбола”, по крупнейшим стадионам мира.

А началось все по классике бразильского сериала, бедная многодетная семья, увлечение футболом и пошло поехало. История Гарринчи, складывается впечатление, оказала большое влияние на Голливуд, т. к. было снято множество фильмов (не обязательно про футбол или спорт) которые развивались по такому же сценарию как и жизнь гениального бразильца.

       9 июля 1953 года. В этот день на стадионе «Ботафого» в Рио‑де‑Жанейро, волнуясь, переминаясь с ноги на ногу, 20‑летний Маноэл, или Манэ, как его называли друзья в Пау‑Гранде, крошечном городишке, затерянном где‑то в горах, окружающих Рио‑де‑Жанейро, держался за сетку, ограждавшую футбольное поле, и с замиранием сердца следил за тренировкой выдающихся «кобр» (так называют торседорес своих «идолов»), многие из которых неоднократно надевали желтые футболки сборной страны. Привел парня сюда некий Арати, бывший футболисть «Ботафого», который как‑то раз случайно попал на матч в Пау‑Гранде и, увидев там ослепительные каскады финтов Манэ, решил показать его в своем клубе.

     Тренировка подходила к концу, когда тренер Жентил Кардозо вспомнил о парне, привезенном откуда‑то из провинции.

– Давай его сюда! – крикнул он Арати.

И Манэ робко вышел на поле…

На трибунах послышался смех, сам Жентил отвернулся, пряча улыбку: этот увалень напоминал кого угодно, только не футболиста. Он ковылял вперевалку: одна нога у него на восемь сантиметров короче другой. (По разным сплетням и легендам эта цифра  увеличивается до 28 см!!! что безусловно является вымыслом) И поэтому, чтобы удержаться на ногах, чтобы ходить и бегать, Манэ приходилось выгибать более длинную ногу дугой. Чтобы раз и навсегда покончить с этим карнавалом, Жентил, нахмурившись, спросил парня:

– Ты где привык играть?

– Где угодно, только не в воротах. Но вообще‑то люблю на правом краю…

Тренер сощурился, подумал немного и потом сказал:

– Ну, иди туда, на правый край, в команду запасных. Посмотрим, что из тебя получится.

И когда Манэ поковылял на свое место, Жентил крикнул Нилтону Сантосу:

– Проверь‑ка его, Нилтон!

Слова Жентила означали смертный приговор. Манэ должен был «проверять» знаменитый левый защитник сборной страны, лучше которого никого в Бразилии в те годы на этой позиции не было.

Впрочем, Манэ это не волновало: он не знал в лицо Нилтона Сантоса, потому что сборная страны в Пау‑Гранде, по правде сказать, не заглядывала. Доковыляв до правого фланга атаки, Маноэл вздохнул, оглянулся и тут же увидел, что к нему летит мяч, а навстречу выбегает не торопясь тот, кого тренер назвал Нилтоном… О том, что случилось дальше, Нилтон Сантос запомнил навсегда. Во‑первых, потому что такое с ним случилось впервые в жизни. Во‑вторых, потому что впоследствии ему пришлось всю жизнь рассказывать об этом эпизоде сотням репортеров из разных стран мира. Вот как вспоминал о нем Нилтон Сантос:

«В те дни я как раз собирался жениться, и накануне той тренировки мы с друзьями почти всю ночь прощались с холостой жизнью… Я малость перепил, хотя терпеть не мог алкогольных напитков, но не хотелось огорчать друзей. Утром, придя на тренировку, чувствовал себя неважно, был зол, в теле ощущалась какая‑то слабость. Тренер испытывал каких‑то новичков и кивнул мне, чтобы я проверил какого‑то типа, появившегося на правом краю. Все втихую посмеивались над кривоногим субъектом. Я тоже… Потом я увидел, что ему дали пас, и спокойно отправился, чтобы отобрать у него мяч. Когда я приблизился к нему, он вдруг стремительно протолкнул мяч у меня между ногами и исчез. Я попытался броситься за ним, но потерял равновесие и рухнул, задрав ноги вверх. Все, кто был на стадионе, разразились хохотом.

Все, за исключением этого субъекта, который спокойно продолжал вытворять черт знает что с остальными защитниками…

Вслед за этим вся команда стала играть на новичка. И он, не обращая внимания на хохот и рев трибун (на тренировках крупных клубов в Бразилии всегда присутствуют болельщики), на изумление тренеров, на растерянность защитников, продолжать творить чудеса. Он несколько раз подряд обыграл Нилтона Сантоса, умудрялся обыгрывать защитников оптом и в розницу, а затем, после каскада финтов, забил неотразимый гол…

После тренировки в раздевалке все шутили и смеялись, вспоминая Нилтона Сантоса с задранными ногами. А массажист шепнул укоризненно Маноэлу:

– Да ты хоть знаешь, кого ты превратил в клоуна? Это же Нилтон! Ты понимаешь: Нил‑тон! Да если он на тебя обиделся, можешь спокойно идти домой: без его согласия в клуб не возьмут даже прачку. Не говоря уже об игроке…

Маноэл пожал плечами:

– Разве я знал? Там, в Пау‑Гранде, я всегда мотаю одного Жоана, и он никогда не обижается…

Но Нилтон Сантос не обиделся. Наоборот, он потребовал от президента клуба немедленно брать Манэ. И сегодня Нилтон гордится тем. что стал первым официальным „Жоаном” Гарринчи, как народ прозвал бесконечную плеяду несчастных левых защитников всех команд, стран, цветов кожи и расцветок футболок, встречавшихся на пути Маноэла.

Так началась спортивная биография этого парня – полуграмотного подмастерья на ткацкой фабрике, ставшего „радостью народа”, подлинным героем Бразилии.

Бесконечный спор, «кто же лучше» продолжился на следующем чемпионате мира 1962 года в Чили, где Гарринча был единодушно признан главным героем победы, поскольку Пеле получил на первых минутах второго матча чемпионата тяжелую травму и выбыл из строя. Ужасное происшествие, повергнувшее в шок всех бразильцев, и тех кто болел за Бразилию. Но у чемпионов был Гарринча. "Возможно, когда-то он играл лучше Пеле", - говорят болельщики футбола со стажем. И это правда. А юным болельщикам 21 века можно сказать следующее: Создайте в ФИФА игрока с максимальными показателями, вы получите машину, которая сможет сама обыграть любую защиту, которая будет самая быстрая, самая техничная, с самым метким ударом, которая будет выигрывать все верховые единоборства, и без промахов быть штрафные. Создайте такого игрока, и вы получите Гарринчу.

       Накануне матча с англичанами Жоан Салданья (он был тогда корреспондентом газеты „Ултимаора” и радио „Насионал”) сказал тренеру англичан Уинтерботтому:

– Мистер Уинтерботтом! Вы видите там, на разминке, этого кривоногого парня? Гарринчу? Я готов заключить с вами пари на любых условиях, что через пять минут после начала матча вы приставите к нему кроме левого защитника еще двух‑трех игроков. А если не приставите, так они сами пойдут держать его…

Пари было заключено. На бутылку шампанского. Рассказывают, что накануне этой игры один из бразильских журналистов сказал Маноэлу:

– Слушай! Там, у этих „грингос”, в команде есть защитник Флауэрс, который сказал, что он играет лучше тебя. И что ты его не пройдешь…

Манэ был простодушен и азартен. Он не заметил подвоха и поинтересовался:

– А откуда он меня знает? Ведь мы же с ними не играли!

– Да он видел тебя с трибун. И сказал, что против него тебе не сыграть.

Манэ задумался, покачал головой, а потом вдруг спросил:

– А какой он из себя?

– Высокий такой. Белобрысый…

– Да все они высокие и белобрысые!

Чуть погодя Маноэл подошел к Нилтону Сантосу: – Ты знаешь, я никогда ни на кого не сердился, но этот Флауэрс что‑то у меня из головы не выходит. Не нравится он мне, этот „гринго”!

– А ты расправься с ним, Манэ. Гарринча покачал головой:

– Да я‑то могу. Но, дьявол его побери, не знаю, кто он такой. Только знаю, что он – англичанин.

– А ты разделай их всех. Один из них наверняка будет Флауэрс…

Именно это и сделал Гарринча. Он расправился со всеми англичанами вместе и с каждым в отдельности. Он с упоением „уничтожал” этих „гринго”, потому что один из них был Флауэрс.

Таинственный Флауэрс, незнакомый нахал, позволивший себе слишком много…

Выдав пас для одного гола, Маноэл забил еще два. Один из них он забил головой, перепрыгнув долговязых британских беков. Говорят, что это был лучший матч в спортивной биографии Гарринчи. И после финального свистка, покончившего с участием. сборной Англии в чемпионате мира, Уинтерботтом вытер пот со лба, распорядился принести ящик шампанского для Салданьи и, вздохнув, заявил гудевшим как разворошенный улей журналистам:

– Четыре года я готовил своих парней к победам над футбольными командами. Увы, я не предполагал, что нам придется иметь дело с Гарринчей…

Немногословный Фрэнк Мак Ги, корреспондент „Дэйли Миррор”, похлопал Уинтерботтома по плечу и сказал:

– Гарринча – это первый игрок мира. Только что я послал восьми миллионам читателей моей газеты эту телеграмму: „Лучшим игроком мира отныне является не Пеле, а Гарринча”.

А коллега Мак Ги – корреспондент „Дэйли Экспресс” Раймонд Дэскт добавил:

– Я ухожу с поднятой головой. Мы проиграли Гарринче. Любой ему проиграл бы на нашем месте…

 

Забавное событие произошло в полуфинальном матче, между хозяевами чилийцами и бразильцами. В конце игры Гарринча получил красную карточку, и должен был пропустить финал. Премьер-министр Бразилии направил в Сантьяго телеграмму, в которой содержалась дипломатично завуалированная просьба не дисквалифицировать Гарринчу. (Переводим их куплет на наш менталитет. « Мы не хотим войны, мы очень бедные и очень голодные, и единственная радость бразильского народа – футбол. А самая большая радость в футболе – Гарринча. Если Гарринчи не будет в финале – за последствия не ручаюсь».)

 

     Гарринча явление уникальное как для спорта в целом, так и для футбола в частности. Он не только не идеал, но, во всяком случае, на первый взгляд противоположность идеалу. Если вы не знаете, кто этот человек, то, глядя на него, когда он выходит на поле, вы чувствуете недоумение. Потому что кривоногий, косолапый, неуклюжий, он похож на кого угодно, только не на футболиста. После этих слов читатель, вероятно, ждет продолжения в таком духе: „Но, получив мяч, Гарринча преображается!” Нет, как это ни парадоксально, получив мяч, он продолжает вызывать недоумение. Потому что не только его фигура, но и манера его игры, его поведение на поле находятся в вопиющем противоречии со всеми незыблемыми и святыми канонами современного футбола. Со всеми требованиями и правилами, которые усваиваются игроками от Австралии до Ирландии, от Японии до Парагвая. Эти каноны требуют примерно следующего: „Атака должна развиваться по возможности быстро. Получив мяч, нападающий должен либо сделать пас открывающемуся партнеру, либо самостоятельно продвигаться с мячом, стремясь обострить игровую ситуацию в пользу своей команды.”

       Ничего подобного вы от Гарринчи не дождетесь! Гарина играл в свой, «неправильный» как его впоследствии назвали, футбол. Получив мяч, он делает именно то, чего делать не следует: он останавливается и поджидает противника. Может быть, он мог бы уйти от него, сделав рывок! Может быть, он мог бы отдать мяч в одно касание! Нет, в девяти случаях из десяти Гарринча этого не делает. Он останавливается с мячом, дожидается своего опекуна (а противник в это время успевает организовать на подступах к своей штрафной площадке настоящую „линию Мажино”!) и, увидев, что несчастная жертва приготовилась к бою, пускает в дело свой финт.

Кстати, о финте. Он у Гарринчи, в общем‑то, один. Гарринча замирает с мячом под ногами, затем делает движение корпусом, имитируя рывок почти всегда влево, а на самом деле остается на месте. Потом неожиданно – все‑таки! – срывается с места и устремляется мимо (почти всегда вправо) опоздавшего (обязательно опоздавшего! Все в этих случаях опаздывают среагировать на его рывок!) противника. Этот финт он варьирует, проходя обычно справа, но иногда и слева от защитника.

     И очень любит при этом посылать мяч между ногами своего опекуна.

     Обойдя соперника, Гарринча частенько, словно спохватившись, останавливается, поджидает, пока тот не догонит его. А затем все повторяется сначала. Все левые защитники мира, все страхующие их против Гарринчи центральные защитники и левые полузащитники, игравшие против „Ботафого” или бразильской сборной, знали этот финт. Не просто знали, а затвердили его назубок. Изучили по кинограммам и видеозаписям, составляли кинематические таблицы, раскладывая этот финт на составные элементы, изобретали тысячи „противоядий”, но… продолжали „покупаться”! Все гениальное просто, один коронный финт, все знают, что сейчас будет, но никто не в силах этому противостоять

        

Гарринча в окуружении 8!!! соперников. Ему достаточно катнуть мяч, что бы вывести половину своей команды на свидание с кипером.

Трагедия соперников Гарринчи заключалась не только в его умении обыграть любого защитника – а если понадобится, то и двух‑трех, – но также и в его поразительно точном обращении с мячом: пасы и удары по воротам Гарринча выполнял безукоризненно. Он мог поражать по заказу любой угол ворот. Он выдавал пас в полном соответствии с индивидуальными запросами того или иного центрального нападающего, в точном соответствии с его ростом (если мяч шел навесной) или скоростью бега (если передача шла на выход, на рывок). Однажды, на тренировке, с линии штрафной площадки Маноэл указывал вратарю точку ворот, в которую будет направлен мяч, а затем вгонял его туда хлестким ударом. 

Да, Гарринча был ниспровергателем традиций и правил. Любой другой нападающий, попробуй он играть так, как Манэ, был бы заклеймен прессой, предан анафеме и изгнан из команды. Мало этого, манера игры Гарринчи в исполнении другого футболиста пришла бы в острейшее противоречие, в столкновение с тактикой команды, нарушила бы рисунок ее игры. А „неправильный” футбол Маноэла, наоборот, обогащал „Ботафого” и сборную.

Хоть Чемпионат мира и считается наивысшим достижением в футболе, хоть у Гарринчи и два этих самых наивысших достижения, но он всецело является игроком другого турнира, Чемпионата Рио (Чемпионат Бразилии в те годы еще не разыгрывался). Здесь он показывал свое мастерство каждую неделю, а не раз в 4 года как на ЧМ. Да и вообще, Гарринча является игроком любого турнира, в котором принимал участие. Перенесемся в Бразилию в конец 60-х и попробуем разобраться, что значила игра Манэ для поклонников его таланта, и почувствуем разницу, как его обожали в Рио, и как во всем мире.

Приговор был краток и суров: три месяца полного покоя и процедур. Иначе – конец футболу. И, может быть, конец ноге… Но в это время клуб "Ботафого" готовился к большому турне по Европе…

Очень заманчивое намечалось турне: шесть игр во Франции и Италии. По 15 тысяч долларов каждая. Да, да, по 15 тысяч, если в матче участвует Гарринча. А если он не выходит на поле, тогда – в два раза меньше: семь с половиной тысяч долларов. Вот так! А вы говорите: "нога! процедуры! три месяца!" Какие могут быть тут три месяца!… И когда Маноэл появился в кабинете президента "Ботафого" сеньора Сержио Дарси с просьбой не брать его в Европу, сеньор Сержио только рассмеялся. А потом сухо сказал, что об этом не может быть и речи, иначе он расторгнет контракт, возложив на виновника – Маноэла Франсиско дос Сантоса – покрытие убытков. Потом Маноэла долго уговаривали, хлопали по плечу: "Да брось ты! Подумаешь, нога! У кого из классных мастеров не болят ноги! У всех болят. Приедешь, мы тебя положим в клинику. Вызовем лучших специалистов…"

И он поехал.

Перед матчами доктор делал ему обезболивающие уколы. Чтобы Манэ забывал о том, что у него больная нога. И Манэ забывал и играл. Играл на совесть. Отрабатывал семь с половиной тысяч долларов. Манэ – честный парень. Он знал, что раз импресарио платит эти деньги клубу, значит, их надо отрабатывать. А потом, через два часа, действие наркоза кончалось, и колено начинала раздирать дикая боль. Бывало, его носили на руках от автобуса до постели в отеле. Или до кресла в самолете. Какая‑то сердобольная душа подобрала ему палочку, чтобы опираться. Он ждал матча со все возрастающим нетерпением, потому что накануне игры врач всаживал ему шприц со спасительной сывороткой. И боль исчезала, и он, распрямившись, вновь выбегал навстречу знакомой и привычной волне восторгов: "Гарринча! Га‑ррин‑ча! Га‑ррин‑ча!"

По возвращении из турне клуб предоставил ему отпуск. Кинул кость. Но было уже поздно. Нога совсем разболелась. Начались процедуры, лечение. Выяснилось вдруг, что главной проблемой был не артроз, а разрыв мениска. Знакомый врач Марио Тоуриньо сделал операцию. Заплатил за нее другой друг – банкир Магальяс…

В "Ботафого" начинали чувствовать, что Гарринча стал уже не тот, на нем все труднее и труднее становилось зарабатывать. Тем более ему перевалило за тридцать. Футбольный "идол", как и "звезда" кабарэ, хорош, пока молод… И нужно уметь вовремя избавиться от него. Но как это сделать? Ведь Манэ еще был "идолом" торсиды!

И картолы не спеша стали подготавливать почву. За недорогую плату в газетах было организовано несколько статей, авторы которых, воздавая, конечно, должное творческому наследию великого мастера, отмечали, тем не менее, что он, к сожалению, стареет и перестает отвечать возросшим требованиям современного футбола. "В карете прошлого далеко не уедешь, Манэ!" – сокрушенно качали головами репортеры. Манэ тренировался, но его перестали ставить на матчи. Изредка выпускали за пять минут до конца. А потом озабоченно говорили: "Что‑то ты, парень, не в форме…"

Он злился, перестал ходить на тренировки. Прибавил в весе, одним словом, это был уже не тот Гарринча. И накануне карнавала 1966 года его продали в Сан‑Пауло "Коринтиансу" за 200 миллионов крузейро. По тем временам это была громадная сумма. Во всяком случае, по бразильским понятиям: что‑то около 100 тысяч долларов.

В другом клубе, другом городе, другом штате Бразилии, где никому не было никакого дела до его ноги, до семи килограммов лишнего веса, до всяких там семейных проблем и передряг… "Коринтианс" знал одно: он купил "би‑кампеона", и за свои деньги "Коринтианс" требовал товар лицом.

Трибуны стали посвистывать в адрес Маноэла. Сначала робко, потом все сильней и сильней. И строгие картолы (о, эти люди одинаковы в каждом клубе!) недовольно ворчали. "Что‑то ты, Манэ, сегодня был не в ударе!" Манэ лез из кожи вон, а после игры видел озабоченную физиономию "супервайзора", который похлопывал его по плечу: "Парень, за тебя заплачены большие деньги. А ты их пока не окупаешь. Слышишь?"

Всему бывает конец. И в один прекрасный  день пришел конец и терпению Маноэла. Он хлопнул дверью и ушел. То есть уехал В Рио… Ему надоело выслушивать попреки, и он сказал, что ноги его больше не будет в "Коринтиансе".

По правде говоря, "Коринтианс" рад был бы сбыть как‑нибудь с рук Гарринчу. Но не таким же путем, черт возьми! Конечно, Гарринча – великий футболист, "би‑кампеон" и все такое прочее, но ведь существуют же священные принципы, которые никому не позволено нарушать! И во имя охраняемых законом норм, по которым футболист до окончания срока контракта является собственностью клуба, "Коринтианс" обратился в учреждение, которое внушает трепет одним своим названием: "Трибунал спортивной юстиции". И сей трибунал вынес, разумеется, то самое решение, которого от него и ждали: два года дисквалификации с запрещением участвовать в любых официальных матчах до истечения срока контракта.

Он вдруг увидел, что оказался без друзей, без помощи, без денег. Появились какие‑то инспекторы, требующие какие‑то налоги. Гарринча и не знал‑то о существовании этих налогов. А теперь их требовали с него! К тому же он оставил семью и сошелся с певицей Эльзой Соарес. Уж лучше бы он ограбил банк или перестрелял бы с полдюжины человек! В католической Бразилии, где и развода‑то не существует, нет греха более тяжкого, чем семейные неурядицы. Маноэл был предан анафеме, и на его голову обрушилась лавина презрения и ненависти.

О, чего только не натерпелся он в те дни!

Газеты вновь вспомнили о нем. Появлялись кричащие заголовки: "Прощай, Гарринча!", "Драма героя!", "Гарринча – печаль народа", "Горький конец!" Репортер журнала "Реалидаде" появился однажды в его доме, чтобы закончить репортаж, который в основном был уже написан в редакции. Был даже заготовлен чудовищный в своей жестокости заголовок: "Гарринча умер…" А потом о нем вообще перестали писать. Забыли, и все тут. А жить‑то было нужно.

И он начал паломничество по провинциальным клубам, нанимаясь на одну‑две игры. И его брали. Как берут в провинциальный цирк бородатую женщину или шпагоглотателя. Как‑никак, а имя на афише все еще давало сборы! "Би‑кампеон Гарринча!" Звучит, не правда ли? Маноэл играл. Сегодня в какой‑нибудь Куйабе, завтра где‑нибудь в Аракажу. Он держался подальше от крупных центров, появляясь в местах, где люди не особенно избалованы футбольными "звездами": ведь у него было двенадцать килограммов лишнего веса. Пропала скорость, исчезла точность движений. Но даже в провинции, где редко видели хороший футбол, ему частенько приходилось слышать свист и обидные крики с трибун.

Потом бродячий торговец футболом Гарринча попробовал наняться за рубеж. В соседние страны Латинской Америки. Не в Уругвай, не в Аргентину, где знают хороший футбол, а куда‑нибудь в провинциальные города Колумбии. Там, казалось бы, все получалось неплохо: ему обещали по 600 долларов за каждую игру, но удалось сыграть только один раз. За "Клуб Депортиво Жуниор" из Барранкильи. Получилось, мягко выражаясь, не совсем удачно: у него болела нога после недавнего ушиба, полученного во время благотворительной игры в одной из тюрем Рио. Гарринча дал три паса, ни один из них не был использован партнерами. Попытался повторить свой знаменитый финт и ошибся. Попробовал еще раз, и снова мяч отобрали. На трибунах начали свистеть…

Время шло, срок дисквалификации подходил к концу и Гарринча начал тренироваться всерьез. Рассказывали, что это были такие тренировки, которых в Бразилии, где футболисты не очень‑то любят утомляться, вроде бы вообще не видывали. Что он быстро теряет вес, обретает форму. Что у него появился врач, который установил специальный режим.

Маноэл тренировался с каким‑то ожесточением, с упорством, с восторгом, со злостью. Он бегал, работал с мячом, занимался гимнастикой, снова бегал. Потом плавал в бассейне… И все это при сорока градусах жары в тени. Так продолжалось три с лишним месяца. Три с лишним месяца, не пропуская ни одного дня, Гарринча тренировался дважды на стадионе и один раз дома, где на специально приспособленном станке подымал ногами сто килограммов двести раз! Он работал под руководством врача "Фламенго", который взялся за это дело из "спортивного интереса", из азарта. Просто этому человеку, доктору Франкалаче, было интересно, что получится. А получилось вот что: за три месяца Гарринча сбросил 12 – повторяю прописью: двенадцать – килограммов и восстановил свой идеальный вес. Он вновь обрел быстроту реакции, скорость, если не прежнюю, то, во всяком случае, очень уважительную… Он снова начал играть.

Потрясенный таким упорством и настойчивостью, восхищенный чудесным восстановлением былой формы Маноэла, тренер "Фламенго" решил рискнуть и пригласил Гарринчу сыграть пробный матч в основном составе своей команды против "Васко‑да‑Гама". Это известие поразило страну как самая неожиданная спортивная сенсация. В день матча "Фламенго" и "Васко‑да‑Гама" Рио‑де‑Жанейро вдруг охватила лихорадка. Произошло непредвиденное. Весь город двинулся на стадион. Весь город отправился смотреть Гарринчу, который не появлялся на "Маракане" уже три года.

В радиусе нескольких километров от "Мараканы" образовались чудовищные автомобильные пробки, которых не помнила история Рио‑де‑Жанейро, не хватило пригородных поездов, поскольку дирекция железной дороги не предполагала, что десятки тысяч пассажиров ринутся в эту жаркую субботу из пригородов в город…

Администрация "Мараканы", предполагая, что на матче, который в общем‑то не влиял на положение команд в турнирной таблице, будет что‑нибудь около полутора десятков тысяч болельщиков, отпечатала тридцать тысяч билетов и открыла всего несколько касс. Вокруг стадиона образовалось грандиозное людское море. Когда кончились билеты и закрылись кассы, десятки тысяч людей стали ломать ворота и штурмовать заборы "Мараканы", жалкие кордоны полиции были сметены мощной волной болельщиков, кричавших нечто вроде "Даешь Гарринчу!"

Директор стадиона, растерянный и озадаченный, принял единственное верное в сложившихся условиях решение: он открыл ворота, все ворота стадиона для всех желающих, для всех, кому не достались билеты… Людское море хлынуло на трибуны стадиона…

Старожилы "Мараканы" утверждают, что такого безумия, как в тот вечер – 30 ноября 1968 года, – этот крупнейший стадион мира не видел ни разу за все восемнадцать лет своей истории.

Когда диктор объявлял составы команд и торжественным баритоном произнес: "Номер седьмой – Гарринча!", трибуны исторгли нечто такое, что даже трудно назвать криком радости. А когда Маноэл появился из тоннеля в красно‑черной футболке "Фламенго", извержение восторга, казалось, достигло высшей точки. Взлетели ракеты, грохнули петарды, окутав ночные трибуны дымом. И жаркий весенний (в ноябре в Бразилии кончается весна!) ветер колыхнул громадное полотнище: "Гарринча – радость народа! Бразилия приветствует тебя!" Но это было еще не все…

Начался матч. И вскоре пришел великий момент, которого торсида ждала долгие годы. Мяч был послан на правый фланг. Гарринче! Когда он обработал его и замер в своей обычной позе, чуть согнувшись, лицом к лицу с левым защитником "Васко" Эбервалом, трибуны вдруг застыли в молчании, охваченные тревожным, томительным ожиданием. А через секунду, когда Гарринча своим изящным знакомым и все столь же неожиданным финтом стремительно обыграл Эбервала, случилось то, что невозможно описывать.  До сих пор не понятно, почему от этого вулканического, термоядерного рева стадион не рухнул, не провалился под землю, не рассыпался на куски.

Матч продолжался под этот аккомпанемент, который, вероятно, можно услышать только на "Маракане"! Никого не интересовал конечный результат встречи, никто не хотел видеть остальных двадцать одного игрока. Торсида с каким‑то ожесточенным упорством, с остервенением скандировала одно и то же имя: "Га‑ррин‑ча! Га‑ррин‑ча!"

А команда "Васко", выведенная из состояния равновесия одним лишь присутствием Маноэла, не хотела сдаваться! Гарринчу начали бить! Центральный защитник Фонтана, подстраховывающий несчастного Эбервала, снес Гарринчу. Затем Эбервал ударил Манэ по лицу! Трибуны ответили возмущенно‑пронзительным свистом, проклятиями и угрозами.

Так продолжалось до перерыва, когда тренер "Фламенго", увидев, что Гарринча хромает, решил сменить его. Узнав об этом, вся пресса бросилась вниз, под трибуну. Там, наверху, еще продолжался радостный рев и крики:

"Га‑ррин‑ча!", а здесь, в жаркой раздевалке "Фламенго", было сравнительно тихо. Маноэл стоял, стаскивая футболку, и плакал. Он плакал как дитя. Слезы счастья катились по его грязному лицу. Его обнимали, ему трясли руки, хлопали по плечу. Потом шел второй тайм, но игра уже никого не интересовала, тысячи людей столпились близ центрального холла "Мараканы", ожидая появления Гарринчи. Появились "батареи" – народные оркестры из ударных инструментов, исполняющие самбу. Они спустились из фавел, расположившихся на горах вокруг "Мараканы". Тысячи глоток под грохот тамбуринов, атабакес и сурдос скандировали: "Оле! Оле! Манэ Гарринча еще лучше, чем Пеле!…"

И когда появился ослабевший от матча, от переживаний, от счастья и слез Маноэл, его подхватили на руки. И под радостный, ликующий рев десятков тысяч мулатов, креолов, людей, для которых футбол является единственной радостью в этой жизни, полной невзгод и лишений, понесли вокруг стадиона. Автомашины салютовали герою сиренами. Колыхались флаги. Свирепые полицейские бежали следом как мальчишки, стремясь если не прикоснуться к нему, то хотя бы увидеть краешком глаза Гарринчу. И в этот момент, пожалуй, легче всего было понять, почему люди дали этому парню такое светлое прозвище: "Радость народа!"

 

 

Имя: Manoel Francisco dos Santos - Garrincha (GARRINCHA)

Дата рождения: 28 октября 1933 года

Место рождения: Пау-Гранди (штат Рио-де-Жанейро)

Умер: 20 января 1983 года (Рио-де-Жанейро)

Амплуа: Нападающий

Клубы:

"Пау-Гранди" (Бразилия, 1947-1953)

"Ботафого" (Бразилия, 1953-1965)

"Коринтианс" (Бразилия, 1967)

"Португеза-SP" (Бразилия, 1967)

"Атлетико Барранкилья" (Колумбия, 1968)

"Фламенго" (Бразилия, 1968-1969)

"Ред Стар" (Франция, 1971)

"Олария" (Бразилия, 1971-1972)

 

ДОСТИЖЕНИЯ СБОРНАЯ БРАЗИЛИИ 

Выступал за сборную: 1955-1966

Дебют: 18.09.1955 в матче со сборной Чили

Сыграно матчей: 50

Забито мячей: 12

Участник чемпионатов мира: 1958, 1962, 1966

Чемпион мира: 1958, 1962

 

    БОТАФОГО

Провел матчей: 608

Забил мячей: 245

 

    КЛУБНЫЕ

Чемпион штата Рио-де-Жанейро: 1957, 1961, 1962

Победитель турнира Рио - Сан-Паулу: 1962, 1964, 1966

 

    ДРУГИЕ ТУРНИРЫ

Обладатель O'Higgins Cup: 1955, 1959, 1961

Обладатель Кубка Освалдо Круза: 1958, 1961, 1962

Обладатель Кубка Рока: 1960

Mexico City's Tournament: 1962

Paris Tournament: 1963

 

    ЛИЧНЫЕ

Лучший бомбардир чемпионата мира: 1962

Лучший игрок чемпионата мира: 1962

По версии ИФФХС занимает 8-е место в десятке лучших футболистов ХХ века

 

П. С. Наиболее детальное видео можно посмотреть в записях бразильского блоггера Vermelho 

http://bolavermelho.blogspot.com/2006/04/video-garrincha.html

 

 

 

 

 

Метки: Гарринча

{ 52 Комментариев }

Petit Lulu numero un [bio4raphie3]

Druzebo 13.11.2009 в 17:59

Домашний Чемпионат Мира 1998 года сложился для Франции невероятно удачно. Еще бы, выиграть титул впервые за всю историю этой великой футбольной державы дорогого стоит. И вдвойне приятней, если это произошло в родных стенах — победу французы одержали на переполненном Парк де Пренсе. Во время церемонии открытия первый удар по мячу сделал некий 90-летний старичок. Он же вышел на поле и месяц спустя — после грандиозной победы дружины Зидана, Джоркаеффа и Дешама над бразильцами. А когда он вышел, Дидье Дешам, капитан французской сборной мгновенно передал Кубок Мира седовласому старцу. Старик взял этот кубок и поцеловал. На глазах выступили слезы... Парк де Пренс начал скандировать: «Лулу! Лулу!». Вся Франция в тот момент плакала от счастья...

 

 

Enfance. Jeunesse.

 

 

Люсьен Лоран родился в Париже, 10 декабря 1907 года. Можно было бы отделаться штампами о том, что «он с детства тяготел к футболу», «с утра до ночи бегал во дворе с мячом», но я этого делать не буду.  Естественно, информации об детстве игрока, родившегося более ста лет назад, не так уж и много. Все, что нам интересно — это его первые футбольные шаги. Футболом Люсьен начинает заниматься в 14 лет. Его первой командой становится Серкль Атлетик, в котором он проводит целых девять лет. Что интересно, в этой парижской команде Люсьен приобретает свой единственный трофей — серебряные медали Кубка Франции.

 

 

Обычно, когда юный футболист подрастает, заканчивает свое учебное заведение, ему в жизни приходится принимать тяжелое решение: продолжить заниматься футболом или же пойти работать и зарабатывать деньги. В конце 20-х годов футбол только начинал свой подъем и долгий путь к  званию игры номер один. А потому, играть в футбол в команде было не так престижно, как сейчас, а оклады футболистов были в разы меньше. Но Люсьену повезло. Тяжелого выбора ему удалось избежать, так как он сумел соединить эти две, казалось бы, несовместимые вещи.

 

 

В 1930-м году Люсьен переезжает в Сошо, где начинает работать на известнейшем французском автомобильном заводе — Пежо. Ему приходится вставать на два часа раньше смены, чтобы хоть как-то тренироваться и играть в футбол. Этот трудолюбивый паренек продолжает расти в профессиональном плане, будучи лидером в заводской команде - Peugeot Sochaux.

 

 

Лидера Сошо таки замечают в национальной сборной Франции. Дебют Лулу в сборной пришелся  на матч против Португалии в феврале того памятного 1930-го года. Игра окончилась победой «трехцветных» - 2:0. Люсьен становится основным правым инсайдом сборной. Произошло это в очень удачный момент, как раз накануне первого в истории Кубка Мира по футболу.

 

 

Люсьен и его брат Жан Лоран, тоже футболист, входят в состав сборной, которая отправляется на пароходе «Конте-Верде» покорять уругвайские земли... Но, в отличии от богатых пассажиров огромного океанского корабля, Лулу пришлось брать отпуск за свой счет и доказывать всему миру свой футбольный талант. Неудивительно, что и сама поездка на Мундиаль значила для него нечто большее, чем просто очередное спортивное соревнование.

 

 

Mundiale. Les Blues.

 

 

Знаменитое путешествие началось. Огромный трансокеанский лайнер «Конте-Верде» принял на борт все европейские сборные, которые принимали участие в том турнире — а именно, команды Франции, Бельгии, Югославии и Румынии. Пароход вышел из вод французского порта Вильфранш, и последовал транзитом через Рио-де-Жанейро в Монтевидео — столицу Кубка Мира 1930. Тот Чемпионат Мира, помимо того, что он был первым в своем роде, уникален и по другой причине — все матчи, церемония закрытия и открытия прошли не только в одной стране, но и в одном городе. Столица Уругвая, столица Кубка Мира — Монтевидео.

 

 

Впереди у футболистов были две недели, которые им пришлось провести на корабле в пути. Как позже рассказывал Люсьен, они тренировались, бегали кроссы и занимались с мячом прямо на палубе, невзирая на качку, погоду и морские болезни. Среди футболистов в Новый Свет ехал и знаменитейший бас Федор Шаляпин — покорять своим искусством Америку. Лулу говорил, что на пересечение экватора Федор даже спел для них, а все до единого футболист прошли своеобразный ритуал в честь этого важного для моряков события - искупались и обрызгались соленой водой.

 

 

В Рио на корабль подсели бразильцы, и очень скоро Монтевидео принял путников. Встретила столица ЧМ 1930 их дождливой, сырой и неприятной погодой, что в Южном полушарии было вполне объяснимо — в июле там была настоящая зима! Но футбольный праздник омрачить ничто не могло, тем более, такая мелочь, как погода. Франция попала в группу с Чили, Мексикой и Аргентиной, а первыми соперниками сборной волею календаря стали мексиканцы. Стоит добавить, что эта группа была на том Мундиале единственной, где собрались 4 команды. Уругвайские организаторы не смогли пригласить ряд ведущих европейских сборных, потому на чемпионате участвовали 13 команд. Регламентом они были поделены на 4 группы — три группы по три команды и группа номер 1 — состоящая из четырех команд. Первый Мундиаль начался!

 

 

 13 июля 1930 года — дата первых матчей в истории чемпионатов мира. Сборная США встречалась с Бельгией, а французы играли с вышеупомянутой сборной Мексики. В 15:00 по местному времени прозвучал первый в истории свисток чемпионатов мира...

 

 

На стадионе Эстадио Покитос, на глазах тысячи болельщиков, начался матч Франция — Мескика. Через несколько минут стартовала и игра сборной США против команды Бельгии.

 

 

Французы победили 4:1. А на 19-й минуте первый гол в истории чемпионатов мира забил... Люсьен Лоран.

 

 

«Наш голкипер выбросил мяч центральному защитнику, который сделал передачу Либерати — правому вингеру. Либерати обыграл крайнего защитника и сделал подачу. На подачу откликнулся я, и с лету с двенадцати метров отправил мяч в дальний угол ворот»

Люсьен Лоран

 

 

Но прежде чем Лулу был признан автором первого гола, прошло немало разбирательств, уточнений  протоколов, осмотров судейских заметок и... без малого полвека!

 

 

Эксперты начали спорить, кто же забил этот гол: Люсьен Лоран или же американец Барт Макги. Спор и недоверие приобрели такую степень, что разбирать этот вопрос начала сама ФИФА совместно с Институтом Футбольной Истории и Статистики.

 

 

Долгая скрупулезная проверка фактов, разбор протоколов, заметок и беседы с редкими очевидцами подтвердили: Лулу был первым! Макги забил свой гол в районе 40-й минуты, Люсьен же вошел в историю с голом, забитым на 19-й!

 

 

«Сразу ли я понял, насколько важный гол я забил? Нет. Вначале я был просто рад, что моя команда вышла вперед. Раньше праздновать забитые мячи было не принято, потому после нескольких рукопожатий мы продолжили играть»

Люсьен Лоран

 

 

Тогда Люсьен еще не понимал, что является творцом футбольной истории.

 

 

Следующие 2 матча Франция проиграла... Оба 0:1, оба в непростой борьбе и с минимальным перевесом... А в главном матче за выход в четвертьфинал против Чили, сборной Франции пришлось играть без Лулу... Он не смог участвовать, так как получил тяжелейшую травму лодыжки в матче против Аргентины, которая в будущем еще даст о себе знать...

 

 

После этих двух поражений сборная Франции выбывает из турнира...

 

 

Люсьен возвращается вместе со сборной во Францию, где приступает к своей обыденной жизни — работе на заводе Пежо, параллельно сочетающейся с игрой за Сошо. Тогда знаменитый автомобильный завод выпускал одну из первых серийных моделей — Пежо 201.

 

 

Люсьен еще на протяжении пяти лет вызывается в сборную. В общей сложности он провел за нее 10 матчей, забив лишь два мяча. Выходит, помимо того самого гола в Уругвае, Люсьен отметился за сборную лишь однажды... В знаменитом погроме Англии 5:2.

 

 

Guerre. Solitude. Oubli. Dernier Triomphe.

 

 

Люсьену делает предложение Ренн, который предлагает ему неплохой оклад и профессиональную работу футболиста. Лоран подписывает контракт с красно-черными, и переезжает жить в другой город. В Ренне Лулу живет и играет на протяжении четырех лет, а именно, до 1937го года.

 

 

Люсьена включают в заявку сборной на Мундиаль 1938 года, но он не может поехать и сыграть из-за той самой травмы лодыжки...

 

 

До 1939 года, после восстановления от разнообразных травм голеностопного сустава, Лулу переходит в  другой французский клуб — Страсбур. А в 1939м... Начинается Вторая Мировая Война для всей Европы, в которой Люсьен, как и любой другой здоровый француз идет воевать на фронт. Но война далась Люсьену очень нелегко... Франция была почти полностью разбита, а сам Лулу проводит в плену 3 года...

 

 

После освобождения и окончания этой разрушительной войны, Люсьен с семьей перебирается в город Безансон, где становится играющим тренером местной команды. Еще пятнадцать лет он продолжает свои попытки начать тренерскую карьеру. Лулу тренировал команды низших дивизионов, пока полностью не отошел от футбольных дел...

 

 

Лоран открыл свою пивоварню, где и работал почти до конца жизни. Когда Гарри Линекер стал телерепортером, первым делом он приехал в Безансон, отыскал пивоварню старичка и взял у него интервью....

 

 

С 1950 года он внимательно следит за Чемпионатами Мира, смотрит все репортажи после появления телевидения. Больше всего ему нравится Мундиаль-70 в Мексике, а своими любимыми футболистами Лулу называет — Альфредо ди Стефано, Пеле, Круйффа, Платини и Марадону. А из футболистов 21-го века Люсьен выделял Зидана, Фигу, Бекхема и, по его словам, сильнейшего форварда планеты, Андрея Шевченко.

 

 

Около 50-ти лет он жил в мировом футбольном забытии. О нем редко упоминала пресса, не брали интервью ведущие средства массовой информации, а имя его сохранилось лишь в футбольных статистических справочниках и альманахах.

 

 

Лулу был занят лишь обслуживанием клиентов и содержанием собственной, очень популярной в Безансоне, пивоварни. О нем вспомнили только в 1998м году... Во время домашнего первенства мира.

 

 

На французском Мундиале Люсьену поручили право открыть турнир и сделать первый символический удар по мячу... Возможно, он и послужил тем самым счастливым, живым, настоящим талисманом для французской сборной — победителей того Чемпионата Мира. После завершения первенства, Люсьен присутствовал как одна из важнейших персон на награждении и последующих празднованиях команды.

 

 

Удивительно, что у Люсьена была отличнейшая память даже в глубокой старости, он до последнего дня сохранял хорошую физическую форму, рассудок и понимание. В возрасте 91 года он говорил очень уверено, рассказывал про Мундиаль-1930 так много подробностей, что окружающие просто диву давались, как это все в его голове помещается!

 

 

А может быть, секрет успеха прост. И заключается он в футболе, любви к футболу и игре в футбол!  А ведь в игру номер один на планете Лулу играл до 86 лет! По полю он бегать уже не мог, потому защищал ворота сборной ветеранов Безансона.

 

 

Даже в возрасте 90 лет Люсьен не переставал делать пробежки три раза в неделю.

 

 

Дома у Люсьена хранится статуэтка богини Ники — копия первого Кубка Мира. Ее, по решению ФИФА, вручили Люсьену Лорану — маленькому Лулу, автору первого гола в истории Кубков Мира...

 

 

А 11 апреля 2005 года Лулу не стало... В полдень он был похоронен на кладбище в Безансоне...

 

 

Человек ушел, но память о нем осталась. Скорее всего, на века. Пока будет жив футбол, пока будет жив мировой чемпионат, Маленький Лулу будет жив в наших сердцах... Ведь только пока мы помним человека, он остается живым...

 


{ 32 Комментариев }

Говорит и показывает Тбилиси...(БИО 3.0, финал)

dnepr_1918 13.11.2009 в 14:23

Когда говорят Динамо Тбилиси, у многих ассоциируется с такими великими игроками как Месхи, Метревели, Хурцилава, даже Газзаев… Но действительно одного из величайших футболистов  Грузии несправедливо забыли… И я обещаю, что это будет исправлено! Начнём вот с чего….  

Родился мой тёзка (а меня тоже зовут Владимир, ежели кто-то не знает) 21 декабря в Тбилиси. Рос он мальчиком футбольным, ну всё как обычно, всё как в традиционной биографии…

Часто вспоминаю свой детский футбол. Какие битвы шли с соседним двором! Бывало такое - я уже записался в тбилисскую футбольную школу, на игру прийти не мог, и наши проигрывали. Потом возвращаюсь - забиваем мячей двенадцать. И все двенадцать - через правый край. Разве не приятно вспомнить? И разве я мог после такого не оказаться в большом футболе?

Покажите мне сейчас тринадцатилетнего пацана - сразу скажу, как он будет играть через несколько лет. Редко ошибаюсь. Кстати, уже в те давние годы все знали, что в "Юном динамовце" главная сила - Гуцаев, а в знаменитой 35-й школе - маленький Дато Кипиани. Он в этой же школе преподавал потом, кстати... Директор нашей школы сразу разглядел, что Гуцаеву Бог талант водиться дал. Первую тренировку посмотрел, поставил на правый край: "Вот, сынок, твое место. Здесь играй, никуда не уходи. Другое скажут - не верь".

Его многонациональным домом была русская средняя школа в "Нахаловке", районе, кстати, известном первыми в Грузии марксистскими кружками, где против царизма агитировал Иосиф Джугашвили, а за одним из станков работал странник Алексей Пешков, опубликовавший в Тифлисе Макара Чудру под псевдонимом Максим Горький. "Нахаловка" была и осталась районом промышленных предприятий, получив свое компрометирующее название во времена революционных волнений на заре столетия. Та эпоха давно прошла, но возмутителей спокойствия здесь, как и в других районах города, хватало и значительно позже. Это прежде всего тбилисские непоседливые мальчишки, представлявшие самое безобидное сословие - юных футболоманов. Максимальный материальный ущерб, наносимый ими, состоял в разбитом оконном стекле, а моральный - в высунутом языке, показанном ворчливой соседке.

Вова Гуцаев не разбивал стекол. Он был стеснительным, воспитанным мальчиком, предпочитавшим не препираться со старшими. Его отец, Гаврил Адамович Гуцаев, учил сыновей контролировать свои действия и эмоции. Гуцаев-старший преданно любил футбол, преклонялся перед Михаилом Месхи, одиннадцатым номером тбилисского "Динамо", творившим такие невообразимые вещи на левом краю поля, что обозреватели наперебой сообщали о наступлении в футболе эпохи эстетической революции.

Когда начинал играть Месхи, заканчивал выступления за "Спартак" Борис Татушин; промелькнул, засияв, и вдруг "исчез" московский динамовец Валерий Урин. Оставался еще один чудотворец, его звали Слава Метревели, и он играл за московское "Торпедо" рядом с Валей Ивановым и Эдиком Стрельцовым. В 1963 году Метревели перешел в тбилисское "Динамо", а когда Слава и Миша Месхи закончили играть, то казалось, что время фланговых виртуозов прошло. Но вскоре настал час, когда Гаврил Адамович прочел в газете мнение авторитетнейшего эксперта: "...Таких, как Гуцаев, или хотя бы приближающихся к нему по мастерству фланговых форвардов у нас почти нет". Статью писал Валентин Иванов, человек, которого трудно было чем-то удивить.

Карьера Гуцаева начиналась с дворового футбола. Его пригласили в команду Ленинского района для участия в республиканском турнире на приз клуба "Кожаный мяч". Команда стала чемпионом республики, а Вова был признан лучшим нападающим. На всесоюзном турнире в Харькове ребята из Грузии заняли почетное третье место. Лучшим нападающим вновь был признан 14-летний Гуцаев. В том же 1966 году Вова поступил в детско-юношескую школу "Юный динамовец". Здесь у Григория Гагуа, одного из мэтров грузинского футбола, он тренировался три года. "Мы приучались к строгой дисциплине и трудолюбию, - вспоминает он. - А кроме того, именно Григорий Афанасьевич убедил меня в том, что мое амплуа - фланговый форвард".

Осенью 1969-го настал час перехода в футбольную школу молодежи. Отсюда после очередной фильтрации путь лежал в команду мастеров. Тех, кто попадал на чемпионат Грузии, поздравляли, а теми, кого принимали в дубль тбилисского "Динамо", восхищались. Последних было немного - селекционеры "Динамо" были сверхпридирчивы. Гуцаев прошел эти экзамены, сложные и в техническом, и в эмоциональном отношении, с блеском.

Новый футбольный учитель Гуцаева - Владимир Элошвили, бывший защитник тбилисского "Динамо", внушал своим питомцам: "Если хотите быть хорошими футболистами, играйте как в детстве". 19 лет назад, после победы тбилисского "Динамо" в Кубке европейских кубков, заслуженный мастер спорта Владимир Гуцаев так объяснял журналистам мысль тренера: "Футбол в исполнении взрослых намного выиграл бы, если бы ему всегда сопутствовала та искренность, с которой относятся к этой игре дети. Мальчишка всю жизнь помнит тех, с кем играл, помнит, как, когда и кому забивал голы. Острота эмоций, уважение к смыслу игры - это должно оставаться навсегда. Дети забивают и прыгают от радости. Взрослые делают то же самое".

В ФШМ он провел год - до осени 1970-го, когда его взяли в динамовский дубль. Гуцаев стал своего рода продолжателем славной плеяды футболистов - осетин по национальности, игравших за тбилисское "Динамо". До него там играли Андро Зазроев, Заур Калоев, который считался одним из лучших в то время специалистов по игре головой, Гурам Цховребов и другие.

У каждого игрока того тбилисского "Динамо", а это Отар Габелия, Тамаз Костава, Александр Чивадзе, Виталий Дараселия, Давид Кипиани, Шота Хинчагашвили, Нодар Хизанишвили, Рамаз Шенгелия, Тенгиз Сулаквелидзе, братья Манучар и Гоча Мачаидзе, Давид Муджири и другие, были свои козыри, свой специфический арсенал. Гуцаев как бы синтезировал в себе достижения грузинской школы фланговой игры, напоминая и Михаила Месхи, и Славу Метревели, но оставался самим собой - с самобытными манерами и собственной линией поведения на поле.

...За спиной или чуть справа от тебя - бровка и линия аута, перед тобой - защитник, и чуть сзади еще один - подстраховывающий его. Только что атака по центру не удалась, и теперь команда рассчитывает на твое умение разобраться с усиленной опекой в условиях ограниченного пространства. И Вова Гуцаев оправдывал ожидания.

Мягкий эластичный дриблинг, обретающий по мере движения вперед силу и скорость; разнообразие финтов и умелое владение корпусом; чувство мяча, предельная скоординированность; точно рассчитанное взаимодействие с партнерами; склонность к решениям неожиданным, но на поверку наиболее логичным... Путь к воротам Гуцаев часто прокладывал в одиночку. При этом в его действиях не было ни тени игрового эгоизма и самоуверенности. И еще - его отличала способность забивать самые нужные мячи. Это наиболее полно проявилось в ответственнейших матчах европейского розыгрыша весной 1981 года, когда команда шла к вершине в своей истории.

Когда Гуцаев впервые переступил порог учебно-тренировочной базы тбилисского "Динамо", он оказался в комнате Реваза Дзодзуашвили, игрока сборной СССР, известного тем, что когда-то он нейтрализовал самого обладателя "золотого мяча", ирландца Джорджа Беста. Именно у Дзодзуашвили оказалась свободная койка. Резо только что вернулся с чемпионата мира 1970 года, где играл за советскую сборную, и общение с таким соседом оказалось полезным и приятным. Интересно, что через 18 лет Гуцаев выберет в спутницы жизни племянницу жены Дзодзуашвили, выпускницу журфака ТГУ Тею Амурвелашвили.

Гуцаев вел себя скромно, присматриваясь к знаменитостям. Отличную спортивную форму сохраняли Муртаз Хурцилава, Сергей Кутивадзе, Кахи Асатиани, братья Гиви и Леван Нодия. Было за кем понаблюдать и у кого поучиться.

Осенью 1971 года, когда Вове было 19 лет, его впервые поставили в основной состав.

Первый свой матч отлично помню: вышел на замену против "Карпат", 0:0 сыграли. Зато в следующей игре, против "Зенита", гол забил, выиграли 2:1. Тоже на замену выпустили.

Тот год, 1971-й, удачный для Тбилиси получился - обыграли в Москве "Динамо"... Из девяти последних игр шесть выиграли, заняли третье место. Качалин тогда тренировал, золотой человек. Воспитанный, не кричал ни на кого, молодым доверял - меня к основе подпускал, Кипиани, Мачаидзе расцвел при нем, покойный Тамаз Степания...

Год спустя тоже бронзу взяли, а заиграли еще лучше. Как после этого можно говорить, что с грузинскими футболистами без кнута работать нельзя? Вот Качалин - при нем режим почти не нарушали, и никаких окриков не надо. Правда, грузинские футболисты всегда уделяли женщинам чуть больше внимания, чем остальные, но это же не мешало, например, регулярно обыгрывать "Зенит" на выезде.

 За 16 лет Гуцаев сыграл 303 матча за "Динамо". Больше него сыграли только Автандил Гогоберидзе - свыше 340 и Манучар Мачаидзе - более 320. "Если бы не травмы, полученные из-за чрезмерно жесткой опеки, я мог улучшить эти показатели, но пришлось пропустить слишком много матчей", - сетует сегодня Гуцаев.

Настроение футболисту могут испортить не только травмы. Порой кажется, что игрок не в форме или ленится. Ему иногда свистят с трибун, не подозревая об истинных причинах невыразительной игры, травмируют душу, что хуже травмы физической. Поэтому футболисты не любят агрессивно настроенных болельщиков - ни своих, ни чужих. Гуцаева никогда не освистывали. Он играл, как правило, или хорошо, или вовсе не выходил на поле, терпеливо залечивая травмы. Со временем, обретя опыт, обыгрывал защитников, стараясь сохранить дистанцию и особенно с ними не сближаясь.

Гуцаев находился в дружеских отношениях со всеми товарищами по команде, но наиболее тесно общался с Давидом Кипиани - уникальным футболистом, вклад которого в успехи "Динамо" тех лет переоценить невозможно.

...Период с 1971 по 1975 год был у команды по-своему интересным: менялись поколения. Динамовцев тренировал Гиви Чохели, заслуженный мастер спорта, завоевавший в 1960 году титул чемпиона Европы в составе сборной СССР. Его, перешедшего на работу в МВД, сменил вскоре Гавриил Качалин, под руководством которого в 1964 году, то есть за семь лет до того, тбилисцы стали чемпионами СССР. Потом в Тбилиси был приглашен Михаил Якушин. Все они по-своему результативно вели процесс, благодаря чему "Динамо" постепенно преобразовывалось в команду нового типа.

В 1976 году старшим тренером был назначен Нодар Ахалкаци, работавший до того рядом с Якушиным на посту начальника команды. В том сезоне помимо кубка "Динамо" дважды завоевывало бронзовые медали в весеннем и осеннем экспериментальных чемпионатах СССР. Через год Ахалкаци привел команду к серебряным медалям, а в 1978-м динамовцы убедительно выиграли золотые награды. Гуцаев вместе с Кипиани и Шенгелией составлял линию атаки, почти постоянно выходя в стартовом составе.

Очень надежно выглядела оборона, возглавляемая Александром Чивадзе и укрепленная такими мастерами, как Хинчагашвили и Костава. В средней линии неутомимо работали опытный Коридзе, вездесущий Сулаквелидзе и филигранный техник Дараселия, воспитанник футбольной школы Очамчирского района Абхазии. Ворота охранял Отар Габелия, перешедший вместе с Коставой Шенгелией и Сулой Квелидзе из кутаисского "Торпедо". Полезно работал и зачастую ярко смотрелся и такой колоритный футболист, как Реваз Челебадзе, которого Ахалкаци привез из Батуми. В 1979 году динамовцы, заняв второе место в первенстве СССР, выиграли кубок Союза во второй раз, победив по пенальти московское "Динамо" в финальном матче.

Осенью того же года динамовцы дебютировали в европейском розыгрыше. Успешным его не назовешь, но одну громкую победу команда одержала, переиграв английский "Ливерпуль" по всем статьям. Тогда этот клуб считался одним из грандов мирового футбола. В Тбилиси, где ажиотаж ко дню приезда англичан достиг апогея, на матч приехали известные советские и зарубежные специалисты. На стадионе "Динамо" было зафиксировано рекордное посещение - свыше 79 тысяч зрителей. Это был первый серьезный международный экзамен для команды Нодара Ахалкаци. Если судить по результату, а он - 3:0 в пользу хозяев поля, вышедших после повторного матча в следующий этап, то экзамен был сдан лучше некуда.

Не помню, какая шла минута, когда Кипиани после длительного и упорного командного штурма "ливерпульских бастионов" переиграл на правом фланге английских защитников и прострелил вдоль ворот. К мячу стремились Шенгелия и Гуцаев. Шенгелия находился чуть впереди, опережая Гуцаева почти на шаг, и к мячу должен был успеть первым. Защитник и вратарь "Ливерпуля", бросившиеся навстречу, опаздывали на какое-то мгновение, и атакующей стороне медлить было нельзя. Шенгелия приготовился уже к тому, чтобы подставить ногу и переправить мяч в ворота, как увидел рядом с собой выскочившую невесть откуда бутсу. Это была нога Гуцаева, первый и единственный, наверное, раз сыгравшего на двойное опережение, когда надо было оставить не у дел не только соперников, но и своих. Шенгелия был изумлен этим неистовым броском партнера, видевшего, что Рамаз уже находится в нужном месте. Но Гуцаев позволил себе это озорство по причинам прежде всего спортивным, хотя и не только.

"Пока трибуны ликовали, Рамаз пытался у меня выяснить, зачем мне понадобилось так рьяно вмешиваться в концовку эпизода. Времени на разговоры не было, игра продолжалась, а после матча я объяснил ему "соль" ситуации и он долго смеялся, - рассказывает Гуцаев. - Дело в том, что в победу над "Ливерпулем" верили не все. Были, однако, матчи, когда что-то подсказывало, что это будет наш день. Я вообще, бывало, "программировался" на забитые голы. Поделился этой мыслью с одним старинным приятелем, но услышал скептические возражения. Он не очень-то верил в победу "Динамо" и тем более не понимал, почему забить должен именно я. Мой приятель, человек вовсе не бедный, предложил пари на сумму достаточно крупную по тем временам - тысячу рублей. Мы в команде получали в месяц гораздо меньше, но дело не в этом. Меня охватил азарт, и если бы я не принял пари, то подорвал бы и собственную веру в успех. Когда я согласился, этот человек просиял. Когда же гол был забит, мой приятель оказался единственным в стране человеком, которого охватила оторопь вместо изъявления бурных эмоций. Но потом он был в восторге и, согласно кодексу чести, деньги мне передал в тот же день".

 Лучший сезон что для меня, что для грузинского футбола вообще. Звездный. Все получалось. Недавно был опрос в Грузии, какое событие в двадцатом веке главное. Все сказали, что ярче той ночи 81-го года не было в их жизни ничего. И самый великий коллектив - та команда.

Будь я президентом, назвал бы Ахалкаци, тогдашнего тренера, "легендой Грузии". Он - как царица Тамара, как Шота Руставели, как Давид Строитель. Но к этому страна еще придет - через несколько поколений. А ту встречу в Тбилиси я не забуду никогда.

 И не важно, кого мы обыграли в финале, "Карл Цейсс" или еще кого. По дороге "отскочили" "Фейеноорд" и "Вест Хэм"...

 Не важно, кто забил - Гуцаев или кто-то другой. Мы играли для Грузии! После "Фейеноорда", кстати, Кипиани предлагали два с половиной миллиона долларов за контракт - такие суммы тогда в Европе еще не ходили. Представляете? А мне в том же году, в сентябре, на испанском турнире памяти Сантьяго Бернабеу, тоже кое-что предложили.

Тогда, помню, мы играли, "Реал", "Бавария", чемпион Голландии "АЗ67"... Приходит в гостиницу Бошков, тренер "Реала". Накануне в интервью он сказал: "У Гуцаева один большой недостаток. Он не играет в моей команде!" Предлагает Ахалкаци и Асатиани, начальнику команды, меня продать. Или обменять на двух игроков "Реала" и сборной Испании - Хуанито и Сантильяно. Начальство наше отвечает: "Гуцаев сам не пойдет! В Тбилиси получает огромные деньги, у него дом, "Мерседес", "Волга"..." Люди из "Реала" так понять и не смогли, что такое "Волга".

 Следом "Вест Бромвич" хорошие деньги за Гуцаева давал. Я перед этим здорово против них отыграл, наутро приходим в ресторан, а там наши вчерашние соперники сидят. Кушают. Нас увидели - аплодировать начали, а левого защитника, из которого я клоуна весь матч делал, все подзуживали: смотри, мол, Джонни, кто пришел, узнаешь?

В команде мы это все, конечно, обсуждали. И как Кипиани в "Сент-Этьен" зовут на место ушедшего Платини, и все остальное, но - не всерьез. В СССР ведь живем, все понимаем.

 "Программирование" голов - вещь интересная, хотя я не не знаю, всегда ли ему удавалось выполнять эту программу. Знаю точно, что на решающем отрезке розыгрыша Кубка кубков весной 1981 года он забил по голу каждой команде. Лондонский "Вест Хэм Юнайтед" был повержен в английской столице со счетом 4:1. Первый гол провел Чивадзе после прохода по центру и удара с 25 метров. Потом Гуцаев воспользовался оплошностью преследуемого им же защитника Стюарта, выхватил мяч у того из-под ноги и, выйдя один на один с вратарем, пробил в ближний угол.

Голландскому "Фейенорду" он забил в первом же тайме тбилисского матча. Мяч был забит в той же манере, как это было и во встрече с "Ливерпулем": Вова дотянулся в броске до мяча и открыл счет.

В финальном матче с клубом "Карл Цейсс" после 60-й минуты динамовцы проигрывали 0:1, владея территориальным преимуществом. "Карл Цейсс" предложил силовую игру. Гуцаев вспоминает: "К матчу в Дюссельдорфе мы подготовились добросовестно не только практически, но и теоретически, досконально изучив игру соперников. И верили, что техника окажется выше силовой игры..."

Очередная атака динамовцев застала футболистов "Карл Цейсса" врасплох - перестроиться и вовремя вернуться на помощь обороне успели не все. Шенгелия изящно переиграл перед самой штрафной площадкой пятившихся в панике соперников и мягко выложил мяч Гуцаеву, который свободно входил в штрафную, забытый зазевавшимся опекуном. Вова подправил мяч одним касанием... Этот гол стал фундаментом победы. За пять минут до конца Дараселия легко обыграл двух защитников и самолично "вылепил" свой гол.

Как сейчас понимаю, растерять себя после славы я не мог. Хотя искушений хватало, врать не буду. Но настолько любил футбол, что ни разу в жизни не поддался. Были удачные сезоны, неудачные - но никогда это не было связано с нарушениями режима, только травмы.

Может, русская школа привила такое отношение, она намного сильнее грузинской по тем временам была. Никто в Грузии на мои слова не обидится - все это знают. Ахалкаци говорил: "Гуцаев такой профессионал, что во всем ему верю!" После травм ко мне подходит: "30 дней на восстановление, к такой-то игре должен быть готов..."

Все. Доверие полное.

Не многие таким пользовались - я, Кипиани, может быть, Мачаидзе. Подобных профессионалов в грузинском футболе вообще немного было.

Всегда так бывает - или много талантов, или вовсе нет. Было у нас золотое поколение, что в 81-м Кубок кубков в Тбилиси привезло. Потом как отрезало, и чуть из высшей лиги не вылетели. Один Кеташвили одаренный, и тот с режимом не в ладах, а мог вырасти в большого футболиста. Зонину Герману Семенычу, который в 87-м "Динамо" тренировать взялся, не повезло. Классная молодежь позднее подоспела, мы с Кипиани уже "Динамо" тренировали.

Года буквально не хватило, чтобы на всю Европу "выстрелить", точно вам говорю! Братья Арвеладзе, Кинкладзе, Джамараули...

 Все динамовцы получили в Дюссельдорфе по 1,5 тысячи марок, а уже в Тбилиси - по "Волге", но не в подарок - пришлось платить 16 тысяч рублей. "Подарок" состоял в том, что подразумевалась возможность продажи этих автомобилей, - с рук "ГАЗ-24" продавались по цене 35-40 тысяч, а разница для футболистов превращалась как бы в государственную премию. Так поступили все или почти все.

Вову Гуцаева люди, знавшие его, любили. Мало того - ему доверяли, в том числе и как человеку. Во времена Юрия Андропова по всей Грузии (и в других республиках Союза) была устроена внезапная облава на мафиози, цеховиков и прочих богатеев, находившихся в тесном сговоре с должностными лицами из правоохранительных органов и даже с партийными работниками. Но тут был приказ Андропова, и "крыша" оказалась бессильной. Впрочем, у некоторых "крутых" имелись свои люди даже в КГБ, и информация просочилась за несколько часов до начала операции. Один из предупрежденных, собрав свое состояние в чемодан, пришел поздно вечером к Вове и сказал одно слово: "Спаси". Затем шепотом добавил: "И сохрани". И исчез. "Я посмотрел на этот чемодан и подумал, сколько в нем может поместиться миллионов, драгоценностей и золота. Я переживал, нервничал как невольный соучастник", - рассказывает Вова. - А он не догадался мне даже оставить какие-то жалкие 100 тысяч. Может быть, с перепугу..." Видимо, тот миллионер был умным человеком и знал, к кому обратиться: у знаменитых людей без оснований никто дома обыском заниматься не будет.

Другой человек, которого зовут Мамед, в те времена торговал с рук импортной одеждой, обувью, бытовой техникой. Вова иногда покупал у Мамеда нужные ему вещи. И вот Гуцаев, уже в зените славы, едет по городу и "въезжает" на своей новой "девятке" в такую же новую "девятку". Водитель выскочил и подбежал выяснять отношения. Узнав Гуцаева, взмолился: "Прошу тебя, Вова, купи новую. Извини. Я - лектор, больше не смогу себе купить". Обладатель европейского кубка объяснил, что гарантирует высокое качество ремонта, заплатит за все. Лектор был неумолим. И Вове ничего не оставалось, как искать выход из положения.

Первым делом удалось раздобыть в Грузсовете "Динамо" два талона из фонда для титулованных спортсменов. "Девятка" тогда стоила 16 тысяч. Гуцаев решил, что было бы логично взять новую машину и для себя. Оставалось занять 32 тысячи. У кого?.. Разыскивая нужную сумму, Вова набрел на дом Мамеда и поднялся к нему по привычке. Мамеду не понравился Вова - угнетенный, мрачный. "У тебя неприятности?" Гуцаев рассказал. "И это все? Такой человек должен страдать из-за такой мелочи? Не переживай. Сейчас четыре часа, приходи в восемь. Деньги будут".

В 19.50 Вова пришел, и Мамед передал ему сверток. Он не сказал ничего о том, когда следует вернуть столь фантастический долг, хлопнул его по плечу и попросил: "Иди и спокойно играй. Как всегда, буду на трибуне". Долг Гуцаев вернул через пять дней, после продажи не слишком поврежденных "девяток". Лектор был на седьмом небе. Вова - воодушевлен. Мамед - продолжал торговать и посещать динамовские матчи с чувством исполненного долга.

Он доволен своей футбольной карьерой. Он сделал ее сам. Когда-то в юности он прочитал роман "Великий Гэтсби", и эта книга убедила его прежде всего в том, что в жизни надо надеяться на себя. Гуцаев вообще был известен своим пристрастием к чтению художественной литературы. "Я и сейчас немало читаю, хотя и не так, как раньше. Книги подсказывают безошибочные ориентиры. Но возраст влияет на вкусы, восприятие... Раньше нравилось читать классику и переживать за героев Достоевского и Чехова. Но когда жизнь стала удручающей, я отдыхаю, читая легкую литературу, детективы.

Гуцаев ушел из команды осенью 1986 года. Всегда был преданным только тбилисскому "Динамо" и в другом клубе себя не представлял. "Нам уже было за 30. Кипиани, я и другие были уже на сходе. На смену пришла молодежь. Они не смогли поддержать высокий рейтинг команды, и это продолжалось до конца 80-х годов". Гуцаев играл до 34 лет, что для нападающего очень непросто. "Удовольствие, которое я получал, исчезло. Не хотелось портить настроение ни себе, ни другим..."

При коммунистах, рассуждает он, не было проблем с работой. Для высококлассных футболистов - тем более. "Я мог устроиться в ОБХСС, прокуратуру, куда угодно. Немало футболистов поступили именно таким образом. Те гроши, которые мы получали, играя за "Динамо" и затрачивая огромные моральные и физические усилия, возвращались сторицей. Но мне повезло больше, хотя я имею в виду не оплату, а нечто более важное - доверие со стороны коллег по футболу и властей..."

Дело в том, что через несколько месяцев после проводов Гуцаева освободилась должность начальника управления футбола Спорткомитета Грузии. Его пригласили на собеседование, назначили. Поработал полгода, вызвали к секретарю ЦК КП Грузии Гураму Енукидзе, чтобы перевести на еще более интересное место - начальника тбилисского "Динамо". Достаточно сказать, что команда подчинялась только ЦК КП Грузии. "Я работал охотно, несмотря на не лучшие времена для команды. А вскоре произошли события, которые нанесли футболу тяжелую рану..."

Национально-освободительное движение больно ударило и по футболу, которому отныне надлежало стать исключительно "национальным". Трудно понять, что это значило. Грузинский футбол самобытным был всегда и отличался от московского, белорусского и других. Тбилисское "Динамо" имело свой стиль. Но замысел новоявленных политиков состоял не в дальнейшей "национализации" игрового рисунка. Он заключался в том, чтобы реализовать в области игры модель распада Союза. Для этого сторонники Гамсахурдии в 1989 году настояли на выходе Федерации футбола Грузии из состава союзной Федерации, а тбилисского "Динамо" - из чемпионата СССР.

"Я видел в этом шаге прямой путь к упадку футбола в Грузии. Я предлагал не опережать политические события. Если Союзу суждено развалиться, а государству - обрести независимость, это произойдет без помощи футбола..." Политиканов, однако, футбол не интересовал. Их интересовало собственное самоутверждение в масштабах изолированной Грузии. Не соглашавшихся объявляли предателями национальной идеи. Под влиянием этой вакханалии тогдашние динамовцы питали надежды показать себя в чемпионате Грузии. Гуцаев оставался в команде до начала 1991 года, пока не иссякло и его терпение. Тем более что к тому времени начался грузино-осетинский конфликт.

Когда шумная компания националистов в ноябре 1989 года погрузилась в десятки автобусов и отправилась в Цхинвали на переговоры с местными активистами, за ними поспешили встревоженные люди, многие из них - хорошо известные. "Мы арендовали два автобуса, в которых находились те, кого знают и уважают. Из футболистов, кроме меня, были Муртаз Хурцилава, Кипианиа, Асатиани и другие. Мы поехали, чтобы предотвратить осложнения. Не доехали до Гори, когда нас остановили какие-то типы в полувоенной форме, бородатые, нечесаные. Угрожая оружием, стали выяснять, куда мы направляемся. Думаю, некоторые из них не знали ни Кипиани, ни кого-то еще. Заставили ждать несколько часов. Никакие уговоры не помогли. Пришлось ехать обратно. Это были настолько тупые и агрессивные субъекты, что разговаривать с ними было бессмысленно..."

Когда начался вооруженный конфликт, родители Гуцаева решили вернуться в село Харвалети Ахалгорского района. Обычно они лето проводили там, а остальное время жили в Тбилиси. На этот раз квартиру пришлось продать. Было время, когда мать Вовы, Анна Сакоевна, преподавала осетинский язык и литературу в соседнем селе Орчасани. Теперь она переживала за сына... Все-таки пушки уже стреляли. Было что-то очень странное и очень страшное в этом "ветре перемен". К тому времени Гуцаев уже обзавелся семьей, вместе с Теей растил первенца Георгия. Размышлял по поводу происходящего - внутренне, наедине с собой, переживая за страну вообще, не понимая, что происходит, именно потому, что осознавал со всей ясностью утрату здравомыслия и человечности. Именно в те дни его часто навещали товарищи по команде. "Бойцы" в основном "вспоминали минувшие дни", горько иронизируя по поводу политической ограниченности организаторов социального сумасшествия.

Основная проблема для него, подавшего в отставку, состояла в том, чтобы сменить место проживания, хотя бы временно. Тут, кстати, подвернулось деловое предложение из Кипра, и Гуцаев к июню 1991 года стал помощником тренера команды "Анортосис". Главное, считает он, выехать хоть куда-то и сменить обстановку. "Жена - грузинка, я - осетин. Из-за звиадистских разборок разваливались даже грузинские семьи, но нас это не коснулось..."

Семья Гуцаева вовсе не напоминала партийную ячейку. Пока Вова разливал пиво, Тея готовила бутерброды и рассуждала: "Какие могут быть разговоры о национальности? Что от нее зависит, если человек обделен умом и чувством ответственности? Вова так соответствует моим представлениям о настоящем мужчине и у него настолько импонирующие человеческие качества, что дай бог каждому..."

Гуцаев избавился от груза моральных проблем, когда ступил на кипрскую землю. Вскоре неподалеку оказался Кипиани - приехал тренировать греческий "Олимпиакос". "Это была удача, и в человеческом смысле стало полегче. Мы друг друга поздравили..." А здесь решились и другие проблемы. "Я мог ежемесячно помогать родителям и брату, высылал по 100 долларов и более, а это были тогда немалые деньги".

По возвращении в Тбилиси никакого дискомфорта он не почувствовал. Почти все было в прошлом. "Я остался для всех просто Гуцаевым, но город все еще был в шоке - с трагическими событиями и настроениями, беженцами, разбитыми зданиями и мужчинами, не выпускающими из рук автоматов..."

Вову пригласили во Владикавказ работать вместе с Газзаевым в "Алании", финансовые дела которой тогда обстояли неплохо. Он стал начальником команды. Тот чемпионат России, 1995 года, команда выиграла. Все получили по "Мерседесу".

Получив отпуск, Гуцаев приехал в Тбилиси. В те же дни освободилось место старшего тренера молодежной сборной Грузии. Президент федерации футбола Нодар Ахалкаци и вице-президент Александр Чивадзе выбрали Вову, которому вскоре удалось создать команду, обыгравшую итальянских юношей в Тбилиси в отборочном матче мирового первенства. В ней играли и дебютанты. Команда заняла второе место после англичан. В декабре 1997 года Гуцаева выдвинули на должность главного тренера сборной Грузии.

"Я бывал с Ахалкаци в Европе несколько раз и видел, как его встречали президент УЕФА и главы федераций Италии, Франции и Германии. Если бы он попросил для финансирования грузинского футбола 5 миллионов долларов, ему бы точно не отказали. Нодар Парсаданович работал, не щадя сил, даже во время разгула анархии и абхазской войны, проводя чемпионаты Грузии, добиваясь вливаний в кассу федерации".

В конце января 1998 года президент федерации футбола России Вячеслав Колосков пригласил Нодара Акалхаци на турнир ведущих команд стран СНГ. Акалхаци к тому времени болел саркомой. До того в Германии ему прооперировали ногу. Тем не менее он чувствовал себя неплохо. И вдруг, по дороге из Внукова в Москву, неожиданно скончался от инфаркта.

Гуцаев вспоминает, что перед смертью, словно предчувствуя ее, Нодар Парсаданович заказал небольшие копии Кубка кубков, завоеванного динамовцами под его руководством. Он сам хотел раздать эти копии всем футболистам команды в день своего рождения, 30 января. Не успел...

После Ахалкаци грузинский футбол, сохранявший достоинство и традиции, стал на путь регресса. Последним успехом сборной стала победа в международном турнире на Мальте, где команда Гуцаева в 1998 году обыграла всех участников - Албанию 3:0, Латвию - 2:0, Мальту - 3:1. В отборочном цикле чемпионата Европы команда победила албанцев, сыграла вничью со Словенией, но проиграла норвежцам. В тех условиях Гуцаев не мог сделать большего.

Федерация футбола Грузии и тбилисское "Динамо" переживают тяжелые времена, многие прославленные мастера футбола находятся не у дел. На футбол горожане давно махнули рукой. На стадион ходят только специалисты и, быть может, несколько десятков беженцев.

Гуцаева снова пригласили в "Аланию", но уже в качестве главного тренера. Вова взялся за дело, засучив рукава, но столкнулся с рядом существенных проблем. Этот период, с апреля 1999 года по январь 2000-го, также оказался довольно сложным. Команду было очень трудно мобилизовать психологически. "Алания" лишилась источников финансирования. Спонсоры, недовольные пассивностью властей, воздержались от дальнейших вливаний, так как у команды уже образовались долги. Средств на зарплату футболистов не хватало.

Работа тренера предполагает отсутствие нервозной атмосферы в команде и предельную заинтересованность, включенность каждого игрока в учебно-тренировочный процесс. Без этого результатов не добиться. Так и произошло. И Гуцаев не стал искушать судьбу...

Владимира Гуцаева любят в Грузии. Но о футболе в стране говорят все меньше. Говорить практически не о чем.

Сейчас он менеджер кутаисского "Торпедо". "Да только у каждого "свой" Гуцаев. Для кого-то действительно менеджер. Для кого-то - тренер. А "мой" Гуцаев так и остался на правом краю нападения тбилисского "Динамо". Заменивший когда-то другого гения прорыва, Метревели. И никто не скажет, что Вова хуже. Он – лучше." - так как сказал Месхи, не скажет никто.

 

Метки: Гуцаев

{ 21 Комментариев }

Назад | Вперед